Смирнов Петр Иванович. Мировоззренческая функция социологии и фундаментальные ценности современного общества

Смирнов Петр Иванович

Санкт-Петербургский государственный университет

профессор кафедры теории и истории и социологии

Smirnov Petr Ivanovich Saint-Petersburg State University

Professor of the Chair of Theory and History of Sociology

E-Mail: smirnovpi@mail.ru

УДК – 3.30.31.316

 

МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКАЯ ФУНКЦИЯ СОЦИОЛОГИИ И ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ ЦЕННОСТИ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА

 

Аннотация. В статье утверждается, что глобализирующееся общество сползает в ситуацию постцивилизационного варварства, признаком которого является чрезмерное и неупорядоченное насилие. Неупорядоченность высших общечеловеческих ценностей, следствием чего является «анархия умов», выступает важнейшим фактором насилия. Социология призвана способствовать становлению упорядоченного мировоззрения в общепланетном масштабе, предложив типологию фундаментальных ценностей общества, а также иерархию высших общечеловеческих ценностей. Эта типология должна стать ценностной основой международного права и закреплена в Уставе ООН.

Ключевые слова: мировоззрение, ценности, функция, социология, международное право.

 

WORLD OUTLOOK FUNCTION OF SOCIOLOGY AND FUNDAMENTAL VALUES OF MODERN SOCIETY

Abstract. In article it is claimed that the globalized society slips in a situation of post-civilization barbarity which sign is the excessive and disorder violence. Disorder of the supreme universal values which consequence is «anarchy of minds», acts as the most important factor of violence. The sociology is urged to promote formation of the ordered outlook in all-planetary scale, having offered typology of fundamental values of society, and also hierarchy of the supreme universal values. The typology has to become valuable fundamentals of international law and to be fixed in the Charter of the UN.

Keywords: world outlook, values, function, sociology, international law.

 

Введение. Общий ход событий в современном мире можно  охарактеризовать как сползание глобализирующегося общества в постцивилизационное варварство, важнейшим признаком которого является стремительный рост неупорядоченного насилия в отношениях между людьми, народами, государствами. Движение человечества в этом направлении обусловлено двумя важнейшими причинами: 1) всевозрастающей жаждой ресурсов, свойственной современному обществу, и 2) отсутствием общепринятой системы высших общечеловеческих ценностей, могущей стать основой мирового правопорядка. Именно конкуренция из-за ресурсов и стремление отдельных человеческих групп и обществ навязать присущие им ценности другим объединениям людей (вкупе с эгоистично понимаемыми национальными интересами)  стимулируют применение чрезмерного насилия, чреватого в пределе самыми катастрофическими последствиями. В данной статье рассматриваются возможности социологии (как науки и образовательной дисциплины) в формировании гармонизированного мировоззрения человечества как средства ограничения насилия. В качестве мировоззренческой основы предлагаются типология фундаментальных ценностей общества и иерархия высших общечеловеческих ценностей.

Теоретической основой статьи является деятельностно-ценностный подход к описанию социальных процессов и явлений [2, с.114-138]. Ключевыми положениями этого подхода являются две трактовки понятия «общество».  В соответствии с ними  общество понимается:

1) как объединение людей, интегрирующее в себе разные типы взаимодействия между людьми: природное, чувственное, рече-коммуникационное, правовое,

2) как система субъектного типа, причем базовыми характеристиками субъекта и объекта признаются, соответственно, не активность и пассивность, что иногда утверждается [4, с.453; 5, с.661], а несамодостаточность субъекта, т.е. неспособность существовать без потребления окружающего мира, и самодостаточность объекта, пребывающего в мире без потребления последнего.

В обоих случаях деятельностное взаимодействие (обмен результатами деятельности – продуктами и услугами) считается видовым отличием и наиболее существенным признаком понятия «общество». Использование той или иной трактовки этого понятия определяется конкретными целями исследования. Некоторые существенные положения названного подхода отчасти отражены ниже в содержании статьи.

Основное содержание статьи.

