Артамонов Владимир Сергеевич. Мусиенко Тамара Викторовна. Арктическая геополитика России: проблемы обеспечения безопасности

Артамонов Владимир Сергеевич

статс-секретарь – заместитель Министра Российской Федерации

по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям

и ликвидации последствий стихийных бедствий

доктор военных наук, доктор технических наук, профессор

 

Мусиенко Тамара Викторовна

Санкт-Петербургский университет ГПС МЧС России

доктор политических наук,

заместитель начальника университета по научной работе

профессор кафедры философии и социальных наук

 

Artamonov Vladimir Sergeevich

EMERCOM of Russia

State Secretary – 1st class State Counselor of the Russian Federation,

Doctor of Engineering Science,

Doctor of Military Sciences, Professor

E-Mail: tvm77777@mail.ru

 

Musienko Tamara Viktorovna

St. Petersburg University of the State Fire Service of EMERCOM of Russia

Doctor of Political Sciences, Deputy Chief for Research

Professor of the Department of Philosophy and Social Sciences

E-Mail:  tvm77777@mail.ru

УДК – 3.30.32.303.01

 

АРКТИЧЕСКАЯ ГЕОПОЛИТИКА РОССИИ: ПРОБЛЕМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ

 

Аннотация. В  статье актуализирована проблема разработки эффективной геополитической стратегии обеспечения безопасности России в Арктике. Раскрыта суть  современной российской геополитики в Арктике, ее ориентированность на минимизацию угроз устойчивого развития региона. Показана роль эффективной системы защиты населения и территорий, критически важных и потенциально опасных объектов в Арктической зоне Российской Федерации от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера в реализации арктической геополитики страны.

 

Ключевые слова: региональный комплекс безопасности, комплексная безопасность, геополитика, геоэкономика, транспортная инфраструктура, Арктика, Северный морской путь, система мониторинга и прогнозирования

 

GEOPOLITICS OF RUSSIA IN THE ARCTIC: SECURITY PROBLEMS

 

Summary. The article actualized the problem of developing an effective geopolitical strategy for the security of Russia in the Arctic. The essence of modern Russian geopolitics in the Arctic, its orientation to minimize threats to sustainable development in the region is defined . The role of an effective system of protection of population and territory, critical and potentially dangerous objects in the Arctic zone of the Russian Federation from emergency situations of natural and man-made in the implementation of the country’s Arctic geopolitics is reflected.

Keywords: regional security complex, integrated security, geopolitics, geo-economics, transport infrastructure, the Arctic, the Northern Sea Route, monitoring and forecasting system

 

С вызовами и угрозами XXI века, создающими риски национальной безопасности, связана проблема обеспечения безопасности в Арктическом регионе.

В «Стратегии развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года», разработанной  во исполнение Основ государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу, утвержденных Президентом России 18 сентября 2008 года и утвержденной Президентом Российской Федерации в 2013 году (далее – Стратегия 2020) представлен перечень основных рисков и угроз, среди которых выделим прежде всего следующие:

— экстремальные природно-климатические условия, включая низкие температуры воздуха, сильные ветры и наличие ледяного покрова на акватории арктических морей;

— очаговый характер промышленно-хозяйственного освоения территорий и низкая  плотность населения;

— удаленность от основных промышленных центров, высокая ресурсоемкость и зависимость хозяйственной деятельности и жизнеобеспечения населения от поставок из других регионов России топлива, продовольствия и товаров первой необходимости;

— низкая устойчивость экологических систем, определяющих биологическое равновесие и климат Земли, и их зависимость даже от незначительных антропогенных воздействий.

— отрицательные демографические процессы в большинстве приарктических субъектов Российской Федерации, отток трудовых ресурсов (особенно высококвалифицированных) в южные районы России и за границу;

— критическое состояние объектов жилищно-коммунального хозяйства, недостаточная обеспеченность населения чистой питьевой водой;

— износ основных фондов, в особенности транспортной, промышленной и энергетической инфраструктуры;

неразвитость базовой транспортной инфраструктуры, ее морской и континентальной составляющих, старение ледокольного флота, отсутствие средств малой авиации;

— недостаточное развитие навигационно-гидрографического и гидрометеорологического обеспечения мореплавания;

— отсутствие средств постоянного комплексного космического мониторинга арктических территорий и акваторий, зависимость от иностранных средств и источников информационного обеспечения всех видов деятельности в Арктике (включая взаимодействие с воздушными и морскими судами);

— отсутствие современной информационно-телекоммуникационной инфраструктуры, позволяющей осуществлять оказание услуг связи населению и хозяйствующим субъектам на всей территории Арктической зоны Российской Федерации;

