Хроника научной жизни

Новое прочтение глобализации: исторический аспект

 

Королев А.Д.

к.ф.н, доцент, Главный ученый секретарь Российского философского общества

korolev7772008@yandex.ru

 

А.Г. Пырин

д.ф.н., профессор

Московского государственного машиностроительного университета

alpyrin@yandex.ru

 

 

В Институте философии РАН более 10 лет ежемесячно проходит постоянно действующий семинар «Философско-методологические исследования процессов глобализации». Очередное заседание этого семинара, посвященное поворотным точкам исторического развития, состоялось 26 марта 2014 г. Во вступительном слове основатель и руководитель семинара Первый вице-президент Российского философского общества, проф. А.Н. Чумаков обратил внимание на особую ценность исторического подхода в осмыслении современных процессов глобализации. Он подчеркнул. что, вослед за К. Ясперсом, выдвинувшем идею «осевого времени», важно исследовать такие моменты истории, где происходят кардинальные изменения вектора и характера общественного развития. В этой связи были отмечены особые заслуги отечественной научной и философской мысли и, в частности, подчеркнута важная роль плодотворной исследовательской деятельности физика и философа, к.ф.н. А.В. Кацуры, которому было предоставлено слово для доклада «Новое прочтение глобализации в контексте поворотных моментов в истории»:

Докладчик предложил провести разговор о переломных точках истории, точнее о недавно выявленной закономерности расположения этих точек на шкале времени весьма большой протяжённости. Дело в том, что интервалы между событийными моментами в длительной истории человека, по мнению А.В. Кацуры, регулярно сокращаются на манер ниспадающей геометрической прогрессии, что позволяет предвидеть некие сингулярности в ближайший исторический период. Любопытным образом это совпадает с набирающей темпы глобализацией. Нет ли тут какого-то исходного противоречия? Каких-то неоценённых нами опасностей?

Даниил Андреев отмечал в первой главе своей знаменитой книги, что существует некий «…возникший ещё во времена Древнеримской империи мистический ужас перед грядущим объединением мира». Особенно сильным, отмечал Андреев, это чувство было у людей, живущих интенсивной духовной жизнью. Всегда они испытывали «неутолимую тревогу за человечество, ибо в едином общечеловеческом государстве предчувствуется западня, откуда единственный выход будет к абсолютному единовластию, к царству «князя мира сего», к последним катаклизмам истории и к её катастрофическому перерыву» (Андреев, 1993, с. 10).

Ныне, в начале XXI века, разговор о катаклизмах и перерывах в истории приобретает вполне содержательные очертания. В научной литературе, в том числе касающейся тем глобальной экологии и глобализации вообще, нередко говорят о некой точке перехода, могущей возникнуть предположительно в середине наступившего века. При этом чаще всего обозначают её таким терминами, как коллапс, взрыв, сингулярность… (Кацура, 2008).

В этой связи я хочу поговорить о целой цепи особых точек в человеческой (шире – геологической) истории, которые укладываются в довольно отчётливую закономерность. Самое интересное, что в эту цепь попадает и только что упомянутая гипотетическая точка. Все эти точки отделяют исторические интервалы, которые сокращаются в геометрической прогрессии. Её знаменатель близок к числу 5. Обнаружил это число я эмпирически, размышляя в своё врем о знаменитом «осевом времени» (термин К. Ясперса), о блистательном XVI веке, о революционном веке ХХ. Эпоха Галилея отстоит от эпохи Эйнштейна примерно 400 лет. А вот эпоха Пифагора отстоит от времён Галилея на 2000 лет (в 5 раз больше). Следующую важную веху (если смотреть в прошлое) – Неолитическую революцию – отделяют от «осевого времени» уже 10 тыс. лет (снова в 5 раз больше). Если мы умножим этот срок ещё раз на 5, то получим примерный возраст вида Homo Sapiens. Возникает соблазн расширить этот простой подход на всю историю планеты (The Dialectics of Modernity, 2014).

