Троицкий Виктор Петрович. «Имяславский манифест» в контексте «философии имени» Лосева

Троицкий Виктор Петрович

Библиотека истории русской философии и культуры

«Дом А.Ф. Лосева»

Старший научный сотрудник

Troitskii Victor Petrovich

Library of history of Russian philosophy and culture “A.F. Losev’s House”

Senior researcher

E-mail:  vicpetro10.11@mail.ru

УДК 101.9

 «Имяславский манифест» в контексте «философии имени» Лосева

Аннотация: В работе обсуждается и анализируется идейное содержание т.н. «Имяславского манифеста», составленного А.Ф. Лосевым в начале 1920-х годов. Показывается связь данного документа с общим ходом «Афонского дела» и его роль и место в создании двух версий философии языка (как «философии имени») у А.Ф.  Лосева и П.А. Флоренского. Впервые в полном объеме публикуется сам этот документ.

Ключевые слова: «Афонское дело», имяславие, философия языка, А.Ф. Лосев, П.А. Флоренский.

 

 

“Imyaslavsky manifesto” in the context of . Losev’s “philosophy of name”

Abstract: The ideological contents of the so-called “Imyaslavsky manifesto” made by A.F. Losev in the early twenties are discussed and analyzed in the work. Connection of this document with the general course of “The Athos business”, its role and the place in creation of two versions of philosophy of language (as “name philosophies”) at A.F. Losev and P.A. Florensky is shown. This document is published in full version the first time.

Keywords: “The Athos business”, imyaslavye, language philosophy, A.F. Losev, P.A. Florensky.

Документ, условно называемый здесь «Имяславским манифестом», содержится в многотомном следственном «Деле по обвинению гр. Лосева А.Ф. и др.» № 100256 (арх. № Н-7377), хранящемся в ЦА ФСБ РФ. Впервые в научный оборот его ввела А.А. Тахо-Годи, в свое время работавшая с данным «Делом» и поместившая достаточно подробное изложение названного документа в своей книге «Лосев» (в двух изданиях: М., 1997; М. 2007). Текст составлен рукой А.Ф. Лосева и, в конце документа, подписан самим А.Ф. Лосевым и еще девятью участниками (см. ниже). По характеристике А.А. Тахо-Годи, это «замечательный документ, являющийся, можно сказать, неким “Символом веры” имяславцев, собиравшихся вокруг Егорова и Лосевых» в 1920-х годах[1].

Нас будет интересовать, прежде всего, время составления данного «манифеста» и для какой цели он предназначался. На этот счет также имеется предположение А.А. Тахо-Годи: «Документ этот написан с определенной долей стилизации под старину и даже по старой орфографии, отмененной в 1918 году. Даты под документом нет, но он относится несомненно к году 1922-му, когда все еще ожидалось решение по делу имяславцев самим патриархом Тихоном»[2]. Разумеется, речь идет о положительном решении так называемого «Афонского дела» и снятии поражения в правах афонских имяславцев.

В целом принимая данную гипотезу, мы рассмотрим далее несколько уточняющих положений.

Во-первых, не исключается возможность фиксации «манифеста» ко времени подготовки (или ожидания) очередного Всероссийского Поместного Собора. Так, согласно решению Собора 1917–1918 годов, предполагался нормальный межсоборный интервал в три года, и даже принималось соответствующее постановление: «Предоставить Святейшему Патриарху созвать будущий Собор весною 1921 года»[3]. Этот срок был хорошо известен церковной общественности.

Во-вторых, недавно стал доступен еще один документ той же поры, опубликованный в сборнике «Имяславие» (2005), который подготовил протоиерей К. Борщ. Это «Обращение московских профессоров, богословов, писателей к Архипастырям Российской Православной Церкви» от 25 декабря 1921 года. Данное «Обращение» существенно больше «манифеста» по объему, но в главном (богословско-идейном) содержании обнаруживаются существенные совпадения. И, главное, среди подписавших этот документ авторов значится большинство лиц, оставивших свою подпись и под «манифестом»: это А.Ф. Лосев, Н.М. Соловьев, Г.А. Рачинский, Н.М. Хитрово-Крамской[4]. Отметим, что здесь же находятся и подписи П.А. Флоренского и М.А. Новоселова (последний станет одним из главных «фигурантов» дела № 100256). Весьма вероятно предположение, что текст «Обращения» является просто более поздней редакцией рассматриваемого «манифеста», каковой был изложен в более пространной редакции и в котором добавились еще несколько авторитетных участников.

