Чижиков Эдуард Николаевич. Лукин Владимир Николаевич. Экономическая безопасность российской Арктики: проблемы и решения

Чижиков Эдуард Николаевич

Санкт-Петербургский университет ГПС МЧС России

Начальник университета

E-Mail: lvn55555@mail.ru

 

Chizhikov Eduard Nikolaevich

St. Petersburg University of the State Fire Service of EMERCOM of Russia

Head of the University

E-Mail: lvn55555@mail.ru

 

Лукин Владимир Николаевич

Санкт-Петербургский университет ГПС МЧС России

доктор политических наук,

профессор кафедры философии и социальных наук

E-Mail: lvn55555@mail.ru

 

Lukin Vladimir Nikolaevich

St. Petersburg University of the State Fire Service of EMERCOM of Russia

Doctor of Political Sciences,

Professor of the Department of Philosophy and Social Sciences

E-Mail: lvn55555@mail.ru

 

УДК –342.25

 

 

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ РОССИЙСКОЙ АРКТИКИ: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ

 

Аннотация: В статье актуализированы проблемы обеспечения экономической безопасности в Арктической зоне Российской Федерации, место и роль Министерства по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий в практической реализации задач по обеспечению экономической и комплексной безопасности в целом.

Ключевые слова: экономическая безопасность, Арктическая зона Российской Федерации, риски безопасности жизнедеятельности, МЧС России.

 

ECONOMIC SECURITY IN THE ARCTIC ZONE OF THE RUSSIAN FEDERATION: PROBLEMS AND SOLUTIONS

 

Summary: The article actualizes the problem of economic security in the Arctic zone of the Russian Federation, the place and the role of the Ministry of Civil Defence, Emergencies and Elimination of Consequences of Natural Disasters in the practical implementation of the tasks to ensure the economic and comprehensive security in the region.

Key words: economic security, the Arctic zone of the Russian Federation, safety risks, EMERCOM of Russia.

 

В Государственной стратегии экономической безопасности Российской Федерации (Основные положения) от 29 апреля 1996 года экономическая безопасность определена как часть национальной безопасности. Без обеспечения экономической безопасности практически невозможно решить ни одну из задач, стоящих перед страной, как во внутригосударственном, так и в международном плане. Объектами экономической безопасности Российской Федерации обозначены личность, общество, государство и основные элементы экономической системы, включая систему институциональных отношений при государственном регулировании экономической деятельности [1].

Перечень критериев экономической безопасности Российской Федерации и мер по предотвращению угроз экономической безопасности Российской Федерации и федеральных органов исполнительной власти, ответственных за их разработку, был утвержден постановлением Правительства РФ от 27 декабря 1996 г. № 1569 [2].

При всем многообразии определений категории «экономическая безопасность» –  более тридцати [3, С. 59], обязательными компонентами являются защищенность, совокупность условий и факторов, состояние и возможности экономики и  государственных институтов по созданию благоприятных условий для экономического развития страны, возможности и способности противостоять угрозам и рискам.

Укреплению экономической безопасности должен способствовать федеральный закон «О развитии Арктической зоны Российской Федерации», проект которого обсуждался 20 ноября 2015 года на Совместном заседании Государственной комиссии по вопросам развития Арктики и Экспертного совета по Арктике и Антарктике при Совете Федерации [4]

Среди основных угроз государственной и общественной безопасности (и экономической безопасности как их части) в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, утвержденной Президентом Российской Федерации  31 декабря 2015 года, обозначены: стихийные бедствия, аварии и катастрофы, в том числе связанные с глобальным изменением климата, ухудшением технического состояния объектов инфраструктуры и возникновением пожаров [5].

 Во исполнение Стратегии развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года, утвержденной Президентом Российской Федерации 20 февраля 2013 года [6], 30 августа 2016 года Председателем Правительства Российской Федерации был утвержден План реализации этой Стратегии. Он включает в себя восемьдесят мероприятий по шести направлениям. Основной акцент сделан на обеспечении экономической безопасности через комплексное развитие арктического региона и противодействие рискам и угрозам, а также военной безопасности [7]

В Аналитическом Вестнике Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации в 2015 году был опубликован ряд исследований по проблемам социально-экономического развития российской Арктической зоны и Северного морского пути. Результаты исследования проблем реализации Стратегии развития Арктической зоны Российской Федерации; состояния и перспектив развития арктических портов; авиации; опыта российских регионов в сфере научного обеспечения социально-экономического развития сухопутных территорий Арктической зоны Российской Федерации; законодательного обеспечения; социальной политики и импортозамещения выявили ряд внутренних угроз и рисков экономической безопасности не только Арктического региона, но и всей страны [8].

