Клюев Александр Сергеевич. РАЗДУМЬЯ О ЕВРАЗИИ. Статья 2. Музыка в евразийском пространстве

Клюев Александр Сергеевич

Российский государственный педагогический университет

им. А.И. Герцена

доктор философских наук,

профессор кафедры музыкального воспитания и образования

Klujev Aleksandr Sergeyevich

The Herzen State Pedagogical University of Russia

Doctor Habil. in Philosophy,

Professor of the Department of Musical Education

E-mail: aklujev@mail.ru

УДК – 39.78

 

РАЗДУМЬЯ О ЕВРАЗИИ. Статья 2. Музыка в евразийском пространстве

 

Аннотация. В статье осмысляется место музыки в евразийском пространстве. Отмечается, что, согласно представлениям евразийцев, Евразия есть Россия, при этом такая Россия, которая, по существу, растворяется в азиатской (азийской) традиции. Подчеркивается, что евразийцы были тесно связаны с музыкой и полагали, что в будущем музыка России, русская музыка, сблизится с музыкой Востока. Между тем удостоверяется, что русская музыка, прежде всего, – музыка славян, и она непоколебима в своих основах, поскольку воплощает непоколебимость – «Самостоянье» России.

Констатируется, что ярчайшим образцом русской музыки является творческое наследие композиторов объединения «Могучая кучка». Автор показывает, что в наши дни в России существуют композиторы, развивающие принципы «Могучей кучки», это, в первую очередь, композиторы группы МОСТ (Музыкальное Объединение «Современная Традиция»).

Ключевые слова: музыка, евразийское пространство, Россия, Православие, «Могучая кучка», МОСТ (Музыкальное Объединение «Современная Традиция»).

 

THINKING ABOUT EURASIA.

Article 2. Music in the Eurasian space

 

Abstract: The article explores the place of music in the Eurasian space. It is noted that, according to the views of Eurasians, Eurasia is Russia, which, in fact, is dissolved in the Asian (asian) tradition. It is emphasized that the Eurasians were closely connected with music and believed that in the future, the music of Russia, Russian music, will be closer to the music of the East. Meanwhile, the article certifies that Russian music, first of all, is the music of the Slavs, and it is unshakeable in its foundations, since it embodies the steadfastness – “Self-Standing” of Russia.

The author states that the brightest example of Russian music is the creative heritage of the composers of the Association Mighty bunch. He shows that nowadays in Russia there are composers who develop the principles of the Mighty bunch, they are, first of all, the composers of the MOST group (Contemporary Tradition Musical Association).

Keywords: music, Eurasian space, Russia, Orthodoxy, Mighty bunch, MOST (Contemporary Tradition Musical Association).

 

В первой статье нашего эссе «Раздумья о Евразии» мы в общих чертах представили предложенную П.Н. Савицким и др. – евразийцами модель Евразии. Напомним основные постулаты этой модели:

  1. Евразия есть Россия – Россия-Евразия, отворачивающаяся от Запада и всем своим существом обращающаяся к Востоку.
  2. Россия-Евразия – Православная страна, и все государства Азии, входящие в состав России-Евразии, должны будут принять Православную веру.
  3. При несомненном значении Православия в России-Евразии, роль славян в ней несущественна [5].

Очевидно, что заявленная евразийцами трактовка России как Евразии нуждается в детальном анализе. Надо сказать, что еще во времена активного ее обсуждения она была подвергнута критике многими философами, мыслителями России, считавшими себя патриотами своей страны. Наиболее ярко и убедительно осуждена И.А. Ильиным. В частности, в статье «Самобытность или оригинальничание?» Ильин писал, что, по мнению поборников евразийства, «за последние двести лет Россия якобы утратила свою самобытную культуру потому, что она подражала Западу и заимствовала у него; чтобы восстановить свою самобытность, она должна порвать с германо-романским Западом, повернуться на Восток и уверовать, что настоящими создателями ее были Чингисхан и татары… все те, кто достаточно легковерны и простодушны, а главное, кто достаточно плохо знает историю России, – могут с успокоенной душою принять… “новую” кличку и “уверовать” в “новый путь”… Но… разве самобытность не в том, чтобы быть перед Лицом Божиимсамим собою, а не чужим отображением и искажением? Ни восток, ни запад, ни север, ни юг… Вглубь надо; в себя надо; к Богу надо!..» [3, с. 305-306].