Таким образом, «Имяславский манифест» (публикуемый ниже в полном объеме) вполне может быть отнесен к 1921 году, и предназначался он для подготовки церковно-общественного мнения ввиду ожидаемого нового Собора Православной Российской Церкви.

Об уточнении даты – 1921 год – нам стоило специально озаботится, чтобы поточнее зафиксировать время возможного начала интенсивной работы А.Ф. Лосева, а также и священника Павла Флоренского, двух главных теоретиков имяславия, над своими версиями «философии имени». Главное зерно своих философско-богословских убеждений относительно почитания Имени Божия, как видим, они зафиксировали в неких коллективных «обращениях» или «манифестах» 1921 года.

«Имяславский манифест» публикуется по материалам ЦА ФСБ РФ, «Дело» № 100256 , том 11, лл. 218–219. Для характеристики лиц, оставивших свои подписи под «манифестом», используются также соответствующие выдержки из «Обвинительного заключения» по делу (том 2, лл. 702–716).

 

Во Имя Отца и Сына и Св. Духа.

«Тем же убо, братие, стойте и держите предания, им же научистеся <или> словом или посланием нашим» (<2 Фесс. 2, 15>)[i]. Следуя сему завету апостольскому и ревнуя о чистоте св. православной веры, ныне поругаемой и гонимой, исповедуем сие:

  1. Русская Православная Церковь давно уже стала на путь духовного оскудения, и многие из служителей ея, как и бóльшая часть русской интеллигенции, давно уже оскверняли себя различными злочестивыми учениями. Актом от имени всей Российской Церкви, официально закрепляющим впадение ея в ересь, является Послание Свят<ейшего> Синода 18 мая 1913 года по поводу имяславского учения о почитании Имени Божия.
  2. В трех лже-догматах, провозглашенных этим Посланием, читаем:

«1. … В молитве (особенно Иисусовой) Имя Божие и Сам Бог сознаются нами нераздельно, как бы отождествляются, даже не могут и не должны быть отделены и противопоставлены одно другому. Но это только в молитве и для нашего сердца, в богословствовании же, как и на деле, Имя Божие есть только имя, а не Сам Бог и не Его свойство, название предмета, а не сам предмет, а потому не может быть признано или называемо ни Богом (что было бы бессмысленно и богохульно), ни Божеством, потому что оно не есть <и> энергия Божия.

  1. Имя Божие, когда произносится в молитве с верою, может творить <и> чудеса, но не само собою, не вследствие <некоей навсегда> как бы заключенной в нем или к нему прикрепленной Божественной силы, которая действовала бы уже механически, <–> а так, что Господь, видя веру нашу (Мф. IХ, 2) и в силу Своего не<от>ложного обещания, посылает Свою благодать и <ею> совершает чудо.
  2. В частности, святые таинства совершаются не по вере совершающего, не по вере приемлющего, но и не в силу произнесения или изображения Имени Божия, а по молитве и вере Св. Церкви, от лица которой они совершаются и в силу данного ей Господом[ii] обетования.

Такова вера православная, вера отеческая и апостольская».

  1. По вере отцов наших и по разуму слова Божия не можем приять сих богохульных и кощунственных учений и не можем говорить, что Имя Божие есть только звуки, ибо не звуки и не тварное бытие проповедуется Писанием, когда оно говорит: «Не веруяй уже осужден есть, яко не верова во Имя Единородного Сына Божия» (Иоанн. III, 18); «и сия есть заповедь Его, да веруем во Имя Сына Его Иисуса Христа» (I Иоанн. III, 18)[iii]; «елицы же прияша <Его>, даде им область чадом Божиим быти, верующим во Имя Его» (Иоанн. I, 12). Сам Господь наш Иисус Христос пред Своим шествием на страдания всю цель своего служения на земле определил такими словами: «И сказах им Имя Твое и скажу, да любы, ею же Мя еси возлюбил, в них будет, и Аз в них» (Иоанн. ХVII, 26).
  2. Послушествуя сим великим глаголам слова Божия, отметаем оное Синодальное Послание как еретическое и богохульное; страшимся гнева Божия и отрекаемся от сих кощунственных лже-догматов, открывающим Церкви широкий простор для жизни вне освящения Именем Божиим, т.е. во тьме неразумия и антихристианского устроения всей жизни нашей. Отрекаемся от того, что: 1) Имя Божие «на деле», т.е. на самом деле, в действительности, не есть энергия или свойство Божие, при каковом воззрении молитва отделяется непроходимой пропастью от богословствования, равно как и от самого Божественного бытия; что 2) сила Божия не съединена с Именем Божиим и таинственное единство их нужно понимать как «механическое»; что, наконец, 3) св<ятые> таинства совершаются не Именем Божиим.
  3. Веруем и исповедуем, яко Имя Божие «чудно по существу» (Иоанн Злат<оуст>)[iv], «свято Само в Себе» (Правосл<авный> Кат<ехизис>)[v], «Само в Себе как свято, так славно и препрославлено есть…, слава бо Имени Божия вечна, безконечна и непременяема есть, как и Сам Бог» (Св. Тихон Задонский)[vi]. Посему, если сказано: «Да не будут тебе бози инии, разве Мене» [(Исх. 20, 2–3)], то и Имя Божие, поелику в Церкви славится и воспевается, не должно быть отделяемо от Существа Божия: как веровала и исповедовала вселенская Св. Православная Церковь, всякое слово Божие, произнесенное устами Божиими, есть Бог, ровно так и всякое Имя Божие, изреченное устами Самого Бога, есть Бог.

