Лукин Владимир Николаевич. Мусиенко Тамара Викторовна. Виноградов Владимир Николаевич. 1917 ГОД: КРИЗИС УПРАВЛЕНИЯ ПОЖАРНОЙ БЕЗОПАСНОСТЬЮ

 

Лукин Владимир Николаевич,

Санкт-Петербургский университет

Государственной противопожарной службы МЧС России

(Санкт-Петербург),

профессор кафедры философии и социальных наук,

доктор политических наук, кандидат исторических наук,  доцент,

ассоциированный научный сотрудник Федерального научно-исследовательского социологического центра

Российской академии наук – Социологического института РАН,

действительный член Академии геополитических проблем и

Петровской академии наук и искусств,

 

Lukin Vladimir Nikolaevich,

St. Petersburg University of the State Fire Service of EMERCOM of Russia,

Professor of the Department of Philosophy and Social Sciences,

Doctor of political sciences, candidate of historical sciences, associate professor,

associate researcher at the Federal research sociological Center

 Russian Academy of Sciences – Sociological Institute

of the Russian Academy of Sciences,

Full member of the Academy of Geopolitical Problems,

Full member of the Petrovsky Academy of Sciences and Arts,

 

Мусиенко Тамара Викторовна,

Санкт-Петербургский университет Государственной противопожарной службы МЧС России (Санкт-Петербург),

профессор кафедры философии и социальных наук, профессор кафедры управления и экономики, доктор политических наук, кандидат исторических наук,  доцент,

ассоциированный научный сотрудник Федерального научно-исследовательского социологического центра,

действительный член Академии геополитических проблем,

действительный член Петровской академии наук и искусств,

действительный член Международной академии исследования будущего

(International Futures Studies Academy: IFRA),

Musienko Tamara Viktorovna,

St. Petersburg University of the State Fire Service of EMERCOM of Russia (St. Petersburg),

 Professor of the Department of Philosophy and Social Sciences,

Professor of the Department of Management and Economics

Doctor of political sciences, candidate of historical sciences, associate professor,

associate researcher at the Federal research sociological Center

 Russian Academy of Sciences – Sociological Institute

of the Russian Academy of Sciences,

Full member of the Academy of Geopolitical Problems,

Full member of the Petrovsky Academy of Sciences and Arts,

 Acting member of the International Futures Studies Academy

(International Futures Studies Academy: IFRA)

Виноградов Владимир Николаевич,

Санкт-Петербургский университет

Государственной противопожарной службы МЧС России

(Санкт-Петербург),

инженер Центра организации научно-исследовательской и

редакционной деятельности, кандидат технических наук, доцент, член-корреспондент, почётный доктор энциклопедических наук и профессор

Академии энциклопедических наук

Vinogradov Vladimir Nikolaevich,

St. Petersburg University of the State Fire Service of EMERCOM of Russia

(Saint-Petersburg),

Engineer of the Research and Publishing Center,

 candidate of technical Sciences, associate Professor, corresponding member, Honorary doctor and Professor of Encyclopedic Sciences Academy

E-mail: lvn55555@mail.ru

УДК 338.24.01  

 

1917 ГОД: КРИЗИС УПРАВЛЕНИЯ ПОЖАРНОЙ БЕЗОПАСНОСТЬЮ

 

Аннотация:    В статье актуализируется проблема рисков управления  пожарным делом в период социально-политического кризиса в России; исследуются отдельные направления перестройки деятельности Императорского  Российского пожарного общества – Российского Пожарного Общества в новых условиях; раскрыты причины неудач на примере действий в Петрограде и Барнауле.

Ключевые слова: управление, кризис, МЧС России, Императорское  Российское пожарное общество, Российское Пожарное Общество, Курсы пожарных техников, Ландэзен, брандмайор, пожар, пожарное дело, пожарная безопасность

 

1917: FIRE SAFETY MANAGEMENT CRISIS

 

Abstract: The article actualizes the problem of fire risks management during the socio-political crisis in Russia; examines some areas of restructuring the activities of the Imperial Russian Fire Society – the Russian Fire Society in new conditions; reveals the causes of failures on the example of actions in Petrograd and Barnaul.