Давайте совершим простую процедуру: оценим округлённо возраст Земли примерно в 5 млрд лет. Делим последовательно это число на 5. Получается следующий ряд (сразу замечу, очень любопытный): 1 млрд лет, 200 млн лет, 40 млн лет, 8 млн лет, 1,5 млн лет, 300 тыс. лет, 60 тыс. лет, 12 тыс. лет, 2 тыс. лет, 400 лет, 80 лет, 16 лет… Дело в том, что в этот ряд поразительным образом попали (по меньшей мере, начиная с полутора млн лет назад) практически все наиболее значимые точки в истории человека. Может ли это быть случайностью? Действительно, если мы попробуем последние четыре интервала привязать к Григорианскому календарю, то получим вполне заметные, исторически переломные даты (особые точки, знаменующие важные вехи в истории культуры): начало 2-тысячного интервала мы естественно привяжем к «осевому времени» (эпоха Конфуция-Пифагора-Платона), это примерно пятое-шестое столетие до н.э. Окончание интервала придётся на XVI век, а это эпоха Коперника, Галилея, Кеплера, Френсиса Бэкона, Шекспира. Следующий интервал (400 лет) выводит нас к середине века ХХ, а это время окончания революции в физике и стремительного взлёта наук и технологий. Если же мы по тому же способу отправимся в далёкое прошлое, то дальнейшие шаги по этому алгоритму выведут нас на революцию Неолита, затем на рождение вида Homo Sapiens, о чём выше уже говорилось, а далее мы выходим на 300 тыс. лет и полтора миллиона. И снова удивительное совпадение: последние две даты – конец и начало знаменитой Аббевильской культуры (каменные топоры, использование огня, возведение жилищ).

Отмечу ещё раз: В «Осевое время» творили Заратустра, Конфуций, многие библейские пророки, Фалес, Сократ, зародилась философия. Далее наступает поразительный по сгущению не просто талантов, но людей эпохальных, – XVI век (от Колумба до Шекспира, включая Коперника, Галилея, Кеплера, Бэкона, Рабле, Сервантеса…). Спустя 400 лет – новое сгущение времени (от Планка до Уотсона и Крика). Между прочим, старик Энгельс полагал (в эпоху пара и электричества), что наука открыла практически всё и больше открывать почти нечего. Но вот посмотрите, что было открыто в год смерти Энгельса (1895) и в первой половине века ХХ: радиоактивность, рентгеновские лучи, радио, кванты, обе теории относительности, телевидение, расщепление атома, авиация, ракеты, расширение Вселенной, ламповый компьютер, структура ДНК, ядерный взрыв…Это было «время изобретателей» (по выражению Хлебникова). Его апогеем была середина ХХ века, после чего открывается 80-летний цикл, ведущий нас к 2030 году – некоему новому гипотетическому взрыву наук и неожиданных талантов (!?).

Действительно, если верить логарифмической закономерности, охватывающей период от конца Олдовайской культуры, которую сменила Аббевильская, до ХХI века, то уже через считаные годы должно наступить время новой интеллектуальной вспышки, на которую буквально наползает следующая – уже через какие-то 16 лет (80, делённые на 5). Возникает загадочная по своей точности дата – 2046 год. Начинали расчёты мы с очень приблизительных величин, но мере уменьшения интервалов точность нарастала (вместе с сокращением интервалов уменьшалась и ошибка измерения). Разумеется, эту точность можно подвергнуть серьёзному сомнению, но вот что любопытно. Известны расчёты математика А.Д. Панова, который, опираясь на несколько иные точки (в основном, фазовые переходы в геологической истории) и используя другой знаменатель прогрессии (близкий к числу е), тем не менее указывает на очень похожую дату – 2045 год. Уже описанная в литературе кривая Снукса-Панова, построенная на сокращающихся геологических и исторических интервалах, ведёт к так называемой точке сингулярности где-то в середине XXI века (см.: Назаретян, 2014, сс. 300-306).

Действительно, далее всё сверхплотно. Ибо следующий интервал теряет разумные исторические размеры. Он составляет всего 3 года (16, делённое на 5). В итоге мы округлённо получаем 2050 год. И тут вспоминается, что о середине XXI века как точке экологического коллапса писали ещё авторы «Пределов роста» (Meadows, 1974.). Встаёт интригующая задача – уже сейчас надо дать этому реальному сгущению времён мало-мальски разумное объяснение. Давайте попытаемся проанализировать это сгущение времён и характер предстоящих событий, опираясь на принципиальную идею позитивного развития человека и общества. При этом можно согласится с принципиальной мыслью Тейяра де Шардена о том, что историческое поражение человека означало бы и поражение всего Универсума, ибо человек – его главное приобретение. Имеет смысл под эгидой этой идеи рассматривать все детали рассмотренной выше закономерности.