Задачи и возможности социологии. В глобализирующемся обществе неотложным становится решение задачи, некогда поставленной перед социологией О.Контом, а именно, покончить с анархией в умах. Без ее решения невозможно дальнейшее относительно мирное существование человечества. Социология (как образовательная дисциплина) могла бы способствовать ее решению при надлежащем выполнении своей важнейшей функции:  формирования упорядоченного мировоззрения в планетарном масштабе. Сформировать подобное мировоззрение можно в случае успешного синтеза двух взаимосвязанных функций этой учебной дисциплины: функции просвещения и функции ценностного ориентирования.  Социология же (как наука) призвана обеспечить надлежащие предпосылки для выполнения обеих функций, но, к сожалению, ее современный научный уровень не соответствует означенному требованию.

Во-первых, хаос, царящий в сфере теоретической социологии, не позволяет создать картину происходящих на Земле событий, доступную для понимания большинства учащихся (и даже для всех более или менее образованных людей). Знакомство со сложным конгломератом различных теоретических подходов и школ, авторских концепций и позиций не приносит им никакой пользы, поскольку не помогает ориентироваться в сложном и меняющемся мире.

Во-вторых, социология (наряду с социальной философией) не предлагает учащимся четкую и доступную их пониманию совокупность ценностей, способных придать (и, отчасти, прояснить) отдельному человеку смысл его существования, стать нравственной основой оценки человеческого поведения и совокупной деятельности человечества, а также ценностной основой международного права.

Что касается функции просвещения (связанной с упорядочением конгломерата теоретических конструкций), то ее исполнение на приемлемом уровне потребует больших усилий всего сообщества социологов. Кроме того, теоретическое знание механизмов функционирования общества слабо влияет на реальное массовое поведение людей. Поэтому на первый план в образовательном процессе выступает функция ценностного ориентирования.  Конкретной же и наиболее важной задачей социологии (как науки) на данный момент является  составление достаточно ясной и упорядоченной совокупности  фундаментальных ценностей общества, доступной пониманию любого нормального человека. Ниже (в порядке обсуждения) предлагается решение упомянутой задачи, включающее способ выявления фундаментальных ценностей общества, их конкретную типологию, а также иерархию высших общечеловеческих ценностей.

Проблемы, связанные с формированием совокупности фундаментальных ценностей общества. Чтобы получить искомую совокупность ценностей (которая может быть представлена в виде типологии) необходимо решить  ряд теоретических проблем.

Самая первая проблема связана с выражением  «фундаментальные ценности общества», вынесенным в заголовок статьи. Имеет ли оно право на существование? Можно ли класть ценности в фундамент общества? Точнее говоря, в основу теоретических описаний общества? Не следует ли употреблять в таких описаниях понятие «потребность»? Очевидно же, что общество не может существовать, не удовлетворяя самые разнообразные потребности.

Решение данной проблемы фактически означает выбор исследовательской позиции между двумя линиями в обществоведении.

Представители первой, условно ее можно назвать линией «Платона – Маркса», кладут в основу общества потребности. В частности, Платон, признавая, что поскольку каждый «человек не может удовлетворить себя, но нуждается еще во многом», и «привлекает то одного, то другого для удовлетворения той или иной потребности», приходит к выводу, что «государство создают наши потребности» [8, с.145]. Маркс и Энгельс, рассматривая человека как потребляющее существо, утверждали, что «порождение новых потребностей является первым историческим актом» [7, с.12 и др.].

Представители второй позиции (условно, линия «Аристотеля – Парсонса» ) кладут в основу общества ценности. Так, Аристотель полагает, что «человек способен к восприятию таких понятий, как добро и зло, справедливость и несправедливость», что в совокупности «и создает основу семьи и государства» [1, с.379]. Добро и зло, справедливость и несправедливость, очевидно, следует отнести к классу ценностей, а не потребностей. По мнению представителей структурно-функционального анализа в основе социальных систем также лежат ценности [20, рр.202-203][1].

На первый взгляд, линия Платона – Маркса представляется более правильной. Общество, рассматриваемое как система субъектного типа,  возникшая на основе деятельностного взаимодействия людей, представляет собой несамодостаточное образование, неспособное существовать без потребления окружающего мира. Удовлетворение потребностей было, есть и будет непременным условием существования общества.

