Смирнов Петр Иванович. О ПОСТРОЕНИИ «БОЛЬШОЙ» СОЦИОЛОГИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ: НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ И НАБРОСКИ РЕШЕНИЙ

 

Смирнов Петр Иванович

 Санкт-Петербургский государственный университет

                                      профессор кафедры теории и истории и социологии

Smirnov Petr Ivanovich

saint-petersburg state university

professor of the chair of theory and history of sociology

E-Mail: smirnovpi@mail.ru

УДК – 3.30.31.316

 

О ПОСТРОЕНИИ «БОЛЬШОЙ» СОЦИОЛОГИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ: НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ И НАБРОСКИ РЕШЕНИЙ

 

Аннотация:  В статье указана необходимость строгой общей теории в  социологии для решения глобальных проблем, стоящих ныне перед  человечеством. На основе решения проблемы об основах науки, поставленной Паскалем, предлагается класть в начало подобной теории минимальный перечень интуитивно ясных представлений. Таковыми в статье названы: человек, множество, взаимодействие и корреляция. Далее для создания теории необходимо углубиться в содержание отдельного представления путем контролируемого ввода новых представлений. Таким путем формируется понятие (теоретическая модель) явления или процесса, отражающее проникновение в структуру явления. Иллюстрации к процессу углубления в представление и проникновения в структуру явления даны на примерах рассмотрения представлений о человеке, взаимодействии, корреляции. Отдельно подчеркивается необходимость соблюдения правил формальной логики при определении понятия «общество».

Ключевые слова: Теоретическая социология, основы науки, представление, понятие, проблемы, человечество.

ABOUT BUILDING “BIG” SOCIOLOGY THEORY: SOME ISSUES AND SOLUTIONS DRAFTS

Abstract: This article brings up problems and draws drafts for their solutions that fit to build “big” theory in sociology. Its basics need to include minimal list of intuitively clear ideas, which include the following: human, multitude, interaction, and correlation. Further step in building the theory consists in deepening of particular idea understanding by new ideas introduction. This article illustrates this process. So, piercing of interaction between people idea lets distinguish types of interaction: natural, emotional, speech-communicative, activity and legal one. Based on the types of interaction, the main unions of people – population, community (общность), association (сообщество), society (общество), state (государство) – are created. Interaction types and unions specifics is defined by the object of interaction (trade). Correspondingly, genes, feelings, meanings, goods and services, decisions. Studying of activity interaction allows to reveal main types of activity: ego-activity, service active, game. General basis and deepening process in ideas of interaction types gives a possibility to create the complex of sociological theories based on one methodology basis. Correctness of theory can be proofed by 1) compliance with formal logics rules during definition of concepts and 2) control over introduction of new intuitively clear ideas.

Keywords: Theoretical sociology, general theory, science basics, idea (representation), concept, problems, mankind.

 

Введение. Не так давно в очередной раз высказано мнение, что в теоретической социологии отсутствует «большая» общая теория [Шубрт, 2021: 11], с чем трудно не согласиться. Можно добавить лишь, что такая теория нужна не сама по себе, но для освещения и поиска решений глобальных проблем, стоящих перед человечеством, Однако для создания нужной теории требуется определенная методология, необходимость в которой осознается недостаточно. В статье предложена версия подобной методологии. В основе ее лежит утверждение, что построение любой теории нуждается в кратком перечне исходных оснований, принимаемых без доказательств. В социологии (и, шире, в обществоведении) таковыми могут выступить интуитивно ясные представления, сведенные в перечень. Опора на представления позволяет: 1) уточнить проблему оснований науки, поставленную Б. Паскалем. 2) сблизить методологию теоретического обществоведения с методологией естествознания, 3) способствовать строгости обществоведческих теорий, 4) привнести  минимальный порядок в хаотическое состояние современной теоретической социологии. В статье дается сжатое описание ряда проблем и предлагается конкретный перечень интуитивно ясных представлений. Иллюстрации к решению отдельных проблем даны на примере построения социологической теории.

Основное содержание статьи.

Проблема оснований науки, поставленная Б. Паскалем. Великий мыслитель, рассуждая о положении человека в мире, отмечал, что человек расположен между двумя бесконечностями – бесконечно большим и бесконечно малым. Он «ничто по сравнению с бесконечностью, все по сравнению с небытием» [Паскаль, 2011: 115]. Поэтому человек « бесконечно далек от постижения крайностей; цель и начала вещей надежно скрыты от него непроницаемой тайной» [Паскаль, 2011: 116].

