Тахо-Годи Аза Алибековна. А.Ф. Лосев о диалектическом понимании мифологии

Тахо-Годи Аза Алибековна,

доктор филологических наук, профессор,

Московский государственный университет

имени М. В. Ломоносова,

Aza A. TAKHO-GODI,

Doctor of Philology, Professor,

Moscow State University

named after M. V. Lomonosov,

E-mail: aflosev@yandex.ru

Тахо-Годи Елена Аркадьевна

доктор филологических наук, профессор,

Московский государственный университет

имени М. В. Ломоносова,

Институт мировой литературы им. А. М. Горького РАН,

Библиотека истории русской философии

и культуры «Дом А. Ф. Лосева»,

Elena A. TAKHO-GODI,

Doctor of Philology, Professor,

Moscow State University named by M.V.Lomonosov;

Senior Fellow,

A.M. Gorky Institute of World Literature

(Russian Academy of Science);

head of the research department,

Library of history of Russian philosophy

and culture “A.F. Losev House”

E-mail:takho-godi.elena@yandex.ru

УДК 111.8

 

А. Ф. ЛОСЕВ О ДИАЛЕКТИЧЕСКОМ ПОНИМАНИИ МИФОЛОГИИ[1]

 

Аннотация: Публикация посвящена великому русскому мыслителю А.Ф. Лосева (1893–1988) и его философскому наследию. Главная проблема – лосевское понимание мифологии и роли диалектики в изучении мифа. Статья устанавливает связь лосевских взглядов в 1980-е годы с его же представлениями о мифе и роли диалектики в его научном описании в 1920-е годы, в первую очередь в книге «Диалектика мифа» (1930). Кроме того, в статье показывается, что лосевское внимание к мифу теснейше связано с его терминологическими изысканиями, с его стремлением дать наиболее полное описание самого понятия «миф» и его внутренней диалектической структуры. Впервые публикуемые лосевские тезисы 1982 года «Мифология и диалектика» служат прекрасной иллюстрацией этого утверждения.

Ключевые слова: история русской философии, творчество А.Ф. Лосева, лосевская терминологическая система, миф, диалектика

 

A. F. LOSEV ABOUT DIALECTICAL UNDERSTANDING OF THE MYTHOLOGY

 

Abstract: The publication is devoted to the famous Russian philosopher A. F. Losev (1893–1988) and his philosophical heritage. The main problem – A.F. Losev’s understanding of the mythology and the role of dialectics in the study of myth. The article shows the relation between Losev’s conception in the 1980-ies years with his concepts of the myth and the role of dialectics in its scientific description in the 1920-ies, particularly in the book “The Dialectic of myth” (1930). In addition, the article shows that Losev’s attention to the myth is closely connected with his terminological investigations, with his intention to give the most complete description of the notion of “myth” and its internal dialectical structure. First published abstracts “The mythology and dialectic” (1982) serves as an excellent illustration of this statement.

Key words: history of Russian philosophy, A.F. Losev’s heritage, A.F. Losev’s terminological system, the myth, the dialectic

 

А. Ф. Лосев о диалектическом понимании мифологии

 

Публикуемые тезисы А.Ф. Лосева вписаны 3 мая 1982 года в тетрадь рукой одного из лосевских секретарей. Эта коричневую общую тетрадь в клетку была заведена в начале 1980-х годов именно с этой целью – в нее вносились преимущественно тезисы докладов, прочитанных А.Ф. Лосевым в период с 1981 по 1986 годы. Однако в тетрадь вписывались и другие материалы – отзывы на присланные А. Ф. Лосеву диссертации или черновые наброски (планы) будущих статей. Зачастую вписанные сюда тезисы докладов вырастали затем в отдельные публикации. Так, тетрадь открывается тезисами «Поток сознания и язык», легшими в основу одноименной статьи, впервые опубликованной в 1982 году в книге «Знак. Символ. Миф: Труды по языкознанию» [1].

