Критика и библиография

Чумаков А.Н., Иоселиани А.Д Философские проблемы глобализации. –

Москва, Университетская книга, 2015. – 172 с.

 

Лось В.А.[1]

 

Во второй половине ХХ в. возник  особый интерес мирового сообщества  к феномену глобальных проблем, острота которых вызывала всеобщее беспокойство, а с необходимостью их разрешения связывались позитивные перспективы цивилизации, неуклонно продвигающейся к ХХI столетию. К началу ХХI вв. ощущается очередной «бум» в сфере глобальных исследований (глобализации) как на Западе, так и  в новой России.

Глобализация с известной степенью условности  может трактоваться как глобальные проблемы в новых исторических и социокультурных условиях. Если, однако, феномен глобальных проблем в значительной степени обозначал констатацию реальных противоречий общепланетарного масштаба, то в рамках процесса глобализации преимущественное внимание уделяется именно выявлению основных направлений развития цивилизации, обеспечивающих их (противоречий) преодоление.

Термин «глобализация» многозначен. Разные исследователи в процессе его осмысления ставят акценты на различных аспектах этого феномена. Одни специалисты связывают его с созданием международных систем  (особенно это касается деятельности транснациональных корпораций) в большей степени, чем традиционные, ограничивающих свободу национальных структур при разработке и реализации не только экономической, но и социальной политики. Другие — с образованием международных финансовых и торговых рынков, приобретающих международный характер. Третьи — с расширением информационных потоков, объединяющих большинство стран мирового сообщества. Четвертые — акцентируют внимание на необходимости активизации международного участия в преодолении глобальных противоречий системы «человек-социум-биосфера».

Особенность рецензируемой работы заключается в том, что это – одна из немногих публикаций, посвященных выявлению именно философских оснований глобализации. Более того, очевидно, что именно философский подход  имманентен интегральной сущности феномена глобализации. Подчеркивая это обстоятельство, авторы справедливо утверждают, что «в осмыслении процессов глобализации и порождаемых ею глобальных проблем философия занимает особое положение» [Чумаков, Иоселиани, 2015. С. 34].

Глобализация — процесс, в рамках которого фиксируется взаимосвязь и взаимозависимость (экономическая, информационная, технологическая, экологическая, культурологическая и др.) мирового сообщества при сохранении специфических особенностей развития социума как на национальном, так и региональном уровнях.  Глобализация — эволюционный процесс, имеющий протяженность во времени и пространстве. И хотя глобализация имеет глубокие исторические корни (этот контекст в работе отчетливо ощущается),   тем не менее, реальность этого феномена определенно  ассоциируется со второй половиной ХХ в.  Именно к  этому времени поиск нового мирового порядка во все большей степени стал связываться с усилением интеграционных тенденций в системе сложившейся  модели цивилизации, требующей для эффективного исторического динамизма новых ориентиров.

В процессе осмысления феномена глобализации отчетливо выявились два крайних подхода. А именно: негативный и позитивный.

Критики глобализации («антиглобалисты») доказывают, что формы и методы ее реализации ведут к дальнейшему обострению разрыва между развитыми и развивающими странами, углублению дифференциации мирового сообщества, усилению маргинализации  все больших групп населения, дестабилизации мировой социоприродной системы («столкновение цивилизаций»). Напротив, сторонники глобализации («глобалисты») исходят из того, что с этим процессом связаны преимущественно позитивные тенденции, затрагивающие в той или иной степени большинство стран мирового сообщества [Глобалистика, 2006. С. 30-32]. Несмотря на продолжающийся «разрыв» между развитыми и развивающимися странами, глобализация трактуется как процесс, обусловливающий расширение тенденций к смягчению противоречий между двумя ветвями современной цивилизации.