Учитывая бесконечность малого, Паскаль с иронией относился к тем, кто писал о «началах философии» или «началах вещей». По его мнению понятия, «которые кажутся последними, не держатся сами собой, а опираются на другие, у которых есть еще другие для опоры, и последних для них никогда не бывает.   Но мы считаем последними  те, что представляются нашему разуму; так мы поступаем с миром вещественным, где называем неделимой точку ту, за которой наши чувства не воспринимают ничего…» [Паскаль, 2011: 115-116] .

Если полностью принять точку зрения Паскаля, то у нас нет опоры, чтобы начать теоретический процесс познания. Любое исходное понятие требует определения, которое содержит другие понятия, требующие, в свою очередь, определения и т.д. Однако теоретический процесс познания надо как-то начинать. Как выйти из замкнутого круга?

Выход невозможен, если мы приписываем слову «понятие, которое употребил Паскаль тот же смысл, в котором мы его употребляем ныне. Тогда понятия всегда определяются через понятия. Но он возможен (на это намекает Паскаль, говоря о неделимой точке), если признать, что понятия очень часто определяются через интуитивно ясные на данном, первичном, уровне рассмотрения представления. Они могут быть эмпирически постигаемые (чувственно наглядные), а также умопостигаемые. Опора на представления дает возможность сблизить методологию теоретического обществоведения (в частности, теоретической социологии) с естественнонаучной методологией.

Сближение методологии теоретической социологии с методологией естествознания. Задачу сблизить методологии обеих отраслей знания в свое время поставил О. Конт, что требовалось ему для решения другой, более практической, задачи: «Знать, чтобы предвидеть, предвидеть, чтобы действовать».

Что касается эмпирической социологии, то в ней заметен прогресс в решении обеих задач. Корректно проведенные  опросы, а также используемый в последнее время метод «Больших данных» позволяют прогнозировать поведение человеческих групп и отдельного человека с достаточной степенью вероятности.

Иная картина наблюдается в теоретической социологии. Относительно мягко ситуация в ней оценивается словом «кризис» [Романовский, 2016: 3-13; Шубрт, 2021: 10]. Отмечается также, что и западная социология, традиционно считающаяся в России передовой, «оказалась в некой стагнации в теоретической и в методологической областях» [Шубрт, 2021: 10].

Точнее, хотя и резче, можно было бы сказать, что в этой сфере социологического знания царит хаос. Представленные в ней школы, направления, подходы, отдельные теории, частные дисциплин (социологии), авторские концепции и позиции образуют сложный (но лишенный внутреннего единства) конгломерат. Теоретическая социология неспособна наметить общий ход эволюции современного общества, составить теоретически обоснованный перечень глобальных проблем, предложить ясный и приемлемый ориентир для управления дальнейшей эволюцией. Она не выполняет мировоззренческую функцию, важнейшую в нерелигиозной картине мира. Поэтому, лишь «если у социологии есть миссия в будущем, ее можно представить как дисциплину с целостным взглядом на мир, общество и социальные процессы, которая может быть связана с историей, психологией, антропологией, этнографией, демографией, географией, медициной, экологией, экономикой и науками о политике, культуре и массовых коммуникациях» [Шубрт, 2021: 12].

Учитывая хаотическое состояние теоретической социологии, неудивительно, что обычный человек (или учащийся), утонув в море информации, содержащейся в теоретической социологической литературе, склонен отмахнуться от социологии, поскольку в его представлении она не имеет практической ценности, не давая ему полезных принципов и ориентиров поведения в современном мире. Вероятно, поэтому эта наука утрачивает популярность среди учащихся в США, ибо преподаватели не могут «наполнить студентами аудитории» высших учебных заведений, и это считается одним из  проявлений кризиса в американской социологии [Szelenyi, 2015: 5]. Интерес к социологии падает и в российских вузах.

Плачевное состояние теоретической социологии объясняется отсутствием ясных ее основ, доступных пониманию обычных людей, как, скажем, доступны пониманию начала физики или химии, изучаемые в средней школе. Одна из важнейших задач, стоящих перед теоретиками и решение которых необходимо для выхода из сложившейся ситуации, заключается в том, чтобы создать корректное и доступное пониманию понятие «общество», основополагающее понятие теоретической социологии (оговоримся, что понятий «общество» может быть несколько). Эта задача пока не решена по двум важнейшим причинам.

