Артамонова Елена Владимировна. Лукин Владимир Николаевич. Мусиенко Тамара Викторовна. Политические стратегии децентрализации власти: факторы рисков и перспективы Шотландии

Артамонова Елена Владимировна

Государственная Дума Российской Федерации

помощник депутата

 

Лукин Владимир Николаевич

Санкт-Петербургский имени В.Б.Бобкова филиал
Российской таможенной академии

доктор политических наук, доцент, ведущий научный сотрудник
научно-исследовательского отдела

 

Мусиенко Тамара Викторовна

Санкт-Петербургский университет ГПС МЧС России

доктор политических наук,

заместитель начальника университета по научной работе

профессор кафедры философии и социальных наук

 

Artamonova Elena Vladimirovna

State Duma оf Russian Federation

assistant of the Deputy

 

Lukin Vladimir Nikolaevich

St.-Petersburg branch of the Russian

Customs Academy named after V.B.Bobkov

Doctor of Political Sciences, Leading Scientific Employee

of a Research Department

 

Musienko Tamara V.

St. Petersburg University of the State Fire Service of EMERCOM of Russia

Doctor of Political Sciences, Deputy Chief for Research

Professor of the Department of Philosophy and Social Sciences

E-Mail: lvn55555@mail.ru

УДК – 342.25

 

Политические стратегии децентрализации власти: факторы рисков и перспективы Шотландии

 

Аннотация: В статье рассмотрены перспективы развития Шотландии в рамках деволюции как формы децентрализации. В качестве одной из стратегий представлен проект Шотландской национальной партии (SNP). Проект содержит в себе модель и стратегию гражданского национализма с опорой на социал-демократическую идею социальной справедливости и неолиберальную идею конкурентности, понимаемой в качестве основы социальной справедливости. Показаны ограничения проекта, связанные с тем, что проблема социальной справедливости трактуется не в аспекте обеспечения на этой основе социальной стабильности и разрешения конфликта, а в процессуальном аспекте, что предполагает перманентность процесса обсуждения проблемы без перспективы окончательного ее решения.

Ключевые слова: глобализация, регионализация, децентрализация, деволюция, социальная справедливость, национализм

The political strategy of decentralization of power: risks and prospects of Scotland

The article deals with the prospects for the development of Scotland in the framework of devolution as a form of decentralization. As one of the strategies Scottish National Party (SNP) strategy is presented. The project contains a model of civic nationalism and strategy relying on social democratic idea of social justice and the neo-liberal idea of competitiveness, understood as the basis of social justice. The limitations of the project related to the fact that the problem of social justice is not interpreted in terms of ensuring, on this basis of social stability and conflict settlement but in the procedural aspect, which implies a permanent process of discussion of the problem with no prospect of a final resolution.

Keywords: globalization, regionalization, decentralization, devolution, social justice, nationalism

 

Политические стратегии децентрализации власти: факторы рисков и перспективы Шотландии

 

 

Одна из перспектив развития Шотландии в рамках деволюции как формы децентрализации – исходный проект Шотландской национальной партии (SNP). Проект содержит в себе модель и стратегию гражданского национализма с опорой на социал-демократическую идею социальной справедливости и неолиберальную идею конкурентности, понимаемой в качестве основы социальной справедливости. Разработанный SNP специфический национальный проект представляет Шотландию как современную конкурентоспособную нацию, способную обеспечить защиту своих национальных интересов в условиях вызовов глобализирующейся мировой экономики.

Вместе с тем, очевидно, и в этом смысле нельзя не разделить опасения  Лоу и Муни о том, что неолиберальный нарратив о конкурентной Шотландии не обязательно когерентен и в полной мере соответствует запросам всего Шотландского общества. Кроме того, оптимистическое видение будущей Шотландии как страны, достигшей процветания на основе устойчивого роста и развития за счет так называемой экономики знаний и других современных секторов экономики, поддерживаемых режимом низкого налогообложения и компетентным управлением и общественной инициативой – представляется в определенной мере утопичным с учетом продолжающегося экономического и финансового кризиса.