Keywords: management, crisis, EMERCOM of Russia, Imperial Russian Fire Society, Russian Fire Society, Courses of fire technicians, Landesen, brandmayor, fire, firefighting, fire safety

 

В предыдущих публикациях по проблемам управления профессиональной и добровольной пожарной охраной были представлены результаты исследования до момента упразднения Императорского Российского пожарного общества (далее – ИРПО) [1-3].

Следует заметить, что к 1917 году пожарные гарнизоны в городах представляли собой небольшие профессиональные и общественные пожарные команды, численность которых определялась возможностями местных бюджетов. На остальной территории Российской Империи основу сил и средств по обеспечению пожарной безопасности составляли пожарные добровольные формирования в виде вольных пожарных обществ и дружин [4].

Организацией и управлением пожарным делом в государстве, по существу занималось Императорское Российское пожарное общество, находившееся именно за такие заслуги под Высочайшим императорским покровительством [5].

Но общественно-политический кризис 1917 года привел и к кризису управления пожарной безопасностью.

Протестные акции февраля-марта 1917 года прошли под известными лозунгами. Но  среди них особый ущерб пожарной безопасности принес призыв «Сожжем все старое! Теперь пойдет все по-новому!». Как писали во всех средствах массовой информации того времени, «толпы народа» стягивались к местам пожарищ и скандировали этот лозунг.

Полиция и пожарные пытались противостоять безумию толпы. Полицейские и жандармы пытались взять государственные и общественные здания под охрану и не допустить поджогов. Пожарные, по получению сигналов тревоги прибывали к местам возгораний. Но взять под контроль ситуацию они не могли.

«Петроградская газета» 5 марта 1917 года в публикации «Рыцари чердаков» «рыцарями чердаков» называла «кучки полицейских, жандармов и других верных старому правительству», которые, забравшись на чердаки и крыши отдельных домов, «временами открывали стрельбу в народ из пулеметов и револьверов». И хотя от такой стрельбы пострадало сравнительно небольшое число солдат и граждан, ловля «фараонов», как называет народ полицейских, шла днем и ночью [6].

На пожарных такой охоты не было, но им не давали возможности исполнять свои обязанности по тушению пожаров.

Документы Центрального государственного исторического архива Санкт-Петербурга (далее – ЦГИА) подтверждают наличие подобного противодействия не только стихийного со стороны толпы, но и кем-то организованного.

В Петрограде в здании Старого арсенала на Литейном проспекте дом четыре, построенном в годы правления Императрицы Екатерины II, со второй половины XIX века размещался Окружной суд. В Российской Империи Окружной суд получил широкую известность тем, что здесь происходили такие общественно значимые события, как процесс над В. Засулич в 1878 году, стрелявшей в петербургского градоначальника Ф. Трепова, над участниками убийства Императора Александра II в 1881 году и над покушавшимися на убийство Императора Александра III в 1887 году. В этом здании расматривались дела и по известным уголовным преступлениям, а также хранился архив по судебному делопроизводству.

Наряду с полицейскими участками и помещениями мировых судей подобный объект и был в числе первых, подвергшихся нападению и сожжению 27 февраля 1917 года. Обгоревший остов здания Окружного суда был разобран в конце 1920-х годов, а на его месте в начале 1930-х годов построили здание, в котором располагается Управление Федеральной службы безопасности по Санкт-Петербургу и Ленинградской области [7].

Современные исследователи среди организаторов нападения и поджога называют конкретных людей. Среди них профессиональный революционер Георгий Хрусталев-Носарь, побывавший в 1905 году председателем Петербургского совета рабочих депутатов, затем в ссылке в Сибири, бежавший за границу, а по возвращении – арестант в Петропавловской крепости. Сразу же после освобождения он возглавил толпу людей и направил ее к Окружному суду.

Следует заметить и избирательный характер уничтоженных судебных документов. Как отмечает А. Румянцев, «в настоящее времени в ЦГИА Санкт-Петербурга сохранился ряд судебных дел Окружного суда – о рассмотрении земельных и имущественных споров, протоколы допросов, духовные завещания разных лиц, списки присяжных заседателей по Петрограду, Кронштадту и Царскому Селу».

