Волошина Людмила Александровна. Художественный образ в традиционном искусстве

Волошина Людмила Александровна

Высшая школа народных искусств (институт), Санкт-Петербург

Кандидат философских наук, заведующая библиотекой

Voloshina Ludmila

High school of folk arts (institute), St. Petersburg

Candidate of philosophic sciences.

 Head of Library.

                                                                                            e-mail: voluta@yandex.ru

УДК 7.031.2

 

 

ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОБРАЗ В ТРАДИЦИОННОМ ИСКУССТВЕ

 

 

Ключевые слова: художественный образ, символ, традиционное искусство, традиция, семантика, миропонимание.

Аннотация:  Изучение художественного образа в народном искусстве связано с пониманием того, как изменялось мировоззрение народного мастера. В работах М.А. Некрасовой показано, как древние языческие символы обретали новый смысл с приходом христианства. В основе образного строя произведения народного искусства всегда содержится  идея о красоте мира,  о вечных ценностях. Все эти особенности могли найти свое художественное воплощение, только сохраняя верность традиции, своей школе.

 

Artistic image in traditional art

 

Annotation: The study of the artistic image in the folk art is connected with an understanding of how the world of folk masters. In the works of M.A. Nekrasova shows how the ancient pagan symbols took on new meaning with the advent of Christianity. At the heart shaped structure works of folk art always contains the idea of the beauty of the world, the eternal values. All of these features might find their artistic expression, but remaining faithful to tradition, his school.

             Keywords: artistic image, symbol, traditional art, tradition, semantics, understanding of the world.

 

 

Художественный образ – присущий искусству способ отражения действительности. Это целенаправленно создаваемый творческими усилиями феномен. Это некая субъективная духовная реальность, возникающая в мозгу человека, в результате контакта его с реальным миром, или же в процессе воображения. Художественный образ можно понимать и как идеальное, и как материальное воплощение. Искусство не дает нам реального отображения действительности в художественном образе, так как художественный образ это условный мир, существующий по своим законам. Художник дает нам пропущенное через свое сознание и воплощенное в виде конкретного явления изображение действительности. Художественный образ многозначен, он продолжает свою жизнь в сознании реципиента. В художественном образе художник обретает свое художественное самовыражение. Природа художественного образа до конца не исследована, ценность этого явления в его целостности.

Сам по себе загадочный художественный образ представляется для нас еще более непостижимым в народном искусстве в силу малой изученности этой проблемы. Нельзя сказать, что ей не уделяется внимание вовсе, но вся сложность в том, что исследование феномена вообще задача непосильная для привычных методов познания. Все современные работы теоретиков народного искусства обязательно содержат материал, посвященный раскрытию семантики образа, и мы видим, как тот или иной образ обрастает во времени многочисленными смыслами. Художественный  образ в произведении народного искусства соединил в себе язычество и христианство, Восток и Запад, всеобщее и самобытное и, кроме того, измышления самого исследователя, его индивидуальные предпочтения, знания и убеждения. Этому вопросу посвящали свои работы  известнейшие ученые и  искусствоведы XX века, начиная со Стасова. Данная статья не ставит перед собой задачу осветить полностью историю исследования художественного образа в народном искусстве. Автор обращается к работам нашего современника М.А. Некрасовой,  многие из которых посвящены этой теме, и дают представление о том, что является главным при изучении ее.

Раскрытие художественного образа в традиционном искусстве связано в первую очередь с пониманием того, как народный мастер ощущал себя в окружающем пространстве, которое включало в себя Дом, Природу, Мироздание. Почему солярные и природные символы всегда присутствовали в изделиях, которые окружали наших предков на протяжении всей жизни. Солярная символика в убранстве дома включала этот дом и самого крестьянина в единое пространство. Дом – маленькая вселенная, которая включается в Великую Вселенную. Такое единение рождало особое чувство к миру, которое одухотворяло создаваемый образ, поэтизировало его. Человек творил вокруг себя красоту, ощущая красоту всего мироздания. Некрасова пишет, что в образах господствовало не утилитарное, как многие считают, а духовное начало. Солнце, Свет остаются навсегда в центре народных переживаний, определяющих поэтическое начало в художественных образах.

Вещь была причастна миру идей, будь то ковш в виде птицы или же дом. Уподобление ковша птице содержало в себе мифическое представление, уподобляющее девицу лебёдушке, или уточке. Не только образ, но и форма ковша несли в себе смысл. Плавная, круглящаяся линия силуэта ковша напоминает формы живого существа. Со временем древние магические символы не исчезали, а опоэтизированные обретали новую жизнь.