Характерной чертой евразийцев явилось то, что они были тесно связаны с музыкой: некоторые из них были теоретиками музыки – П.П. Сувчинский, А.С. Лурье, симпатизировали евразийцам и отдельные композиторы – В. Дукельский, А. Черепнин и даже И. Стравинский и С. Прокофьев. Эта связь позволила им увидеть в музыке сферу, в которой особенно отчетливо реализуются их идеи.

Так, евразийцы были убеждены, что в будущем музыка России, русская музыка, освободится от европейского – немецкого, итальянского, французского – влияния и соединится с музыкой Востока. Для будущей русской музыки принципиально важными окажутся следующие, почерпнутые с Востока, моменты: «1) преодоление линиарности (архитектоники) путем внутренней перспективы (синтез-примитив); 2) субстанциональность элементов» [2, с. 161]. Конкретным претворением этого заимствования явится использование четвертных тонов: «Введение четвертных тонов – начало, в полном смысле, новой органической эпохи, выходящей из граней воплощения существующих музыкальных форм» [2, с. 162].

И, как считали адепты евразийства, русская музыка уже со второй половины XIX века, пошла по этому пути, обратившись, по их выражению, к «скифскому» стилю. Но в этом утверждении «скифской» направленности русской музыки какое непонимание ее природы демонстрируют евразийцы! Сто раз прав Ильин, вопрошавший: «Вся музыка от Глинки до Рахманинова… Где во всем этом здоровая и самобытная стихия Чингисхана? Где здесь национальное самосознание татарского улуса? Где здесь слышен визг татар, запах конского пота и кизяка?!.» [3, с. 306][1].

Бесспорно, немеркнущим образцом русской музыки была и остается музыка композиторов объединения «Могучая кучка»[2]. Приятно отметить, что принципы композиторов-«кучкистов» развивают многие современные композиторы из России. По всей видимости, лидер этих энтузиастов – московский композитор Андрей Микита.

А. Микита – автор большого количества произведений. Среди них такие сочинения, как оркестровая поэма «Франко-прусская война», концерт для виолончели с оркестром «Ромео и Джульетта», фортепианный «Концерт на темы Грига», балет «Гадкий утенок» (в соавторстве с О. Петровой и И. Цеслюкевич). Вместе с тем ведущее место в творчестве композитора занимает музыка, укорененная в Православии. Это произведения: песнопение «Богородице Дево, радуйся», хоровой концерт «Богородичные песнопения», кантата «Литургия красоты», оратория «Семь песен о Боге» и другие.

Исключительно значимым в творческой работе Микиты является руководство им современным композиторским объединением МОСТ (Музыкальное Объединение «Современная Традиция») – своеобразной «Могучей кучкой» наших дней. В это объединение, помимо А. Микиты, входят композиторы В. Кикта, А. Муравлев, А. Агажанов, В. Довгань, А. Висков, К. Волков, митрополит Иларион (Алфеев) и другие (в деятельности объединения принимают активное участие и музыковеды – М. Рахманова, Т. Масловская).

Был опубликован Манифест объединения. Вот несколько пунктов из этого Манифеста:

«1. Мы пытаемся построить мост… между русскими классиками и современными композиторами.

  1. Новизна и тем более “модность” композиторской техники, эпатажность способов исполнения современной музыки не являются для нас критерием.
  2. Такие составляющие музыки, как мелодия и гармония, не утратили своего значения как важнейшие средства музыкальной выразительности.
  3. Музыка, к которой применимы понятия “красота”, “выразительность”, “человечность”, никогда не прекращала создаваться, только современное общество об этом мало информировано, хотя оно в этой музыке, безусловно, нуждается» [7].

