Смирных Сергей Владиславович. «Гадкий утёнок» личности

Смирных Сергей Владиславович

Издательство ГРАНТ ПРЕСС

Редактор

Smyrnyh Sergei Vladislavovich

GRANT PRESS Publishing office

Editor

E-mail: smyrnyh@gmail.com

УДК — 101.1

 

«Гадкий утёнок» личности

Вся всемирная история есть развитие противоречия индивидуума и общины. Или доминирует принцип суггестивной общности, полностью поглощающей индивидуальность (Древний мир и Азия), или доминирует принцип абстрактной индивидуальности, которая разлагает общину до внешней формы рефлективных отношений (мир Запада). К сожалению, Запад остановился только на непосредственной, незавершенной индивидуальности, произвол которой и вызывает такую негативную реакцию всех славянофилов и евразийских консерваторов.

Ключевые слова: индивидуальность, община, субъективность, субстанция, противоречие.

 

«The Ugly Duckling» personality

All world history is the development of the contradictions of the individual and the community. Or dominated by the principle of community, absorbing the personality (the Ancient world and Asia), or is dominated by the principle of abstract individuality, which breaks down the community to an external form (Western). Unfortunately, the West focused only on the immediate, incomplete personality.

Keywords: personality, community, subjectivity, substance, contradiction.

 

 

«Гадкий утёнок» личности

 

«К свободе призваны вы, братия,

только бы свобода ваша не была поводом

к угождению плоти…»

(Павел. Галатам 5:13).

 

Вся всемирная история есть развитие противоречия индивидуума и общины. Или доминирует принцип суггестивной общности, полностью поглощающей индивидуальность (Древний мир и Азия), или доминирует принцип абстрактной индивидуальности, которая разлагает общину до внешней формы рефлективных отношений (мир Запада). К сожалению, Запад остановился только на непосредственной, незавершенной индивидуальности, произвол которой и вызывает такую негативную реакцию всех славянофилов и евразийских консерваторов. Если расширить сторонников контрмодернизации до ее эмпирической всеобщности, то окажется, что такую негативную реакцию по отношению к непосредственной свободе западного человека испытывают все «традиционные общества» мира.

Вместо того чтобы феноменологически развивать индивидуальность (принцип Запада) до ступени абсолютного духа, мировой охлос и властные популисты зовут нас назад в прошлое, в болото суггестивной общности, желая в ней утопить «гадкого утенка» личности. Чтобы затем с тупой неизбежностью все повторить с нуля. В ХХ веке коммунисты уже пытались провести подобный эксперимент в СССР. Так зачем еще раз вновь проходить тернистый путь освобождения индивидуальности, который уже проделал Запад, но который остановился только на первом, еще несовершенном отрицании непосредственной субстанции? Наоборот, необходимо развивать достигнутое им дальше, стремясь к абсолютному снятию противоположности (отрицанию отрицания) индивидуума и общины.

Однако решается эта философская задача нашего времени уже не в форме перехода от одного единичного представителя философской идеи к другому — такому же единичному, — как это было в истории философии от Парменида до Гегеля. Ибо все они суть одна и та же единичная субъективность в ее эмпирической всеобщности, которую, согласно ­движению спекулятивного метода, и предстоит теперь снять практически, а не только в понятии науки. Эмпирическая всеобщность должна быть преобразована в истинную форму, в которой различие индивидуума и общины снято в конкретное единство абсолютного субъекта: я есть в общине, а община — во мне. Необходимо развить принцип индивидуальности до поглощения им своей субстанции — общности — в субстанцию-субъект. Все остальное — беллетристика…

Теоретически мы можем представить это единство, в котором сняты и индивидуум, и община, но достоверностью себя (личным свидетельством, собственным удостоверением) это единство пока не обладает на Земле. Такое свидетельство принадлежит еще только богам…