От редакции

От редакции

Семенков В.Е.

кандидат философских наук, доцент

Санкт-Петербургского государственного

института психологии и социальной работы

Semenkov V.E.
PhD, Associate Professor
St. Petersburg State
Institute of Psychology and Social Work

УДК 101.1

О социальных функциях философского знания

Аннотация: Рассматриваются социальные функции философского знания. Анализируются три функции философского  знания: мировоззренческая, методологическая и социально-критическая функции. Предложен сопоставительный анализ этих трех функций философского знания.

Ключевые слова: функция философского знания, прагматика философского знания, деконструкция, генерализация, приватный индивид.

Social functions philosophical knowledge

Abstract: We consider the social function of philosophical knowledge. Analyzes the three functions of philosophical knowledge: ideological, methodological and socio-critical functions. We propose a comparative analysis of these three features of philosophical knowledge.

Key words:  The function of philosophical knowledge, pragmatist philosophical knowledge, deconstruction, generalization, a private individual.

 

 

О социальных функциях философского знания

Профессор С.Н.Кочеров  в своей статье «Есть ли будущее у философии?» (“Credo new”, №4, 2015) утверждает, что современная философия переживает кризис идентичности и это вызвано утратой философией статуса знания, в котором социум ищет ответ на важные для него вопросы.  Данный автор  считает, что утрата философией престижа и знания обусловлена в необоснованных претензиях разума на познание мира. Это, может быть,  и верное положение, требует   пояснения о том, какие претензии для философии обоснованы. Иначе говоря, необходимо определиться в том, каково назначении философии в обществе? Это, в свою очередь, предполагает ответ  на вполне академичный вопрос о социальных функциях философского знания.

Вопрос о социальных функциях философии – это вопрос о том, какую роль она играет в жизни людей, как, для чего, используется философское знание. Иначе говоря, вопрос о социальных функциях философии предполагает  разговор о прагматике философского знания. Представляется возможным указать на три функции философского знания, относительно которых в философском сообществе сложился определенный консенсус. Это мировоззренческая, методологическая и социально-критическая функции. Ниже будет предложен сопоставительный анализ этих трех функций философского знания.

  1. Мировоззренческая функция философского знания.

Хотя понятие мировоззрения не поддается достаточно четкому определе­нию, тем не менее, можно уверенно сказать, что мировоззрение включает в себя некоторую совокупность общих взглядов че­ловека на мир и свое место в мире, и эти взгляды представляют собой не просто знания о действитель­ности, а такие знания, которые стали убеждениями.

Мировоззренческая функция философии состоит в разработке мировоззренческой позиции.  В создаваемых философами учениях и концепциях выражаются, обобщаются, систематизируют­ся, аргументируются разные варианты мировоззренческих взглядов и убеждений. Таким образом, мировоззренческая функция философии состоит в том, что философия выступает как средство выражения, система­тизации и обоснования мировоззрения, как теория решения мировоз­зренческих вопросов.

Можно выделить две стратегии формирования мировоззренческой функции философского знания: стратегию, направленную на формирования новых идей, и стратегию, направленную на формирование языка, позволяющего выразить аудитории свое отношение к происходящему. Эти две разных стратегии  равнозначны в плане достижения признания философа на сравнительно широкой аудитории. Необходимо  отметить, что успешность философского знания связана не только с содержательными характеристиками, но и с формой осуществления и предъявления  философии  прагматически ориентированной широкой интеллектуальной аудитории.

Вольтер и Руссо – это классические представители философии в своей мировоззренческой проекции. Поэтому именно этих двух философов уместно сравнить между собой. Оба философа успешно формировали аудиторию, вырабатывая публичную идеологию, но делали это совершенно по-разному. Успех философии Вольтера выражался именно в успешной форме преподнесения философского высказывания для относительно широкой аудитории – французской аристократии. Язык Вольтера удовлетворял потребности в новом языке того общества, которое стремилось к определенной стабильности и ценило эту стабильность. Успех философии Руссо, в свою очередь, выражался в восприятии публикой содержания принципиально новых, революционных идей. Эти идеи  включали в себя проект революционного переустройства существующего общества, т.е. проект общественный договор.