А вот что о деятельности объединения говорит А. Микита: «Хочу привести цитату Андрея Тарковского, которая характеризует взгляды членов творческого объединения МОСТ на искусство: “Истинная красота – потаенная, неброская, ее постижение требует духовной работы, хотя попытки ее сформулировать безнадежны. Можно только ощущать присутствие красоты – по мурашкам, которые пробегают по спине, когда мы становимся свидетелями чуда”. Композиторов, входящих в МОСТ, объединяет понимание того, что решающим критерием ценности музыкального произведения является не приверженность тем или иным технологическим средствам, не привычность или наоборот новизна звучания, а сила воздействия на человеческие чувства… Для нас современная традиция – это поле свободы. И очень важной в современных условиях мы считаем направленность творчества к органичности и естественности (опять же на уровне эстетики, а не технологии), в наше время – время виртуальной реальности и генно-модифицированной продукции». И чрезвычайно красноречивое утверждение А. Микиты в контексте обсуждаемой нами проблематики: «Объединение вышло за рамки московского региона и приняло сперва всероссийский, а теперь и евразийский (выд. мной – А.К.) характер». Согласно Миките, евразийский масштаб деятельности объединения МОСТ демонстрирует тематика организуемых объединением абонементов и концертных программ, в частности, концертная программа «Песнопения русского мiра», в которой исполняется «духовная музыка православных композиторов не только Москвы и Петербурга, но также Сибири, Урала, Украины, Беларуси» [1].

Хочется выразить уверенность в том, что, пока в России звучит русская музыка, России ничего не угрожает!

 

Список литературы

 

  1. Андрей Микита: интервью [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.sinergia-lib.ru/index.php?page=mikita_a_i&view=print
  2. Вишневецкий И.Г. «Евразийское уклонение» в музыке 1920-1930-х годов. М.: Новое литературное обозрение, 2005. – 512 с.
  3. Ильин И.А. Самобытность или оригинальничание? // Ильин И.А. Статьи. Лекции. Выступления. Рецензии (1906-1954). М.: Русская книга, 2001. С. 303-309.
  4. Келдыш Ю.В. Русская музыка // Музыкальная энциклопедия: В 6 т. Т. 4. М.: Советская энциклопедия, 1978. Ст. 757-790.
  5. Клюев А.С. Раздумья о Евразии. Статья 1. Россия-Евразия – незавершенный проект // Credo New. 2020. № 3 (103). С. 150-155.
  6. Репин И.Е. Далекое близкое. М.: Эксмо, 2019. – 320 с.
  7. Чернов А.Е. Новое объединение современных композиторов МОСТ. Прямой эфир на Народном радио [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.forumklassika.ru/showthread.php?t=12979

 

[1] Думается, непонимание евразийцами русской музыки – следствие пренебрежения тем фактом, что русская музыка – детище славян. Как указывал Ю.В. Келдыш, «истоки русской музыки восходят к творчеству восточнославянских племен, населявших территорию Древней Руси до возникновения в IX веке первого русского государства» [4, ст. 757].

[2] Миссию композиторов «Могучей кучки» прекрасно осознавали евразийцы, о чем свидетельствует негативное, даже враждебное, к ним отношение радетелей евразийства. Кстати, «тайную» причину такого отношения проясняет один интересный факт, о котором вспоминает в своей книге «Далекое близкое» И.Е. Репин. Репин пишет о том, что зимой 1871-1872 годов А.А. Пороховщиковым (дельцом и прожектером – «Хлестаковым», как его называет Тургенев в письме 1872 года Стасову) ему была заказана картина для концертного зала строящегося ресторана «Славянский базар». На картине предполагалось изобразить славянских композиторов – русских, польских и чешских. Композиторов выбирал Н.Г. Рубинштейн. И интересно, что из русских композиторов-«кучкистов» Рубинштейн выбрал только двоих: Балакирева и Римского-Корсакова. Репин пробовал уговорить Пороховщикова, чтобы тот разрешил изобразить на картине Бородина и Мусоргского, но получил отказ в грубой и циничной форме: «Вот еще! Вы всякий мусор будете сметать в эту картину! Мой список имен музыкантов выработан самим Николаем Рубинштейном, и я не смею ни прибавить, ни убавить ни одного имени из списка, данного вам… Нет, уж… не засоряйте этой картины! Да вам же легче: скорее! Скорее! Торопитесь с картиной, ее ждут» [6, с. 221].

 231 total views,  4 views today