Очевидно, что полярные точки зрения (как и любая абсолютизация) не отражают в полной мере сущности глобализации. Действительно, с одной стороны, экономический потенциал развитых стран таков, что именно их интересы доминируют в современном мировом социально-экономическом и политическом пространстве. С другой стороны, реально усиливающаяся взаимосвязь и взаимозависимость (ресурсная, экологическая, технологическая,  информационная, социокультурная и др.) различных ветвей мировой социоприродной системы обусловливает необходимость поиска компромиссов между всеми субъектами современного цивилизационного процесса. И в этом контексте глобализация выступает как процесс, создающий предпосылки для сближения различных социокультурных типов цивилизации. При этом системный   подход, реализуемый в книге, выявляет свою адекватность для преодоления  социальной полярности изучаемого феномена.

В книге последовательно развивается точка зрения, в соответствии с которой конструктивный анализ глобализации связывается с формированием глобалистики как особой сферы междисциплинарного знания. Именно философский подход позволяет обосновать позицию подобного рода [Чумаков, Иоселиани, 2015. С. 9-18].

Расширение системно-интеграционных представлений становится одной из важнейших тенденций, определяющих динамику развития научного знания ХХI в. Более того, представление об интегративных взаимосвязях и взаимоотношениях в системе наук обусловлено единством мира, «взаимопревращаемостью» форм бытия, необходимостью разрешения общечеловеческих проблем цивилизации. Вместе с тем взаимосвязь и взаимозависимость вещей, явлений и процессов материального и духовного мира (а значит и объективность интеграционных процессов в науке) отнюдь не означает исторического “снятия” противоположной тенденции, обусловленной формированием дифференциальной картины мира, “элементаризацией” реальности. Отметим, что соотношение интегральных и дифференциальных тенденций в науке имеет глубокие исторические предпосылки.

На разных этапах развития науки выявлялась взаимосвязь интегральных и дифференциальных тенденций в ее структуре как имманентная характеристика. При этом на различных этапах становления научного знания соотношение этих тенденций менялось, что обусловливалось доминированием того или иного метода познания.

На первоначальных этапах становления научного знания, начиная от его античных форм и до науки Нового времени, преобладал интегральный метод познания, связанный со стремлением рассмотреть вещи, явления и процессы природы в их совокупности. Природный мир трактовался как некоторая целостная система; выявлялись “первоначала” бытия, объединяющие и природу, и человека.  В Новое время сформировалось более активное отношение к природным процессам. В естествознании и в науке вообще постепенно утверждается дифференциальный метод познания, когда природный монолит как бы расчленяется на отдельные составные части, подвергаемые специальному рассмотрению. Доминанта этого метода в развитии науки способствовала ее существенному прогрессу. И лишь к началу ХХв. все более  усиливается необходимость повышения статуса интеграционных тенденций в системе научного знания.

Показателен в этом отношении исторический опыт логического позитивизма, пытавшегося выявить пути выхода на уровень “унифи–цифрованной” (“интегративной”) науки. Предложенная в рамках позитивизма программа построения единой системы научного знания основывалась на абсолютизации логических методов и принципов развития физико-математического знания. Более того, интеграционные функции связывались с “универсальными утверждениями” частных наук. Поиск путей единства научного знания в интерпретации логического позитивизма трансформировался в проблему объединения научных языков. При этом эмпирический язык “индуктивных” (частных) наук представлялся в качестве универсального языка, на базе которого предполагалось создание “объединенной науки”. Аналогичные идеи выдвигались относительно развития и гуманитарного знания (позитивистская социология).

Плодотворен опыт русской философской мысли (В.С.Соловьев,   О.Н.Лосский,   и др.), стремившейся на пути к “цельному знанию” выявить условия взаимосвязи логических и интуитивных представлений как важнейший фактор интегративности научного познания. Интегративные идеи подобного рода активно воспринимались современным естествознанием.

Наука, считал М.Планк, представляет собой единое целое, так как существует “непрерывная цепь” от физики к химии, через биологию и антропологию к социальным наукам. А.Эйнштейн   стремился построить общую теорию физических явлений, создание которой должно было бы привести не только к синтезу физического знания, но и к формированию универсальной и единой научной картины мира [Глобалистика, 2016, С. 227].

