Туленова Карима Жандаровна. Научная школа: прошлое и настоящее

Туленова Карима Жандаровна

Ташкентский государственный педагогический

 Университет им. Низами

Доктор философских наук, профессор

Заведующая кафедрой «Философия»

Tulenova Karima Jandarovna

The Nizami Tashkent State Pedagogical University

PhD, Professor

The Head of the “Philosophy” Department

E-Mail: karima_t@mail.ru

УДК 167

 

НАУЧНАЯ ШКОЛА: ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ

 

Аннотация. В данной статье рассматривается историческое развитие научной школы в Узбекистане, а также перспективы преемственности научных традиций в нашей стране.

Ключевые слова: наука, учёный, научная школа, история науки, молодой учёный, стиль мышления учёного, современная научная школа.

 

The scientific school: Past and Present

Abstract. In this article the historical development of scientific school in Uzbekistan, as well as the prospects for continuity of scientific traditions in our country is considered.

Keywords: science, scientist, scientific school, history of science, a young scientist, scientist way of thinking, modern scientific school.

 

Научная школа: прошлое и настоящее

 

Лицо современной науки представляют не только отдельные ученые-личности, но в большей степени крупные научные школы, возглавляемые очень часто этими личностями. Современная наука в значительной степени определяется крупным коллективом, использованием сложной техники и мощной экспериментальной базы. Кроме этого в любой отрасли знания перед учеными всегда стоит весьма широкий спектр выбора научных проблем. Поэтому всегда стоит задача выбора наиболее перспективного направления исследования, то есть приходится решать, какому из исследовательских направлений отдать предпочтение, какую из научных проблем выбрать как наиболее приемлемую, исходя из имеющихся знаний, методов и материальных ресурсов. Опрос исследователей в подобных случаях не дает возможности сделать однозначный выбор. Каждый ученый, исследователь имеет свои пристрастия, свою оценку стоящих перед наукой проблем.

Исследования в науке, организация этих исследований определение дальнейших перспектив науки сегодня является объектом интереса не столько той или иной конкретной личности как ученого, сколько – научного сообщества и наиболее оптимальной формой является научная школа.

Сегодня наиболее остро стоит вопрос о той цене, которую платит человечество за те или иные научные исследования и их последствия, которые затем используются в производстве. Так, например клонирование животных и стоящее уже как реальность проблема клонирования человека вызывает разноликое толкование в научной и общественной среде, не говоря уже о средствах массовой информации. Логика развития науки и факты последнего времени лишний раз убеждают, что только специалисты непосредственно связанные с этой проблемой, а еще лучше ученые, непосредственно занимающиеся этой же проблемой как предметом своего исследования, в первую очередь могут оценить последствия тех или иных достижений. И здесь научная школа с ее оценкой и подходом в решении той или иной проблемы, позволяет дать наиболее исчерпывающий ответ о той цене, которую должно или не должно заплатить человечество.

Одна из отличительных черт начинающегося XXI века – возрастание значения всех тех проблем, которые связаны с человеком. Это обуславливается тем, что современный мир стал намного сложнее, увеличилось воздействие научной информации на человека. А чем сложнее весь комплекс социальных, межличностных отношений, в которые включен человек, тем более сложным, многомерным становится мышление человека, его деятельность. Это вызывает увеличение значения личного опыта, личного вклада человека. Повышается и личная ответственность человека. Все это ведет к увеличению значимости личности, человеческой индивидуальности.

Современный человек не терпит обезличенности и уравниловки, он включен в социальную жизнь не просто в силу слепой необходимости, но и сознательно. Такой человек требует и особого, бережного к себе, индивидуального, в прямом смысле этого слова подхода.

Личностный принцип, индивидуальный субъективный подход являются важными положениями и достижениями современной науки и философии. В то же время, как показывает опыт последних лет, ощущается острая нехватка адекватных подходов и средств позволяющих разобраться в мышлении конкретного человека.

