Наше интервью

«Наш журнал  – идеальная площадка для людей, стремящихся к творческой  самореализации…»

 

Беседа сотрудника журнала “Credo new” Вадима Семенкова с  главным редактором журнала «Credo new»,  доктором философских наук, профессором Иваненковым Сергеем Петровичем

 

Вадим Семенков: Вы издаете журнал «Credo new» 20 лет. За эти 20 лет работы по изданию журналу,  какие Ваши ожидания оправдались и с какими иллюзиями Вы расстались?

Сергей Иваненков: Наш журнал выходит с 1997 года, но мы считаем 1996 год датой рождения нашего журнала, т.к. идея родилась в этом году, и работа с авторами, комплектование редакторского портфеля, работа с издательством начались именно тогда. Это было время, когда страна находилось на перепутье, а философское сообщество лежало в руинах. В виду этого и родилась идея журнала как журнала-коммуникатора всех  интеллектуалов постсоветского пространства,  мыслящих на русском языке. Тогда еще была иллюзия, что дистанция разбегания между бывшими республиками СССР не очень велика, и возможны какие-то связи и устойчивые коммуникации  в рамках единого консолидированного  интеллектуального пространства.  Такие представления были не только у меня и моих единомышленников в Оренбурге, но и у московских философов. Для нас в Оренбурге создание журнала был залогом  преодоления соблазна сектантства, групповщины и вкусовщины в среде местных интеллектуалов. Сначала было создано  Оренбургское отделение российского философского общества, а потом мы стали вести работу по созданию самого журнала.

Вадим Семенков: Какова  была Ваша исходная позиция как редактора журнала?

Сергей Иваненков: В первом номере журнала в 1997 году был опубликован Манифест, в котором мы изложили свою позицию: сделать журнал площадкой для научного общения  для всех русскоязычных интеллектуалов постсоветского пространства. Сначала мы решили издавать шесть номеров в год, чтобы показать наш статус и серьезность намерений. Расчет был на относительно небольшой период работы – пока основные философские журналы не восстановятся и связи на постсоветском  пространстве не наладятся, но судьба распорядилась иначе.

Вадим Семенков: Что случилось?

Сергей Иваненков: В 2000 году мы с супругой решили переехать в Санкт-Петербург и оставить издание журнала в Оренбурге нашим коллегам. Однако без нашего участия издание журнала там прекратилось. Изначально, переезжая в Петербург, мы не планировали «перевозить» с собой и журнал, но по переезду  обнаружилось, что в городе нет  регулярно выходящего философского журнала, объединяющего людей разных взглядов  и работавшего на развитие статуса философии. В виду этого нам пришлось возобновить издание журнала уже на новом месте – в Петербурге.

Вадим Семенков: Почему изменилось название журнала: из «Credo» в «Credo new»?

Сергей Иваненков: Это было обусловлено чисто технической причиной. При регистрации журнала  выяснилось, что издание с названием «Credo» уже  существует, и мы, чтобы сохранить преемственность в названии, пошли на добавление слова «new».

Вадим Семенков: Название поменялось, а позиция тоже поменялась?

Сергей Иваненков: Нет, не поменялась. Все то, что было изложено в Манифесте в «Credo» №1 за 1997 год,  для нас продолжало оставаться  важным и актуальным.

Вадим Семенков: Какие новые проблемы появились?

Сергей Иваненков: Наши попытки выйти на руководство философских сообществ в Санкт-Петербурге  с целью  консолидации усилий, преодоления разобщенности, формирования актуальной повестки дня не дали никаких положительных результатов. Нам ясно дали понять, что мешать в работе по изданию журнала не будут, но и помогать не намерены.

Вадим Семенков: С кем из руководства философского сообщества Вы выстраивали отношения по поводу издания журнала?

Сергей Иваненков: С руководителем петербургского философского сообщества,  деканом философского факультета СПбГУ Ю.Н.Солониным  и  деканом  факультета  «Философии человека» в РГПУ им. Герцена В.А.Рабошем. Они усомнились в его необходимости, поэтому нам пришлось опираться на те ресурсы, которые уже были наработаны, и самим изыскивать источники финансирования.

Вадим Семенков: Кто были спонсоры?

Сергей Иваненков: Спонсоры были совершенно разные: руководство СПб филиала Российской таможенной  академии, просто хорошие люди  – Котовщиков О. А., Ярных В.Ю., Куниловский А.А. и другие, позже – руководство СПб института  психологии и  социальной работы, куда  я пришел работать в 2006 году.