Во второй половине ХХ в. потребности науки и социальной реальности способствовали все более активной реализации представлений о единстве мира, универсальном характере научных закономерностей. Усиление интегральных тенденций в системе современного научного знания (наряду с его продолжающейся дифференциацией) ведет к дальнейшему междисциплинарному взаимодействию между отдельными науками и их системами. Наука во все большей мере рассматривается как единое целое. Именно такой подход обеспечивается уровнем развития современного знания.

Во-первых, традиционная дифференциация научного знания, характерная для естественных, технических и гуманитарных наук, подготовила основание для междисциплинарной взаимосвязи сложившейся их системы. Во-вторых, аппарат современного научного знания фактически подготовлен для реализации интегративных представлений, которые обусловлены внутренней логикой формирования науки, универсальностью структур и приемов научного мышления. И, наконец, в-третьих,    глобальные  проблемы, возникающие перед  современной цивилизацией, требуют для своего разрешения активизации процессов, связанных с интеграционными тенденциями в структуре науки.

Повышается статус проблемного подхода в науке. Сбываются прогнозы В.И.Вернадского, который еще в 30-х  годах ХХ в. отмечал реальность стирания граней между отдельными науками [См.: Вернадский, 2004]. Это вынуждает ученых специализироваться не по наукам, а проблемам.

Во всяком случае, традиционный дисциплинарный подход, выявляя свою определенную ограниченность, постепенно сочетается с  проблемным подходом, в рамках которого обобщение научных и социокультурных представлений происходит в контексте разрешения конкретных задач (или их системы) общественной практики. Переход от предметно-дисциплинарного к проблемно-дисциплинарному развитию науки создает теоретико-методологические и социокультурные предпосылки для конструктивной реализации интегративных тенденций в системе естествознания, техникознания и человекознания.

Человечество для биологического и социокультурного выживания должно дать адекватные ответы на глобальные вызовы цивилизации. Фундаментальность задачи требует принципиальной переориентации научного знания. Сохраняя дифференциальную сущность, наука повышает «степень интегративности», обусловливая усиливающуюся взаимосвязь естествознания, техникознания и человекознания.

Очевидно, что тенденция «глобализации» науки и формирование глобалистики как особой сферы современного научного знания  – объективная тенденция науки. При этом в книге отчетливо показаны различные точки зрения на этот процесс, сложности на пути формирования глобалистики. И, тем не менее, именно глобально-интегральный  подход является адекватной перспективной стратегией динамики научного знания.

В этом контексте одна из важнейших философских идей работы – обоснование принципа целостности мира, под эгидой которого цивилизации противоположных  типов пытаются найти общие точки соприкосновения. При этом исторически сложилось представление об их полярности и альтернативности [Чумаков, Иоселиани, 2015. С. 72-77].

Именно христианский антропоцентризм обеспечил исторический динамизм и эффективность цивилизации западноевропейского  типа.  Вместе с тем природоцентризм, присущий цивилизациям восточного типа, обусловил  их историческую ограниченность.

Однако на рубеже ХХ-XXI вв. намечается тенденция смены одной из определяющих парадигм западной цивилизации. Под воздействием опасно обострившихся во второй половины ХХ в. социально-экологических противоречий западные страны стремятся преодолеть имманентную  для рыночных отношений экофобность, пытаясь, сохранив высокие показатели экономического роста, «вписаться» в естественные экосистемы. Развитые страны повышают свою «степень экофильности»,  т.е. в большей мере, чем прежде, учитывают специфику естественных экосистемы и глобальные вызовы в процессе принятия социально-экономических решений.

В этом контексте христианский антропоцентризм (экофобность) корректируется   восточным природоцентризмом (экофильностью), т. е. западные стереотипы приобретают выраженное социально-экологическое измерение, а восточная модель развития ассимилирует  явления и вещи, связанные с вестернизацией.