Процесс поиска эффективного оптимального пути становления начинающего ученого заставляет многих специалистов по-новому отнестись к проблеме «научная школа». Известно, что продуктивность ученого во многом зависит от места, где он работает. Другими словами ясно, что для успешной научной деятельности любому человеку необходимо чувствовать себя ученым, ориентироваться в научных ценностях и нормах, следовать неким научным традициям. Анализ возможностей ученого в условиях научного коллектива, в котором чаще всего он работает, становится существенной частью проблемы научного творчества современной большой науки. Но научная школа остается пока наиболее надежной и продуктивной основой научной традиции как начального этапа становления ученого – личности. Самосознание ученого является важной составляющей его активности, что существенно влияет на его научную деятельность. Частичное изменение самосознания ученого в связи с установлением в современной науке новых социальных условностей вызвало столкновение научной и технологической систем ценностей. Это привело к спаду научной активности, усилению конформизма и ориентации на краткосрочные исследования, где значение традиций уходит на второй план, и они рассматриваются как нечто устаревшее и ненужное. Так, мы можем сказать о столкновении двух традиций в науке: научно-профессиональной и технологической. И роль научной школы     в связи с этим значительно увеличилась.

Можно сказать, что современная теория о научной школе отстает от жизни. То есть, если мы можем смело утверждать о наличии различных научных школах, направлениях, соответствующим им стилях, программах, парадигмах, то очень мало мы можем отметить о самих этих школах в науке, их происхождении, назначении, отличии друг от друга, и главное, их роли в развитии современной научной мысли, формировании исследователя, ученого, руководителя.

История науки это не только история смены поколений ученых, научных стилей, научных школ, научных проблем, объектов исследования, но и история научных школ. Итак, что представляет собой такое явление науки как школа?

Если взять древний Восток, то там существовали такие школы как багдадская «Байт ал-Хикма» – «Дом мудрости». Это своего рода первая Академия Востока. Далее следует отметить такие древние школы науки и образования Востока как «Академия Мамуна», «Академия Улугбека». Так, если остановиться на школе Улугбека как наиболее известной и изученной, то она была открыта в 1420 году под покровительством Улугбека и руководством ар-Руми, ал-Каши и ал-Кушчи в Самарканде. В начале перед школой стояли задачи перевода и комментарий математико-астрономических работ выдающихся ученых древней Греции, Индии, Китая и Средней Азии как Евклида, Архимеда, Птолемея, Ибн-Сины, ал-Беруни, Омара Хайяма, ас-Саджаванди, ас-Самарканди, ат Туси и др. В последующем были написаны ряд научных работ в области математики и астрономии. Но особенно Самаркандскую научную школу прославила ее обсерватория. Наблюдения и вычисления, проводимые в этой обсерватории, отличались гораздо большей точностью, чем все работы ученых того времени. Школа Улугбека просуществовала около 30 лет. За это время учеными Самарканда был получен ряд фундаментальных результатов в области математики и астрономии, были написаны ряд фундаментальных трудов. «В деятельности Самаркандской научной школы сочетались теоретическая разработка проблем и экспериментально-наблюдательский метод. Поэтому Самаркандская научная школа стала основной базой развития математико-астрономических наук и образования на Среднем и Ближнем Востоке в XV – XVIII веках»,1 – отмечает академик Т.Кары-Ниязов. В числе ученых Самаркандской научной школы следует выделить таких самобытных ученых как Улугбек, Кази-заде ар-Руми, Гиясэддин ал-Каши и Али ал-Кашчи.

Современная наука перешагнула ту черту, когда ее самопознание могло осуществляться только на уровне и благодаря энтузиазму отдельных выдающихся ученых, способных систематизировать целостный образ своей дисциплины и через это создававших свои школы и целые направления науки. Но с другой стороны актуальность современной научной школы приобретает новое звучание и смысл.

Так все большее преобладание «коллективного сектора» науки над «частным» (индивидуальным) делает особенно острой проблему психологии ученого как руководителя. Иногда даже небольших изменений, которые вносятся руководителями в организацию научной деятельности, оказывается достаточным, чтобы при тех же людских и материальных ресурсах улучшить или ухудшить показатели научных групп.

Так, по отношению к молодым ученым научная школа способствует развитию профессиональных знаний, развитию продуктивности своего труда, его отдачи, формированию деловых качеств. Научная школа выступает как некий образец профессионала и организатора в одном лице. Школа способствует развитию у молодых ученых организационных навыков, умения работать с людьми, организовывать коллектив на достижение цели.

Научная школа это коллектив, где каждый занимает подобающее ему место и роль, то есть каждый член школы вносит свой вклад, проявляет свою индивидуальность. Поэтому научная школа небольшой коллектив, где в основе лежит тематический тип структурной организации деятельности.