И сию веру нашу в Слово Божие и во Имя Божие утверждаем собственноручною подписью.

Дмитрий Егоров, профессор Московского Университета[vii]

Алексей Лосев[viii]

Николай Соловьев[ix]

Александр Сузин[x]

Павел Попов[xi]

Валериан Муравьев[xii]

Валентина Лосева[xiii]

Артист М.Н. Хитрово-Крамской[xiv]

Николай Бухгольц[xv]

Григорий Рачинский[xvi]

 

[1] Тахо-Годи А.А. Лосев. М.: Молодая гвардия, 2007. С. 115.

[2] Там же. С. 116–117.

[3] Деяния Священного Собора Православной Российской Церкви 1917–1918 гг. / В 2-х т. Т. II. М., 2000. С. 220.

[4] Имяславие. Сборник богословско-публицистических статей, документов и комментариев. Т. II. М., 2005. С. 287.

[i] В рукописи оставлены пустые скобки, и с небольшим отклонением от оригинала значится – «держите предание».

[ii] В рукописи – «ей от Господа».

[iii] Должно быть – III. 23.

[iv] См.: Ioan. Chrysost. In Psalm. 8. 1–2.

[v] См.: Православный Катехизис, составленный Митрополитом Московским Филаретом / О молитве Господа, п. 402.

[vi] См.: Об истинном христианстве. Кн. 2, гл. 2. О прославлении Имени Божия, п. 313.

[vii] Егоров Дмитрий Федорович (1869–1931) – выдающийся математик, профессор Московского Императорского университета и МГУ, директор Института математики и механики при МГУ (1923–1929), почетный член АН СССР (1929), основатель Московской математической школы теории функций, автор классических учебников по дифференциальной геометрии, вариационному исчислению, теории чисел. Арестован по делу «Истинно-православной церкви», по версии «Обвинительного заключения» (1931), «являлся активным участником церковно-политического центра», «руководил совместно с профессором Лосевым и другими к.-р. повстанческой организацией “Имяславцев” на Кавказе» и т.п., получил высылку в Казань. Там объявил голодовку и вскоре скончался. Похоронен на Арском кладбище, рядом с могилой Н.И. Лобачевского.

[viii] Лосев Алексей Федорович (1893–1988) – выдающийся философ, автор многочисленных работ по философии языка, призванных стать теоретическим фундаментом для имяславия: «Философия имени», «Самое само», «Вещь и имя» и др. Проходил по делу «Истинно-православной церкви». Согласно «Обвинительному заключению» по делу (1931), «являлся наиболее активным членом церковно-политического центра всесоюзной к.-р. организации “Истинно-православная церковь”, на заседаниях которого был постоянным докладчиком по всем вопросам организации», «разрабатывал идеологию к.р. организации “Истинно-православная церковь” и “Имяславцев”, выдвигая на первый план борьбу с советской властью, каковое требование возводилось им в догмат».