Первая причина, главная, скрытая и неосознаваемая теоретиками, состоит в том, что сама задача определить понятие «общество» ставится слишком широко, а поэтому решение ее непродуктивно. В своих определениях теоретики пытаются ответить на вопрос: «Что такое общество»? – коим в свое время озаботился Тард [2011: 54]. По широте и неопределенности  этот вопрос сравним с вопросом: «Что такое Вселенная»? Ясно, что невозможно дать на него теоретически строгий ответ. Естественные науки (физика, астрономия, химия, биология) уже давно не пытаются отвечать на него, а создают теоретические модели отдельных сторон и явлений Вселенной. Поскольку общество многомерное и сложное явление, для теоретической социологии продуктивной может быть иная постановка задачи. Нужно спрашивать, не что такое общество, а какое логически корректное определение понятия (или понятий) «общество» наиболее пригодно (пригодны) для построения теории (социологической или обществоведческой).

Вторая причина есть следствие недостаточного понимания первой. Она более очевидна, хотя тоже осознается недостаточно, и состоит в том, что большинство теоретиков логически некорректно определяют базовые понятия социологии, т.е. «общество» и «социальное» [Бороноев, Смирнов, 2003: 3-5]. Некорректность же определений объясняется тем, что они составляются с нарушением законов логики и опираются на произвольно взятые и предварительно не заявленные ясно и четко понятия и представления.

В частности, допускается скрытая тавтология, когда утверждается, что общество есть совокупность социальных явлений и процессов [Социология, 2005: 181], что оно есть система социальных отношений [Головин, 2016: 17], или что во всех обществах их члены подчиняются четкой системе социальных отношений [Гидденс, 2005: 33] и т.п. Тавтология маскируется тем, что слово «общественное» заменяют словом «социальное».

Часто некорректно используется и общенаучное понятие «система» в качестве понятия ближайшего рода к понятию» общество». Утверждается, что «под обществом понимается система взаимоотношений» [Гидденс, 2005: 33], хотя системы бывают разных классов и предварительно надо указать, к какому классу относится данная система.

Логически корректно определяет понятие «общество», используя понятие «система» Н. Луман. По его мнению, для построения социальной теории требуются понятия «система» и «коммуникация», а логически  корректно можно определять общество как «оперативно закрытую систему, состоящую из собственных операций, производящую коммуникации из коммуникаций» [Луман, 1994: 31-32]. Конкретные люди оказываются не частью общества, а частью окружающей среды [Луман,1994: 31-33]. В целом, «общество состоит исключительно из коммуникаций» [Луман, 2007: 247].

Понятно желание Лумана упростить теоретическое описание общества, исключив из него столь сложное явление, как человек. Но в перечень признаков, описывающих человека, нет нужды в обязательном порядке включать руки, ноги, энзимы и пр., от которых (вполне логично) пытается избавиться Н. Луман, строя понятие «общество» [Луман, 1994: 27-28]. Принятое им решение оказывается излишне радикальным, поскольку, чтобы включить человека в описание общества, можно рассмотреть его в отвлеченном виде как некоего деятеля или личности. При этом признаки, с помощью которых человек описывается как деятель, вполне могут оказаться совместимыми с признаками, которыми описывается общество.

Логическая корректность концепции Лумана не означает, однако, существенность ее содержания. Едва ли на ее основе удастся построить модель общества, пригодную для понимания глобальных проблем современного общества. В чистой теории, конечно, можно считать общество оперативно закрытой системой, состоящей из коммуникаций. Вероятно, опираясь на такое понятие, можно построить модели, пригодные для изучения отдельных процессов в обществе (информационных или денежных потоков) и даже создать теорию информационного общества. Но едва ли лумановская трактовка понятия «общество» позволит сжато, ясно и четко описать основные процессы (глобализацию) и проблемы (экологическую, гонки вооружений и др.), присущие современному обществу.

По-видимому, главный недостаток концепции Лумана состоит в том, что он пытается смотреть на коммуникацию как на чисто информационное событие или процесс, не нуждающиеся в притоке энергии из внешней среды. Подобная установка лишь затушевывает необходимость включения человека в описание общества и просто создает иллюзию, что удалось отделить общественную систему от среды. Логичнее рассматривать коммуникацию как энергоинформационное (и даже, отчасти, вещественное) событие или процесс. В коммуникации информационный аспект вышел на первый план, и лишь поэтому в чистой теории возможна оперативно закрытая система.