В конце 1970-х – начале 1980-х годов А. Ф. Лосев работает над последними томами «Истории античной эстетики», в которых подведет итог своих изысканий в области античной эстетической терминологии, представив в последнем VIII томе ее монументальный исторический свод. Наиболее лаконично такая «терминологическая сводка античной эстетики» дана во вписанных в тетрадь тезисах «Структура античной эстетики» [2]. Во многом аналогичную задачу ставит перед собой мыслитель, обращаясь к другим областям науки – будь это языкознание или литературоведение. Отсюда, к примеру, появление в тетради таких тезисов, как «Основные теоретико-литературные категории в системе» или «Основные категории языкознания».

Ряд внесенных в тетрадь тезисов были опубликованы посмертно, например «О пропозициональных функциях гиперфонетических типов языковых сигнификаций (кратчайшие тезисы доклада)» [3]. Среди опубликованных ранее материалов из этой тетради и тезисы прочитанного 15 февраля 1983 г. в Доме литераторов доклада «О мифологии в литературе» [4], где та же проблема рассматривалась на конкретном литературном материале. Однако еще в 1937 году А.Ф. Лосевым была подготовлена своеобразная энциклопедия-антология «Античная мифология с античными комментариями к ней» (отвергнутый советской властью, этот огромный труд вышел лишь в 2005 г., см.: [5]). В 1957 г. появилась лосевская книга «Античная мифология в ее историческом развитии», где впервые в советской науке рассматривалась тысячелетняя история от родовой общины (до возникновения религии) к полисной системе. Античной мифологии посвящены десятки лосевских статей, писавшихся как раз на излете 1970-х – в начале 1980-х годов для двухтомной энциклопедии «Мифы народов мира» (1980–1982). Но еще с большим основанием надо указать тем, кто будет осмыслять публикуемые ниже тезисы 1982 года, на знаменитую лосевскую «Диалектику мифа» (1930) и сохранившийся фрагмент из «Дополнения к “Диалектике мифа”», условно озаглавленный при публикации аналогично – «Мифология и диалектика» [6]. Для автора «Диалектики мифа», миф есть энергийное самоутверждение личности, образ личности, лик личности, в словах данная личностная история, характерная для любого времени, а не только для древности. Для Лосева миф – всегда реален, вещественен. Весь мир является мифом и чудом, почему его можно изучать не только математически, но и мифологически – не только в понятиях, логически, но и в мифолого-символических формах, а вместе с тем и эстетически. Вот почему для Лосева на протяжении всего его творческого пути философия, мифология и эстетика – нечто единое.

Отстаивая в конце 1920-х годов свой феноменолого-диалектический метод, А.Ф. Лосев писал, что мифология и диалектика – две универсальных области человеческого творчества, что именно поэтому применение диалектики в области мифологии необходимо и плодотворно. Вот почему его книга «Диалектика мифа» имела целью, по словам самого автора, «диалектически выяснить самое понятие мифа, миф вообще, миф как таковой» [6, с. 419]. С лосевской точки зрения, взаимоотношение мифологии и диалектики наиболее очевидно при обращении к тому или иному конкретно-историческому мифологическому примеру, на котором удобнее всего показать «внутреннюю диалектику мифа» [6, с. 420]. Диалектика в данном случае – «это первоначальный метод, который должен быть применяем к мифологии», потому что помогает сразу же «выяснить, что такое данный миф по своей внутренней логике», «его внутреннюю диалектику, внутреннюю смысловую структуру» [6, с. 419].