Почему возник знаменатель 5? Чем число 5 (соответственно, и 1/5) интересны? Итальянский экономист Вильфредо Парето открыл в начале ХХ в. любопытнейшую эмпирическую зависимость. Выяснилось, что в любой развитой стране 80% богатства принадлежит 20% населения. В разных эпохах, начиная с XVII в. и по ХХ в. он наблюдал это соотношение. Далее обнаружили, что 20% товаров любой фирмы дают 80% прибыли, и 20% работников дают 80% духовных продуктов. В науке 20 % ученых дают 80% научных публикаций. Эта закономерность простирается на огромное число разнородных явлений.

Отсюда и получается пятёрка (1+4) или же одна пятая (значимость части в 20%). Когда закон Парето уже был популярен, появился закон лингвиста Джорджа Ципфа: частотность обычных и редких слов в тексте подчиняется закону ниспадающей гиперболы. Похожую закономерность можно найти в процессах и явлениях совершенно иной природы. Математики почти тут же заметили, что закон Парето (Кох, http://www.arbuz.uz/t_pareto.html) и закон Ципфа (Zipf, 1949) тесно взаимосвязаны. В массе разнородных процессов (от физических, геологических до социально-экономических) наблюдаются экспоненциальные и гиперболические зависимости.

Уже в первых докладах Римского клуба было показано, что основные цивилизационные процессы развиваются по экспоненте, а любая экспонента, если её не затормозить, неизбежно приводит к взрыву (Глобалистика, 2003). Поэтому Римский клуб намекал, что с подобными темпами роста человечество XXI век не переживет. Что делать? Необходимо, утверждали последующие доклады Клуба, переходить на так называемый органический рост (описываемый плавно возрастающей логистической кривой). Но этого до сих пор не происходит. Что будет дальше? Скорости некоторых процессов продолжают стремительно нарастать. Это касается всего человечества. В какой степени нужно об этом говорить? Говорить необходимо, ибо мир ведет себя довольно странно, азартно занимаясь тактическими проблемами и совершенно не интересуясь серьёзной стратегией. Большей частью стран управляют люди, компетенция которых не внушает достаточного доверия. Пора предпринять какие-то сверхусилия. Мы не справляемся с проблемами. Один из ответов звучит так – может быть, ничего сверхобычного не делать? Быть может, обойдётся?

В предыдущей истории все происходило словно бы само собой. Проблемы возникали и – рассасывались. Десять тысяч лет назад люди не догадывались, что совершали Неолитическую революцию. Не готовились они ни к взлёту античности, ни к научным революциям XVI и XX веков. Духовный подъёмы, интеллектуальные вспышки случались по не до конца понятным причинам. Возьмём, например, «осевое время». Мы удивляемся, откуда появились гениальные мыслители почти одновременно в разных концах планеты. Это случайность или не понятая нами закономерность? А, может быть, чей-то сверх-план? (Последняя фраза – для множащихся поборников идеи «Разумного замысла» и «Проекта Вселенной»)

Можно проследить некие волны на протяжении последней тысячи лет жизни Европы. Для этого я прибегнул к такому приёму – составил своеобразную «личностную карту Европейской культуры». На миллиметровой бумаге я разбил тысячу лет на века и стал в масштабе времени отрезками отмечать сроки жизни знаменитых творцов. Поначалу видны отдельные чёрточки, редкие звёзды интеллекта – скажем, создатель концептуализма в философии Пьер Абеляр, вслед за ним Фома Аквинский, давший столько идей, что католический мир до сих пор работает по его учению, Затем Николай Кузанский и т.п. И вдруг фантастический взрыв, сверхплотное созвездие умов – Леонардо, Коперник, Галилей, Пико делла Мирандола, Томас Мор, Лютер, Эразм Роттердамский, Рабле, Шекспир, Ф. Бэкон, Гарвей, Гоббс, Декарт, Спиноза… Подобные сгущения прямо на бумаге обозначили некие исторические волны («нашествия интеллекта»). Оказалось, что это волновой и, к тому же, нелинейный процесс. Очень заметно на этой карте выглядит сгущение имён первой половина ХХ века.