Образы растений – это давняя память об их чудотворной силе. С культом растительности издавна было связано и украшение дома, одежды. И здесь древний магический образ обрел во времени новое звучание. Цветок-солнце в кружеве, или резьбе сохранил в основе солярный знак, обретая при этом символику жизни, добра.  Древние символы плодородия, солнечной системы переосмысливаются в мотивах цветения, с которыми связано представление о красоте.

Значительное место занимают в народном искусстве образы праздничного веселья, наполненные яркостью, звонкостью красок.  Истоки праздничного чувства мира, так ярко выраженного в русском искусстве, уходят в глубины славянской культуры. В этих образах, как и в фольклоре, нет пессимизма, безысходности. Это чувство человека, не отделяющего себя от мироздания. «Рыбам вода, птицам воздух, а человеку  вся земля», — говорит русская пословица.

Жизненность старых образов объясняется тем, что в основе их лежат вечные ценности: Добро, Труд, Радость Бытия. Эти ценности определили и выбор веры для русского народа, которая была воспринята сердечным чувством. «…благодать возвышающего чувства небесного, расширяющего ощущение себя в пространстве, заключал в себе образ восприятия веры» [2, с.31]. Православие перестроило изнутри поэтические воззрения славян, боготворивших природу и землю. Древние понятия и образы не теряли яркости мифологического мироощущения, а перестраивались православным сознанием. Годовой круг христианских праздников органично вошел в природный календарь древних славян. Космологические славянские символы и образы как бы одухотворились в сознании крестьянина, принявшего православную веру. Космологические и природные символы помимо охранительных магических смыслов стали восприниматься как образы, соединяющие человека с Богом. Жилище теперь должно было освящаться, защищаться божией благодатью. Магическая функция трансформировалась в преобразительную. Узорчатый пояс с солнцами и птицами опоясывал и невесту и избу. Из щепца крыши над окном светелки на резном полотенце спускаются просвечивающие на солнце: крест, круг, звезда.  Эта деталь символически соединяет внешнее и внутреннее. Образный строй в народном искусстве напоминал молитву, которая соединяла дольнее с горним,   молитва эта рождалась из чувства целостности мироздания.

Творческая мысль пробуждалась не правдоподобием видимого, а правдоподобием невидимого, пронизывающего и объединяющего все пространство в гармонию великого и малого. Об этом свидетельствуют не только солярные образы, но и растительные, например распространенный мотив виноградной лозы. Мир человека и мир природы соединяются в этом образе в единство. Виноградная лоза устремляется ввысь из руки человека. Переходя в горизонтальную плоскость, лоза дополняется символами птицы Сирин – стража святыни. Иногда на этом старинном языческом символе помещалась митра – знак богослужебный. «Тварный мир, соединенный в целое, раскрывается как непостижимая тайна Божьего творения» [2, с.80]. На резном убранстве старинных фасадов можно увидеть, как в одном образе слились воедино два символа из разных времен, например, птица и виноградная лоза. В сознании крестьянина оба они олицетворяли доброе начало. Образ виноградья часто встречался в вышивке, украшая праздничную одежду.

Неожиданным было то, что этот образ получил широкое распространение в северных районах, где виноград вообще не растет. Некрасова объясняет это тем, что этот образ был не столько изобразительный, сколько выразительный, глубоко христианский. Да и птица Сирин постепенно начинает восприниматься как райская птица, несущая свет.

Мечта, фантазия, сказочность в образах, выполненных народными мастерами, это не только связь с фольклором, древними славянскими мифами, но это и порождение православной веры, где все пронизано эсхатологическим чувством, мечтой об утерянном рае. Православным образам в традиционном искусстве посвящена книга М.А. Некрасовой «Народное искусство. Русская традиционная культура и православие.  XVIII – XXI в.в.».

Сказочность, поэтичность, радостное мироощущение, преданность высшим идеалам, любовь к родной природе, чувство единства с ней, чувство красоты мироздания как божественной гармонии – вот, что отличает образное видение народного мастера. Ощущением радости бытия, сказочности наполнено и искусство лаковой миниатюры, изучению которой М.А.  Некрасова посвятила многие годы. Образ в искусстве Палеха  несет в себе одновременно и дань традиции и живое чувство радости жизни. Важное место в создании художественного образа отведено идее. Собственно сам образ и является воплощением этой идеи. К таким образам относит Некрасова мотивы тройки, пахаря, жниц, всадника, музыкантов и др. В них дано представление народа о том, что является вечным: Свет, Солнце, Труд, Хлеб. «Метафора, сообщая образу большую эмоциональность, поднимает его до значения символа». [1, с.51].