К началу ХХI в. выявляется историческая ограниченность представлений как о «доминировании» западноцентризма над востокоцентризмом, так и альтернативная точка зрения, т.е. представление о «превосходстве» востокоцентризма над западноцентризмом. Очевидно, что вестернизация и ориентализация – две ипостаси единого всемирного социокультурного процесса, связывающего прошлое, настоящее и будущее мировой цивилизации.

Глобализация – взаимосвязь экофобной западной и экофильной восточной социокультурной модели развития. Именно в рамках их взаимодействия цивилизация выходит на уровень искомого баланса элементов планетарной социоприродной системы  в процессе формирования глобальной культуры как формы взаимодействия национальных и региональных культурологических структур, участвующих в диалоге культур.

На рубеже ХХ – ХХI вв. все отчетливее выявлялась диалогическая форма культурологического взаимодействия между базисными социокультурными субъектами – цивилизациями западного и восточного типов. В этом контексте особенная роль отводится российской социокультурной модели, ориентированной на поиск баланса европоцентристских и востокоцентристских стереотипов. Более того, адекватный ответ на глобальные вызовы современности можно получить в рамках систематического культурологического диалога, т. е. в точках пересечения интересов, стереотипов и представлений различных культур.

Рецензируемая работа завершается авторскими размышлениями о перспективах цивилизации ХХI в. В сущности говоря, речь идет о необходимости выживания человечества в условиях «глобализации» рисков. Перед нами ни «пессимистическая», и ни «оптимистическая», а «реалистическая»  точка зрения, исходящая из того, что цивилизация должна научиться выживать в условиях реальной глобализации. Позитивное реалистическое будущее человечества справедливо связывается с формированием гармоничного типа личности, ориентированной на баланс элементов системы «человек-социум-биосфера» [Чумаков, Иоселиани, 2015. С. 149-159].

Именно на это рассчитана  Повестка дня в области устойчивого развития ООН, реализация которой планируется к 2030 году [См.: Повестка дня, 2015]. Тем самым глобализация  должна получить тренд на большую адаптацию  к мировой динамике

В сравнительно ограниченном объеме работы авторам удалось выявить философские основания, в сущности, большинства проблем, рассматриваемых в рамках современных глобальных исследований. И это понятно, поскольку  авторский коллектив опирался как на собственные фундаментальные публикации [Чумаков, 2014; Чумаков, 2015; Иоселиани, 2008], так и многочисленные репрезентативные исследования отечественных и зарубежных специалистов.

 

Литература:

Вернадский В.И. Биосфера и ноосфера / Предисловие Р. К. Баландина. — М.: Айрис-пресс, 2004.

Глобалистика: Международный междисциплинарный энциклопедический словарь / Гл. ред.: И.И. Мазур, А.Н. Чумаков. – М. – СПб. – Н.-Й.: ИЦ «ЕЛИМА»,  ИД «Питер», 2006.

Глобалистика. Персоналии, организации, труды. Энциклопедический справочник / Гл. ред., сост. И.В. Ильин, И.И. Мазур, А.Н. Чумаков. – 2-е изд., стер. – М.: «Кнорус», 2016.

Иоселиани А.Д. Техносфера и глобальная трансформация общества. – М.: Спутник, 2008.

Повестка дня в области устойчивого развития до 2030 года готова для окончательного утверждения // Радио ООН. Отдел новостей и СМИ, 01.09.2015. (http://www.unmultimedia.org/radio/russian/archives/199657/#.Vpo5wfBf1yY).

Чумаков А.Н., Иоселиани А.Д. Философские проблемы глобализации. – Москва, Университетская книга, 2015.

Чумаков А.Н. Глобализация. Контуры целостного мира: монография. 2-е изд., перераб. и доп. — Москва: Проспект, 2014.

Chumakov A. N. Philosophy of Globalization. Selected articles. 2nd revised and expanded edition. – М.: Moscow University Press, 2015.

[1] Лось Виктор Александрович – доктор философских наук, профессор кафедры управления природопользованием и охраны окружающей среды  Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ.  Email: los@sumail.ru

 

238 просмотров всего, 1 просмотров сегодня