— неразвитость энергетической системы, а также нерациональная структура

генерирующих мощностей, высокая себестоимость генерации и транспортировки электроэнергии;

— в сфере науки и технологий отмечается дефицит технических средств и технологических возможностей по изучению, освоению и использованию арктических пространств и ресурсов, недостаточная готовность к переходу на инновационный путь развития Арктической зоны Российской Федерации;

— в сфере природопользования и охраны окружающей среды выделяется возрастание техногенной и антропогенной нагрузки на окружающую среду с увеличением вероятности достижения ее предельных значений в некоторых прилегающих к Российской Федерации акваториях Северного Ледовитого океана, а также на отдельных территориях Арктической зоны Российской Федерации, характеризующихся наличием особо неблагоприятных зон, потенциальных источников радиоактивного загрязнения, высоким уровнем накопленного экологического ущерба [1].

В Стратегии национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной Президентом Российской Федерации 31 декабря 2015 года, (далее – СНБ-15) среди основных угроз государственной и общественной безопасности в п. 43 обозначены стихийные бедствия, аварии и катастрофы, в том числе связанные с глобальным изменением климата, ухудшением технического состояния объектов инфраструктуры и возникновением пожаров [2].

Кроме того, возрастает внимание к Арктике не только восьми стран,  составляющих Арктический Совет как основного арктического регионального института – Дании, Исландии, Канады, Норвегии, России, США, Финляндии и Швеции, но и постоянных наблюдателей в Арктическом Совете – Великобритании, Германии, Испании, Нидерландов, Польши и Франции. Кроме того, все большую активность проявляют и государства со статусом временных наблюдателей, в числе которых Бразилия и Китай.

В качестве консолидирующего фактора возможно рассматривать определенную общность позиций государств региона о необходимости дальнейшего укрепления роли Арктического Совета и расширении

Рис. 1 Границы полярных секторов (цит. по Воробьев Ю.Л. Стратегические цели и приоритеты устойчивого  развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения комплексной безопасности).

 

направлений его деятельности. Так, подписание в 2011 году под эгидой Арктического Совета межправительственного соглашения об авиационном и морском поиске и спасении рассматривается сегодня как факт, подтверждающий переход от традиционного формата экологической и климатической проблематики к расширению сферы влияния Совета и решению вопросов «мягкой безопасности» в регионе [3, С.19, 22 – 23].

Однако эффективность функции региональной консолидации, выполняемой  ведущими политическими институтами обеспечения безопасности Арктики, может быть снижена не только в силу объективных противоречий, связанных с потенциальными конфликтами национальных интересов «арктической пятерки» (Дания, Канада, Норвегия, Россия, США), но и в связи с возросшей активностью других геополитических игроков в Арктике.

Сегодня в Арктике сложилось два основных геополитических центра: Россия  и США.

Обоснование концепции, доктрины и американской стратегии в Арктике возложено на Комиссию США по арктическим исследованиям (U.S. Arctic Research Commission), действующей во взаимодействии со специальной межведомственной группой анализа и оценки обстановки в Арктике, которая функционирует на базе Госдепартамента США. В группу, в свою очередь, входят представители Пентагона, Министерства военно-морских сил США, Службы береговой охраны и Службы управления минеральными ресурсами Министерства сельского хозяйства.

Комиссия выступила с инициативами, во-первых, об увеличении финансирования исследований перспективных месторождений в Арктическом регионе, во-вторых, о необходимости совершенствования картографического обеспечения морской зоны в целях представления в соответствующую комиссию ООН по шельфу заявки на владение частью арктических территорий. По оценкам самих американских экспертов, присоединение шельфовых территорий позволит увеличить общую площадь территории США на 4,1 миллионов километров и претендовать на природные ресурсы общей стоимостью 1,3 триллионов долларов США, включая запасы нефти на шельфе Аляски, оцениваемые в 650 миллиардов долларов США [4, С.150 – 151].

Характерно, что Соединенные Штаты Америки в последнее время ориентируются на ослабление формирующегося регионального комплекса безопасности в Арктике за счет утверждения в нем новых акторов и установления с ними широких контактов. Более того, взаимодействие с ними рассматривается как приоритетное направление американской арктической стратегии.

Увеличение численности участников с разнообразными интересами в регионе создает условия для реализации стратегии управляемого хаоса за счет создания временных союзнических связей в зависимости от текущих потребностей и складывающейся конъюнктуры в интересах субъекта «ручного управления» хаосом [5, С. 121].