Вадим Семенков: Когда наступила стабильность в издании журнала?

Сергей Иваненков: Финансовая стабильность наступила примерно через три года издания журнала в Петербурге и продолжалась до 2008 года.

Вадим Семенков: Какие проблемы появились после 2008 года?

Сергей Иваненков: Появились не только финансовые проблемы – они-то как раз находили свое решение – но и проблемы иного рода. Журнал стал известным благодаря своей Интернет-версии, и нам из российских регионов и ближнего зарубежья стали присылать очень много некачественного материала. Уровень и стилистика многих статей совершенно не соответствовали  изначально заданной позиции: публиковать научные статьи, а не статьи политизированного характера. Нам пришлось проводить существенный отсев таких статей, чтобы сохранить статус теоретического журнала.  Хочу подчеркнуть, что мы не отказывались от публикаций статей магистров, если эта статья соответствует критериям научности и в ней есть здравая мысль. Мы всегда рассматривали журнал как площадку для роста молодых кадров. За эти годы у нас опубликовалось свыше пятидесяти молодых начинающих авторов. Вместе с тем, при этом мы никогда не злоупотребляли нашими возможностями публикации магистров и аспирантов. Очевидно, что с введением требований публикаций в журналах ВАК многие региональные университеты, получив ВАКовский статус для своих Ученых записок, стали злоупотреблять этим, и их журналы превратились из Ученых записок в аспирантские записки. Это совершенно неправильно, т.к. любой журнал должен быть многоуровневым по представленным публикациям.

Вадим Семенков: За эти двадцать лет предпринималось немало попыток издавать журналы по философии. Кто еще, кроме «Credo new», выдержал этот марафон?

Сергей Иваненков: За эти годы  возникло более двух десятков журналов, но уцелело только три журнала – «Логос», «Философия и общество» и наш «Credo new». При  этом хотелось бы  отметить, что оба  вышеназванных журнала имеют постоянное финансирование от различных солидных структур.

Вадим Семенков: Какими результатами за эти двадцать лет работы Вы гордитесь?

Сергей Иваненков: Нам удалось сохранить самое главное – независимость в нашей работе, в свободе мнений, суждений и т.д. При этом мы публикуем статьи в авторской редакции, что тоже очень важно для тех людей, которые дорожат своей позицией. Не секрет, что многие журналы осуществляют совершенно произвольную правку  присылаемого материала, никак не согласуя  это с авторами  статей. Мы же никогда не редактировали присылаемые статьи, исходя из собственных соображений.  И нас ценили за эту позицию.

Вадим Семенков: Какова посещаемость Интернет-версии  журнала?

Сергей Иваненков: Счет идет на миллионы посещений и посетителей!

Вадим Семенков: Если так много людей   читают журнал в Интернете, зачем  нужна бумажная версия?

Сергей Иваненков: Этот вопрос  мне  часто задают, тем более что затраты на  издание постоянно растут и находить средства все сложнее. Но мой ответ прост: во-первых, пока еще некоторой группе  авторов нужна бумажная  версия, а, во-вторых,  в историко-культурологическом пространстве, как оно организовано  сегодня на государственном  уровне, именно бумажная  версия обеспечивает журналу  физическое присутствие  в нем. Это, так  сказать, для истории, для потомков. Ибо сайты не вечны и  в один миг  могут исчезнуть по чьей-то злой воле или при отсутствии финансов  на оплату хостинга.

Вадим Семенков: Эпоха РИНЦ как-то повлияла на работу журнала?

Сергей Иваненков: Нам удалось найти  и финансовые, и организационные ресурсы для вхождения в РИНЦ.  У нас достаточно высокий импакт-фактор: из философских журналов мы занимаем  четырнадцатое место. Это дает нам должный статус для тех авторов, которые озабочены творческой самореализацией и профессиональным самовыражением, а не требованиями научных отчетов. В этом плане мы – идеальная площадка  для пишущих, творчески мыслящих людей.

Вадим Семенков: Журнал  получал  какие-то знаки признания в философском сообществе?

Сергей Иваненков: Наш журнал трижды  награждался Президиумом  Российского философского  общества, является лауреатом премии «Вторая навигация» Санкт-Петербургского философского общества. На юбилейные даты  10 и 15 лет многие философские сообщества  и отдельные люди присылали нам поздравления и благодарности.