[ix] Соловьев Николай Михайлович (1874–1927) – математик, преподаватель Горной академии, активный член «имяславского» кружка. Вместе с братом Рафаилом (1879–1904) основал книгоиздательство «Творческая мысль», в котором успел издать до Октябрьского переворота ряд книг по апологетике и вопросам соотношения науки и веры. Инициатор встречи ревнителей имяславия с патриархом Тихоном (10 декабря 1920 года). По делу «Истинно-православной церкви» привлечен не был, т.к. скончался за два года до начала арестов. Среди изданий, подготовленных Н.М. Соловьевым, особенно выделяется книга: Табрум А.Г. Религиозные верования современных ученых / Пер. с англ. под ред. В.А. Кожевникова и Н.М. Соловьева. М.: Творческая мысль, 1912, ХVI + 153 с. В свое время на эту книгу обращал наше внимание математик Владимир Николаевич Щелкачев (1907–2005), самый молодой из участников дела «Истинно-православной церкви». Согласно «Обвинительному заключению» по делу (1931), «являлся активным участником нелегального кружка молодежи, созданного участником церковно-политического центра Бухгольц, с целью подготовки надежных кадров для борьбы с Соввластью».

[x] Сузин Александр Владимирович (1898–1948) – геолог и палеонтолог, преподавал в МИИТ и МГУ. Проходил по делу «Истинно-православной церкви». Согласно «Обвинительному заключению» по делу (1931), «участвовал на нелегальных собраниях в квартире профессора Лосева и Егорова, на которых при обсуждении организационных вопросов предлагал подчинить организацию руководству белой эмиграции». Отбывал заключение в лагерях ОГПУ (1931–1935).

[xi] Попов Павел Сергеевич (1892–1964) – историк философии, логик, литературовед, работал в ГАХН (1923–1930), с 1943 г. преподавал в МГУ. Муж внучки Льва Толстого Анны Ильиничны, близкий друг М.А. Булгакова (1930-е гг.). По делу «Истинно-православной церкви» привлечен не был.

[xii] Муравьев Валериан Николаевич (1885–1930) – философ и литератор, до революции служил по дипломатической части, далее участник сборника «Из глубины» (1918), преподавал в Институте живого слова и работал в Центральном институте труда (1926–28). Автор книги «Овладение временем как основная задача организации труда» (1924), мистерии «София и Китоврас» и романа-утопии «Остров Буян» (конец 1920-х). В 1929 г. арестован и приговорен «за антисоветскую агитацию», умер от тифа в ссылке (Нарым).

[xiii] Лосева (Соколова) Валентина Михайловна (1898–1954), училась на Высших женских курсах и закончила МГУ по специальности «астрономия», автор диссертации «Об изменении эксцентриситета и большой полуоси орбиты спектрально-двойных звезд» (1935). Супруга А.Ф. Лосева, вместе с ним приняла тайный монашеский постриг (1929), проходила по делу «Истинно-православной церкви». Согласно «Обвинительному заключению» по делу (1931), «являлась фактической помощницей своего мужа профессора Лосева – одного из руководителей организации». Отбывала заключение в лагерях ОГПУ (1931–1933).

[xiv] Хитрово-Крамской Николай Михайлович (1876–1938) – потомственный дворянин, внук М.И. Кутузова, профессор церковного пения. Проходил по делу «Истинно-православной церкви», упомянут в «Обвинительном заключении» (1931), – «участвовал на заседаниях церковно-политического центра, посвященных вопросам руководства к.-р. организацией “Имяславцев”», получил высылку в Вост. Сибирь (1930–1934). Расстрелян за «контрреволюционную агитацию» и «антисоветскую деятельность» в 1938 г., похоронен на Бутовском полигоне.

[xv] Бухгольц Николай Николаевич (1881–1943) – физик, автор фундаментального «Основного курса теоретической механики» (1933), заведовал кафедрами теоретической механики МЭИ (1930–1933) и МГУ (1938–1943), генерал-майор (1943). Проходил по делу «Истинно-православной церкви», упомянут в «Обвинительном заключении» (1931), – «по поручению организации создавал кружки из к.-р. молодежи (студентов)», репрессирован не был.

[xvi] Рачинский Григорий Алексеевич (1859–1939) – литератор, философ, переводчик. Двоюродный брат С.А. Рачинского. Редактировал заключительные тома первого собрания сочинений Вл. Соловьева, перевел его произведения, написанные по-французски. Бессменный председатель собраний Религиозно-философского общества памяти Вл. Соловьева в Москве (1905–1918), заведовал редакционной частью книгоиздательства «Путь» (1910–1919). В 1919 г. арестован как один из организаторов Временного объединения приходов Москвы. В 1920-е годы читал курс перевода в «Брюсовском институте», в 1930-е – преподавал на Высших литературных курсах. По делу «Истинно-православной церкви» не привлекался.

52 просмотров всего, 1 просмотров сегодня