В геоэкономическом отношении особое место занимает тема энергетических ресурсов Арктики, запасы которых, по оценкам экспертов составляют до 25 процентов мировых запасов [3, С.18]. Согласно данным Геологической службы США в Арктике сосредоточено около 30 процентов неразведанных мировых запасов газа и 15 процентов нефти [6, С. 23]. Значительная часть нефтяных запасов располагается в сфере интересов США – у берегов Аляски, газовых, а также нефтяных – на территории России.

В связи с этим нарастают геоэкономические противоречия в Арктике, связанные с ее ресурсным потенциалом и транспортным значением

В Стратегии 2020 среди мер по обеспечению безопасности отметим следующие:

— создание системы комплексной безопасности для защиты территорий, населения и критически важных объектов Арктической зоны Российской Федерации от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, в том числе при разработке и реализации проектов в области изучения и освоения арктического континентального шельфа и прибрежной зоны, иных крупных инфраструктурных проектов в Арктической зоне Российской Федерации;

— развитие системы мониторинга геофизической обстановки в Арктической зоне Российской Федерации с целью минимизации воздействия экстремальных геофизических процессов (естественного и искусственного происхождения) на среду обитания человека, включая системы связи и навигации, транспортную и энергетическую инфраструктуру, а также обеспечение функционирования Северного морского пути и безопасности транзитных и трансполярных воздушных маршрутов в Арктике.

— совершенствование организационной структуры управления и обеспечения

безопасности судоходства в Арктической зоне Российской Федерации, в том числе путем развития комплексной арктической транспортно-технологической системы, включающей в себя развитие морского и других видов транспорта, а также обеспечивающей инфраструктуры;

— создание и развитие системы комплексной безопасности арктического судоходства, управления транспортными потоками в районах интенсивного движения судов, включая навигационно-гидрографическое, гидрометеорологическое, ледокольное и иные виды обеспечения, создание комплексных аварийно-спасательных центров;

— научное обоснование долгосрочных перспектив и основных направлений развития различных видов деятельности в Арктике;

— создание надежной системы оказания услуг связи, навигационных,

гидрометеорологических и информационных услуг, включая освещение ледовой обстановки, обеспечивающей прогнозирование и предупреждение чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, ликвидацию их последствий, эффективный контроль хозяйственной и иной деятельности в Арктике, в том числе за счет применения глобальной навигационной спутниковой системы ГЛОНАСС и создания многоцелевой космической системы «Арктика», модернизации радионавигационной системы дальнего действия «РСДН-20» («Маршрут»);

— совершенствование системы государственного экологического мониторинга в Арктической зоне Российской Федерации, основанной на использовании объективных и измеряемых показателей оценки состояния окружающей среды, формировании системы наблюдения за состоянием и загрязнением окружающей среды, использующей современные средства наблюдения наземного, авиационного и космического базирования, интегрированной с существующими и создаваемыми международными системами наблюдения окружающей среды и обеспечивающей обнаружение и прогноз опасных и экстремальных природных явлений в Арктической зоне Российской Федерации, в том числе негативных климатических изменений, а также своевременное обнаружение и прогнозирование чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера

— объединение усилий приарктических государств в создании единой региональной системы поиска и спасения, а также предотвращения техногенных катастроф и ликвидации их последствий, включая координацию деятельности спасательных сил [1].

В СНБ-15 конкретизируются пути обеспечения национальной безопасности в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, в области пожарной безопасности:

— совершенствование и развитие единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций, ее территориальных и функциональных подсистем;

— взаимодействие с аналогичными иностранными системами;

— повышение эффективности реализации полномочий органов местного самоуправления в области обеспечения безопасности жизнедеятельности населения;

— обновление парка технологического оборудования и технологий производства на потенциально опасных объектах и объектах жизнеобеспечения населения;

— развитие системы мониторинга и прогнозирования чрезвычайных ситуаций;

— внедрение современных технических средств информирования и оповещения населения;

— поддержание на должном уровне современной технической оснащенности и готовности пожарно-спасательных сил;

— развитие системы принятия превентивных мер по снижению риска возникновения чрезвычайных ситуаций и пожаров на основе совершенствования надзорной деятельности;

— проведение профилактических мероприятий;

— формирование культуры безопасности жизнедеятельности населения (п. 49).

В СНБ-15 в целях противодействия угрозам экономической безопасности ставится задача по расширению использования инструментов государственно-частного партнерства для решения стратегических задач развития экономики, завершения формирования базовой транспортной, энергетической, информационной, военной инфраструктур в отдельных регионах страны и особенно в Арктике, Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, развития Северного морского пути (п.62).

Для обеспечения стратегической стабильности и равноправного стратегического партнерства особое значение придается развитию равноправного и взаимовыгодного международного сотрудничества в Арктике (п. 99) [2].