Отдельно можно проследить «русские волны». Они начались заметно позднее, но отличаются особым стилем и ритмом: во времена первых европейских университетов в русских краях – тишина, затем вдруг гениальный Ломоносов (а это уже XVIII век), затем несравненный математик русский-швейцарец Эйлер, далее небольшой провал, а затем поразительный взрыв всемирного значения: Пушкин, Гоголь, Тютчев, Достоевский, Толстой, Чехов, Чайковский, Циолковский, Вернадский, а вслед за этим труднейший для России ХХ век со своими микровзрывами …

Если говорить об обшей исторической шкале, то можно заметить следующее: промежутки времён уменьшаются, а вот амплитуды духовных вспышек (культурного производства) наоборот увеличиваются. Возьмём одну из таких вспышек: с 1895г. по 1945-50 г. случилось фантастическое, небывалое в истории производство открытий и идей. Важен один момент: люди в этот весьма краткий период быстро развивались не только в научно-творческом смысле, но так же и этически, они менялись (хотя и со страшными провалами) внутренне, причем масштабно. Именно этим можно объяснить явления, прежде небывалые – например, серьёзный расцвет пацифизма, манифест Рассела-Эйнштейна, Пагуошское движение учёных за мир и взаимопонимание, страстные разговоры о правах человека, попытки глубинного понимания демократии, её основополагающей значимости и возможных слабостей и ограничений (Глобалистика, 2012). Необходимо упомянуть, однако, что очень многие социологи и публицисты указывают при этом с вполне обоснованной тревогой на всё увеличивающееся отставание духовно-нравственного созревания человека по сравнению с безумными темпами технологического развития.

Любопытны некоторые результаты социологии малых научных коллективов. Возьмём группу в 5 человек. Классический её состав известен: 1) руководитель (лидер); 2) генератор идей; 3) критик; 4) исполнитель; 5) блуждающий резонёр – «на хвосте» приносящий важную информацию. Но рождает новое тут один человек – генератор идей, остальные – обслуга, хотя и необходимая. Нечто похожее относится и к большим коллективам. Если численность научного института составляет 1000 человек, то на деле лишь около 200 сотрудников творят науку, остальные, по сути, обслуживают их. Может быть, поставить вопрос так: 800 прогнать, а 200 человек оставить? На самом деле не получится, невозможно отпилить тело и оставить лишь голову, и всё же… Вообразим, что осталось двести. Соотношение никуда не денется, просто будет выстраиваться пирамидальная иерархия. Снова можно смело выделить пятую часть – 40 более производительных лиц, если делить дальше – останется всего 8 человек. Но это уже будут очень творческие люди, настоящие мыслители. В любом серьёзном коллективе эти редкие люди заметны, известны, их значение понимают, хотя далеко не всегда создают нормальные условия для их работы. Более того, иногда их изгоняют или даже уничтожает. Это печальная правда истории. (Во времена сталинщины люди этого сорта почти всегда были в опале, а нередко их убивали – Николай Вавилов, Густав Шпет, Павел Флоренский, Матвей Бронштейн, Николай Кондратьев, Александр Чаянов, Осип Мандельштам, Всеволод Мейерхольд, Михаил Тухачевский…

Лев Ландау, Андрей Туполев, Сергей Королёв, Николай Эрдман, Николай Заболоцкий, Григорий Померанц чудом не погибли, вырвались из неволи. Как топор, арест нависал над Шостаковичем, Прокофьевым, Пастернаком… На самом деле список уничтоженных и замордованных гениев трагически длинен. Он реально и на много десятилетий оборвал невероятную амплитуду вспышки российского интеллекта).

В управлении обществом понять и применить описанную выше закономерность – крайне важно. В природе все пронизано «математическими соотношениями». «Книга природы написана на языке математики», сказал Галилей. Пол Кругман (США, лауреат Нобелевской премии) говорит: «Природа очень проста и очень грамотно организована». Научиться бы использовать эту простоту и эту грамоту! Я применил в одной своей книге такую метафору: Вселенная – это большой музыкальный инструмент. Но на нём надо уметь играть.

Человечество превращается в единую семью, но это сопровождается странными явлениями. Может быть, прав Даниил Андреев, толкуя о мистическом страхе. Лично я в вопросах глобализации стою на позиции скорее оптимистической. Насколько мне известно, похожей позиции придерживается философ А.Н. Чумаков (Чумаков, 2011; Чумаков, 2013). Возможно, кто-то ещё. Но нужны какие-то основания для подобного оптимизма. Какие-то духовные сдвиги должны обозначиться уже к 2030-2040 годам. Всё это исторически очень близко, хотя для отдельного человека 20 лет – это практическая бесконечность. На такой срок никто не умеет планировать свою жизнь. Впрочем, фантасты могут, а вот учёные – нет. От них заметно отличаются поэты типа Даниила Андреева, остро поставившего вопрос о связи «единого общечеловеческого государства» с последними катаклизмами истории и её возможным катастрофическим перерывом. Разумеется, наука имеет право не опираться на поэзию, а вот философия – обязана.