Однако можно привести ряд аргументов в обоснование второй точки зрения, учитывая специфику человеческой деятельности.

Во-первых, с точки зрений наличия потребностей как стимулов деятельности, деятельность людей не отличается от деятельности животных. Она несвободна, имеет объективно заданный смысл, определяемый телесной, социальной и духовной сторонами человеческой природы.

Однако, во-вторых, важнейшим свойством человеческой деятельности, отличающим ее от деятельности животных, является ее постоянно возрастающая мощь (повышение ее насыщенности веществом, энергией и информацией). По своей мощи, обусловленной наличием в ней технических средств, деятельность человека несопоставима с деятельностью животных.

В-третьих, повышенная мощь деятельности, являясь объективной предпосылкой свободного времени, дает человеку возможность тратить все большую долю этой мощи на достижение ценностей, т.е. любых материальных или идеальных явлений, имеющих значение для человека, ради которых тот прилагает усилия и выбирает свободно. Удовлетворение потребностей, в определенной мере, «выносится за скобки», становится чем-то само собой разумеющимся.

В-четвертых, благодаря наличию ценностей как стимулов деятельности, человеческая деятельность обретает свободу и субъективно заданный смысл, т.е. смысл, который человек свободно задает сам себе [11, с.150-154]. Иначе говоря, она обретает свойства подлинно человеческой деятельности. Когда ценности становятся главными регуляторами человеческой деятельности, человечество делает шаг из царства необходимости в царство свободы.

В современном обществе свободная деятельность человека, направленная на достижение ценностей начинает играть все большую роль в функционировании и существовании общества. Поэтому проблема выбора между потребностями и ценностями как основами теоретического описания общества решается следующим образом. Очевидно, общество возникает, существует и отчасти развивается на основе потребностей. Но постепенно ценности занимают все большее место в основе общества. Они в решающей степени определяют функционирование и развитие социальных систем современного типа. Следовательно, возникает возможность строить простые (пусть грубые) теоретические модели общества, опираясь на понятие «ценность».

Решение первой проблемы, т.е. признание возможности класть в основу теоретических описаний общества понятия «ценность», влечет две дополнительные проблемы.

Во-первых, насколько адекватны будут описания (теоретические модели) общества, составленные на базе понятия «ценность», без использования понятия «потребность»?

Во-вторых, какие именно ценности следует класть в основу теоретических описаний социальных систем?

Что касается адекватности теоретического описания общества на суженой понятийной основе (без ввода в нее понятия «потребность»), то ясно, что на узком перечне понятийных средств нельзя построить «целостную и всестороннюю» теорию общества. Может быть, к этому пока и не следует стремиться, учитывая ограниченность человеческого разума. Однако и на узкой теоретической базе можно строить достаточно адекватные модели, пригодные для описания отдельных процессов и явлений и понимания важнейших проблем общества в целом. Главное условие адекватности – внесение в теоретическую базу представлений и понятий, отражающих наиболее существенные признаки исследуемых явлений.

Известно, карикатура, исполненная несколькими штрихами, часто точнее и выразительнее передает сходство человека (и даже его внутреннюю суть), нежели портрет в импрессионистском стиле, исполненный бесчисленными мазками. Кроме того, общепризнана эвристическая полезность простейших идеальных моделей реальных явлений, издавна применяемых в естествознании. Идеальная жидкость и идеальный газ, абсолютно твердое тело и т.п. своими свойствами, заданными человеком, весьма отличаются от свойств реальных, жидкостей, газов, тел. Да и геометрия изучает не реальные, а некие идеальные треугольники, круги и прочие геометрические фигуры. В обществоведении следует пойти аналогичным путем, строя простейшие идеальные модели общественных явлений, к чему, вероятно, интуитивно стремился М. Вебер, вводя в социологию понятие «идеальный тип». Поэтому можно построить достаточно адекватные модели социальных явлений, опираясь лишь на понятие «ценность» и временно предав забвению понятие «потребность».