Вопросы наращивания Российского присутствия в Арктической зоне, ведения там хозяйственной деятельности, добычи полезных ископаемых и биоресурсов, регулярного судоходства в арктическом бассейне и  приарктических районах становится все более актуальным. Учитывая  международную обстановку, притязания ряда стран по этим вопросам, позицию Российской Федерации можно констатировать, что Арктика является зоной национальных интересов и одним из стратегических приоритетов в вопросах обеспечения национальной безопасности  Российской Федерации.

Российская Арктика – регион особых геостратегических и долговременных экономических интересов России, прежде всего с точки зрения освоения и рационального использования природных ресурсов и обеспечения глобального экологического равновесия, что обуславливает ее выделение в самостоятельный объект государственной политики.

Россия неоднократно заявляла о своих правах на сектор Северного Ледовитого океана, в границах от Северного Полюса до Норвегии и Берингова пролива. Назначен представитель Президента Российской Федерации в Арктике (А.Н. Чилингаров). В подтверждении прав России в 2007 году в географической точке Северного Полюса было совершена экспедиция с совершением погружения на дно Северного Ледовитого океана. Экспедиция установила, что океанический хребет Ломоносова простирается вплоть до нулевой широты и  далее тем самым, обосновывая продолжение материкового шельфа России вплоть до Северного Полюса.) 

В ближайшее время следует ожидать дальнейшей активизации Российской и международной деятельности в Арктике, что выводит на первое место вопросы обеспечения безопасности в Арктической зоне.

В Арктическом регионе потепление климата становится одним из существенных факторов формирования геополитических и геоэкономических интересов, изменения всего комплекса международных отношений, прежде всего военно-стратегических, политических, экономических, гуманитарных отношений.

В связи с прогнозируемым наступлением глобального потепления условия функционирования в арктическом бассейне и  приарктических районах существенно изменятся. Прежде всего, потепление приведет к отступлению к более высоким широтам кромки дрейфующих льдов. Это будет способствовать развитию судоходства, рыболовства в районе Северного морского  пути и добыче полезных ископаемых на шельфе и др.

Значимость северных рек как транспортных артерий значительно возрастет. Возрастет их расход. Можно прогнозировать увеличение численности населения, рост и появление новых населенных пунктов в устьях и нижнем течении северных рек. Отступление зоны вечной мерзлоты  приведет к  сдвигу в более высокие широты границ арктических пустынь, тундры, лесотундры, исчезновению ледников и заболачиванию территорий. Возрастут транспортные и промышленные риски на освоенных территориях, объектах разработки недр (исчезновение автомобильных трактов, ж/д дорог, аварии на трубопроводах).

Существенным рискам подвергнется инфраструктура населенных пунктов, возрастет угроза целостности зданий и сооружений. Прохождение в арктическом бассейне и  приарктических районах трансарктических авиационных трасс, повышение потребности в работе местной авиации потребует пересмотра подходов в системе авиационного поиска и спасания.

Изменение климатических особенностей, более дальнее, длительное и высокоширотное прохождение циклонов  наложит ограничения на применение авиационных сил экстренного реагирования и др.

Фактор неопределенности, связанный с перспективами вопроса об уточнении границ, проблематикой арктического шельфа и использования трасс Северного морского пути (далее – СМП) в той или иной мере может создавать риски региональной безопасности в Арктике, способен провоцировать рост взаимного недоверия и создавать угрозу столкновения геополитических интересов различных государств в этом регионе.

В то же время, при этом сохраняет влияние стабилизирующий институциональный фактор, связанный со сложившейся и достаточно развитой международно-правовой и институциональной системой двусторонних и многосторонних отношений, представленной Арктическим Советом, форумом государств арктической «пятерки», такими субрегиональными объединениями, как Совет министров северных стран, Совет Баренцева Евро-Арктического региона, рядом неправительственных структур. Это позволяет рассматривать сложившуюся многоуровневую институциональную структуру в Арктике как достаточно сложившуюся и устойчивую [4].

В интересах России – сохранение военно-стратегического равновесия в Арктике и поддержка сложившейся политической архитектуры институтов взаимодействия, функционирующих на принципах доверия и разумной достаточности в сфере обеспечения национальной безопасности со стороны каждого государства Арктического региона. Россия заинтересована в том, чтобы безопасность в регионе обеспечивалась преимущественно силами региональных государств и организаций. Интересы России предполагают и укрепление роли

Формат взаимодействия, предложенный Арктическим Советом, не ставит целью разрешение политических конфликтов, таких как территориальные споры и разногласия по вопросу приполярных акваторий. Вместе с тем, сложившаяся модель института регионального управления как инструмента регионального комплекса безопасности, основанного на принципах сотрудничества и конструктивного взаимодействия в регионе, формирует основу эффективного решения актуальных для Арктики экологических, социально-экономических, гуманитарных и иных проблем [7, С. 87].