Признание коммуникации энергоинформационным событием делает рассмотрение общества как оперативно закрытой системы принципиально невозможным, ибо черпать энергию для любых внутренних операций общественная система может только из внешней среды.  Могут существовать лишь временно закрытые оперативные коммуникационные системы, действующие за счет резерва энергии, усвоенной ранее [Смирнов, 2020: 67-68]. Теорию общества, пригодную для понимания главных проблем человечества, удобнее строить на понятии «оперативно открытая система»[1].

Общий вывод из сказанного выше состоит в том, что для построения строгой теории в социологии необходимы базовые понятия, построенные с учетом правил формальной логики и опирающиеся краткий перечень исходных, интуитивно ясных, представлений. Отсутствие понимания в необходимости такого перечня, а также строгого применения правил формальной логики при определении понятия «общество» способно привести к весьма странным выводам. Например, обществом объявляется «все население Земли [Штомпка, 2005: 25], но очевидно, что население Земли проще и точнее назвать «человечеством».

Уточнение выражения «интуитивно ясные представления». Далее в статье оно понимается как «представления, интуитивно ясные на данном (первичном) уровне рассмотрения». Имеется, как сказано выше, два класса подобных представлений: умопостигаемые и эмпирически постигаемые (чувственно наглядные).  К первому классу относятся точка, множество, число и др. Ко второму классу – атом, человек, взаимодействие и др. Представления обоих классов, принятые в качестве оснований теории, в самом начале построения теории рассматриваются как нечто простое и ясное. Но в дальнейшем содержание эмпирически постигаемых представлений можно уточнить через другие представления, считающиеся, равным образом, интуитивно ясными, а содержание последних, в свой черед, может быть рассмотрено через новый набор интуитивно ясных представлений.

Этот процесс есть постепенное углубление в содержание данного представления и, одновременно, проникновение в структуру явления, отраженного в представлении.

В естествознании атом сначала понимался как простая неделимая частица, но экспериментальные данные заставили отказаться от идеи абсолютной неделимости атома и признать сложность его строения. Поэтому была предложена планетарная модель атома, основанная на интуитивно ясных представлениях о ядре и электронах как простых частицах, составляющих атом. Затем подверглись рассмотрению структуры ядра, электронов и т.д. При всей сложности внутреннего строения атома как явления, атом конкретного химического элемента оставался неделимым с точки зрения совокупности свойств, присущих ему. Процесс углубление в содержание представления означает формирование понятия о данном явлении, т.е. построение теоретической модели явления.

Разница между теоретическими моделями в естествознании и обществоведении коренится не в самих моделях и принципах их построения, а лишь в причинах, обусловливающих необходимость перехода к новому, более абстрактному уровню интуитивных представлений. В естествознании она вызывается, по преимуществу, вновь полученными экспериментальными дан­ными. А в обществоведении — кризисными процессами в обще­стве и в его отдельных частях и, соответственно, недостаточ­ностью объяснительной и прогностической мощи той или иной теории. В теоретическом обществоведении постепенное углубление в содержание интуитивно ясных представлений призвано играть ведущую роль [Смирнов, 2020: 122-124]

Возможный минимальный перечень интуитивно ясных представлений. Он включает в себя: «человек», «взаимодействие», «множество» и «корреляция» («соотнесение») [Письмак, Смирнов, 1997: 476-480]. Истинность и полнота предлагаемого перечня – вопрос дискуссии, его нельзя формально доказать. И о его пригодности можно судить, лишь учитывая полезность теоретических конструкций, сделанных на его основе. Но при построении строгой теории нужно исходить из аналогичного перечня, чтобы исключить произвол при введении новых понятий и представлений и контролировать их ввод в случае необходимости.

Опираясь на предложенный перечень, можно приступить к логически корректному определению понятия «общество», для начала описав его родовое понятие и ближайший к нему род.

Родовым понятием к понятию «общество» окажется «множество взаимодействующих людей». Понятием ближайшего рода к понятию «общество» будет «множество людей, находящихся в скоррелированных взаимодействия», ибо именно корреляция взаимодействий превращает любое множество в некое единство. Значит, скоррелированное (или соотнесенное) взаимодействие следует понимать как социальное взаимодействие в широком смысле слова. Это представление о взаимодействии между людьми пригодно для теоретических построений в обществоведении. Кратко же понятие ближайшего рода к понятию «общество» можно  обозначить выражением «общество есть объединение людей».