Такой проект исходит из представления о глобализации скорее как предоставляющей возможности для развития, а не из понимания рисков и угроз, которые она несет с собою будущему Шотландии, в первую очередь. В целом, неэффективность неолиберальной модели, проявившаяся в условиях мирового кризиса во многих странах, способна, по убеждению Лоу и Муни подвигнуть и SNP и неолейбористов расстаться с неолиберальными положениями и моделями как ядра стратегии будущего развития Шотландии. Подобная гибкость рассматривается в данном случае как преимущество перед вполне предсказуемой инерцией в позиции правительственной коалиции Консервативной и Либерально-демократической партий Великобритании, настроенных на продолжение, и в определенном смысле, углубление неолиберального эксперимента, получившего, по определению Колина Крауча, название «странная не-смерть неолиберализма» (‘the strange non-death of neoliberalism’). Это предполагает введение еще более строгих и драконовских мер социальной политики, видоизменение которой представляется как неизбежная цена, которая переносится на общество для поддержки по сути безответственных перед ним корпораций, которые “слишком велики, чтобы обанкротиться”. [5, P.174–175.]

Критическое видение Лоу и Муни действующих моделей и политических стратегий развития современной Шотландии выступает основанием для представления прогноза о наиболее вероятной версии политической стратегии развития региона. Это вполне оптимистичная модель формирования новой Шотландии ХХI века на основе пересмотра концепции и самого образа Шотландии, предполагающих изменение подходов как к национальному строительству, так и государственному устройству. Это – интегративная модель, реализуемая в рамках особой социальной политики, сконцентрированной вокруг проблем социальной интеграции, включенности граждан в социальный и политический процесс, справедливости и солидарности, которые не противоречат неолиберальным принципам национального проекта, таким, как состязательность рост и процветание. Во многом – эти принципы составили концептуальную основу политического курса SNP, проводимого партией, начиная с 2011 года вплоть до референдума о независимости Шотландии. [5, 2012, P. 175]

Аргументы Лоу и Муни относительно сложной взаимосвязи и противоречивом взаимодействии между разработанным и реализуемым политическим проектом на формирование шотландской нации и проводимой социальной политикой как определяющих новую фазу деволюции в ближайшие годы представляются вполне обоснованными. Не менее аргументирован и вывод об эффектах экономической и финансовой глобализации как значимых факторах, оказывающих влияние на реальный процесс деволюции в регионе и перспективы соответствующих неолиберальных проектов.

Глобализация предстает как противоречивый процесс, заключающий в себе и новые возможности, и новые риски. Под воздействием социокультурных противоречий возникают глобальные проблемы, связанные с системой «человек и общество», к которым относятся проблемы обеспечения социальной стабильности и безопасности, проблемы развития различных культур и обеспечения их взаимодействия, проблема идентичности и адаптации человека в современных условиях и другие. Перспективы решения этих проблем во многом связаны с проблемой социальной справедливости. И в этом смысле – в концептуальном и политическом отношении социальный проект SNP вполне отражает существующие тенденции, с одной стороны, и несомненно подвержен их воздействию, с другой.

В условиях неолиберальной глобализации существующие миры культур и цивилизаций, отстаивающие свою идентичность и самобытность, расходятся и различаются существенным образом в восприятии и в понимании таких ценностей и норм, как нравственность и социальная справедливость в их современный трактовке. Представители современной политической теории, ориентирующиеся на разработку неконвенциональной либеральной теории социальной справедливости, подчеркивают, что модель либеральной справедливости (Liberal Justice), основанная на принципах «этического либерализма» (Ethical Liberalism), в отличие от соответствующей модели «политического либерализма» (Political Liberalism), – оптимальнее.

В случае модели этического либерализма речь идет не столько об отказе от либеральной трактовки справедливости, сколько о стремлении устранить ее явные дефекты. Социальная справедливость в рамках этического либерализма предполагает, что тот, кто не приемлет смыслообразующие стандарты жизни в данном обществе, тем не менее, может вполне мирно сосуществовать с другими членами социума. Все они имеют право свободного выбора собственного образа жизни и могут придерживаться собственных понятий и представлений о качестве жизни, равно как и не имеют права насильственным способом навязывать предпочитаемый образ жизни друг другу [8, 2002]. Эти идеи частично заимствованы и легли в основу неолиберальной модели социальной справедливости в рамках политического проекта SNP.