Научная школа формируется по целевому принципу и каждый член этой школы должен соблюдать принятые в ней нормы, усвоить необходимые знания и навыки, нужные ему как члену школы, формируются личные качества в соответствии со средой в этой школе.

Увеличение интенсивности научных изысканий, вовлечение все новых и новых специалистов разных профилей по одному направлению науки ставит задачи сознательного, целенаправленного формирования научных работников. В решении этой задачи свой существенный вклад вносит и наличие научной школы.

Известно, что научный талант, как и талант художественный, воспитуем. Научная школа, направленно воздействуя на молодых людей, посвятивших себя науке, развивает их духовные возможности и запросы, усиливает способности творчески подходить к научным проблемам. Это имеет исключительно важное значение для настоящего и будущего науки, для правильной оценки роли и предназначении вовлечения молодежи в сферу науки. Сейчас в нашей национальной науке молодежь составляет половину всех научных работников.

Особенное значение в формировании начинающих ученых имеют научные школы, т.е. такие лаборатории, научно-исследовательские группы, которые объединяют людей вокруг оригинальных концепций, новых направлений в науке и имеют качество незримого колледжа. Вовлекая начинающих исследователей в совместную творческую деятельность, научная школа под руководством опытных, маститых ученых – авторитетов науки освобождает их сознание от многих технологических мелочей. Исследовательская работа требует образно говоря некоторой минимальной критической скорости, некоторого количества «критической массы». Эффективность в научной работе не всегда пропорциональна затраченным усилиям. Ученый постоянно испытывает нехватку времени, но если он набрал достаточную скорость, «критическую массу», он быстро окажется на неизведанной территории. И одним из лучших способов получить мощный импульс для научного исследования – работать в творческой группе. Коллективное мастерство, опыт и помощь – вот то главное, что дает научная школа начинающему ученому. Эта основа в дальнейшем и дает толчок для полноценного и быстрого формирования индивидуальности в ученого. Таким образом, школы являются тем катализатором, который ощутимо ускоряет становление ученого и как личности, и как коллеги в науке. Научные школы активно способствуют основательному и глубокому усвоению творческого опыта поколений, того опыта, который, по словам академика П.К.Анохина, подобен лоцману, помогающему провести корабль любознательности через рифы и подводные камни к новым идеям, к новым обобщениям.

Разделение ученых по содержанию освоенного знания и способам его использования существует очень давно, и уже достаточно давно появились научные школы, объединяющие лиц с взаимно дополняющими, как принято теперь говорить, информационными возможностями. Своеобразие «большой науки», связанное опять с явлением школа, проявилась в потребности решать комплексные проблемы большого размаха (связанные зачастую с использованием невероятно сложного экспериментального оборудования) силами узко специализированных научных работников привела к необходимости создания научных коллективов людей, имеющих конкретные знания и навыки в существенно отличающихся областях.

При этом возникает функциональное разделение труда. Это разделение труда очень часто закрепляется штатным расписанием и распределением ролей внутри коллектива. Таким образом, в любом научном коллективе труд разделен между его членам: а) исходя из научных специальностей; б) исходя из их личных особенностей и способностей. Среди некоторых специалистов возникают идеи, что для многих наука теряет творческий характер, так как большинство научных работников занимаются стандартизированным трудом по повторению бесчисленных серий эксперимента и их математической обработки. Такой вид деятельности ведет к атрофии творческих черт и унификации мышления. Как раз таки научная школа не позволяет такому произойти.

Так, Гельмгольц любил повторять мысль о том, что уже одно общение с великим человеком изменяет духовный мир ученика навсегда. «Кто раз столкнулся с одним или несколькими из передовых людей, у него на всю жизнь изменяется умственный масштаб. Вместе с тем это столкновение составляет самое интересное, что может представить жизнь»2.

Одной из особенностей современных научных исследований состоит в том, что им постоянно приходится сталкиваться с новыми проблемами и задачами, которые требуют усилий и участия в контексте их решения постоянно действующих исследовательских школ. Все это предполагает основательную подготовку, опору на жесткие и установившиеся традиции, владение необходимым арсеналом методологических знаний и навыков, обеспечивающих конкретную ориентировку в условиях научного поиска.