Проблема освоения углеводородного потенциала Арктической зоны Российской Федерации становится одним их приоритетов государственной политики России, что предполагает создание надежной ресурсной базы страны и обеспечение национальной безопасности России на ее арктических рубежах. Российские специалисты видят необходимость в разработке долгосрочной поэтапной стратегии освоения углеводородного потенциала Арктической зоны Российской Федерации.

На первом этапе до 2050 года предполагается создание двух новых центров (регионов) освоения арктических ресурсов нефти и газа – Южно-Баренцевоморского (запасы нефтяных месторождений составляют более 350 миллионов тонн, с годовой добычей до 30 – 40 миллионов тонн) и Ямало-Гыданского (доказанные запасы газа составляют не менее 15 – 20 миллиардов кубометров, с годовой добычей газа не менее 200 – 250 миллиардов кубометров газа) [8, С. 39].

Особенностью российской арктической стратегии является ее комплексный характер. Основные задачи и национальные приоритеты России в Арктике определены в «Основах государственной политики Российской Федерации в Арктике до 2020 года и на дальнейшую перспективу». В качестве необходимого механизма реализации арктической стратегии России организуется информационное и научно-исследовательское сопровождение, мониторинг, прогнозирование и анализ реализации государственной политики России в Арктике.

Отличительной чертой стратегии является ее связь с энергетической и социально-экономической политикой России, а также с политикой в области национальной безопасности. Соответственно, наибольшую значимость приобретает обеспечение комплексной системы безопасности в Арктической зоне Российской Федерации.

Одной из предпосылок успешной реализации целей социально-экономической  энергетической политики России в регионе является развитие его инфраструктуры, и прежде всего транспорта. Реализуется задача модернизации всей прибрежной инфраструктуры: систем связи и навигации, портов и логистических центров, объектов социально-экономического назначения.

Важнейшей частью национальной транспортной системы является Северный морской путь. Ведутся работы по сооружению одного из главных портов на СМП – Сабетта. Растёт российский ледокольный флот [4, 9].

К 2020 году планируется  построить и ввести в эксплуатацию три атомных и шесть дизельных ледоколов. Заключен контракт между корпорацией «Росатом» и Балтийским заводом на строительство двух серийных атомных ледоколов. Начато строительство головного универсального атомного ледокола «Арктика» с изменяемой осадкой, который будет спущен на воду в 2017 году   [10, С. 59].

Расширяется железнодорожная сеть, сооружается «Северный широтный путь» (далее – СШП). Большая часть ветки, предназначенной для транспортировки грузов из промышленных регионов России в новый порт Сабетта, пройдёт по территории Ямало-ненецкого автономного округа. При этом Ямал превратится в важный транспортный узел, связанный с Европой, Азией и Америкой. Магистраль обеспечит снижение нагрузки на Транссиб. Это позволит поставлять грузы в Архангельск, Сабетту, Усть-Лугу Через через новые участки железной дороги.

По программе «Инновационный транспорт Севера» намечено развивать новые виды транспортных средств с использованием самоходных грузовых платформ на воздушной подушке, транспортных средств большой грузоподъёмности, которые могут передвигаться по снегу и по болотам, многофункциональных дирижаблей и беспилотных летательных аппаратов.

Большое экономическое значение для страны и всего арктического региона имеет строительство Российской трансарктической кабельной системы – РОТАКС, которая позволит подключить к современной системе связи российское Заполярье и Дальний Восток с учетом создания отводов на российское побережье общей протяжённостью 2 тысяч километров [11, С. 51].

Все это предполагает принятие мер  по обеспечению комплексной безопасности и защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера в Арктической зоне Российской Федерации, наращиванию сил и средств МЧС в этих районах, повышению их готовности, изменению  транспортной идеологии, применению иных, новых принципов, подходов в оснащении, оборудовании, определению приоритетов, в том числе и в научно-исследовательских, научно-практических и экспедиционных работах, в том числе в сфере развития законодательства [12,13,14].

Формирование сил МЧС России в системе комплексной безопасности защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера в Арктической зоне Российской Федерации осуществляться за счет создания 10 Арктических комплексных аварийно-спасательных центров МЧС России (далее – Центры) в городах Архангельске, Мурманске, Нарьян-Маре, Воркуте, Надыме, Дудинке, Анадыре, Тикси, Певек и Провидение.

В целях подготовки спасателей для работы в суровых условиях Арктики, в 2014 году к арктическим центрам добавился Арктический спасательный учебно-научный центра «Вытегра», расположенный в Вологодской области.