Нормативная составляющая и принцип социальной справедливости составляют основу современного этического либерализма. Здесь происходит размежевание на сторонников либерально-культурологического подхода и институционально-нормативного. Последний близок, или как минимум, граничит с моделью «политического либерализма». Первые ищут истоки национализма в основах культуры нации и связанной с нею национальной идентификации. Вторые, и число их растет, – в особенностях институционального оформления этических и нравственных нормативов, являющихся фундаментом национальной идентичности.

В соответствии с нормативной теорий национализма (Normative Theory of Nationalism) [6, 2001] национализм понимается как «нормативная аргументация – в пользу моральной значимости принадлежности к нации, ценности ее прошлого и будущего существования, – идентифицирующая нацию как особую часть глобального мира. Обосновывается необходимость институционального признания национальных идентичностей. Нации концептуализируются как сообщества с особыми нормами нравственности, определяющими характер связей на основе солидарности и взаимного доверия. Склонность людей и их привязанность к своему сообществу рассматриваются как признание своей национальной идентичности. В отношении Шотландии такой специфической нормой выступает социальная справедливость, а сообщество позиционируется как эгалитарное по своей природе, в сравнении с другими сообществами – нациями других регионов Великобритании.

В целом, нормативные теории национализма и соответствующие им концептуальные модели, включая основанные на них реальные политические практики возможно оценивать как один из подходов к поиску решения проблем, связанных пониманием  справедливости в современном мире. В качестве ответа на связанные с ним глобальные риски нормативный подход предлагает институциональные и процессуальные ограничения национализма, в том числе предполагающие укрепление института государственной власти как координатора национальных идентичностей в обществе, а также развитие соответствующих политических практик [4, 2002].

Отчасти в рамках такого подхода реализованы цели деволюции и приближены к своему решению задачи социального проекта SNP в Шотландии, следствием чего стало частичное ограничение радикальности шотландского национализма и достижение им меньшей степени националистичности.

Либеральный подход к трактовке проблемы социальной справедливости и идентичности неоднороден и представлен двумя современными разновидностями, отличающимися акцентом либо на аспектах культуры как основы многообразия (Diversity) групповых идентичностей, либо на проблеме автономии (Autonomy). Современный либерализм ориентирован на поиск адекватного ответа на вопрос о совместимости либерализма с многообразием (плюрализмом) культур и идентичностей в обществе. Это прежде всего вопрос об обязанностях либерального общества перед культурными меньшинствами, с одной стороны, и ожиданиями, притязаниями, требованиями, предъявляемыми такими культурами к либерализму, с другой.

Первый аспект общего вопроса об ответственности указывает на фундаментальные обязанности либерализма, подчеркивает, что в «фокусе либеральной политики должно быть обеспечение ситуации выбора, максимизирующего вероятность того, что принадлежность к той или иной культуре перестанет выражаться в форме критического восприятия и соответствующей им позиции, а станет тем самым функционировать как форма выражения автономности …» [2, 2001, P.7]. В этой трактовке многообразие культур ценно не само по себе, а лишь с точки зрения той функции, которую оно может выполнять как форма выражения автономии. [2, 2001, P. 88].

Второй аспект вопроса — о том, что же принцип социальной справедливости требует для культурно-национальных меньшинств. Он отражает другую разновидность либеральной трактовки справедливости в многообразии современного мира. Если в первом случае в качестве отправной точки рассуждений берется либерализм и его способность согласовывать и примирять требования разнообразных культур, то во втором случае во внимание берется прежде всего характер требований многообразных культур и вероятность их воплощения в рамках либеральной модели социальной справедливости [1, P. 121–122].