Выход за пределы конкретного времени, связанность единичного с вечным – отличительные особенности художественного образа в Палехе. Дань традиции это сюжеты: «На поле», «Тройка», «Пахота» и др. Но за каждым сюжетом, повествующим о конкретном событии, стоит образ мира и человека в нем. А глубже понять эти сюжеты помогает художественно-образный строй изображения. Так палехский всадник всегда связан с всадником-змееборцем Георгием. Тройка, изображаемая по-разному разными художниками, может возвыситься до эпического образа, например, в работе Вакурова «Бесы»,  где второй образный план представляет саму  николаевскую эпоху.  Здесь образ Николая I, в клубящихся темных тучах,  символизирует драматизм эпохи, так же как и образ Пушкина, показанный в полуоборота, оглядывающимся в сторону мелькающих в клубящейся темноте призраков символизирует драматизм его судьбы. Образ тройки не рассматривается отдельно, т.к. тройка очень часто в художественном произведении  была олицетворением Руси.

В миниатюре все играет на внутренний  смысл: и образный строй, и фон, и композиция. Бывает, что на изображении нет видимой связи разных, на первый взгляд, сюжетов. Их объединяет внутренний смысл. Достигается это единым ритмом линий и контуров, тяготеющих к кругу, как началу непрерывному, выражающему время. Традиция здесь не мешает художнику выражать себя. «Художественными средствами, языком пластических живописных форм закрепляется всё образно живое, эмоционально пережитое» [1, с.54]. В 30-е годы в палехскую миниатюру пришли перемены, появилась тенденция к драматизации образа. Особенно много работ посвящалось литературным произведениям, творчество А.С. Пушкина преобладало над всеми. Некрасова пишет, что это связано с ритмичностью пушкинского стиха, музыкальностью языка, живописной наглядностью его образов. «Все это способствовало формированию поэтического строя искусства Палеха, его системы пластических средств, где декоративность являлась и содержанием и средством выражения» [3, с.181]. Художественные образы получили новую жизнь, обогатившись влиянием пушкинской поэзии. Например, в творчестве Д. Буторина и А. Котухина сильнее выразилась орнаментальность, повествовательность. У А. Баканова, Н. Дадыкина наиболее полно проявилась фольклорная песенность. Психологичность образа проявилась более в работах И. Голикова, И. Вакурова. Так ритмический песенный строй пушкинского стиха, сказки оказался близок композиционному, образному строю Палехской миниатюры.

Художественный строй имеет свой ритм, который, как и цвет, линия связан  с характером образа, с его метафоричностью. Эпическое настроение не всегда достигается только за счет обращения к сюжетам из русского эпоса. Наблюдение за природой, которая всегда воспринималась как великая тайна, как образ возвышенной красоты претворились у художников Палеха в эпические образы. Как и прежде, красота естественного мира открывалась художнику как нечто вечное, устойчивое, как Божий замысел. В фольклоре природа всегда была выразителем красоты и добра, слита воедино с нравственным миром.

Мир природы в работах палехских мастеров  не является самостоятельной темой для изображения, но он неотъемлемая его часть, выраженная, как правило, в орнаментах, которые богато обрамляют главное изображение и часто прекрасны сами по себе. В орнаментальных мотивах переплетаются  цветы, листья, птицы, животные – все символизирует собой красоту и богатство земли русской.  Природа всегда выражает общее настроение. Это образы солнца, туч, которые бегут по небу, или завиваются в вихре. Это образы деревьев и горок-лесчаток, сохранившиеся от иконописной традиционной росписи и являющиеся не только композиционными элементами, но и символами. В то же время схематичность природных форм вводит нас в мир сказки, надмирности, добавляя эпичности сюжету.

Включен в сюжетное пространство и неизменный черный фон, который может быть использован и как глубина и как цвет. В идейно-эмоциональном образном плане он семантичен.

Проанализировав некоторые работы М.А. Некрасовой, посвященные образам в народном искусстве, можно сказать, что традиционное искусство имеет свое особое представление о художественном образе, которое напрямую связано с традицией и особенностями промыслов, школами. Но традицию здесь надо понимать гораздо шире, как образное мышление народного художника, в основе которого лежит традиционное понимание и ощущение мира как гармонии высшего порядка, которая хранит в себе знание о прекрасном, добре и вечных ценностях. Ощущение в себе радости сопричасности миру природы, радости от бесконечного удивления перед божиим замыслом в соединении с верностью школе вот источник неиссякаемого вдохновения народного мастера.

 

Список использованной литературы:

 

  1. Некрасова М.А. Время и пространство в миниатюре Палеха / М.А. Некрасова // Советское искусствознание 76. Вып.1. – М.: 1979. – С.47-67
  2. Народное искусство. Русская традиционная культура и православие. XVIII – XXI в.в. Традиции и современность / авт.-сост., науч. ред. М.А. Некрасова. – М.: Союз – Дизайн, 2013. – 620с.
  3. Некрасова М.А. Палехская миниатюра / М.А. Некрасова. – Л.: Художник РСФСР, 1978. – 363с.