В настоящее время завершено строительство и функционируют 4 Центра (Архангельск, Нарьян-Мар, Дудинка, Мурманск), оставшиеся Центры появятся к началу 2019 года (Воркута, Надым, Анадырь, Тикси, Певек и Провидение). В восточной части Арктической зоны Российской Федерации в поселках Певек и Провидения на базе центров планируется создание пунктов резервного аварийно-спасательного имущества и оборудования для проведения крупномасштабных поисково-спасательных операций.

Численность группировки сил и средств по прикрытию Арктической зоны Российской Федерации, с учетом сил органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и муниципальных образований, составляет 18 тысяч человек и 1845 единиц техники. Из них силы и средства МЧС России составляют более 7 тысяч человек и 597 единиц техники.

Силы и средства, находящиеся непосредственно в Арктической зоне Российской Федерации, или находящиеся в оперативной доступности к арктическим районам возможного их применения в случае возникновения чрезвычайных ситуаций относятся к различным функциональным подсистемам РСЧС федеральных органов исполнительной власти (Минтранса России, Пограничной службы ФСБ России, Минобороны России, Росгидромета, МЧС России, Госкорпорации «Росатом» и других).

В Арктической зоне Российской Федерации организацию и координацию поисково-спасательных операций на море осуществляют следующие структуры Минтранса России:

— в западном секторе Арктики – Морские спасательно-координационные центры (МСКЦ) в портах Мурманск и Архангельск;

— в восточном секторе Арктики – МСКЦ в портах Диксон, Владивосток и Петропавловск-Камчатский.

Обеспечение поисковых и аварийно-спасательных работ осуществляют силы и средства ФБУ «Морспасслужба Росморречфлота, а именно:

— в западном секторе Арктики – ФГУП «Мурманское бассейновое аварийно-спасательное управление» с филиалом в Архангельске;

— в восточном секторе Арктики – силами и средствами ФГУП «Дальневосточное БАСУ», ФГУП «Сахалинское БАСУ» и филиала в Петропавловске-Камчатском, а также морскими спасательными подцентрами Певек  и Тикси.

Учитывая, что поисково-спасательные операции в Арктике в ледовых условиях в основном обеспечиваются с помощью ледоколов, морские спасательно-координационные центры взаимодействуют с ФГУП «Атомфлот» Росатома.

Большинство поисково-спасательных операций в Арктике не обходится без применения воздушных судов. Авиация при проведении поисково-спасательных операций в Арктике является наиболее эффективным средством.

Поисково-спасательные самолеты и вертолеты МЧС России, Минобороны России, ФСБ России и Росавиации привлекаются морскими спасательными координационными центрами к поисково-спасательным операциям в Арктике во взаимодействии с Главным авиационным координационным центром поиска и спасания (ГАКЦПС) единой системы авиационно-космического поиска и спасания (ЕС АКПС) Росаэронавигации на основе конвенционных требований.

К поисково-спасательному обеспечению полётов на территории Арктики привлекаются поисково-спасательные воздушные суда, базирующиеся на аэродромах: Мурманск, Североморск, Воркута, Ухта, Печора, Нарьян-Мар, Салехард, Хатанга, Норильск, Мыс Каменный, Якутск, Мирный, Тикси, Нерюнгри, Зырянка, Батагай, Полярный, Анадырь.

В соответствии с распоряжением Правительства Российской Федерации от 28.03.2008 № 401-р созданы семь федеральных государственных учреждений «Авиационный поисково-спасательный центр». Для реализации требований распоряжения дополнительно будут созданы поисково-спасательные отделения в г. Мирный и Тикси, что расширит возможности по организации авиационного поиска и спасания.

С целью прикрытия кроссполярных и транссибирских воздушных трасс и районов открытого моря и в соответствии с Федеральной целевой программой «Модернизация Единой системы организации воздушного движения Российской Федерации 2009 – 2015 годы», планировалось создание трех отдельных авиационных спасательных отрядов дальнего действия в городах Петропавловск-Камчатский (Елизово), Иркутск, Ухта, включающие в себя: самолеты Ил-76 МДПС, оснащенных аварийно-сбрасываемым спасательным судном типа «Гагара», самолеты разведчики типа Су-80, вертолеты Ми-8МТВ, автомобили повышенной проходимости для наземного поиска.

Прорабатывается вопрос создания авиационно-спасательной группировки МЧС России в составе 14 воздушных судов (12 вертолетов и 2 самолета), которые будут базироваться на аэродромах Арктической зоны.