В рамках либеральной парадигмы идея о разнообразии культурных идентичностей в современном обществе нашла выражение в концепции многонациональной демократии (Multinational Democracy). Либеральные демократические системы становятся все более многообразными с точки зрения культурной идентичности граждан, поэтому легитимность политических систем данного типа зависит от решения проблемы поддержания определенного уровня социального единства и гомогенности (однородности). Ключ к решению этой проблемы видится сегодня в том, чтобы демократическая власть проводила политику создания, по крайней мере, видимости общности целей, но в то же время признавала и принимала неизбежность многообразия культур [7, 2001].

Особое внимание сегодня уделяется анализу взаимосвязи политики по согласованию разногласий во всем многообразии интересов и стабильностью общества. Предпочтение отдается  осмыслению проблемы соотношения справедливости и признания прав и требований тех или иных разновидностей сообществ с различными чертами культурной идентичности. Характерно, что все более распространенным становится подход с государственному управлению, когда проблема справедливости соотносится со стабильностью социума, но при этом не связывается с традиционным рассмотрением политики реализации некоторой справедливой и стабильной формы признания прав и требований социокультурных идентичностей в качестве основного способа решения социальных противоречий и конфликтов в целях достижения стабильности [7, P. 5, 35, 76, 133, 275].

Этот вопрос рассматривается сегодня в иной плоскости – поиск и стремление социокультурных идентичностей к признанию своих прав и требований трактуются не в аспекте стабильности и окончательности решения конфликта, а в процессуальном аспекте, что предполагает понимание этих устремлений как перманентного процесса обсуждения проблемы без возможности окончательного ее решения. Тем самым произошла перестановка акцентов: от приоритетности полного решения проблемы общественой консолидации и социальной стабильности на основе обеспечения максимального уровня социальной справедливости к значимости решения вопросов, связанных с выработкой процессуальных норм и правил управления политическим диалогом между властью и разнообразными культурными идентичностями [9. С.9]

Шотландия в определенной мере предстает примером такой неолиберальной политики. Например, Алекс Салмонд, лидер “Шотландской национальной партии” (SNP), в средствах массовой информации неоднократно заявлял о том, что для него самая важная идея в проведении референдума о независимости заключается не столько в получении конкретного положительного результата, сколько в провозглашении самой идеи о реалистичности проекта независимости. Об этом свидетельствует в том числе и последний референдум о независимости Шотландии. В этом контексте реализация принципов социальной справедливости (как базового элемента политического проекта SNP) в рамках неолиберальных векторов развития, при всей гибкости этой модели, представляется, прежде всего в силу ее встроенности в неолиберальную парадигму проводимой деволюции, гораздо более отдаленной перспективой, если не сказать более.

Вместе с тем, в академическом сообществе получили достаточное распространение взгляды, которые отражают вполне оптимистическую и конструктивную позицию относительно проекта SNP и перспектив развития Шотландии с ним связанных. Джерри Хассан (Gerry Hassan, The School of Creative and Cultural Studies at University of the West of Scotland, UK), оценивая потенциал и перспективы постнационалстической Шотландии в сопоставлении с будущим самой Великобритании, подчеркивает влияние многообразия факторов, определяющих возможные варианты развития: исторические, культурные, субъективные, политические и иные. Исходной посылкой прогнозной модели Хассана выступает положение о некорректности противопоставления шотландского национализма и британского юнионизма в некую бинарную оппозицию. Политическое будущее Шотландии он связывает с идеей взаимосвязи национализма и юнионизма как дополняющих и взаимообогащающих друг друга дискурсов [3, 372].

Суть шотландской политики, национализма и политического курса SNP он видит в отходе от стереотипов сепаратизма, изоляционизма и идеи отторжения Шотландии от Соединенного Королевства, от упрощенного толкования которых SNP отказалась два десятилетия назад с началом деволюции. Для самой Великобритании при этом он полагает устаревшей модель унитарного государственного устройства. Собственно же проблемы Соединенного Королевства и угрозы его будущему, полагает Хассан, исходят не от SNP и шотладского национализма, и не от исхода референдума о независимости, а от несоответствия устаревшей концепции британской государственности современным реалиям и проводимых в соответствии с таким подходом политики и функционирования системы государственого управления.