Иллюстрации к методу углубления в содержание интуитивно ясных представлений.

Поиск видового отличия к понятию «общество» может послужить первой иллюстрацией к углублению в содержание интуитивного ясного представления о взаимодействии между людьми.

Суть проблемы в том, что человек – сложное существо. Он может вступать во взаимодействие с другими людьми разными сторонами своей природы. При этом образуются разные объединения людей, что отмечено П.А. Сорокиным, который заявил, что на качественно различных типах взаимодействия возникают качественно различные человеческие объединения. Он выделял при этом интеллектуальное, волевое и чувственное взаимодействия, считая их интуитивно ясными. [Сорокин, 1991: 26-29].

Особенно важна эта позиции Сорокина, характерная для позитивистского периода его творчества, тем, что он сближал методологию познания общества с методологией естественных наук. Ведь в естествознании (для простоты построения) в основу теории издавна клался какой-то один из возможных типов взаимодействия между объектами, без учета других [Смирнов, 2017: 14-23]. Так, при построении теории тяготения не рассматривается электромагнитное взаимодействие, а при рассмотрении взаимодействия между магнитами влияние тяготения.

Однако принятие этой сорокинской позиции влечет ряд вопросов, главный из которых следующий: «На каком из взаимодействий возникает объединение, которое теоретически удобно и перспективно назвать обществом»?

Отвечая на него, предлагается использовать следующие типы взаимодействия в качестве видовых отличий для формирования понятий об особых, основных и абстрактных объединениях людей (см. Табл.). Поскольку любое взаимодействие между людьми может быть комплексным или даже целостным, специфику взаимодействия, а, следовательно, и объединения определяет предмет взаимодействия (обмена).

Таблица

Основные типы взаимодействия и основные объединения людей

 

           Ведущее взаимодействие       Объединение Предмет взаимодействия (обмена)
           Природное Популяция, раса, вид Гены
 Чувственное    Общность Чувства
Рече-коммуникационное    Сообщество Значения и смыслы
Деятельностное    Общество (в узком смысле слова) Результаты деятельности (продукты и услуги)
    Правовое     Государство Решения
Совокупность всех типов взаимодействия, основное – деятельностное Социум (общество в   широком смысле слова) Все предметы обмена, но основные – продукты и услуги

 

В первой колонке таблицы указано ведущее взаимодействие, во второй – возникающее на его основе объединение, в третьей назван главный предмет взаимодействия (обмена), определяющий специфику объединения.

Из таблицы следует, что можно получить два логически корректных определения понятия «общество»: 1) узкое понятие. Общество – объединение людей, возникшее на основе скоррелированного деятельностного взаимодействия; 2) широкое понятие. Общество – объединение людей, возникшее на основе всех скоррелированных типов взаимодействия, ведущим из которых является деятельностное. Это взаимодействие следует считать ведущим при определении понятия «общество», поскольку оно содержит возможность учесть взаимосвязь общества с природной средой.

Углубление в представление «корреляция или «соотнесение» (вторая иллюстрация). Оно нужно для дальнейшего построения социологической или другой обществоведческой теории и заключается в уточнении способов или механизмов корреляции в ведущих взаимодействиях между людьми. Ниже предлагается гипотетический очерк ведущих способов корреляции в абстрактных объединениях людей.

Для популяции основным способом соотнесения является естественное соитие мужчины и женщины. Ныне этот способ, учитывая успехи науки, все чаще подменяется искусственными методами оплодотворения.

Наиболее общим для всех последующих объединений можно считать подражание, указанное Ж.Г. Тардом, утверждавшим, что «что социальный организм по существу своему подражательный [Тард, 2011: 14]. Важнейшим элементом подражания он считал повторение, а изменения в обществе объяснял нововведениями (изобретениями, открытиями и заимствованиями) [Тард, 2011: 12-18]. Рассматривая повторение, он указывал на такие звенья его, как восприятие, запоминание и самостоятельное воспроизведение. Особое внимание он уделял передаче действия или мысли другому человеку [Тард, 2011: 12-18, 44-45 и др.]. Следует уточнить, что восприятие и запоминание относятся к сфере психики. Повторение, самостоятельное воспроизведение и передача – к сфере реальных действий. Устойчивая во времени корреляция между людьми (например, передача игрового опыта меж детьми разного возраста) едва ли возможна, если отсутствует одно из названных звеньев. Но возможна «усеченная» сиюминутная корреляция между действиями людей при опоре на восприятие и повторение (ситуация «старший» – «младший»).