Проблему же выявления конкретных ценностей, лежащих в основе общества, в социологии, как и в любой другой науке, можно решать двумя способами исследования реальности: эмпирическим и теоретическим.

Методология выявления фундаментальных ценностей общества. Подавляющее большинство нынешних социологов использует эмпирический способ изучения ценностей, который сводится к опросам разного рода. Используя опросы, исследователи выявляют мнения людей о тех или иных явлениях реальности (строгие научные эксперименты в обществе недопустимы по моральным соображениям). Опрос использовал американский аксиолог М.Рокич для изучения ценностей американского общества, выявив восемнадцать терминальных и восемнадцать инструментальных ценностей [21, р.28]. Аналогичное исследование  провел В.А.Ядов, изучая ценности советского общества [19, с.298-299]. Значительный интерес представляют лонгитюдные исследования  Н.И. Лапина о динамике ценностей населения реформируемой России, подытоженные в монографиях 1996 (совместно с Л.А. Беляевой) и 2003 гг. Главный недостаток эмпирического способа связан с тем, что он выявляет именно мнения людей о чем-либо. А мнения могут быть как истинными, так и ложными.

В социологии практически не используется теоретический путь изучения ценностей, когда совокупность конкретных ценностей выявляется из рассмотрения некоей базовой ценности, выступающей в качестве принципа исследования. Пример подобного способа выявления фундаментальных ценностей бытия дает Н.О.Лосский в сфере религиозной философии. Он выводит мировую систему ценностей, включающей красоту, добро, истину, жизнь и др., из высшей абсолютной ценности – полноты бытия данной в Боге [6, с.273 и др.]. Главный недостаток теоретического способа заключается в том, что нельзя логически доказать изначальную истинность ценности, предлагаемой в качестве базовой. Можно лишь обосновать осмысленность выбора этой ценности в качестве принципа исследования, а далее исследовать эвристические возможности совокупности ценностей, выявленной на ее основе. Тем не менее, для построения теоретических моделей общества предпочтительнее теоретический же способ выявления его фундаментальных ценностей.

Типология фундаментальных ценностей общества. С учетом того, что ценности суть стимулы деятельности людей, лежащие в основе общества, то следуя теоретическим путем, для их выявления необходима ценность, которая будет признана главным стимулом деятельности людей как социальных существ.

В рамках деятельностно-ценностного подхода к описанию социальных явлений и процессов главным стимулом, аналитическое рассмотрение которого позволяет сформировать типологию фундаментальных общественных ценностей, считается ценность, именуемая «социальная значимость» человека. Она понимается как способность человека оказывать воздействие на ход событий в обществе. Противоположное понятие – социальное ничтожество. Предполагается, что люди, в массе, стремятся к социальной значимости, избегая социального ничтожества. В обоснование осмысленности этого предположения можно привести высказывания авторитетных мыслителей, анализ литературных и религиозных сюжетов, использование метафор, что сделано ранее [10, с.68]

Представление о социальной значимости позволяет сформировать универсальную (и абстрактную) типологию фундаментальных ценностей общества. Развернутое описание этой типологии имеется в литературе [2,  с.133-134,12, с.67-85]. Ниже дается лишь краткое изложение ее содержания, необходимое для настоящей статьи.

На уровне обыденного сознания люди редко понимают свое подлинное стремление, т.е. стремление к социальной значимости. Обычно они стремятся к более доступным их восприятию ценностям, которые называются модусами, т.е. формами проявления или существования социальной значимости. К ним и стремятся люди, обретая вместе с ними социальную значимость.

Эти модусы образуют первую группу типологии ценностей – целевых общечеловеческих ценностей индивидуального уровня. В краткий перечень модусов входят: святость, власть, богатство, слава, знание, мастерство, хозяйство. Очевидно, что обладание ими увеличивает способность человека влиять на ход событий в обществе. Об их наличии можно судить по фигурам – носителям модусов: вождь, богач, хозяин, святой и пр.