Важным элементом системы мониторинга станут создаваемые МЧС России АКАСЦ, которые будут участвовать в сборе, обработке и представлении оперативной информации о чрезвычайных ситуациях, прогнозной информации о тенденциях их развития и последствиях, силах и средствах и ресурсах в Арктической зоне, организации межведомственного информационного обмена между существующими или создаваемыми информационно-аналитическими системами существующих структур Минобороны России, Минтранса России, Минрегиона России, Минпрома России, Роскосмоса и других заинтересованных организаций.

В рамках Системы освещения обстановке в Арктике Минобороны России совместно МЧС России и другими заинтересованными федеральными органами исполнительной власти проводится работа по созданию и поддержанию единого информационного пространства в Арктической зоне Российской Федерации в целях интеграции ресурсов и повышения уровня безопасности и безопасности жизнедеятельности в этом регионе.

В рамках развития космического мониторинга в интересах предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций в Арктической зоне Российской Федерации подписано соглашение о взаимодействии с Федеральным космическим агентством по вопросам создания центров приема, обработки и возможной установке программно-аппаратных комплексов с антеннами для приема и распространения информации дистанционного зондирования Земли из космоса на базе Арктических комплексных аварийно-спасательных центрах МЧС России в городах Дудинка, Мурманск и Анадырь. В Мурманске такой комплекс уже функционирует.

Создание таких комплексов в значительной степени ускорит переход к созданию единой Арктической межведомственной системы мониторинга и прогнозирования чрезвычайных ситуаций.

В рамках существующих возможностей с целью консолидации усилий и объединения имеющегося потенциала субъектов, осуществляющих деятельность в Арктике, МЧС России заключено Соглашение с Пограничной службой ФСБ России. Проведен ряд совместных учений МЧС России и Пограничной службы ФСБ России по отработке совместных действий в сфере поиска и спасания в Арктике.

Международное сотрудничество в области предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера в Арктическом регионе осуществляется в виде международных учений Баренц-Рескью, в которых наряду с Россией принимают участие представители стран – членов Арктического Совета. Такая работа может служить примером конкретного международного сотрудничества и практической реализации сотрудничества и партнерства с Минобороны России, Минтрансом России, Росгидрометом и другими ведомствами и организациями, имеющими в регионе пункты постоянного круглогодичного базирования.

Высшие учебные заведения МЧС России и прежде всего Санкт-Петербургский университет ГПС МЧС России могут и обязаны внести свой вклад в решении проблем безопасности, осуществляя научно-исследовательские (НИР) и научно-исследовательские опытно-конструкторские работы (НИОКР) по следующим направлениям:

  1. Создание, применение, испытание, постановка на оснащение вездеходов (амфибий), транспортных крейсеров на базе:
    • шино-балонов низкого давления, шнекоходов, воздушной подушки, аэроботов
  2. Разработка, адаптация, отработка авиационных технологий, методов доставки:
    • десантирование (парашютное, парашюты-роботы, высотное с автонаведением, беспосадочное, безпарашютное);
  3. Создание, испытание, внедрение:

— одежды, обуви (мембранная, водоотталкивающая, изолирующая, термосохраняющая, с подогревом);

  1. Разработка, создание, испытание, внедрение беспилотных летательных аппаратов:
    • разведка, доставка;
  2. Испытание, отработка, внедрение новых связных технологий на:
    • КВ (пакет, специальные виды модуляции, псевдошумовые последовательности, частотные «окна» прохождения РВ);
    • специальные антенные системы ( зенитное излучение, антенны бегущей волны, направленные антенны );
    • ДВ-СВ (пакет, специальные виды модуляции, псевдошумовые последовательности, частотные «окна» прохождения РВ);
    • СДВ;
    • естественные спутники земли;
  3. Разработка, испытание, внедрение экономичных, нетрадиционных источников:
    • энергии (каталитические, нетрадиционные виды топлива, солнечные, ветровые, др.);
    • тепла (каталитические, нетрадиционные виды топлива, солнечные, ветровые, др.);
  4. Отработка, испытание, внедрение технологий позиционирования:
    • ГЛОНАС, GPS;
    • астрономические;
  5. Испытание, внедрение аварийных радиобуев:
    • КОСПАС- SARSAT;
    • ГЛОНАС;
    • иные;
  6. Отработка приемов выживания;
  7. Обучение, отработка технологий по созданию временных аэродромов, вертолетных площадок;
  8. Обучение, отработка спасательных технологий.
  9. С целью анализа и переработки нормативно-правовой базы целесообразно проведение НИР по следующим темам:

— Анализ действующей нормативно-правовой базы по комплексной безопасности в Арктической зоне Российской Федерации и разработка на основе результатов анализа пакета нормативных актов;

— Разработка функциональной подсистемы единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций и обеспечения пожарной безопасности в Арктической зоне Российской Федерации (подсистемы арктического поиска и спасания);

— Разработка (совершенствование действующих) пакета нормативных правовых актов, регламентирующих работу административных, координационных органов и спасательных подразделений системы арктического поиска и спасания

Таким образом, создание регионального комплекса безопасности в Арктике предполагает реализацию целей снижения рисков глобальной, региональной и национальной безопасности. Геополитика России, ее геоэкономика и стратегическая культура ориентированы на минимизацию угроз устойчивого развития, снижение рисков национальной безопасности [15].