Сложный механизм корреляции, основанный на двух видах взаимодействия (рече-коммуникационном и чувственном), описан Лебоном. Он отмечал внушаемость, заражение, легковерие и склонность к массовым галлюцинациям анонимной толпы. Особое значение имеют слова (свобода, демократия, равенство, социализм и пр.), произносимые вождями.  Значения их неясны, но массы вкладывают в них представления о чем-то хорошем и желательном. В результате возникает единство действий той или иной массы людей [Лебон, 2021: 110-111, 147-148, 194-195 и др.]. Оно характерно для общности[2], где фактором единства действий оказывается единство чувств. Меж отдельными людьми существует механизм эмпатии, проявляющийся в сочувствии, сострадании и в других конкретных формах.

Общие способы соотнесения человеческих действий для других объединений, отражены также в понятиях социального действия Вебера и физиологического социального факта Дюркгейма. Этими понятиями описываются конкретные механизмы соотнесения действий людей на индивидуальном и групповом уровне. Ориентация на субъективный смысл действий (признак социального действия Вебера) служит средством корреляции действий небольшого числа лиц. Императивный характер физиологического социального факта Дюркгейма (ныне его можно назвать «социальная норма) обеспечивает соотнесение действий большого числа людей (групп).

В сообществе, как объединении людей основанном на рече- коммуникационном взаимодействии, основные законы корреляции устанавливают грамматика языка, включающая фонетику, лексику, морфологию и синтаксис, и формальная логика. Грамматика отдельного языка обеспечивает взаимопонимание людей в конкретном народе. Законы логика дают возможность создать единство общечеловеческого мышления. В настоящее время для создания, укрепления и разрушения сообществ самого разного рода используются информационные технологии. Они же могут использоваться с этими целями и в общностях.

В обществе (понимаемом в узком смысле слова) общим механизмом корреляции является баланс спроса и предложения, который традиционно рассматривается в экономике (закон спроса и предложения). Воплощается этот баланс в акте купли-продажи, характерном для сиюминутного обмена между индивидами, и в долгосрочных договорах о поставках товаров и услуг между социальными субъектами разного уровня.

В государстве действия людей коррелируются двумя основными долговременными механизмами: 1) договорами между людьми и социальными субъектами и 2) принятыми в обществе законами как формальными (принятыми органами власти), так и неформальными (обычное право в отдельном народе и «понятия» в криминальной среде). Отношения между видами законов сложные, часто противоречивые. Кратковременные, ситуативные, механизмы корреляции в правовой сфере – указы и приказы, применяемые как в массовом, так и в индивидуальном порядке.

В обществе (понимаемом в широком смысле слова) действуют все названные механизмы корреляции. В конкретных объединениях, близких к абстрактным (семья как элемент популяции), ведущее взаимодействие (естественное соитие мужчины и женщины) очень часто сопровождается вспомогательными или дополнительными видами взаимодействий: чувственным – любовь, рече-коммуникационным – объяснение, рассказ о чувствах, деятельностным – цветы и подарки, правовым – заключение брака.

Третьей иллюстрацией углубления в интуитивно ясное представление может послужить рассмотрение деятельностного взаимодействия. Если признать, что оно лежит в основе общества, то естественно возникает вопрос о том, какие именно разновидности деятельности лежат в его основе. Ведь деятельность текуча и имеет множество признаков, позволяющих построить разнообразные типологии ее разновидностей. Различают деятельности творческую и рутинную, индивидуальную и массовую, производящую и присваивающую и пр., а также экономическую, политическую, религиозную, научную, художественную и т.д. Важно определить, какие из разновидностей удобнее всего использовать для построения теоретических моделей общества и других социальных явлений и процессов.

Не вдаваясь в подробное рассмотрение этой проблемы, сделанное ранее в другом  месте [Смирнов, 2020: 72-94], будем считать, что для построения теоретических моделей наиболее пригодны абстрактно простые разновидности деятельности, связанные с существованием человека. Они выявляются при рассмотрении простейшей ситуации, когда в наличии имеются: 1) деятель, 2) нечто «другое» (человек, общество, природа, Бог и т.д.) и 3) сам процесс деятельности. Поскольку деятельность всегда совершается для (ради) кого-то или для (ради) чего-то, то простой перебор вариантов позволяет выявить три разновидности деятельности, выполняющие в жизнедеятельности деятеля важнейшие функции.