Вадим Семенков: Вы член Президиума Российского философского общества с 1999 года. Что Вы как член Президиума думаете о состоянии российского философского общества?

Сергей Иваненков: Та волна интереса к философии, которая началась накануне Первого философского конгресса (1997 год), угасла примерно к 2012 году. Сейчас наступил определенный спад, выражающийся в снижении численности  РФО   и в снижении числа проводимых им мероприятий, но коренная проблема  не в снижении количественных показателей, а в ином. В свое время было заявлено, что РФО должно сформироваться  в элемент гражданского общества в России. Эта задача – не из простых, и пока Российским философским обществом она не реализована.  Ряд философских мероприятий не дают требуемой отдачи, не происходит желательного накопления ресурсов,  необходимого интегрального осмысления концепций наших философов. Пока мы не видим новых имен на российском философском горизонте.  Философы все реже экспертно участвуют  в обсуждении различных государственных документов и доктрин. В целом можно сказать, что  нашим философам не удалось в полной мере использовать момент (а надежды на это тают с каждым годом) и обрести должное  место в российском интеллектуальном пространстве, что выражается в ряде признаков. В обществе сейчас нет запроса на свободную мысль, поэтому не выживают свободные профессиональные философские журналы, а те, что имеют бюджетное финансирование, резко сократили свои тиражи. Я встречал в Интернете  указание, что тираж журнала «Вопросы философии» сократился до 1000 экземпляров. Начинается период стагнации в развитии российского философского общества.  Новых имен не появляется, прием на философские факультеты сокращается, философию выводят из цикла обязательных образовательных дисциплин, численность профессиональных философов сокращается… При этом не слышно коллективного голоса профессионального сообщества, от лица которого должны выступать его организации.

Вадим Семенков: Чем это плохо для российского общества?

Сергей Иваненков: Философия является квинтэссенцией  мышления эпохи определенного общества, и когда нет таких профессиональных философских рефлексий  о проблемах общества, это определенным образом характеризует как философское сообщество, так и общество.

Вадим Семенков: Институт философии РАН нужен?

Сергей Иваненков: По идее, да. Но всякая идея в конкретных условиях имеет определенное воплощение. Сейчас Институт философии находится не в лучших условиях: его выселили из прежнего здания, дав в два раза меньшую площадь, урезали финансирование. В настоящее время у него ситуация выживания, что не лучшим образом сказывается и на его позиции, и на его имидже. Его идеологическая значимость – в прошлом, как институция  по формированию проблемных полей, определению приоритетов и авторитетов философии сегодня не реализуется, возможно, по причине того, что никогда такой задачи перед ним не стояло. А в чем тогда искать его обоснование? Здесь уже давно, с разрушения советско-партийно-идеологической платформы, необходима четко отрефлексированная, выработанная, принятая и неуклонно проводимая в жизнь позиция Института как организатора и представителя философского сообщества, выражающего его коллективное мнение и профессиональный взгляд на актуальные вопросы современной общественной жизни, в стране, мире и профессиональной сфере. На этой социальной базе зиждется его значение и авторитет сообщества в целом. Когда этого нет, его существование становится формальным, реальное значение минимизируется.

Вадим Семенков: В этой печальной ситуации что Вам представляется  перспективным?

Сергей Иваненков: Я  всегда был оптимистом, поэтому отвечу, опираясь не только на знание,  но и на веру.  Современная российская философия является очень молодой и находится на стадии возникновения, выражается это еще и в том, что «старая  гвардия» уже не может найти адекватные формы рефлексии социального бытия России в современном  мире, а «новобранцы» еще не могут это сделать. И этот период будет достаточно длительным. Нам еще долго придется ждать «Апологию сумасшедшего» Чаадаева нашего времени. В этой ситуации нам всем, мыслящим людям, надо четко и профессионально выполнять свою миссию. С возрастом   и в современной ситуации я  все больше становлюсь сторонником  теории «малых дел». Это значит, что все  мы, кто понимает свою ответственность перед будущим философии, должны дружно налегать –  каждый на своем месте – на  весла нашей общей лодки под названием «Философия», не пытаясь играть на  чужом поле и не  уклоняясь от правил игры на собственном. Закончить же хочу знаменитой  фразой  классика нашего  кино: «И все-таки я верю!»

592 просмотров всего, 1 просмотров сегодня