Вторую группу составляют инструментальные ценности, имеющие социальное происхождение. Функции этих ценностей в том, чтобы упорядочить конкуренцию людей из-за модусов значимости, т.е. предоставить по возможности равный доступ к ним, обеспечить надежность владение модусами, смягчить соперничество из-за них. В число этих ценностей входят: свобода и право, равенство и братство, дисциплина и долг, и т.п.

Третью группу ценностей образую инструментальные ценности, являющиеся природными свойствами человека: красота, сила, ум, здоровье, сама жизнь и т.п. Их наличие на минимально допустимом уровне делает возможной или облегчает конкуренцию людей из-за модусов значимости.

Четвертая группа включает в себя целевые ценности, природные по происхождению. Это разного рода ресурсы. Обобщенно их можно обозначить словами «вещество», «энергия», «пространство». Они интересны в связи с двумя обстоятельствами. Во-первых, это очень древние ценности, идущие к нам от животных предков (уже животные ревностно оберегают свои территории обитания). Во-вторых, они представляют собой материальный субстрат богатства и хозяйства, что имеет далеко идущие последствия (влечет, в частности, возникновение экологической проблемы в современном обществе).

Наконец, в пятую группу входят высшие общечеловеческие ценности: человечество и человек, общество и личность, природа, мыслящий дух (Бог). Сохранение этих ценностей необходимое условие  длительного существования разумной жизни на Земле.

В конкретных обществах эти ценности могут образовывать различные конфигурации. Конфигурации зависят от наличия или отсутствия в них тех или иных ценностей, представленных в типологии, полноты их перечня в каждой группе ценностей, места ценностей в иерархии по каждой группе, привычности для представителей отдельной культуры и т.п. Конфигурации ценностей определяют тип общества, особенности его  функционирования и развития, важнейшие нормы массового поведения и др.

Большинство входящих в типологию ценностей понимается интуитивно. Комментарии требуются лишь к двум – святости и мыслящему духу.

Словосочетание «мыслящий дух»  употребил Ф.Энгельс, выразив печальную уверенность в том, что «материя … с железной необходимостью … когда-нибудь истребит на земле свой высший цвет – мыслящий дух» [18,  с.363]. Отчасти идея о мыслящем духе выражена в понятии В.Вернадского о ноосфере как новом эволюционном состоянии биосферы [3, с.241-242]. Наиболее  удачное метафорическое  описание этого духа (или ноосферы) принадлежит Тейяру де Шардену. Последний писал о «гармонизированной общности сознаний, эквивалентной своего рода сверхсознанию», когда «Земля не только покрывается мириадами крупинок мысли, но окутывается единой мыслящей оболочкой, образующей функционально одну обширную крупинку мысли в космическом масштабе» [14, с.199].

Ценность «мыслящий дух» для простоты понимания на обыденном уровне может именоваться «разумная жизнь», носителем которой является человечество. Она, отчасти, с практической точки зрения может быть  приравнена к ценности «Бог» в  религиозных учениях, поскольку для сохранения мыслящего духа и для сохранения присутствия Бога на Земле в сознании верующих нужно делать примерно одно и то же. Нужно любить друг друга как носителей «искры божьей», заботиться о чистоте тела, обуздывать темные стороны человеческой души и страсти, связанные с ними и пр. Но Бог мог бы стать высшей ценностью на Земле при условии господства на ней единой  веры в единого Бога, причем не на основе страха божьего, а на основе любви к нему. К сожалению, эта ситуации едва ли достижима в обозримом будущем. Святость же может пониматься как причастность к духу и служение ему.

Иерархия высших общечеловеческих ценностей. Изложенные представления позволяют перейти к проблеме иерархии высших общечеловеческих ценностей как основе единого (гармонизированного) мировоззрения, долженствующего быть закрепленным в международном праве.

В настоящее время основу международного правопорядка составляют ценности, указанные в Преамбуле к Уставу ООН, в которой выражена решимость учредителей ООН «утвердить веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности, в равноправие мужчин и женщин и в равенство прав больших и малых наций». Государства-учредители обязывались для  сохранения этих ценностей проявлять терпимость, объединять силы для поддержания международного мира и безопасности, применять вооруженные лишь в общих интересах, содействовать социальному прогрессу всех народов [16].