Но риски и угрозы имеют и внешнее происхождение. Развитие Арктического региона связано с процессами динамичного геостратегического переустройства мира, прежде всего в борьбе мировых центров силы за контроль над энергоресурсами и обретение приоритетных позиций доминирования в приполярных районах. В условиях глобализации, изменения государствами своих геостратегических приоритетов, усиления внешнеполитических позиций Российской Федерации, мир стал принципиально иным, и в первую очередь кардинально изменилось отношение государств к безопасности жизнедеятельности, в том числе и в Арктическом регионе.

Сегодня как никогда ранее актуализирована проблема экономической безопасности как ключевой в становления новой системы глобальной и региональной безопасности, в которой создание комплексной системы безопасности в Арктике становится ключевой областью деятельности в регионе. В этом контексте представляется своевременным обсуждение круга вопросов, связанных с анализом геополитической обстановки в регионе с целью оценки рисков ее трансформации в сторону снижения относительной стабильности в условиях столкновения национальных геополитических интересов, с одной стороны, и определения перспектив роста интегративного потенциала как основы сотрудничества и взаимодействия в Арктике, с другой стороны.

В методологическом плане анализ основан на принципах регионализма и соответствующего подхода к исследованию проблем безопасности, а также – концепции регионального комплекса безопасности. Особое место отведено определению ориентиров арктической геостратегии России, обоснованию значения комплексной системы безопасности как одного их ее приоритетов, в целом, и позиции МЧС России по реализации комплекса мероприятий, направленных на повышение уровня безопасности жизнедеятельности населения и хозяйствующих субъектов экономики Арктической зоны Российской Федерации, в частности.

Арктика – северная полярная область, включающая Северный Ледовитый океан с находящимися в его акватории островами и прибрежной полосой материковой суши. В пределах Арктики расположены территории, континентальный шельф и исключительные экономические зоны восьми арктических государств – России, Канады, Соединенных Штатов Америки, Норвегии, Дании, Финляндии, Швеции и Исландии.

С ХХI века геополитическое пространство Арктики становится сферой конкурирующих экономических интересов все большего числа государств, которые условно классифицируются как «северная» и «южная» группы.

В первую группу включены, во-первых, арктическая «пятерка» (Дания, Канада, Норвегия, Россия, США), территория которых не только пересекается Северным полярным кругом, но и континентальные шельфы которых полностью покрывают дно Северного Ледовитого океана, а исключительные 200-мильные экономические зоны составляют все более осваиваемую его часть с учетом преимущественных юридических оснований для экономического освоения этими государствами прилегающего арктического шельфа;

во-вторых, арктическая «восьмерка», представленная государствами, образовавшими в 1996 году Арктический Совет с целью регулирования сотрудничества в сфере экологии и устойчивого развития арктического региона.

Ко второй группе современных арктических геополитических игроков относятся государства, имеющие в Арктическом Совете статус наблюдателя (Великобритания, Индия, Испания, Италия, Китай, Нидерланды, Польша, Сингапур, Франция, Германия, Южная Корея, Япония), и двадцать межправительственных, межпарламентских и неправительственных организаций.

Взаимоотношения между основными геополитическими игроками в этом макрорегионе определяются геоэкономическими и геополитическими интересами в решении двух взаимосвязанных проблем:

— разведка и освоение природных ресурсов Арктики,

— развитие арктической сети морских коммуникаций и транспортной инфраструктуры [9, С. 111 – 112].

В арктической «пятерке» – все страны, за исключением России, являются членами НАТО. Западные аналитики в этой связи подчеркивают относительно больший, с их точки зрения, потенциал управления геополитическими конфликтами, возможности минимизации противоречий и расхождения позиций в области понимания на арктическом пространстве своих национальных интересов в территориальных спорах Канады и Дании, Дании и Норвегии, Канады и США.

Вместе с тем, отмечая заинтересованность и решающую роль России в обеспечении стабильности развития Арктики, они подчеркивают, что политика санкций в отношении России и события на Украине создают риски снижения доверия в области сотрудничества Запада и России в Арктическом регионе, что влечет возможную переориентацию России на поиск иных партнеров, прежде всего, таких как Китай [10, P. 44 – 45].

Интересы Китая в Арктическом регионе и сближение его в этих вопросах с Россией рассматриваются в качестве потенциально значимой точки роста геополитической конкуренции, прежде всего для стран Северной Европы. Перспектива снижения рисков усиления влияния новых геополитических игроков в Арктике связывается с восстановлением в полном объеме партнерства по линии Россия – Запад [11, P.77].

Российские исследователи склонны полагать, что при всем расхождении геополитических интересов различных стран, остаются основания, снижающие риски развертывания геополитической конфронтации в регионе и определяющие предпосылки для обеспечения сотрудничества в сфере обеспечения безопасности Арктики [12, С. 72 –79].