Сохранились документальные подтверждения того, что солдаты воинских частей, дислоцированных в Петрограде блокировали подходы к горящему зданию и не допускали нему пожарных. А. Румянцев приводит конкретные примеры: из которых становятся ясно, что для этих целей использовали в основном солдат из запасных батальонов или из ополчения [8].

Пожарные под угрозой применения против них оружия оставались на Литейном проспекте и лишь наблюдали как на всех этажах здания разводят костры из груд судейских дел разоренных архивов. В течение часа все здание было охвачено сплошным пламенем. К этому времени для спасения здания прибыли пожарные из десяти пожарных частей, но пожар потушить уже было невозможно. Оно продолжало гореть два с половиной дня до тех пор, пока не были уничтожены все балки полов и обрушились перекрытия. А все усилия пожарных были направлены на то, чтобы не допустить распространение огня на соседние здания.

Так, на нескольких этажах в камерах дома предварительного заключения на Шпалерной улице тоже вспыхнул пожар. Однако здесь пожарным удалось быстро справиться с огнем, не допустив его распространения на все здание и на соседние.

В тот же день огнем был уничтожен Литовский тюремный замок, расположенный между набережной Мойки, Крюковым каналом, Тюремным переулком и Офицерской улицей. Прибывшие сюда пожарные команды также обеспечивали безопасность домов и декорационного склада Мариинского театра, расположенных на противоположной стороне Тюремного переулка.

С целью помешать борьбе с пожарами прошла череда поджогов зданий и помещений городских пожарных частей. На Невском проспекте подожгли здание Александро-Невской пожарной части, на углу Загородного проспекта и Гороховой улицы – Московская часть, трехэтажный каменный полицейский дом Васильевской части, на углу Большого проспекта и 19-й линии с помещавшимся в нем Суворовским участком.

Поздно вечером 27 февраля было подожжено с двух сторон здание сыскной полиции Казанской части на углу Львиного переулка и Офицерской улицы. Выгорело до половины здания, включая полицейский музей, в котором был уничтожен и Пожарный Отдел с хранившимися в нем чрезвычайно ценными историческими экспонатами и артефактами. Сгорели также антропометрические бюро и помещавшийся над крышей фотографический павильон. Практически одновременно запылал трехэтажных корпус той же части, находившийся на углу Львиного переулка и набережной Екатерининского канала, в котором помещались «арестантские камеры», третий полицейский участок Казанской части и пожарный телеграф.

Ожесточение достигло такого масштаба, что в ночь на 28 февраля было подожжено здание охранного отделения при жандармском управлении, на Тверской улице. Двухэтажный дом выгорел дотла. В подожженном трехэтажном каменном общежитии городовых на углу Чубарова переулка и Лиговской улицы городовые забаррикадировались и пытались защититься, открыв по наступавшей на них разъяренной толпе огонь из стрелкового оружия. В огне погибли 20 человек.

На эти и другие пожары из всех петроградских пожарных частей без выезда оставалась только одна Лесная пожарная часть по причине уничтоженной связи.

После отречения от престола Императора Николая II автоматически прекратился патронаж ИРПО Великой княгиней Марией Павловной. В Главном Совете ИРПО руководство переходит от исполнявшего эти обязанности с 1916 года С.Н. Цепова к князю А.Д. Львову. На заседании Главного Совета ИРПО 6 марта 1917 года под его председательством был одобрен текст телеграммы, направляемой Председателю Государственной Думы:

«Россiйское Пожарное Общество, сознавая всю важность происходящихъ событiй, присоединяясь къ общему движенiю, выражаетъ готовность оказать Временному Правительству полное содействiе и одновременно приглашаетъ все входящiя въ его составъ пожарныя команды, общества и дружины, разбросанныя по всей Россiи присоединиться къ Временному Правительству и принять все меры къ сохранению имущества населенiя отъ пожарныъ бедствiй, равно какъ сохранить и поддержать обширныя военно-санитарныя организацiи Общества, действующiя какъ на фронте, такъ и въ тылу на пользу нашей дорогой армiи.