Во-первых, деятельность может совершаться деятелем для себя (ее удобно назвать «эгодеятельность»), с ее помощью деятель обеспечивает свое существование, присваивая из окружающего мира все необходимое.

Во-вторых, деятель может совершать деятельность в пользу «другого». Это служебная деятельность, способная придать смысл существованию деятеля. Перед большинством людей встает вопрос, даже если они его не сознают: «Если я один и для себя, то зачем я»? В служебной деятельности деятель расходует накопленный запас жизненных сил.

В-третьих, он может совершать деятельности ради самой деятельности. Эту разновидность удобно назвать «игра». Она  привносит в существование человека радость, веселье [Бороноев  и др. 1996: 86-87]. Игра возможна в минуты самодостаточности деятеля, когда он, освободившись от потребления мира или служения какому-то явлению его, свободно расходует свои жизненные силы в особом, сотворенном для себя, мире.

Очевидно, что выявленные разновидности деятельности самым тесным образом связаны с жизнедеятельностью субъекта, деятеля, выполняя важнейшие функции: обеспечивая существование, придавая смысл существованию и привнося в существование веселье, радость, что делает полноценной жизнедеятельность деятеля. В случае же невыполнения одной из функций его жизнедеятельность оказывается явно ущербной.

Общество существует на сочетании эго- и служебной деятельности. Они объективно необходимы для его существования, причем преобладание одной из разновидностей определяет тип общества. Игра же субъективно необходима для деятеля и призвана, помимо придания ему радости существования, израсходовать излишек его энергии.

Названные разновидности являются абстракциями, они выступают в качестве неких «струй» в общем потоке любой конкретной деятельности. Но какая-то из этих «струй» может занимать господствующее положение, благодаря чему данная конкретная деятельность оказывается эмпирическим выражением соответствующей абстракции. Эти разновидности обладают важными и во многом противоположными признаками и свойствами, которые можно выявить путем дальнейшего углубления в содержание представлений о них. В частности, можно рассматривать их соотношение с инстинктом самосохранения, субъективную рациональность и иррациональность для деятеля, наличие в них строгих норм и правил и др. [Смирнов, 2011: 91-104]. Дальнейшее аналитическое рассмотрение представления о деятельности позволяет выявить основные регуляторы деятельности (ограничители, оформители и стимулы) и т.д.

Теоретические конструкции социальных явлений на основе представлений о разновидностях деятельности. Опираясь на три названные разновидности, а также на критически воспринятую концепцию К.Г. Юнга об интровертах и экстравертах, можно теоретически построить основные социальные типы личности: гармоничного деятеля, эгодеятеля, служителя и игрока [Смирнов, 2005: 126-134]. Кроме того, вводя дополнительные представления и понятия, связанные с деятельностью, можно разработать теоретическую модель (схему) эволюции общества. Схема включает в себя идеальные типы этапов эволюции: дикости, варварства, цивилизованного сообщества, напряженной цивилизации, служебно-домашней цивилизации, рыночной цивилизации. В качестве ориентира для управления эволюцией предложен идеальный тип духовно-игровой цивилизации. Движение к нему должно способствовать решению главных (неявных) проблем человечества: 1) проблемы  самореализации человека без вреда для окружающей среды, 2) проблемы свободного времени [Смирнов, 2012].

Аналогичное углубление в представление может проводиться по отношению к другим видам взаимодействия: природного, чувственного, рече-коммуникационного и правового. Дополнительные признаки относительно видов взаимодействия можно обнаружить в обществоведческой литературе. Контроль над их вводом в теорию придаст ей необходимую строгость.

Простая типология общественных наук. В построенной на основе видов взаимодействия между людьми типологии, пусть ограниченной по охвату процессов в обществе, каждый вид должен стать предметом соответствующего комплекса научных дисциплин. В частности, совокупность дисциплин,  обозначаемая словом «демография», базировалась бы на исследовании природного взаимодействия, где основным предметом обмена являются гены. Чувственное взаимодействие, в котором предмет обмена суть чувства, стало бы уделом социальной психологии. Рече-коммуникационное взаимодействие, характерное обменом значениями и смыслами, явилось бы предметом коммуникологии. Деятельностное взаимодействие стало бы предметом комплекса социологических дисциплин, изучающих обмен результатами деятельности. В правовом  взаимодействии, которое призвано изучать правоведение, предмет обмена – решения. Вся же совокупность общественных наук с полным правом называлась бы «обществоведением» [Смирнов, 2020: 153].