Канадский Север в социально-экономическом и военном отношении освоен в относительно меньшей степени, чем Арктическая зона Российской Федерации, Арктическая стратегия Канады сохраняет в большей мере скорее внутреннюю, чем внешнюю направленность, что объективно сближает позиции России и Канады в этом макрорегионе.

Поскольку цели арктической политики Оттавы связаны с ориентацией на комплексное освоение региона, постольку ее ключевые приоритеты определяются сферой обеспечения устойчивого социально-экономического и экологического развития канадского Севера.

Канада и Россия обладают самой значительной протяженностью береговой линии в Арктике, и поэтому  сотрудничество между государствами в сфере экологии, судоходства, рыболовства рассматривается как неизбежная необходимость.

Канадский вектор арктической геополитики России в этом отношении предполагает нейтрализацию конфликтогенного потенциала в российско-канадских отношениях, с одной стороны, и укрепление механизмов двустороннего и многостороннего, внеблокового сотрудничества в Арктике, с другой [13, С. 5, 7 – 8]

Развитие арктической транспортной системы остается приоритетом для стран, ориентированных на активное участие в освоении ресурсов Арктики и стремящихся доказать такое свое право и право совершать проход собственных судов через арктические территории. Говоря о морских транспортных путях в Арктике, обычно имеют ввиду Северный морской путь (далее – СМП), пролегающий вдоль северного побережья России, и Северо-Западный проход, который находится к северу от американского континента, пролегая через ряд канадских островов.

Подход США к морским путям в Арктике характеризуется позицией, согласно которой СМП и Северо-Западный проход являются международными проливами. Высшим национальным приоритетом для США в Арктике названа свобода трансарктических перелетов и свобода мореплавания применительно ко всей Арктике [14, С. 87; 6].

Вместе с тем, угрозы международного терроризма, в частности, морского терроризма, связанные с рисками транспортировки оружия массового поражения, различных взрывчатых веществ и оружия путем морских перевозок, вынуждают США оценивать транспортную систему Арктики не только через призму традиционного подхода об исключительности американских национальных интересов.

В этом контексте окончательное признание США суверенитета Канады над Северо-Западным проходом представляется с точки зрения обеспечения безопасности взаимовыгодным обоим государствам, так как Канада смогла бы более жестко отслеживать перемещение грузов и людей в регионе.

В отношении СМП и России ситуация идентична. Интернационализация российского арктического морского пути также приведет к росту угроз безопасности и рисков, что невыгодно ни США, ни России.

Соответственно, несмотря на заявления о поддержке международного режима северных проходов, в действительности США занимают несколько более сдержанную позицию, поддерживая скорее региональный режим координации в отношении СМП и Северо-Западного прохода [14, С. 89].

Российские аналитики акцентируют внимание на том, что Китай не демонстрирует открыто свою заинтересованность в энергоресурсах Арктики и придерживается позиции, в рамках которой официальный акцент сфокусирован на научных интересах.

Использование потенциала «мягкой силы» предполагает опору на осуществление научной деятельности в Арктике, в которой задействован целый ряд исследовательских центров: Китайский институт полярных исследований (далее – PRIC), Шанхайский институт международных исследований (далее – SIIS), Китайский институт изучения проблем моря (далее – CIMA) и другие. Хотя официальная риторика Пекина сводится к сохранению статус-кво арктических пространств и поддержке преимущественной юрисдикции и суверенных прав государств арктического региона, Арктика рассматривается как пространство, имеющее глобальное значение, что предполагает для КНР законное право участвовать в решении проблем региона [15, С. 124 – 125].

Стратегические интересы Китая и России в построении многополярного мира в принципе совпадают или близки по геоэкономическому, геополитическому, ресурсно-экономическому и культурно-цивилизационному аспектам. В условиях, когда КНР, как и Россия, выступает за равноправное и многополярное мироустройство, в котором бы доминировал баланс сил и интересов, Россия может использовать конструктивный потенциал российско-китайского стратегического партнерства на арктическом направлении [15, С. 126].

Арктический бассейн, и прежде всего Северный морской путь, представляет собой кратчайшую  коммуникацию как связующее звено, соединяющее Европу и Азиатско-Тихоокеанский регион, значимость которого все более возрастает.

В настоящее время в Арктике сложились два основных геополитических центра: Россия и США. Позиции Европейского Союза, Китая и других геополитических игроков по своему влиянию менее значимы. США, Канада, ряд европейских государств активно наращивают свой военный потенциал [16, С. 25].

Таким образом, в условиях роста военной напряженности на Арктическом Севере, в регионе в системе геополитических отношений складывается биполярная модель – Россия и остальные претенденты на геополитическое влияние в Арктике [17, С. 12].