Председатель Совета князь А. Львовъ. Члены Совета: Ландэзенъ, А. Литвиновъ, И Пайчадзе, инж. Н. Савельевъ, С. Цеповъ».

Главным Советом было объявлено решение о созыве очередного, VIII Съезда в Петрограде с 7 по 9 мая 1917 года.

Таким образом, с 6 марта ИРПО фактически стало именоваться «Российским Пожарным Обществом» (далее – РПО).

Об этом решении Совет Общества в тот же день циркуляром известил все пожарные команды, общества и дружины, которые в большинстве своём прислали положительные ответы на разосланные телеграммы и циркуляры с призывом присоединения к Временному Правительству и «принять самые решительные меры къ охране жизни и имущества гражданъ отъ пожарныхъ бедствiй» [9].

Происходят некоторые изменения и в руководстве городскими пожарными частями и командами. Так, в Петрограде, например, в эти дни управление пожарными делами было передано начальнику городской милиции и заведующему пожарной охраной Д.А. Крыжановскому. Он какое-то время даже возглавлял попечительский совет Курсов пожарных техников.

7 марта 1917 года Д.А. Крыжановский пригласил А.В. Литвинова вновь занять прежнюю должность брандмайора, но уже на новых условиях – по вольному найму. Брандмайор А.В. Литвинов предпринял меры по совершенствованию управления пожарным делом с учетом  новых условий [10].

Главный Совет «Российского Пожарного Общества» на заседании 18 марта обратился к членам Российского пожарного общества с призывом: «Граждане! Обновлённый государственных строй России требуетъ несомненнаго обновленiя во всехъ отрасляхъ государственной жизни. Борьба с пожарами, являясь, какъ во время мира, такъ въ особенности во время войны, весьма существенной отраслью народного благоустройства, требуетъ также Своего развитiя и упроченiя. Несомненно, что на его новыхъ началахъ должна отныне проявиться противопожарная деятельность разныхъ учрежденiй, а въ томъ числе и Россiйского Пожарного Общества» [11].

В этом обращении были подведены общие итоги почти 25 лет деятельности Императорского Российского пожарного общества по управлению пожарным делом в Российской Империи, объявлена необходимость «видоизменить» организацию управления делами Российского Пожарного Общества.

Главные проблемы управления пожарной безопасности в условиях новой России призван был обозначить, найти пути, формы, инструменты решений и предложить Временному правительству России очередной Пожарный съезд, планируемый в Петрограде с 7 по 9 мая 1917 года.

Этот процесс  включал в себя ряд направлений.

Управление пожарным делом перешло в ведение общественного управления городов и поселений.

Стоить отметить, что и в начале XX века основную нагрузку по обеспечению пожарной безопасности несли местные бюджеты. Ситуацию с государственной поддержкой пожарного дела усложнило участие Империи в Первой мировой войне.

По представлению брандмайора в состав Исполнительной противопожарной комиссии Петрограда были впервые введены представители от пожарной команды. 20 марта А.В. Литвинов направил в сформированную на новых принципах комиссию письмо, в котором от имени всего начальствующего состава пожарных частей и команд выражалась «готовность работать с удвоенной энергией на пользу городу и на благо спасения жителей» и высказывалась просьба «о возможном удовлетворении, в порядке спешности, пожеланий всех экономических улучшений» пожарных чинов [10].

28 марта в двух частях из 16 произошла замена брандмейстеров: взамен Н.П. Требезова, направленного брандмайором в пожарную команду г. Курска, брандмейстером Нарвской части был назначен Сергей Логинович Граве, а вместо Дубетиса, сменившего место жительства, брандмейстером Выборгской части назначили К.Г. Баума. Последний получил известность, описав особенности наиболее известных в отечественной истории пожаров за период с 1703 года.

Всех руководителей народного хозяйства стали избирать на конкурсной основе. По поручению Городской думы Петрограда Исполнительная противопожарной комиссии объявила конкурс и на замещение должности брандмайора.