Важная роль в реализации соответствующей стратегии формирования комплексной системы безопасности в Арктике принадлежит эффективной системе защиты населения и территорий, критически важных и потенциально опасных объектов в Арктической зоне Российской Федерации от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера.

 

Литература

  1. Стратегии развития Арктическоий зоны Россиийскоий Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года. 20 февраля 2013 года. [Электронный ресурс] – Режим доступа: URL: http://government.ru/info/18360/#sel=2:22:AVh,2:43:Vyj (дата обращения 04.09.2016).
  2. Указ Президента Российской Федерации от 31.12.2015 № 683 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации» [Электронный ресурс] – Режим доступа: URL: http://docs.cntd.ru/document/420327289 (дата обращения 04.09.2016).
  3. Александров О.Б. Кто обеспечит безопасность Арктики? // Вестник МГИМО Университета. 2013. – № 2 (29). – С. 18 – 23.
  4. Хлопов О.А. Интересы России в Арктическом регионе // Вестник Московского государственного областного университета. Серия: История и политические науки. 2014. № 2. С. 148-154; Его же, Энергетическая политика и стратегия Китая // Вестник Московского государственного областного университета. Серия: История и политические науки. 2015. – №4. – С. 118 – 128.
  5. Матияк Л.А. Парадигмальный диссонанс политики США в Арктике // Вестник МГИМО Университета. 2015. – №2 (41). – С. 115 – 126.
  6. Брычков А.С., Никоноров Г.А. Арктика в системе угроз национальной и военной безопасности России // Проблемы безопасности российского общества. 2014. – № 2. – С. 22 – 29.
  7. Сахаров А.Г. Развитие Арктического совета как «института регионального управления» // Вестник международных организаций: образование, наука, новая экономика. 2015. Т. 10. – №4. – С. 72 – 92.
  8. Гаврилов В.П., Лобусев А.В., Мартынов В.Г., Мурадов А.В., Рыжков В.И. Стратегия освоения углеводородного потенциала Арктической зоны РФ до 2050 г. и далее // Территория Нефтегаз. 2015. – №3. – С. 39 – 49.
  9. Кефели И.Ф. Геополитика Арктики в стратегии развития морских коммуникаций // Северный морской путь: развитие арктических коммуникаций в глобальной экономике «Арктика – 2015»: VI Всероссийская морская научно-практическая конференция: материалы конференции, Мурманск, 13 – 14 мая 2015 г. / ред. кол.: Козьменко С.Ю., Селин В.С., Щеголькова А.А. – Мурманск: Изд-во МГТУ, 2015. –261 с.
  10. Ивашов Л.Г. Геополитическое значение Северного морского пути // Северный морской путь: развитие арктических коммуникаций в глобальной экономике «Арктика – 2015»: VI Всероссийская морская научно-практическая конференция: материалы конференции, Мурманск, 13 – 14 мая 2015 г. / ред. кол.: Козьменко С.Ю., Селин В.С., Щеголькова А.А. – Мурманск: Изд-во МГТУ, 2015. – 261 с.
  11. Антюшина Н.М., Говорова Н.В. Перспективы хозяйственного освоения Арктической зоны России // Современная Европа. 2014. – №4(60). – С. 48 – 60.
  12. Лукин В.Н., Мусиенко Т.В., Чижиков Э.Н. Геоэкономические и политические особенности комплексной системы безопасности Российской Арктики // Вестник Мурманского технического университета. 2016. № 2. С. 443 – 450.
  13. Нестеренко А.Г., Зокоев В.А. Стратегические аспекты развития систем обеспечения комплексной безопасности в Арктической зоне Российской Федерации // Вестник Мурманского технического университета. 2016. № 2. С. 476 – 484.
  14. Немченко С.Б., Цеценевская О.И. Арктическая зона Российской Федерации: развитие законодательства в советский период // Вестник Мурманского технического университета. 2016. № 2. С. 466 – 475.
  15. Чижиков Э.Н., Лукин В.Н. Стратегическая культура как элемент геополитики // Геополитика и безопасность. 2016. № 2 (34). С. 41– 47.