Не случайно Северный морской путь рассматривается сегодня в качестве инструмента сохранения территориальной целостности России и обеспечения единства экономического пространства и экономической и военной безопасности страны[18, С. 44].

Российская Арктика – регион особых геостратегических и долговременных геоэкономических интересов России, прежде всего с точки зрения освоения и рационального использования природных ресурсов и обеспечения глобального экологического равновесия, что обуславливает ее выделение в самостоятельный объект государственной политики.

В ряду мер по обеспечению экономической безопасности выделим, прежде всего, создание и развитие системы комплексной безопасности в Арктической зоне Российской Федерации. Государством это рассматривается в качестве основных геоэкономического и геостратегического приоритетов [19, С. 443 – 450].

В центре внимания также остается разработка новой редакции государственной программы социально-экономического развития российской Арктики до 2020 года.

На заседании президиума Государственной комиссии по вопросам развития Арктики (Мурманск, 9 марта 2016 года) в качестве одного из принципов определен территориальный кластерный принцип, который будет учитывать неравномерность развития различных зон арктической территории.

В соответствии с этим  принципом предлагается выделить восемь основных «опорных» точек – по одой в каждом северном субъекте государства. Такая модель предполагает реализацию комплексного развития и создание общей навигационной сети между регионами [20, С.2]. Это будет способствовать укреплению и развитию экономических связей между ними, обеспечению экономической безопасности страны в целом.

Особое место в системе комплексной безопасности в Арктической зоне Российской Федерации занимает система предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций.

В выступлении Министра В.А. Пучкова в рамках «Правительственного часа» на заседании Государственной Думы РФ 18 мая 2016 г. по вопросу: «Основные направления развития Единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций» было отмечено, что Единая государственная система предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций функционирует и развивается с учетом современных опасностей и угроз [21].

В Арктике существуют как климатические и природные, так и техногенные источники чрезвычайных ситуаций.

К основным климатическим и природным источникам чрезвычайных ситуаций относятся: деградация вечной мерзлоты (таяние), обвалы, оползни; наводнения (весна, осень), ледяные заторы, подвижка льдов; снежные бури, штормы; сильные ветры (ураганы); ландшафтные пожары (тундра, мелколесье).

Источниками чрезвычайных ситуаций может являться транспортная инфраструктура Арктики. Это в первую очередь направление Северного морского пути, а так же местные и кроссполярные авиатрассы. В пределах Арктической зоны 80 процентов пассажиров перевозится малой авиацией на местных воздушных линиях, а оставшиеся 20 процентов имеют региональный характер. Но за последние четверть века интенсивность полетов местных воздушных линий (МВЛ) по ранее действующим маршрутам упала в стране в 45 – 65 раз, число аэродромов сократилось с 2 850 до 200, из которых только половина имеет пригодную (но не сертифицированную) взлетно-посадочную полосу ]22, С. 31].

На территории районов Крайнего Севера находится несколько тысяч потенциально опасных объектов, которые могут стать источниками техногенных чрезвычайных ситуаций. Это объекты нефте- и газодобычи, ядерной энергетики, захоронения контейнеров с отходами, производственные предприятия.

Система обеспечения безопасности в Советской Арктике в значительной степени соответствовала пониманию управления безопасностью в стране в целом. Вместе с тем, специфика арктической зоны определяет особенности стратегии развития системы обеспечения безопасности в Арктике, в том числе и уникальные.

Такой уникальной особенностью стал комплексный подход к организации системы обеспечения  безопасности в прибрежной и бассейновой частях Арктики, нехарактерный для остальной территории страны и обусловленный характером деятельности Северного морского пути.

В 1932 году было создано Главное управление Северного морского пути, основной целью создания которого стало народно-хозяйственное освоение Арктики и обеспечения судоходства по Северному морскому пути. Именно Главное управление Северного морского пути осуществляло всю координационную работу по формированию морского трафика, используя при этом собственные ресурсы полярной авиации и гидрометеослужбы для мониторинга и прогнозирования ледовой обстановки.

История освоения Арктики нашей страной неразрывно связана с поиском и спасанием людей в этом регионе. В качестве примера можно привести героическую эпопею спасания 104 челюскинцев в феврале – апреле 1934 года и ряд других поисково-спасательных операций.

Благодаря четкой организации судоходства, непрерывному контролю за движением каждого судна и своевременному оказанию ледокольной помощи относительная вероятность гибели судов во льдах была и есть на порядок меньше, чем в открытых водах Мирового океана.

На сегодняшний день структура федеральной системы поиска и спасания на море и внутренних водах соответствует принятому за основу принципу взаимодействия различных функциональным подсистем Российской единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций (далее – РСЧС), федеральных органов исполнительной власти (МЧС России, Минтранса России, Пограничной службы ФСБ России, Министерства обороны, Росгидромета, ФГУП «Росатом» и других), субъектов и муниципалитетов.