Заключение. Построение общей социологической (или обществоведческой) теории полезно начинать с введения минимального перечня интуитивно ясных на первичном уровне представлений. Перечень может включать в себя умопостигаемые и чувственно наглядные представления. Построение теории идет путем углубления в содержание отдельных представлений, результатом чего становится формирование понятия, т.е. построение теоретической модели, в которой отражено проникновение в структуру явления или процесса. Понятие формируется, опираясь на вновь вводимые под строгим контролем представления. В статье предложен базовый перечень представлений для обществоведческих теорий, включающий в себя: человек, множество, взаимодействие, корреляция. Перечень дает основу для корректного определения понятия «общество», а также уточнения смысла слова «социальное», пригодного для использования в теории. В целом, изложенная методология содержит возможность теоретически описывать отдельные социальные явления (личность, эволюцию), а также создать упорядоченный комплекс обществоведческий теорий.

Список литературы

Бороноев А.О., Смирнов П.И. О понятиях «общество» и «социальное» // Социологические исследования. 2003. № 8. С.3-11.

Гидденс Э. Социология / При участии К. Берсолл: Пер. с англ. Изд. 2-е, полностью перераб. и доп. М.: Едиториал УРСС.  2005.

Головин Н.А. Современные социологические теории: учебник и практикум для бакалавриата и магистратуры; монограф. М.: Издательство Юрайт. 2016.

Лебон Г. Психология народов и масс. М.: Академический проект, 2021.

Луман Н. Понятие общества // Проблемы теоретической социологии / Ред. А.О. Бороноев. –  СПб. 1994. С.25-42.

Луман Н. Социальные системы. Очерк общей теории / Перевод с немецкого И.Д. Газиева / под редакцией Н.А. Головина; монограф.  СПб.: Наука. 2007.

Паскаль Б. Мысли. Афоризмы / пер. с фр. Ю. Гинзбург. – М.: АСТ: Апрель. 2011.

Письмак Ю.М., Смирнов П.И. Теория социальных систем:  минимальный перечень необходимых категорий // Человек-Философия-Гуманизм. Тезисы докладов и выступлений Первого Российского философского конгресса (4-7 июня 1997 г.). В 7 томах. Т.7. Философия и проблема человека. – СПб.: Издательство Санкт-Петербургского государственного университета.  1997.  С.476-480.

Романовский Н.В. Дискурс кризиса в современной социологии // Социологические исследования, 2016, № 4. С.3-13.

Смирнов П.И. Основные социальные типы личности // Вестник СПбГУ. Сер.6. 2005.  Вып. 4. С.126-134.

Смирнов П.И. Основные разновидности деятельности: их важнейшие признаки и свойства // Теоретический журнал Credo new.  2011. № 4. С.91-104.

Смирнов П.И. Управление эволюцией общества: необходимость, средства, ориентир; монограф. Saarbrucken: LAP Lambert Academic Publishing. 2012.

Смирнов П.И. Возможно ли возрождение и обновление позитивизма в теоретической социологии // Социологические исследования. 2017. № 3. С 14-23.

Смирнов П.И. Постижение России: взгляд социолога; монограф. СПб.: Алетейя, 2020.

Сорокин П.А. Система социологии. Т.1. Ч.2; монограф. Сыктывкар:  Коминвест.  1991.

Социология: Учебник. М.: Высшее образование. 2005 / Под ред. Д.В. Иванова. 2005.

Тард Г. Законы подражания: Пер. с фр.; монограф.  М.: Академический проект, 2011.

Шубрт И. Мысли о современной российской социологии и ее перспективах // Социологические исследования. 2021. № 1. С.5-15.

Штомпка П. Социология. Анализ современного общества / Пер. с польск. С.М. Червоной; монгоаф. М.: Логос. 2005.

Szelenyi I. Triple Crisis of US Sociology / Global Dialogue VOL. 5 / № 2 / JUNE 2015, P. 4-7.

 

 

 

 

 

 

[1] Концепция Н. Лумана показывает, однако, что для построения социологической теории можно логически корректно использовать общенаучное понятие «система». Оно выступит тогда в качестве родового понятия  к понятию «общество». Но в данной статье реализация этой возможности не рассматривается.

[2] Общности можно типологизировать по объединяющим чувствам, целям, длительности существования, количеству участников и пр.

 88 total views,  2 views today