Новые власти Петрограда назначили брандмайором Санкт-Петербурга Алквиада Георгиевича Кокинаки, победителя этого конкурса. А.Г. Кокинаки был брандмейстером Рождественской пожарной части, а впоследствии инженер-технологом пожарного депо, принимал активное участие в работе технического комитета Императорского Российского пожарного общества. При назначении его впервые в истории брандмайорства был применен «конкурсный порядок».

В Москве замена происходила в соответствии с циркуляром МВД на выборной основе.

В целях «достижения полного единения и должного порядка в частях» 2 мая 1917 года общее собрание брандмейстеров и депутатов от частей Петроградского пожарного гарнизона постановило учредить так называемые «командные комитеты». Постановление было передано для рассмотрения на заседании Исполнительная пожарной комиссии и на следующий день «единодушное одобрено» [12].

VIII Очередной съезд Российского Пожарного Общества состоялся в назначенные сроки. На нем решались организационные, финансовые вопросы, обсуждался проект пожарной реформы.

Председателем Совета Общества был вновь избран С.Н. Цепов. Князя А.Д. Львова назначили «Почётным Председателем». По вопросу о специальных капиталах были приняты следующие решения:

«1) оставить неприкосновенными капиталы а) князя Львова, б) Гопфен-гаузена, в) школы брандмейстеровъ; 2) процентъ в съ двухъ последнихъ обратить на стипендiи на Курсахъ пожарныхъ техниковъ; …5) согласиться съ предложениемъ Ревизiонной Комиссiи объ образовании капитала пособiя пострадавшимъ пожарнымъ деятелямъ, съ обращенiемъ капитала быв. вел. кн. Владимира Александровича въ капиталъ школы брандмейстеров; …9) стипендию на Курсахъ пожарныхъ техниковъ назвать именемъ «князя А.Д. Львова».

Редактором журнала «Пожарное дело» утвердили члена Главного Совета РПО Ф.Э. Ландезена.

Но главной проблемой Съезда оставался поиск возможностей адаптации работы Российского Пожарного Общества в новых условиях. Временному правительству были предложены проекты законов по пожарной реформе. Итоги работы опубликовали в «Трудах VIII-го Очередного съезда членов Общества» всего на двадцати страницах [13].

В мае 1917 года в Петрограде состоялось учредительное собрание по организации Всероссийского профессионального пожарного союза. Образованный профсоюз дал некоторую основу массовой организации пожарных и в определенной мере служил защите их интересов.

Несмотря на законы военного времени и жесткие рамки уставов, пожарные принимали участие в забастовках, демонстрациях, выдвигали своих представителей в первые Советы. В этот период времени Петроградская пожарная команда (как и пожарная охрана страны в целом)  значительно снизила свою боеготовность и не смогла противостоять захлестнувшим город и страну пожарам.

29 июля 1917 года на заседании городской управы начальник Курсов пожарных техников П.К. Яворовский поставил вопрос об очередном годовом финансировании Курсов пожарных техников, но получил отрицательный ответ и работа курсов была приостановлена почти на полтора года. Во второй половине 1917 года при Морском министерстве под председательством П.К. Яворовского была сформирована особая смешанная комиссия для обсуждения и согласования разных противопожарных мероприятий, принимаемых военным и морским ведомством на заводах, работающих на оборону.

Для осмотра зданий оборонных фабрик и заводов, а также общественных зданий с массовым пребыванием людей были созданы специальные комиссии, которые устанавливали практически повсеместно вопиющие нарушения основных принципов пожарной безопасности.

Октябрьские события 1917 года приостановили деятельность РПО по перестройке управления пожарным делом до конца года. Разработка мер по предупреждению и тушению пожаров была возложена на городские и земские общественные органы самоуправления. Деятельность этих органов ограничивалась текущими делами и была направлена на поддержание элементарной пожарной безопасности.

Ярким примером состояния дел  с пожарной безопасностью могут служить события, связанные с барнаульским пожаром.

2 (15) мая 1917 года в Барнауле вспыхнул самый крупный пожар за всю историю города, один из самых опустошительных городских пожаров за всю историю России. Барнаульский пожар даже сравнивали с Московским пожаром 1812 года.