В обеспечении поиска и спасания на море, до настоящего времени, участвует значительное количество ведомственных служб, выполняющих сходные задачи зачастую в одних и тех же регионах (пунктах базирования), но не решающие задачу спасания на море в комплексе, как правило, из-за преобладания ведомственных задач.

Проблемы поисково-спасательного обеспечения морской деятельности Российской Федерации в Арктике привлекают внимание отечественных исследователей [см., напр.: 23, С.76 – 80].

Кроме этого в соответствии с требованиями российского законодательства, организации, эксплуатирующие опасные производственные объекты, имеют либо собственные профессиональные аварийно-спасательные формирования, либо привлекают профессиональные аварийно-спасательные формирования на договорной основе.

Анализ деятельности РСЧС в материковой части АЗРФ показывает, что система в целом имеет достаточно сил и средств для решения задач стоящих перед ней.

В тоже время в Арктике перед Россией стоит непростая задача, в решении которой одну из ключевых ролей могли бы сыграть вновь создаваемые Арктические центры МЧС России [24, С. 60 – 61].

На центры помимо аварийно-спасательных работ возложены задачи по мониторингу Северного морского пути, прогнозированию чрезвычайных ситуаций в зоне ответственности.

Каждый центр взаимодействует и информационно сопряжен с соответствующим региональным центром МЧС России и Национальным центром управления в кризисных ситуациях МЧС (далее – НЦУКС), а также с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти и организациями. Указанные центры будут функционировать совместно с имеющимися морскими спасательно-координационными центрами и морскими спасательными подцентрами (далее – МСПЦ) Минтранса России.

Следует отметить, что при проведении поисково-спасательных операций российскими спасателями в Арктическом регионе основными правовыми документами являются международные договора и конвенции, подписанные Российской Федерацией. Сюда входят:

1) Международная конвенция по поиску и спасанию на море 1979 года (далее – САР-79) – определяет права и обязанности стран – участников при организации и ведении поисково-спасательных операций на море;

2) Конвенция о международной гражданской авиации, Приложение 12 «Поиск и спасание» – определяет права и обязанности стран – участников при организации и ведении поисково-спасательных операций при авиационных происшествиях;

3) Международная конвенция по охране человеческой жизни на море (СОЛАС, от англ.  SOLAS, International Convention for the Safety of Life at Sea). Международное соглашение по безопасности торговых судов.

Главной целью данного нормативного документа является установление минимальных стандартов, отвечающих требованиям по безопасности при постройке, оборудовании и эксплуатации судов.

4) Руководство по международному авиационному и морскому поиску и спасанию (далее – Руководство). Рекомендует правила организации системы поиска и спасания на море и в авиации, а также правила проведения поисково-спасательных операций;

Основная цель Руководства заключается в оказании содействия государствам в удовлетворении ими своих собственных потребностей в области поиска и спасания и выполнении принятых ими на себя обязательств по Конвенции о международной гражданской авиации, Международной конвенции по поиску и спасанию на море и Международной конвенции по охране человеческой жизни на море;

5) Соглашение  между правительствами государств-членов Совета Баренцева/Евроарктического региона о сотрудничестве в области предупреждения, готовности и реагирования на чрезвычайные ситуации – 2008 года – подписано государствами – членами Баренцево / Евроарктического региона в целях оказания взаимной помощи в чрезвычайных ситуациях.

6) Соглашение о сотрудничестве в авиационном и морском поиске и спасании в Арктике (12 мая 2011 года) между государствами-членами Арктического совета Канадой, Данией (включая Гренландию и Фарерские острова), Финляндией, Исландией, Норвегией, Российской Федерацией, Швецией и Соединенными Штатами Америки.

Данный документ установил четкие границы поисково-спасательных районов приарктических государств.

Соглашением определены координирующие структуры и поисково-спасательные ведомства государств. В России это Государственный морской спасательно-координационный центр (далее – ГМСКЦ), Главный авиационный координационный центр поиска и спасания (далее –ГАКЦПС), Федеральное агентство воздушного транспорта, Федеральное агентство морского и речного транспорта.

Структуры МЧС России в данном перечне отсутствуют. МЧС внесено в документ лишь как компетентное ведомство страны. Однако, в Российской Федерации МЧС является ведущим министерством, которое осуществляет управление, координацию, контроль и реагирование в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций, обеспечения безопасности людей на водных объектах.

Международные соглашения способствовали нормализации отношений между странами и обеспечению экономической безопасности России.