Перечисленные качества представляемые как единое целое, образуют содержание профессионального менталитета, профессиональной культуры представителя той или иной научной школы. Эти качества приобретаются и совершенствуются исследователями в процессе повышения профессионального уровня, совместной повседневной научной деятельности ученых вокруг конкретной научной школы. Так это, в частности, можно выразить таким известным понятием как стиль мышления той или иной школы ученых, специалистов.

Нельзя отрицать того, что в науке ориентация на авторитет в разное время и в различном смысле имеет неодинаковое толкование. Можно вспомнить времена, когда ориентация на авторитеты признавалась несовместимой с научностью, и это давало свои позитивные результаты. Но нужно отличать и позитивную роль авторитета тоже. Конечно, в период Средневековья, например, когда на первый план в структуре социальных отношений выходили отношения личной зависимости, где только человек мог выступить эталоном. И абсолютизация, фетишизация определенных личностных авторитетов имела под собой массовое обезличивание деятельности каждого нового, вступающего в нее субъекта, вела к анонимности культуры в целом. «Истина – дочь времени, а не авторитета» – это известное выражение Ф.Бэкона ставит точки над i. Однако, по-видимому, абсолютное отрицание авторитета столь же неверно как и его абсолютное признание.

Возьмем для примера такое явление научной деятельности как стиль мышления, стиль поведения, что на сегодня многими специалистами стало общепризнанным явлением. Стиль, его наличие у человека науки всегда понимается как то, «что познание невозможно без личностного своеобразия самого познающего. Своеобразие – это нечто иное, как умение преодолевать механизмы, сбрасывающие в обезличенность, индустриально-технологические, конвейерные, отупляющие способы тиражирования ничейного знания и сознания. Стилевые структуры – это как раз те «зацепочки» (как говорят, «за живое задело», «душу затронуло»), которые оживляют, одухотворяют, означивают, выделяют определенные знания из потока объективированных форм, а самого человека «вытягивают» в новые размерности, открывают перед ним новые горизонты. Стиль, выделяя человека из обезличивающего и замыкающегося в себе технологического процесса (мышления, производства, жизни), придает знанию, мышлению, деятельности свое лицо, свой почерк»3.

Из этого не следует, что стиль явление   чисто индивидуальное, субъективное и не имеет ничего общего с объективностью и закономерностью. Стиль научной деятельности определяется не только индивидуально-психологическими качествами ученого, но и сложной совокупностью объективных факторов социально-исторического и социально-экономического порядка, предметом и методами данной науки, ее логикой и установившимися в ней научными традициями.

Итак, следует отметить, что на выбор стиля руководства научной школой непосредственно могут влиять: 1) специфика деятельности научной школы; 2) существующее научной окружение; 3) квалификация членов научной школы; 4) собственные идеалы и представления самого руководителя школы, т.е. его личные качества.

Одним из источников обогащения профессиональной культуры ученых является школа. И стиль большого ученого или руководителя содержит весь арсенал методов и способов решения проблем и задач прошлого и настоящего, которые оказываются полезными также и для дальнейшей деятельности других ученых. Поэтому каждый раз при новом переосмыслении истории той или мной области науки, достижения все науки в целом играет важную роль. И стиль мышления и является тем началом, из которого выходит школа.

Достижения научных школ в области таких передовых наук как кибернетика, генетика, психология как ориентиры помогают другим научным школам или целым научным направлениям находить оптимальные и рациональные пути решения стоящих перед ними проблем и задач.

Как показывают современные исследования каждая научная школа характеризуется, подчас, совершенно различными подходами к организации творческого процесса, воспитанию научных кадров, к выбору направлений научной работы, но при этом остается неизменным одно решающая роль руководителя научной школы в ее организации и деятельности.

Итак, рассмотрение научной школы как необходимой составляющей современной большой науки требует к себе более пристального внимания и определения ее места.

Литература

 

1 Кары-Ниязов Т.Н. Астрономическая школа Улугбека. Ташкент. 1950. С.36.

2 Гельмгольц Г.  Об академической свободе германских университетов. – М. 1879.  С. 20-21.

3 Андрюхина Л.М.  Стиль науки: культурно-историческая природа. –  Екатеринбург.  1992. С. 52.

 

 

 

 887 total views,  1 views today