Закрепление в Уставе ООН названных ценностей, т.е. прав человека, достоинства личности и т.д., вполне понятно в историческом контексте создания ООН. Человечеству, пережившему за четверть века две страшные мировые войны, узнавшему об ужасах нацистских концлагерей и массовых военных преступлениях, страстно хотелось навсегда избавиться от подобных бедствий. Следует отдать должное тогдашним государственным деятелям, попытавшимся выразить и закрепить стремление человечества к миру и безопасности. Однако есть ряд обстоятельств, ставящих под сомнение адекватность этих ценностей как основы международного права. Крайне сомнительно также, чтобы эти ценности стали фактором формирования упорядоченного мировоззрения людей на Земле.

Во-первых, очевидно, что перечисленные ценности приняты по юридическим соображениям с точки зрения здравого смысла, понимаемого как  естественный свет разума, без должной научной и логической проработки специалистами в сфере этики и социологии.

Во-вторых, эти ценности по существу являются инструментальными: права человек, достоинство личности, равноправие  мужчин, женщин, наций, – это всего лишь некоторые свойства, условия или принципы взаимоотношений различных субъектов права.

В-третьих, и это главное, права человека (вкупе с произвольно понимаемой демократией) фактически стали высшей ценностью и основой международного правопорядка, ибо под лозунгом их защиты  США совместно со своими  союзниками вмешивались во внутренние дела государств и ход мировых событий.

В-четвертых, что также крайне важно, Устав принимался в эпоху, когда глобализационные процессы еще не определяли, в полной мере, ход мировых событий и взаимодействие между отдельными странами и народами не было столь тесным и интенсивным как ныне.

В целом же, ход мировых событий после учреждения ООН показал, что провозглашенные ценности и принципы поведения государств не соблюдались в должной мере. Развязывались войны, сколачивались агрессивные военные блоки, нарушались права наций, высказывались претензии ан мировое господство (в частности, недавние высказывания президента  Обамы о «лидерстве» и «исключительности» США).

Подобное течение событий и складывающаяся ныне в мире ситуация вполне закономерны. Человек стал высшей ценностью (выражение «права человека» отражает в замаскированном и не вполне адекватном виде эту ценность) в идеологии западного общества после Великой Французской революции. Ибо суть этой революции состояла в том, что «самовластие человеческого я» было возведено в политическое и общественное право и в силу этого права стремилось «овладеть обществом» [15, с.273]. В своем крайнем выражении эта идеология нашла отражение в афоризме Штирнера: «Для Меня нет ничего выше Меня» [17, c.9]. Говоря другими словами, ценность «личность» (личность в социологии может пониматься как социальная сущность человека) стала доминировать над ценностью «общество». Возникла крайне опасная ситуация, когда часть оказалась выше целого. Это ситуация раковой опухоли, когда составляющие ее клетки, вполне жизнеспособные, начинают самопроизвольно размножаться, выйдя из-под контроля организма.

Важно учитывать также, что человек  – сложное существо, микрокосм. Отдельные стороны его природы (телесная, социальная и духовная) не обязательно находятся в гармонии между собой. В современном западном обществе, идеалом которого фактически стало «общество потребления», явно возобладали телесная (животная) и социальная стороны человеческой природы. Подавляющее господство этих сторон над стороной духовной (принимая во внимание также всевозрастающую мощь человеческой деятельности) явилось глубинной причиной глобальных проблем, нерешенность которых проявилась в общемировом кризисе.

Так, доминирование телесной стороны, которая теснейшим образом связана с чувственным удовольствием, привело к сексуальной революции, распространению наркотиков, снижению уровня массовой культуры и т.д.

Доминирование социальной стороны влечет экологическую проблему. В западном обществе наиболее привлекательными ценностями являются богатство и хозяйство, Через них люди утверждают (самореализуют) себя в обществе. Но эти ценности для своего воплощения требуют материальных ресурсов. И если число людей стремящихся к ним постоянно растет, а минимально приемлемый уровень богатства постоянно же повышается, то для длительного существования общества нужны неограниченные ресурсы, что невозможно. Борьба за ресурсы влечет гонку вооружений, рост напряженности и пр.