В соответствии Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 августа 1995 года № 834 на МЧС России возложена «координация деятельности федеральных органов исполнительной власти при проведении работ по поиску и спасанию людей на море и в водных бассейнах в соответствии с международной конвенцией по поиску и спасанию на море (САР-79), международными договорами Российской Федерации и «Положением о взаимодействии аварийно-спасательных служб министерств, ведомств и организаций на море и водных бассейнах России» [25].

Но в настоящее время со стороны соседних государств начинает продвигаться тезис о невозможности обеспечения безопасности Россией в своей зоне реагирования и необходимости помощи по данному вопросу путем размещения своих спасательных сил и средств.

Объективный анализ сил и средств подразделений Федерального агентства воздушного транспорта и Федерального агентства морского и речного транспорта, определенных международным соглашением как поисково-спасательные ведомства России в Арктике, показывает, что их возможности по реагированию в закрепленной зоне ответственности ограничены.

В этом контексте может быть полезен анализ опыта Норвегии, Канады в развитии сил и средств, обеспечении логистики и организации поисково-спасательных работ.

Следует отметить, что в научном сообществе сегодня обсуждается вопрос о необходимости разработать и принять международную конвенцию, специально посвященную вопросам предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций в Арктике.

Стоит подумать и о новых перспективах международного сотрудничества и взаимодействия аварийно-спасательных служб приарктических государств в Арктике. Например, обсудить идею о создании международного корпуса спасателей приарктических государств.

Правовая политика государства в сфере обеспечения безопасности в Арктике предполагает обеспечение эффективного правового регулирования развития Арктической зоны Российской Федерации [26, С. 26 – 28; 27, С. 37 – 41].

При проведении поисково-спасательных работ на территории России нормативно-правовая база,  определяющая порядок ведения поисково-спасательных работ включает следующие основные документы:

Федеральный закон от 21.12.1994 № 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера»;

Федеральный закон   от 14.07.1995 № 151-ФЗ «Об аварийно-спасательных службах и статусе спасателей»;

Указ Президента Российской Федерации от 11.07.2004 «Вопросы Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий»;

Постановление Правительства Российской Федерации  от 30.12.2003 № 794 «О единой государственной системе предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций»;

Постановление Правительства Российской Федерации от 26.08.1995  № 834 «О плане взаимодействия федеральных органов исполнительной власти при проведении работ по поиску и спасанию людей на море и в водных бассейнах Российской Федерации»;

Постановление Правительства Российской Федерации от 30.07.2004  № 395 «Об утверждении Положения о Министерстве транспорта Российской Федерации»;

Постановление Правительства Российской Федерации от 15.07.2008  № 530 «Об утверждении Федеральных авиационных правил поиска и спасания в Российской Федерации».

Анализ аварийности на море и опыта проведения спасательных работ показывает, что:

— суда в основном гибнут или терпят бедствие в прибрежных водах;

— наиболее эффективными средствами спасения являются специальные спасательные вертолеты и специальные спасательные небольшие суда с профессионально подготовленными экипажами.

Кроме этого нужны еще и обученные пловцы-спасатели, которые спускаются с вертолетов на гибнущее судно или прямо в воду.

Возможности в этом сегодня пока ограничены. Морской спасательной службе Росморречфлота необходимы спасательные вертолеты.

Необходимо также формировать систему подготовки пловцов-спасателей, отвечающую требованиям времени.

Следует отметить что их не имеют пока и структуры МЧС, находящиеся в данном регионе.

Интеграцию Аварийно-спасательных центров МЧС России (далее – АСЦ МЧС) в систему поиска и спасения в Арктическом регионе возможно рассматривать как одну из предпосылок для  решения указанных проблем. Деятельность и вектор развития АСЦ МЧС, на наш взгляд, должны базироваться как на основе отечественного опыта, например, организации Барнео, деятельности полярных станций Росгидромета и т.д. так и на передовом зарубежном опыте в области поиска и спасения.

Возвращаясь к отечественному опыту, следует отметить многолетнюю успешную организацию российскими специалистами  ледового лагеря Барнео.

Особое место с точки зрения развития спасательных технологий в Арктике занимает уникальный опыт по разворачиванию взлетно-посадочных полос с использованием вертолетных групп при поддержке тяжелых транспортных самолетов ИЛ-76.

Имеется у нас в стране и опыт подготовки пловцов-спасателей. Так в Архангельской областной службе спасения такая группа создана, есть и методики подготовки.

У Российского института мощного радиостроения (г. Санкт-Петербург) имеется успешный опыт в одной из основных проблемных областей – это организации связи в условиях Арктики.