Зенон Элейский в апории «Ахиллес и черепаха» фактически открыл интереснейшую проблему «бесконечности в конечном». На примере догоняющего Ахиллеса достаточно легко выстроить теорию пределов. Возможно, под влиянием этой притчи через двести лет над проблемой бесконечно малых задумался Архимед. В подобных случаях я применяю такой термин: фрактальный интеллектуальный резонанс. Он проявляется через эпохи: скажем, можно отметить некое сходство между фракталами Архимеда и Лейбница-Ньютона. Архимед в третьем веке до н.э. фактически создал и даже применил дифференциальное исчисление, потом был провал в 2 тыс. лет, а затем его вновь открыли Лейбниц и Ньютон. Подобного рода вспышки подчиняются математическим законам, как и моменты духовного взлёта людей.

В заключение докладчик сказал, что он хотел бы подчеркнуть важную мысль: предпринятый анализ, по его мнению, заставляет думать не столько о приближающихся точках коллапса и сингулярности (как неведомых и грозных опасностях и кризисах), сколько о новом взлёте духовных и творческих возможностей человека. При этом надвигающиеся трудности он вовсе не отрицает. К сожалению, они вполне реально различимы. Но справиться с ними без гигантских творческих усилий будет решительно невозможно. Я знаю, сказал он, что так думают очень многие учёные и мыслители во всём мире. Очень важно прислушаться к их совокупному мнению. В этой связи я хотел бы сослаться на замечательного психолога Станислава Грофа, основателя трансперсональной психологии, который подчёркивает в одной из недавних своих статей, что нынешний «глобальный кризис – это прежде всего кризис психодуховный… Необходимо, чтобы сформировалось чувство гражданина планеты. Либо коллективное уничтожение, либо безмерный эволюционный скачок сознания» (Гроф, 2007). Именно об этом скачке сознания я и пытался толковать, заключил докладчик.

            Затем состоялись прения по докладу, в ходе которых высказались, в частности:

Проф. А.П. Назаретян: Я хочу поблагодарить Александра Васильевича. Материал доклада необходимо опубликовать. Есть в нем небольшая неточность. Понятие сингулярность впервые использовал фон Нейман, сказавший в 1958 г., что скоро наступит сингулярность и кончится человеческий мир. Этот термин также использовали современные историки. В России их было два, Б.Ф. Поршнев и И.К. Дьяконов, которые отмечали ускорение, способное где-то к середине XXI привести к коллапсу. Я с этой темой столкнулся на докладе А.Д. Панова в Институте ядерной физики МГУ. Он изложил четкую логарифмическую формулу, согласно которой надвигается эпоха глобального кризиса. Известны различные математические подходы и ожидания. Например, математик из США Р. Курцвейл  утверждает, что в 2045 г. будет достигнуто индивидуальное бессмертие. Он рассчитывает дожить до этого периода, хотя болеет сахарным диабетом. Возникает вопрос – а что дальше? Из всех этих расчетов получается, что XXI век – это последний век социального развития человечества. Как и чем завершится история – это фундаментальный вопрос.

Член РФО Д.И. Корнющенко: По отношению к сообщению Александра Васильевича я бы употребил термин «интеллектуальное изобретение». Впрочем, подобные конструкты встречались и в прошлом (например, конструкты В. Хлебникова). Два любопытнейших дополнения: Стендаль в 1830г. издал «Историю жизнеописаний». Он сделал интереснейший вывод. Это как раз ложится в концепцию автора: одна женщина могла бы родить практически всех крупнейших великих людей эпохи Возрождения в Италии. Это был бы восхитительный фейерверк, говорит Стендаль. А дальше – ничего. Этот вопрос волновал людей в прошлом. Ответить на него очень трудно. Что касается Д. Андреева. Он написал произведение «Железная мистерия» в целом о России, которое сильнее и страшнее, чем «Роза мира». Россия по нему в начале 3-го тысячелетия приходит в страшное состояние в ходе гражданской войны, из которой она выйти не способна. И он делает непатриотический вывод: Россия спасается благодаря тому, что на помощь приходят американцы. Американская демократия вторгается на территорию России, устраняет недостатки и Россия возрождается.

Проф. Т.М. Махаматов: Идея интересна, но волнообразность, развитие интеллектуальной духовности мира человека в эпоху глобализации в достаточной мере не показаны. Общества, которые в эпоху глобализации наталкиваются на трудности (Китай, Россия и др.) начинают искать ответы не в своих странах, а в разных уголках мира – благодаря глобализации. Глобализация способствует быстрой концентрации мыслей, решений. Поэтому Вашу мысль, как нам кажется, можно углубить и раскрыть на основании принципов глобалистики (Кишлакова, Махаматов, 2014).