В целом же, в западном обществе человек фактически трактуется как потребляющее и сладострастное животное. Подобное понимание человека обязательно приведет общество к духовно-нравственному кризису, чему в истории уже были примеры (Рим). Процесс глобализации, ныне идущий на основах западной цивилизации, в пределе, грозит человечеству самоуничтожением. Ведь прошло немногим более двухсот лет после Французской революции, и результаты функционирования западной цивилизации таковы, что неизвестно, просуществует ли она еще столько же.

Возникает вопрос: какая же из высших общечеловеческих ценностей, представленных в изложенной типологии, может стать основой ценностной структуры общества, заменив ценность «человек»? А далее стать основой упорядоченного мировоззрения и международного права?

Краткое рассмотрение логически вытекающих следствий в случае принятия одной из них в качестве наивысшей приводит к выводу, что основой ценностной структуры должен стать мыслящий дух. Принятие любой другой ценности в качестве таковой логически приводит к неприемлемым следствиям.

В частности, признание общества в качестве наивысшей ценности влечет появление общественного строя, обозначаемого как «тоталитарный». Практика показывает, что этот строй крайне неудобен для существования и свободного развития человека, излишне строго и жестко регламентируя человеческую жизнь.

Если признать в качестве таковой ценности природу, то, очевидно, лучше всего ее сохранить, устранив из нее человечество в его настоящем виде, но едва ли это решение приемлемо.

Признание высшей ценностью человечества как биологического вида означает, с точки зрения его сохранения, возвращение его в каменный век. На этом уровне человек «вписывается» в природу, практически не вредя ей.

Только признание мыслящего духа в качестве наивысшей ценности не приводит к таким печальным следствиям. Сохранение разумной жизни на Земле требует достойного сохранения всех упомянутых высших общечеловеческих ценностей, гармонизации отношений между личностью и обществом, а также между обществом и природой.

Дополнительным следствием признания мыслящего духа наивысшей ценностью должна явиться смена иерархии модусов социальной значимости, поскольку богатство и хозяйство, главенствующие ныне в западной цивилизации и в решающей степени определяющие ход глобализационных процессов, несовместимы с длительным и стабильным существованием человечества. Ведущими модусами должны стать те, что не требуют материальных ресурсов: святость, знание, мастерство в духовной сфере, слава, власть.

В целом, речь могла бы идти о духовно-игровой цивилизации как долговременном ориентире, необходимом для управления эволюцией общества [9, с. 20-21]. Движение в сторону подобной цивилизации стало бы конкретизацией мечты П. Тейяра де Шардена о мирном завоевании, радостном труде, ждущем нас «по ту сторону всякой империи, противостоящей другим империям, … в единодушном созидании Духа Земли» [14, с.200]. Однако более вероятно (и это уже происходит) движение в сторону постцивилизационного варварства, признаком которого является чрезмерное и неупорядоченное насилие. Одна из важнейших причин насилия – соперничество высших общечеловеческих ценностей в современном  обществе [9, с.21]. Лишь приняв во всемирном масштабе упорядоченную совокупность упомянутых ценностей, можно существенно уменьшить и упорядочить насилие, для чего следует ввести необходимые изменения в Преамбулу и Устав ООН [13, с.352-353].

Заключение. Обеспечить достойное существование человечества в глобализирующемеся обществе можно лишь  на основе общепринятой и здоровой системы фундаментальных ценностей общества. Важнейшая задача обществоведения состоит в том, чтобы выявить ее. Задача образования – ввести названную систему ценностей в качестве мировоззренческой основы в учебный процесс. Задача политических руководителей всех стран – принять ее на уровне ООН и использовать в качестве нравственной основы международного права. Наивысшей общечеловеческой ценностью следует признать мыслящий дух (разумную жизнь, носителем которой является человечество).

Одухотворение, а не освобождение человечества (вопреки мнению известного литературного персонажа) – самое прекрасное дело в мире. К тому же, самое необходимое и неотложное.