Исходя из анализа некоторых проблем и отдельных решений, направленных на обеспечение экономической безопасности Российской Федерации, можно предложить несколько концептуальных направлений по совершенствованию системы обеспечения экономической безопасности и комплексной безопасности в целом в Арктической зоне:

  1. Разработать четкие критерии экономической безопасности и законодательно закрепить их в нормативных актах. Это должно способствовать формированию современной системы экономической безопасности и всей системы комплексной безопасности в Арктике.
  2.  Совершенствовать современную систему безопасности в Арктической зоне с учетом норм международного права, передового зарубежного опыта и новейших технологий.
  3. Арктическим аварийно-спасательным центрам МЧС России определить и закрепить зоны реагирования и сформулировать задачи в соответствии с Соглашением о сотрудничестве в авиационном и морском поиске и спасании в Арктике.
  4. Оснастить Арктические аварийно-спасательные центры МЧС России современной специальной спасательной авиацией, техникой и оборудованием.
  5. Создать в Арктической зоне единую систему связи, включая космическую и обеспечить Арктические аварийно-спасательные центры МЧС России современными системами связи.
  6. Вывести на новый уровень координацию действий по обеспечению экономической безопасности со всеми государственными институтами Арктического региона.
  7. Формировать подразделения МЧС России с учетом современных требований классными специалистами со штатным расписанием, соответствующим стоящими перед подразделениями задачами.
  8. Активизировать работу по созданию специальных аэромобильных групп с соответствующим материально-техническим обеспечением.
  9. Высшим учебным заведениям МЧС России активизировать научно-исследовательскую и научно-практическую работу по проблемам обеспечения экономической безопасности страны. Повысить качество подготовки профессиональных кадров.

МЧС России занимает активную позицию по реализации мероприятий в сфере обеспечения комплексной системы безопасности в Арктической зоне Российской Федерации, способствуя консолидации всех участников Единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций (РСЧС).

В условиях возрастания рисков глобальной, региональной, национальной и экономической безопасности Арктический вектор геополитики России ориентирован на минимизацию угроз противостояния национальных интересов геополитических игроков в регионе, трансформацию конфликтного потенциала в формат геополитической конкуренции и выдвижение в качестве общего приоритета – создание регионального комплекса безопасности в Арктике, формируемого как результат взаимодействия и сотрудничества на внутринациональном, региональном и международном уровнях.

 

            Литература

 