Огнём была охвачена центральная часть города от берега Оби на востоке до казарм на севере и Соборного переулка на юго-западе. Было  уничтожено по разным  подсчетам от 40 до 60 кварталов, 25 улиц. В числе зданий городская управа, Окружной суд, отделения уездной и городской милиции, казначейство, Дом революции, городская библиотека, телефонная, электрическая и водопроводные станции, городская амбулатория, Управление Алтайской железной дороги, казармы Барнаульского полка, пароходные конторы, мельница, лесопильный завод, шубное и пимокатное производство, 13 учебных заведений, пять гостиниц, три типографии, «Иллюзион» и «Новый мир», приюты для детей-подкидышей, ночлежки [14].

Барнаул – один из крупных административных центров обширного Алтайского округа, насчитывал по разным данным от 45 до 70 тысяч населения. Но как и многие другие города Российской империи, имел маломощную пожарную охрану. Ее составляли центральная городская пожарная часть и два ее отделения в Алтайском и Нагорном районах города общей численностью 54 пожарных. В центральной пожарной части числилось 34 человека: брандмейстер, его помощник и 32 рядовых пожарных – трубники, топорники, кучера. Конный пожарный обоз состоял из пяти пожарных насосов, приводимых в действие ручным способом, багрового хода и девяти конных бочек, на которых подвозилась вода к месту пожара. На отдельной конной повозке вывозились одна складная лестница и запас пеньковых рукавов, снабженных гайками Рота. Для вывозки пожарного обоза в команде имелось 36 лошадей. В Алтайском и Нагорном отделениях пожарной части числилось по 10 человек. В каждом из них имелось по два ручных пожарных насоса и конно-бочечных хода [15].

Борьба с огнем осложнялась не только наличием на вооружении устаревшей пожарной техники, но и плохим обеспечением города водой. В Барнауле не было водопровода. Отрытые в песчаном грунте водоемы очень плохо держали воду, а зимой промерзали до дна. Пожары приходилось тушить, используя воду конно-бочечных ходов. Опорожненные бочки вновь подвозили воду на пожар только через 20–30 минут. При пожарах в небольших строениях кое-как удавалось залить водой открытые очаги горения, но картина резко изменялась, если огонь охватывал один-два дома. Тогда огненная баталия затягивалась на многие часы.

Без жилья остались 3120 семейств или от 10 до 20 тысяч человек. Погибло в огне и утонуло не менее 300 человек. В городе оказались уничтоженными практически все запасы продовольствия. Только на крупной мельнице «Кредитного товарищества» погибло около 100 тысяч пудов зерна и муки.

Общая сумма убытков от пожара, определенная Барнаульским городским народным собранием – органом самоуправления Временного правительства, составила 9 011 445 рублей.

А по всей стране в 1917 году в связи с кризисом государственного управления и громадными пожарами ежегодный убыток от пожаров, подобных барнаульскому в Архангельске, Владивостоке, Астрахани, Бекетовке, Казани, Петрограде и других городах, исчислялся уже многомиллионными суммами.

Особой комиссией, назначенной Временным правительством в ходе расследования причин пожара было арестовано около 200 человек. Но причина возгорания так и не была установлена. Но показателен уровень организации пожаротушения. Как выяснилось, из пятидесяти зарегистрированных в городе водовозов в тушении участвовали лишь пять. Располагая этими сведениями, исполнительный комитет Барнаульского городского народного собрания в постановлении от 10 июля 1917 года вынес решение штрафовать впредь не явившихся на пожар зарегистрированных водовозов [14].

Кроме того кризис управления в пожарном деле тормозил техническое переоснащение пожарных частей. К началу 1917 года во всей Империи насчитывалось до десяти пожарных автомобилей, главным образом автолинеек. Из 13 миллионов крестьянских дворов в России только 2,5 миллиона были построены из огнестойкого материала, причем главным образом в южных районах страны; остальные дворы имели деревянные постройки, крытые соломой, тесом и дранкой, легко становившихся добычей огня.

