Федоренко Наталия Олеговна. Эффективность и справедливость социально-экономической политики (по работам Марка Пеннингтона)

Федоренко Наталия Олеговна

Санкт-Петербургский государственный Морской Технический университет

бакалавр кафедры философии и социологии

Fedorenko Nataliya Olegovna

Saint-Petersburg State Marine Technical  University

Bachelor of department of philosophy and sociology

E-mail: Luxor_94@bk.ru

УДК – 3.31.32

 

Эффективность и справедливость социально-экономической политики (по работам Марка Пеннингтона)

 

Аннотация. Проблема справедливости и справедливого общественного устройства никогда не переставала быть актуальной. С давних времен величайшие умы своего времени задавались вопросом: какое оно, справедливое общество? Представитель классической либеральной мысли, профессор политической экономии Кингз Колледжа в Лондоне, Марк Пеннингтон попытался дать ответ на этот вопрос в своей книге «Классический либерализм и будущее социально-экономической политики». Автор статьи попытается изложить основные идеи учёного.

The effectiveness and fairness of social and economic policy (according to Mark Pennington works)

 

Abstract. The issue of fairness and a fair social order has never ceased to be relevant. Since ancient times the greatest minds wondered about a just society structure. Representative of classical liberal thought, Professor of political economy, kings College London, Mark Pennington tried to answer this question in his book « Robust Political Economy: Classical Liberalism and the Future of Public Policy «. The author will try to outline the main ideas of the scientist.

 

Ключевые слова: справедливость, классический либерализм, эгалитаризм, распределение благ.

 

Index terms: justice, classical liberalism, egalitarianism, goods distribution.

 

 

Эффективность  и   справедливость   социально-экономической     политики (по работам Марка Пеннингтона)

Проблема справедливости – это, в первую очередь, проблема распределения материальных благ. Для некоторых представителей либеральной теории не менее важно равное распределение прав на самовыражение, на равное  уважение к тем  или иным меньшинствам и т.п. (либерально-эгалитаристская мысль).

М. Пеннингтон как классический либерал полагает, что те институты, которые позволяют акторам навязывать только одну определенную концепцию распределения, противоречат принципу свободы, объединения и эволюции.

Государство, согласно  Пеннингтону, хоть и является очень мощной организацией, но оно должно быть лишь одним из подобных образований, чья власть ограничивается наличием иных организаций – конкурентов. Социальные институты должны возникать в результате выработанного согласия, а не через насаждение координации. Более того, у «инакомыслящих» всегда должна быть возможность придерживаться других практик, если они того желают.

В своём труде «Классический либерализм и будущее социально-экономической политики» (впервые опубликовано в 2010 г.) М. Пеннингтон выступает в  защиту   принципов  классического либерализма,   подвергая критике     либерально – эгалитаристкие  идеи.  В своей теоретической конструкции ученый исходит из  того, что отмечает два вида человеческих несовершенств: проблема знания и эгоистичность. В виду этого М. Пеннингтон полагает, что успешная теория социальной справедливости должна учитывать проблему знания и возможного  эгоистического   поведения,  к  которому  склонен  человек. Знание  о себе и обществе как  данность,  по  мнению М. Пеннингтона, является самым большим заблуждением эгалитаризма [4]. Никто из граждан не способен оценить справедливость какого-либо распределения и знать, как конкретно его действия повлияли на данное распределение благ.

Марк Пеннингтон, в свою очередь, считает:  только путем проб и  ошибок   можно  выявить    требования  справедливости.

По   мнению     М. Пеннингтона,   культурный  бэкграунд индивида непременно оказывает влияние на его / её отношение к распределительным нормам. Более того, в ходе постоянного взаимодействия индивиды постоянно оказывают влияние друг на друга. Следовательно,  их понимание справедливости может меняться в ходе взаимодействия.

М. Пеннигтон  критикует эгалитаристов за невнимательность к тому, что разные общества приписывают разную стоимость тому или иному ресурсу. Следовательно, единой метрической системы в оценке ресурсов просто не может существовать. Более того, модель эгалитаристов подразумевает видение всех общественных отношений в рыночных категориях, вопреки личным убеждениям человека о том, чему может быть приписана рыночная стоимость[1]. М. Пеннингтон подчеркивает, что классический либерализм не  настаивает  на  обязательном  участии  каждого в рыночных отношениях.

М. Пеннингтон  не видит ничего плохого в том, что некоторые практики могут быть подвергнуты дискриминации. Главным является то, что у них должна быть возможность продемонстрировать себя, свою ценность. При помощи дискриминации человек  даёт  понять от чего он хотел бы отстраниться в своей деятельности. «Для классических либералов из этого следует, что, хотя культурные и религиозные меньшинства должны обладать свободой предаваться нежелательным практикам – например,  таким, как дискриминация при приеме на работу по признаку пола и сексуальной ориентации, — люди, отвергающие такие предрассудки, должны обладать свободой отказываться иметь дело с теми, кто эти практики поддерживает, чтобы тем самым сообщать о своём неуважении к соответствующим ценностям.» [3, c. 197].