  1. Указ Президента Российской Федерации от 29 апреля 1996 года № 608 «О Государственной стратегии экономической безопасности Российской Федерации (Основные положения). [Электронный ресурс] – Режим доступа: URL: http:// scrf.gov.rudocuments/23.html (дата обращения 29.08.2016).
  2. Постановление Правительства РФ от 27 декабря 1996 г. № 1569 «О первоочередных мерах по реализации Государственной стратегии экономической безопасности Российской Федерации (Основных положений), одобренной Указом Президента Российской Федерации от 29 апреля 1996 г. № 608» [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://base.garant.ru/ (дата обращения 29.08.2016).
  3. Басангова К.М., Хулхачиева Э.П. Система экономической безопасности северных регионов Российской Федерации. Социально-экономические и экологические основы безопасности северных регионов России. – Коллективная монография. – СПб.: Изд-во «Лема». 2012. – 193 с.
  4. Совместное заседание Государственной комиссии по вопросам развития Арктики и Экспертного совета по Арктике и Антарктике при Совете Федерации. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://government.ru/news/20747/ (дата обращения 29.08.2016).
  5. Указ Президента Российской Федерации от 31 декабря 2015 года № 683 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации». [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://rg.ru/2015/12/31/nac-bezopasnost-site-dok.html (дата обращения 29.08.2016).
  6. О Стратегии развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года. 20 февраля 2013 года. [Электронный ресурс] – Режим доступа: URL: http://government.ru/info/18360/#sel=2:22:AVh,2:43:Vyj (дата обращения 29.08.2016).
  7. «О плане реализации Стратегии развития Арктической зоны России до 2020 года» от 30 августа 2016 года. [Электронный ресурс] – Режим доступа: URL: http: // government.ru/news/24459/ (дата обращения 29.08.2016).
  8. Проблемы законодательного регулирования в сфере развития Северного морского пути и Арктической зоны Российской Федерации // Аналитический Вестник. 2015. № 6 (559). С. 4 –72.
  9. Кефели И.Ф. Геополитика Арктики в стратегии развитых морских коммуникаций // Северный морской путь: развитие арктических коммуникаций в глобальной экономике «Арктика – 2015»: VI Всероссийская морская научно-практическая конференция: материалы конференции, Мурманск, 13 – 14 мая 2015 г. / ред. кол.: Козьменко С.Ю., Селин В.С., Щеголькова А.А. Мурманск : Изд-во МГТУ. 2015. 261 с.
  10. Olesen M. Common and Competing Interests // Arctic Security Matters. Reports. EU Institute for Security Studies / Ed. by Juha Jokela. 2015. № 24. P.43 – 51.
  11. Jokela J. The Security Landscape: challenges old and new. Conclusions // Arctic Security Matters. Reports. EU Institute for Security Studies / Ed. by Juha Jokela. 2015. № 24. P. 75 – 79.
  12. Артамонов В.С., Мусиенко Т.В. Геополитика Арктики: система управления рисками безопасности жизнедеятельности // Национальная безопасность и стратегическое планирование. 2016. № 2-2 (14) С. 72 –79.
  13. Нурышев Г.Н. Арктическая геополитика России и Канады // Национальная безопасность и стратегическое планирование. 2014. Вып.2 (6). С. 4 – 8.
  14. Ченских Н.А. Транспортные пути Арктики: подходы России и США // Азимут научных исследований: экономика и управление. 2015. № 4 (13). С. 116 – 120.
  15. Хлопов О.А. Энергетическая политика и стратегия Китая // Вестник Московского государственного областного университета. Серия: история и политические науки. 2015. № 4. С. 118 – 128.
  16. Брычков А.С., Никоноров Г.А. Арктика в системе угроз национальной и военной безопасности России // Проблемы безопасности российского общества. 2014. № 3. С. 22 – 29.
  17. Ивашов Л.Г. Геополитическое значение Северного морского пути // Северный морской путь: развитие арктических коммуникаций в глобальной экономике «Арктика – 2015»: VI Всероссийская морская научно-практическая конференция: материалы конференции, Мурманск, 13 – 14 мая 2015 г. / ред. кол.: Козьменко С.Ю., Селин В.С., Щеголькова А.А. Мурманск : Изд-во МГТУ. 2015. 261 с.
  18. Козьменко С.Ю. Гидрографическая экспедиция Северного Ледовитого океана (1910 – 1915 годы). Великое географическое открытие и судьба Бориса Вилькицкого // Северный морской путь: развитие арктических коммуникаций в глобальной экономике «Арктика – 2015»: VI Всероссийская морская научно-практическая конференция: материалы конференции, Мурманск, 13 – 14 мая 2015 г. / ред. кол.: Козьменко С.Ю., Селин В.С., Щеголькова А.А. Мурманск : Изд-во МГТУ. 2015. 261 с.
  19. Лукин В.Н., Мусиенко Т.В., Чижиков Э.Н. Геоэкономические и политические особенности комплексной системы безопасности Российской Арктики // Вестник Мурманского технического университета. 2016. № 2. С. 443 – 450.
  20. Арктические точки роста // Российская газета. 10 марта 2016. № 49 (6917).
  21. «Правительственный час» на заседании Государственной Думы РФ по вопросу: «Основные направления развития Единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций» 18. Мая 2016 года. [Электронный ресурс] – Режим доступа: URL: http: // mchs.gov.ru (дата обращения 01.09.2016.
  22. Селин В.С., Шпак А.В., Серова В.А. Развитие малой авиации Арктической зоны Российской Федерации // Аналитический Вестник. 2015. № 6 (559). С. 31 – 34.
  23. Илюхин В.Н. Нормативные и правовые аспекты поисково-спасательного обеспечения морской деятельности России в Арктике // Арктика: экология и экономика. 2015. № 1 (17). С. 76 – 81.
  24. Чуприян А.П. Обеспечение безопасности в Арктике // Право и безопасность. 2013. № 1 – 2. С. 60 – 61.
  25. Постановление Правительства Российской Федерации от 26 августа 1995 года № 834 «О плане взаимодействия федеральных органов исполнительной власти при проведении работ по поиску и спасанию людей на море и в водных бассейнах Российской Федерации». [Электронный ресурс]. URL: http://base.garant.ru/189527/#ixzz42ymWM4i7
  26. Уткин А.И. Совершенствование правового регулирования Арктической зоны Российской Федерации // Правовая политика в сфере обеспечения безопасности в Арктике: материалы круглого стола. Мурманск, 26 ноября 2014 года / под общ. ред. Э.Н. Чижикова, А.В. Малько, С.Б. Немченко; сост. А.А. Смирнова, Н.И. Уткин. СПб.: Санкт-Петербургский университет ГПС МЧС России. 2015. 252 с.
  27. Немченко С.Б. О реализации функции государства по предупреждению и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций в Арктике // Правовая политика в сфере обеспечения безопасности в Арктике: материалы круглого стола. Мурманск, 26 ноября 2014 года / под общ. ред. Э.Н. Чижикова, А.В. Малько, С.Б. Немченко; сост. А.А. Смирнова, Н.И. Уткин. СПб.: Санкт-Петербургский университет ГПС МЧС России. 2015. – 252 с.

 

 

 

155 просмотров всего, 4 просмотров сегодня