 

Литература

  1. Аристотель. Политика. / Соч. в 4-х т. Т.4. –  М.: Мысль.1983.  С.376-644.
  2. Бороноев А.О., Смирнов П.И. Деятельностно-ценностный подход к описанию социальных явлений: основные положения / Проблемы теоретической социологии. Вып. 8. Межвуз. Сб. / Отв. ред. А.О.Бороноев. – СПб.: Скифия-Принт, 2011, с.114-138.
  3. Вернадский В.И. Научная мысль как планетарное явление. – М., 1991. 270 с.
  4. Лекторский А.В. Объект / Философский энциклопедический словарь / Главная редакция. Л.Ф. Ильичев и др. – М., 1983, с.453.
  5. Лекторский А.В. Субъект / Философский энциклопедический словарь / Главная редакция. Л.Ф. Ильичев и др.. – М., 1983, с.661.
  6. Лосский Н.О. Ценность и бытие. Бог и Царство Божие как основа ценностей / Бог и мировое зло. – М., 1994. С.250-315.
  7. Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология / Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд.
    Т. 3. С.7-544.
  8. Платон. Государство / Соч. в 3-х т. Т.3. Ч.1. –  М.: Мысль, 1971. С.89-454.
  9. Смирнов П.И.О социологическом моделировании общественной эволюции / Социологические исследования. 2004. № 8, с. 12-22.
  10. Смирнов П.И. Социология личности. Учебное пособие. Изд. 2-е. – СПб.: СПбГИПСР, 2007. 472 с.
  11. Смирнов П.И. Деятельность как форма человеческой активности. специфика человеческой деятельности. / Теоретический журнал Credo New. 2010 № 3, с. 150-154.
  12. Смирнов П.И. Фундаментальные ценности общества: универсальная типология / Теоретический журнал Credo new. № 2,  с.67-85.
  13. Смирнов П.И. Управление эволюцией общества: необходимость, средства, ориентир. — Saarbrucken: LAP Lambert Academic Publishing. 2012. 364 с.
  14. Тейяр де Шарден П. Феномен человека. – М.: Наука, 1987. 240 с.
  15. Тютчев Ф.И. Россия и революция / Русская звезда. Стихи. Статьи. Письма. – М.: Русская книга. 1993. С.272-284.
  16. Устав ООН. Преамбула / http://www.un.org/ru/documents/charter/preamble.shtml / Обращение на сайт 15.05.2017
  17. Штирнер М. Единственный и его собственность. – Харьков: Основа. 1994. 560 с.
  18. Энгельс Ф. Диалектика природы / Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т.20. С.343-628.
  19. Ядов В.А. Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности. – Л., 1979. 264 с.
  20. Parsons T., Shils E.A Values, Motives and Systems of Action // Toward a General Theory of Action.  N-Y.  Р.47-275.
  21. Rokeach M. The Nature of Human Values. New York. 1973. 438 р.

 

[1] Многие известные зарубежные и отечественные социологи в монографиях и учебниках включают понятие «ценность» в число важнейших понятий социологии: Гидденс Э. Социология / При участии к. Берсолл. Пер. с анг. Изд. -2-е, полностью переработанное и доп. –  М.: Едиториал УРСС, 2005, с. 621;  Лапин Н.И. Динамика ценностей населения реформируемой России. – М.: Едиториал УРСС, 2003;  Луман Н. Социальные системы: Очерк общей теории. – СПб.: Наука, 2007, с.641;  Смелзер Н. Социология: пер. с англ. – М.: Феникс, 1994, с.660;  Социология: Учебник / под ред. Д.В. Иванова. – М. Высшее образование, 2005, с.315;  Штомпка П.Социология. Анализ современного общества: Пер. с. польск. С.М. Червонной. – М.: Логос, 2005, с. 272-273. Трактовки этого понятия различны, иногда спорны, но в конкретных перечнях ценностей указываются схожие явления: любовь, свобода, здоровье, жизнь, богатство, слава и пр.

 

23 просмотров всего, 1 просмотров сегодня