 

Литература:

  1. Лосев А. Ф. Поток сознания и язык // Лосев А. Ф. Знак. Символ. Миф: Труды по языкознанию. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1982. С. 453–478.
  2. Лосев А. Ф. Структура античной эстетики: [Тез. докл.] / публ. А.А. Тахо-Годи // Тахо-Годи А.А., Тахо-Годи Е.А., Троицкий В.П. А.Ф. Лосев – философ и писатель. – М.: Наука, 2003. С. 322–325.
  3. Лосев А. Ф. О пропозициональных функциях гиперфонетических типов языковых сигнификаций (кратчайшие тезисы доклада) / публ. А.А.Тахо-Годи; подгот. Е. А. Тахо-Годи // Idea i komunikacija w jezyku i kulturze rosijskiej / pod red. A. Dudka. Krakow: Wyd-wo Uniwersytetu Jagiellonskiego, 2011. S. 226–227.
  4. Лосев А. Ф. О мифологии в литературе: Доклад 15 февр. 1983 г. в Доме литераторов / публ. А.А. Тахо-Годи, вступ. ст., подгот. текста и примеч. Е.А. Тахо-Годи // Ф.М. Достоевский и культура Серебряного века: традиции, трактовки, трансформации: К 190-летию со дня рождения и к 130-летию со дня смерти Ф.М. Достоевского. М.: Водолей, 2013. С. 564–570.
  5. Лосев А. Ф. Античная мифология с античными комментариями к ней: Энцикл. олимп. богов / Собр. первоисточников, статьи, [переводы] и коммент. проф. А. Ф. Лосева / предисл. А. А. Тахо-Годи. Харьков: Фолио; М.: Эксмо, 2005. 1139 с.
  6. Лосев А. Ф. <Мифология и диалектика> // Лосев А. Ф. Диалектика мифа. Дополнение к «Диалектике мифа» / сост., подгот. текста, общ. ред. А. А. Тахо-Годи, В. П. Троицкого; предисл. А. А. Тахо-Годи; примеч. В. П. Троицкого. М.: Мысль, 2001. С. 419–423.

 

 

 

 

А. Ф. ЛОСЕВ

 

  1. V.<19>82

МИФОЛОГИЯ И ДИАЛЕКТИКА

 

Вступление.

 

а) Необычайная распространенность (и как будто бы общепонятность) и полная туманность, неразбериха определений мифа.

б) Фантастика вовсе не есть «разновидность художественной литературы» (Б<ольшая> Сов<етская> Энц<иклопедия,> 1977). Да и что такое фантастика?

в) Мифология и религия.

г) Мифология и объяснение природы

д) Сначала определение, а уже потом функционирование, разновидности, структура и историческое развитие.

 

  1. I. Принцип мифологии. Для такого огромного явления, как мифология, должна была быть и огромная историческая эпоха, – общинно-родовая формация, общество ближайших кровных родственников, до государства и до классов, распределяющее труд и продукты труда исключительно на основе родственных отношений, которые ближе всего и понятнее всего.

а) Родовая община

б) Ее отражение в природе и космосе, которая тоже трактуется как универсальная родовая община.

в) Не только отражение, но и отождествление. Природа и космос всерьез, а не только в виде фантазии или поэзии, трактуются как именно родовая община.

г) Не только отождествление, но и обобщение, поскольку общинно-родовые связи трактуются теперь как повсеместные, как всегдашние и безоговорочные.

д) Предел этого обобщения – чувственно-материальный, или интуитивно-зримый космос.

е) Полная сохранность субстанциального характера исходного пункта, т. е. родовой общины. Полное и субстанциальное тождество общего и единичного, идеального и материального. Что возможно в мысли, то возможно и в действительности (совиные глаза и медуза, убивающая одним своим взглядом, на груди Афины Паллады; Посейдон четырьмя шагами от берега М<алой> Азии через всё Эгейское море к берегам Центр<альной> Греции).

ж) Единственная возможность понять все эти совпадения противоположностей – только диалектическая. Сама по себе родовая община ничего чудесного в себе не содержит. Но как только она переносится на природу и космос, эти последние сразу превращаются в чудо, причем это последнее – не простая случайность, но принудительная и необоримая диалектическая необходимость.

 

  1. II. Структура мифологии. Всякая структура вещи есть единораздельная цельность вещи и всех ее проявлений и действий вне ее.

а) Глобальное, т. е. нерасчлененное, континуально-диффузное, т. е. попросту говоря, хаотическое единство. Генологический принцип.