Шотландия рассматривается как сторона, способная предложить креативные и перспективные модели обновления государственного устройства и управления, позволяющие обеспечить сохранение единства и баланса во взаимодействии регионов Соединенного Королевства. Проект основан на формуле: “от региона – к регионам” в целом на основе единства. Роль Шотландии и инновационная ориентированость ее национального проекта в этом смысле воспринимаются как выполнение функции своего рода экспериментального стенда и постоянной дискуссионной площадки, позволяющих в реальной политической практике обрести эффективную модель будущего общественного устройства новой Шотландии, способной предложить другим регионам Соединенного Королевства – Англии, Уэлсу, Северной Ирландии оптимальные ориентиры и алгоритмы политического управления [3, 375–376.]. Собственно, эта позиция и такое понимание вопроса вполне соответствует приведенным выше характеристикам неолиберальной трактовки. По существу, речь идет о распространении преимуществ национального проекта на другие региональные уровни управления и общенациональный модус развития в целом.

Обосновывается аналогичная комбинированная модель, но усовершенствованная по отношению к действующему в рамках современного этапа деволюции проекту за счет акцента на создании государства всеобщего благосостояния и с обратным вектором влияния (единое социальное государство – для периферии и региона, в частности).

Таким образом, стратегия социально ориентированного государственного национализма в рамках многонационального государства предстает сложной задачей и признается на всех уровнях системы государственного управления. Это объективно  связано со сложным характером самого процесса национального развития и формирования нации. Формирование нации проходит не только и не столько на уровне целеполагаемой государственной политики. Продвижение субгосударственой политической идентичности в рамках определенной системы политических институтов, например в процессе политической и функциональной деволюции, может создавать условия для продвижения регионального националистического проекта, как это и имело место в Шотландии.

Соответствующий региональный проект может конкурировать или даже противодействовать национальной политике, проводимой силами общенационального государства. Политическая автономия, предоставляемая региональным суб-государственным структурам управления в ходе политической деволюции, соединенная с передачей им полномочий и ответственности в сфере социальной политики, осуществляемой в ходе функциональной деволюции и закрепляемых законодательно, могут стать реальной основой для обретения региональными органами власти символического капитала и ресурсов социального государства. По сути, деволюция социальной политики ведет к передаче региональной системе управления этого важного ресурса укрепления национальной солидарности и чувства принадлежности к субгосударственной нации.

 

Литература:

 

  1. Deveaux M. Cultural Pluralism and Dilemmas of Justice. Ithaca, N.Y.: Cornell University Press. 2000. 205 p.
  2. Gill E. Becoming Free: Autonomy and Diversity in the Liberal Polity. Lawrence: University Press of Kansas. 2001. 292 p.
  3. Hassan G. Anatomy of a Scottish Revolution: The Potential of Postnationalist Scotland and the Future of the United Kingdom // The Political Quarterly. July–September 2011. Vol. 82. No. 3. P. 365–378
  4. Kukathas Ch. The Ethics of Nationalism // American Political Science Review. Vol. 96. N 3. P. 618–619.
  5. Law A., Mooney G. Devolution in a ‘Stateless Nation’: Nation-building and Social Policy in Scotlands// Social Policy & Administration. Vol. 46. No. 2. April 2012. P. 161–177
  6. Moore M. The Ethics of Nationalism. Oxford: Oxford University Press. 2001. 272 p.
  7. Multicultural Democracies / Eds. Alain G. Gagnon and James Tully. Cambridge: Cambridge University Press. 2001. 411
  8. Newman S. Liberalism Beyond Justice // American Political Science Review. 2002. Vol. 96. N 3.   626–627.
  9. Мальков Н., Мусиенко Т., Яргина
 Н. Социология безопасности: проблемы социальной справедливости в контексте глобализации // Credo New. 2013. № 4. С. 9. URL: http://www.intelros.ru/readroom/credo_new/k4-2013/21502-sociologiya-bezopasnosti-problemy-socialnoy-spravedlivosti-v-kontekste-globalizacii.htm