Владельцы большинства фабрик и заводов России экономили расходы на  охрану труда, а следовательно, и на обеспечение пожарной безопасности [16].

Таким образом, общеполитический кризис вызвал и кризис управления пожарным делом, вся тяжесть которого легла на местные дезорганизованные в большинстве регионов страны органы власти.

Перестройка деятельности ИРПО в рамках Российского Пожарного Общества не была поддержана Временным правительством. Меры по адаптации управления пожарным делом к новым условиям, принимаемые РПО,  были малоэффективны.

Из-за прекращения бюджетного финансирования и отсутствия пожертвований была приостановлена подготовка профессиональных кадров пожарных на Курсах пожарных техников.

Массовые беспорядки в городах привели к поджогам, а потеря в ряде случаев управления профессиональными и добровольными пожарными подразделениями и низкие технические возможности привели к огромным убыткам.

Наше государство в условиях войны с западной социально-политической системой может использовать уроки неудачного исторического опыта в управлении пожарным делом, чтобы не допустить ослабление пожарно-спасательной деятельности МЧС России.

 

Литература

 

  1. Лукин В.Н., Мусиенко Т.В. Государственное управление пожарным делом: страницы истории // Credo new. № 3 (107). 2021.
  2. Мусиенко Т.В., Лукин В.Н. Курсы пожарных техников: история создания // Сredo-new. 2021. № 4.
  3. Лукин В.Н. Добровольная пожарная охрана: зарождение традиций. Монография / Серия «Добровольная пожарная охрана: вековые традиции»). Вып. 1. СПб.: СПб. ун-т МЧС России, 2021. 212 с.
  4. Виноградов В.Н., Лукин В.Н., Минина А.П. Губернские добровольные пожарные формирования Российской Империи. Монография / Серия ««Добровольная пожарная охрана: вековые традиции»). Вып. 3. СПб.: СПб. ун-т МЧС России, 2021. 228 с.
  5. Мусиенко Т.В Добровольная пожарная охрана: Императорское Российское пожарное общество. Монография / Серия «Добровольная пожарная охрана: вековые традиции». – СПб.: С.-Петерб. ун-т ГПС МЧС России, 2021. Вып. 2. 220 с.
  6. Рыцари чердаков» // Петроградская газета, 1917, 5 марта.
  7. Александр Чепель. «Сожжем все старое…». История здания Окружного суда в Петербурге // Санкт-Петербургские ведомости. 2021, 12 авг.
  8. Андрей Румянцев. Огонь на Литейном. Почему в 1917 году сожгли здание Окружного суда? // Санкт-Петербургские ведомости. 2021, 13 авг.
  9. Пожарное Дело. 1917. 1 мая. № 7-8-9.
  10. Виноградов В.Н., Минина А.П.: Луговой А.А. Титулованные огнеборцы России: последний брандмайор в царствование Романовых. Литвинов Александр Владимирович // Психолого-педагогические проблемы безопасности человека и общества. 2020. № 1(46). С. 72-80.
  11. Щаблов Н.Н., Бессонов В.П. Виноградов В.Н. Пожарное дело в России: Хрестоматия. СПб.: Академия российских энциклопедий. 2007. 687 с.
  12. Киселёв В.Ф., Щаблов Н.Н., Виноградов В.Н. Пожарная охрана Санкт-Петербурга. СПб. 2012. 651 с.

13.Труды VIII-го Очередного съезда членов Общества с 7 по 9 мая 1917 года в г. Петрограде. Петроград: [б. и.], 1917. 20 с.

  1. Яна Кабакова. 2 мая – 100 лет со дня самого страшного пожара в истории Барнаула // Московский комсомолец. 2017. 2 мая.
  2. Артем Кузнецов. Пожар – дело добровольное: чем занимались барнаульские огнеборцы век назад // https://www.amic.ru/news/prochee/pozhar-delo-dobrovolnoe
  3. Пожар в Барнауле в 1917 году // https://fireman.club/statyi-polzovateley/pozhar-v-barnaule-v-1917-godu (дата обращения: 07.04.2022).

 

 56 total views,  2 views today