Есть времена, когда общество может и хочет стать другим, и тогда нужны философы типа Руссо. Есть времена, когда общество должно по-иному на себя посмотреть, не идя при этом к самоликвидации, и тогда нужны философы типа Вольтера. Философы типа Руссо нужны  тогда, когда нужна новая идеология, зовущая к кардинальным социальным переменам, философы типа Вольтера – когда нужна развитость языка, удовлетворяющего потребности воображения.

  1. Методологическая функция философского знания.

Методологическая функция философии – это та же мировоззренческая функция, только сформулированная в более узком виде: в рамках какого-либо научного знания. Назначение этой функции  состоит в формулировке  универсальных общих принципов познания. Использование этой функции философского знания предполагает ответ на вопрос об интенции познания: на что должно быть направлена познавательная деятельность.

При ответе на это вопрос также можно указать на две стратегии формирования философского знания: стратегия обобщения и стратегия деконструкции.

Познавательная активность может быть направлена на изучение действительности в ее общем виде, т. е. сущего. Сторонники стратегии обобщения утверждают, что методологическая функция философии предполагает умение обобщать (данные науки) и вскрывать универсальные законы сущего. Если, конечно, наличие таких законов допускается исследователем. Сторонники стратегии обобщения говорят, что философия не просто отобража­ет и фиксирует сложившиеся в культуре представления о человеке и мире, а очищает эти представления от противоречий и неясностей, подводит под них основания, разрабатывает систему взглядов, упорядочивающую эти представления и приводящую их в единство. Так создается логически непротиворечивый, корректный научный дискурс.

Операцию обобщения можно понимать двояко: как поиск общих законов и как поиск новых смыслов. И там и там прагматика философии, согласно такой позиции, состоит в развитии науки: философия    обосновывает и проясняет основания науки. Такой подход можно определить как сциентистский подход к прагматике философского знания.

Обобщающая стратегия реализации методологической функции философского знания исходит из того, что обобщение предполагает обобщение сущего, а разговор о сущем – разговор об универсальном. С этим можно согласиться, но нельзя ставить знак равенства между понятием всеобщности и понятием универсальности. Существуют два разных подхода к пониманию универсального: можно понимать универсальное как всеобщее и как общезначимое. Можно говорить об универсальности как (объективной) всеобщности и об универсальности, как о чем-то (для всех нас) общезначимом. Разница между этими двумя пониманиями  универсального в том, что общезначимое – это универсальное в  субъективном смысле. При таком, субъективном, понимании  универсального философия предстает не как наука о всеобщих законах, а, прежде всего, как учение об истинности общезначимых высказываний с перспективой выработки этической оценки этих высказываний.

Для философии в таком формате снимается задача формулирования универсального высказывания относительно онтологии и встает задача придания универсального статуса этическим высказываниям. Необходимо учитывать, что философия — это своего рода дисциплина о должном, учение о нормативах (принципах, идеалах, ценностях), определяющих цели и характер человеческой деятельности. Поэтому и философу важно не столько понятие всеобщего, сколько понятие общезначимого. Поэтому и познавательная активность может быть направлена не на изучение действительности в ее общем виде, т.е. сущего, а на изучение должного.

Методологическую функцию философии во второй половине ХХ века определили и иным, альтернативным для стратегии обобщения, образом: понимание сущего не как мира природы, а как мира текстов. Если сторонники стратегии обобщения утверждают, что методологическая функция философии предполагает умение обобщать (данные науки) и вскрывать универсальные законы сущего, то сторонники текстуального  понимания сущего предполагают развитие навыков обновления смыслов. Такая интенция предполагает иную стратегию выработки философского знания – деконструкцию. Стратегия деконструкции выступает как альтернативная  версия  методологической функции философского знания.

Термин деконструкция – это ключе­вое понятие постструктурализма и деконструктивизма, используемое как основной принцип анализа текста. Этот термин был введен в 1964 г. Жаком Лаканом, принципы деконструктивистской критики были впервые сформулированы в трудах французских постструктуралистов Жака Дерриды и Юлии Кристевой. Смысл деконструкции в самых общих чертах заключается в выявле­нии  скрытых и незамечаемых не только читателем, но и самим автором (!) «спящих» (по терминологии Деррида) «остаточных смыслов».