б) Мифология должна обеспечить также и раздельность, дискретность этого единства, ее множественность [оставлен пробел в записи].

в) Отсюда также и необходимая для структуры мифа единораздельная целость.

г) Но целость – это только модель для живого становления. Должна последовать разумная одушевленность космоса.

д) И, наконец, сам живой космос со всеми его внутрикосмическими структурами и проявлениями.

е) Несколько другое изложение: нерасчлененное единство (хаос, бездна, пучина у Гомера, в Ригведе X 129. X 190, «Старшая Эдда» – «Прорицание вёльвы»); единораздельный морфологизм пока еще стихийного типа, – чудовища и страшилища, первое и покамест еще несовершенное оформление, хтонизм, у Гесиода – титаны, циклопы и Сторукие (с подчеркиванием «ужасности» и безобразия); возникновение космоса, вездесущей оформленности, и борьба его за свое существование (Зевс против титанов, гигантов и Тифона); героизм (продолжение дела Зевса на земле и борьба героев с чудовищами).

 

III. Миф как событие, т. е. мифическое сознание.

а) Сначала берем из предыдущего принцип мифа и понимаем его как событие. Это есть чудо.

б) Основные типы структуры мифа, тоже понимаемые как события, есть: 1) первоединое как событие – судьба; 2) то или иное превращение одной вещи в другую, или оборотничество (в прямом или косвенном смысле), метаморфозность; 3) но и без того – субстанциальный полиморфный комплекс в качестве действующего героя – эволюция упорядочения до степени антропоморфного космоса; 4) обязательная взаимная борьба разных типов структуры с победой то хаотического начала, то космического, т. е. обязательный всеобщий катастрофизм.

в) Общий результат мифа как мирового чуда – мифологическая мистерия (ряд чудесных метаморфоз, вновь приходящий к первоначальному единству, но уже в расчлененном виде). Множество разных типов космически-мистериальной мифологии, часто перемешанных друг с другом, но в самом общем виде могущих быть представленными так: победа космоса над хаосом (античность); победа хаоса над космосом («Старшая Эдда», Вагнер); и – чередование того и другого, вечное возвращение (Эмпедокл).

г) Героизм – миф как событие на стадии антропоморфно-космической.

 

  1. IV. Общие выводы.

а) Общинно-родовая формация и ее диалектический императив, никогда не исчезающий в истории человечества. Но и там, где она приращается как ведущий принцип, она везде остается как совместно принципиальная необходимость. Искусство историка заключается в умении характеризовать все эти бесконечно разнообразные мифологические комплексы.

б) Мифология как вечная проблема, как метод и закон решения этой проблемы и как само решение, всегда ставящее еще новую мифологическую проблему (Ренессанс, классицизм, романтизм и неомифологизм).

в) Пролегомены ко всякой будущей мифологии, которая захочет стать точной исторической наукой. И пролегомены эти могут претендовать на свою образную значимость только вследствие настойчиво проводимой категориальной системы толкования мифа[2].

 

Подготовка текста к печати, публикация и примечания А.А. Тахо-Годи, Е.А. Тахо-Годи в рамках проекта РГНФ № 14-03-00376.

[1] Работа выполнена в рамках проекта РГНФ № 14-03-00376.

[2] На следующем, отдельном, листе почерком А. А. Тахо-Годи приписан текст, вероятно, имеющий отношение к этим тезисам:

 

Примеры первобытной хаотической силы:

мана у меланезийцев и полинезийцев,

оренда у ирокезов, маниту у алгонкинов (северо-американские индейцы),

вакан (сиу, там же), денг (у племен Индо-Китая),

крамат  (малайцы), оним (папуасы – «яд» и «лекарство»),

арункульта (Австралия) – безличный характер злых сил

(С. А. Токарев, Ранние формы религии и их развитие. М., 1964, [c. 94–95]).

231 просмотров всего, 2 просмотров сегодня