Необходимо учитывать, что абсолютно любой распределительный идеал, является субъективным. Поэтому для более эффективной социально-экономической политики государства должны существовать конкурирующие принципы справедливости, опирающиеся на разный массив опыта. Разные результаты, то есть неравенства, дают сигналы о достоинствах и недостатках той или иной деятельности.

В виду этого становится понятным стремление представителей классического либерализма достичь устойчивого понимания требований беспристрастности, учитывая все ограничения, с которыми сталкиваются люди. Обретение устойчивого понимания требований беспристрастности предполагает  такое  качество   как  терпение.   Терпимость,  по   мнению    М. Пеннингтона,  «является предписываемым этическим принципом» [3, c. 201].

Не стоит упускать из виду, что приверженность таким целям как повышение уровня и качества жизни может противоречить социальной справедливости. Приведем в пример такую цель, как повышения уровня жизни населения. Очевидно, что социально-экономическая политика государства должна быть направлена на улучшение показателей среднестатистического стандарта жизни.

Однако в условиях конкурентного рынка ресурсы должны перемещаться от тех, кто не способствует их максимизации, к тем акторам,  которые проявляют себя в качестве более талантливых предпринимателей. Это может иметь и часто имеет свои следствием многие социальные проблемы и прежде всего  — безработицу: экономическая политика  всегда направлена на закрытие убыточных отраслей, а влечет за собой  сокращение рабочих мест. Здесь необходимо отметить, что классический либерализм видит одной из наиболее важных функций конкурентного рынка в передаче ресурсов тем, кто вероятнее всего будет производить добавочную стоимость.

И, даже если люди смогут договориться относительно социального минимума, что каждый достоин его получать, это еще не означает наличие договоренности о жертвах, на которые придется пойти. Поэтому наиболее приемлемым в данном контексте принципом справедливости М. Пеннингтон называет принцип справедливости как исправления (неудач рынка). Этот принцип предполагает компенсацию, тому  актору,  в чью сферу вторглись.

Учитывая всё вышесказанное, справедливое распределение на макросоциальном уровне Марк  Пеннингтон считает утопией.  Аргументация  этого положения Марка Пеннингтона такова.

В «открытом обществе» со всем многообразием ценностных ориентаций каждый оказывает влияние на решения других и сам испытывает влияние действий остальных не себе. Поэтому  открытое общество  не  обладает  единым  социальным стандартом,  с  помощью  которого  будет  производиться  оценка   положения индивидов и определяться допустимая мера неравенства.

Классический либерализм сомневается в том, что идея равенства долей может быть применима к условиям реального мира. В случае, когда результаты деятельности людей воспринимаются как составляющие общего актива, который следует равно распределить, у них исчезают стимулы к приумножению ресурсов.

Поэтому М. Пеннингтон считает принцип первого владения полезным. Данный принцип подразумевает, что тот, кто первым обнаруживает ресурс, имеет полное на него право. Человек может без опасения инвестировать в него и получать все выгоды от своих усилий. Следовательно, такие правила игры мотивируют индивидов участвовать в поисках новых ресурсов, способствуют повышению производительности, помогают избежать споров. Позиция эгалитаристов по этому поводу гласит, что присваивающие лица должны оставить «достаточное количество и того же самого качества для всех остальных» [3, c. 222], потому что шансы людей на лучшую жизнь не должны определяться волей случая.

Конечно   принцип   первого владения   так   же   порождает    определенного   рода   проблемы.    Например,   что   нужно   делать   для   признания  за  собой  права  первого  владения?   Тем   не   менее,   по   мнению классической   либеральной теории, именно такого рода принципы принесут людям большие защищенность и стимулы к деятельности.

Итак, классическая либеральная теория признает ошибочной идею введения всеобщих норм справедливости на макроуровне. С позиций этой теории не  должно  быть  никакой специальной социальной политики, способствующей достижению единого способа распределения, ни на государственном,  ни  на  мировом уровнях.

 

Литература

 

  1. Дворкин Р. О правах всерьез / Пер. с анг. М. Д. Лахути. М.: Росспэн, 2004. — 392 с.
  2. Лал Д. Возвращение «невидимой руки»: Актуальность классического либерализма в XXI веке / Пер. с анг. М. А. Коробочкин. М.: Новое издательство, 2009. – 426 с.
  3. Пеннингтон М. Классический либерализм и будущее социально-экономической политики. М.:Мысль. 2014. – 452 с.
  4. Ролз Дж. Теория справедливости / Пер. с анг. В. В. Целищева. Новосибирск: Издательство Новосибирского Университета, 1995. — 510 с.
  5. Хайек Ф.А. Дорога к рабству / Пер. с англ. М. И. Гнедовский. М.: Экономика, 1992. — 264 с.
  6. Янг А. М. Справедливость и политика различия / Пер. с анг. А. Н. Степаненко. М.: Европа. 2005. — 365 с.

 

135 просмотров всего, 2 просмотров сегодня