Деконструктивисты, как правило, возражают против понимания деконструкции как простой деструкции, как чисто негативно­го акта теоретического разрушения анализируемого текста. Для них деконструкция  – это не операция по демонтажу структуры текста, а преодоление комфортной инерции понимания с позиций здравого смысла. Итогом этого преодоления должно быть обновления смысла текста за счет привнесения в него того смысла, который не предполагался самим автором, но для этого текста вполне допустим. Операция деконструкции получила признание в гуманитарных науках.

  1. Социально-критическая функция философского знания.

Социально-критическая функция философии состоит в том, что с ее помощью в каждую историческую эпоху осмысливаются главные проблемы общественной жизни и перспективы дальнейшего развития общест­ва.

При разговоре об этой функции философского знания встает вопрос о творческом, позитивном отношении философа к политике и социальная функция философии состоит в том, чтобы создавать систему политической аргументации. Поэтому эта функция философии поверяется прагматической ориентацией на политику. Однако, в социально неоднородном обществе интересы и стремления раз­личных классов и социальных групп вступают в про­тиворечие друг с другом. Философия, отражая общественную жизнь эпохи, не может уйти от этого факта. В философских учениях нахо­дят выражение интересы, стремления, идеалы, надежды разных со­циальных слоев общества. Это делает ее ареной борьбы различных идеологий.

Идеологию можно понимать «широко» – как систему мировоззрений и «узко» – как систему политических убеждений, иначе говоря, как доктрину политической власти. Но и в «широком» и в «узком» понимании идеологии предполагается наличие некоей мировоззренческой потребности, которую философ может удовлетворить. Обычно мы полагаем, что идеологическая потребность – это потребность в некоем социальном идеале. Долгое время  социальная функция философа виделась в том, чтобы помогать как-то  формировать общество, предлагать проект социального переустройства и определять, какое общество нам нужно. Это предполагает наличие коллективных усилий со стороны какой-то общности или целого общества.

Однако, сейчас философы все больше начинают делиться на тех, кто адресует свои сообщения обществу (общественности) и тех, кто адресует свои сообщения приватному индивиду. Если идеологи XIX и первой половины ХХ века взывали к тому классу, нации, группе, который имеет публичную значимость и выражение, то идеологи второй половины ХХ, например Мишель Фуко, выступают как идеологи приватной сферы и взывают к классу приватных индивидуумов. А в приватной сфере акцент делается на  характере частной автономии. Формирование  такой  идеологии, идеологии приватного индивида выступает как альтернатива прежнему  подходу к пониманию социально-критической функции философского знания.

Традиционно принято говорить, что идеология – вещь публичная, предназначенная для публичного, коллективного восприятия и направленная на формирование коллективной идентичности (христианской, коммунистической, национальной). В таком понимании идеологии нет ничего плохого, но это не адекватно современной ситуации. Современный философ, анализирующий социальный проект, выраженный в виде идеологического высказывания, должен брать во внимание последствия реализации данного социального проекта для приватной сферы в жизни людей.

Философия, как учение об истине, имеет прагматический аспект, учит различным способам осуществления свободы. У свободы можно выделить два измерения: во-первых, свобода, достигаемая через осуществление социального проекта, и во-вторых, свобода, достигаемая через формирование индивидуальной воли не связанной с ориентацией на социальные идеалы. Свобода второго типа предполагает удовлетворение потребности приватного индивида в формировании новой субъективности.

Приватная сфера – сфера мотивов индивидуальных действий, сфера образцов поведения. Если в публичности важно иметь (правильные) убеждения, то в приватности важно иметь (правильные, т.е. имеющие легитимные объяснения) мотивы  своих действий. Но так как не все мотивы индивидуальных действий могут претендовать на статус образца, то общество заинтересованы в фиксации именно тех мотивах, которые могут претендовать на этот статус. Философ, в свою очередь, призван и может легитимизировать эти образцы индивидуального поведения.

Современный философ выступает своеобразным стражем сферы приватного бытия человека. Он берет на себя ответственность за особый род экспертизы, обсуждающей возможные последствия для приватной сферы жизни индивида ввиду крупномасштабной трансформации институциональной сферы жизни общества. Вышеизложенное уместно завершить высказыванием французского философа ХХ века Габриэля Марселя: «Право философа – очертить те пределы, в которых он считает обновление возможным, а стремление к обновлению – оправданным».

240 просмотров всего, 1 просмотров сегодня