Проф. А.Н. Чумаков: Проблема, поставленная в докладе, вызывает интерес уже потому, что у нее может быть несколько непротиворечивых решений. Так, например, 8-10 тыс. лет назад свершилась неолитическая революция, открывшая путь к государству, которое положило конец «войне всех против всех». Тем самым было положено начало конца эпохи локальных событий и территориально ограниченных связей. С «осевого времени» формируется уже эпоха региональных событий и отношений. Затем, с началом Великих географических открытий, наступает эпоха глобализации, которая до настоящего времени пройдет особые стадии своего развития: реальная, фундаментальная, многоаспектная. А с середины XX века человечество вступило в эпоху космических отношений (Чумаков, 2014). В каждой из этих эпох есть соответствующая логика, с ее вершинами и промежутками.

Д.э.н., д.ф.н. Х.А. Барлыбаев: Спасибо за интересный доклад! Я не случайно задал вопрос о математике. Мне кажется, что в Вашем математическом аппарате имеются погрешности. К сожалению, математический аппарат доклада не отвечает этим критериям. При четких арифметических расчетах получающиеся данные не соответствуют тем историческим датам, которые Вы рассматриваете в своем докладе. Ваши расчеты со ссылкой на Ахиллеса и черепаху бесконечно приближают даты рассмотрения к 0-му году до Нашей эры и математически не доводят их до наших дней. Доклад называется «Новое прочтение глобализации…», а в чем это «новое прочтение», непонятно. Очевидно, волнообразность зависит от собственных, внутренних закономерностей наполнения знаниями интегрального сознания человечества и происходящих после этого скачков в его интеллектуальном и духовном развитии, а не от внешних факторов в эволюции мироздания.

Член РФО В.И. Долженко: к эмпирическим «пикам» или фракталам, вспышкам я добавлю немного философии. Данные вспышки – это проявление во времени закона диалектики «перехода количества в качество». Что касается зависимости появления космических «пиков» от места положения Земли в космосе, то здесь больше подходит другой цикл воздействия космоса на события, происходящие на нашей Земле. Этот цикл называется большой эдикт, он равен 532 годам. Рассчитан он монахами в древние века путем перемножения цифр 7х4х19=532, где 7 – периодичность начала года по числу дней в неделе, 4 – периодичность високосных годов, 19 – число лет солнечного цикла Луны. Предлагаю Александру Васильевичу посмотреть свои расчеты в этом цикле. Тогда, мне кажется, будет снят вопрос Х.А. Барлыбаева об арифметическом несовпадении в таблице.

Выступая с заключительным словом, докладчик сказал, что многие исследователи говорят нам: середина XXI – эпоха экологического и социального катаклизма, не исключено падение духовности людей. К этому будто бы ведет глобализация и, значит, апологетам глобализации надо подготовить свои позиции. Я смотрю на это несколько по-иному, отметил А.В. Кацура (Кацура, 2009). Несмотря на очевидные трудности, есть основания ожидать к середине века нового духовного подъёма и новых интеллектуальных достижений. (Королев и др., 2013). Эффективное их приложение будет тесно связано с успехами глобализации (Куда движется век глобализации, 2014).

 

Литература:

Андреев Д. Роза мира. – М.: «Прометей», 1993.

Глобалистика. Персоналии, организации, труды. Энциклопедический справочник / Гл. ред.: И.В. Ильин, И.И. Мазур, А.Н. Чумаков. — М.: «Альфа-М». 2012.

Глобалистика: Энциклопедия / Гл. ред. И.И. Мазур, А.Н.Чумаков; Центр научных и прикладных программ «Диалог». – М.: ОАО Издательство «Радуга», 2003.

Гроф Станислав. Современный глобальный кризис есть, в сущности, кризис духовный // Консультативная психология и психотерапия. 2007. № 4. C. 68-81.

Кацура А.В. «Всемирная отзывчивость», или русский путь к глобализму // Век глобализации, 2008, № 1. С. 141-153.

Кацура А.В. «Всемирная отзывчивость», или русский путь к глобализму (продолжение) // Век глобализации, 2009, № 1(3). С. 108-116.

Кишлакова Н.М., Махаматов Т.М. Проблема языка в глобальном мире // Гуманитарные науки. Вестник Финансового университета. 2014. № 2 (14). С. 92-96.

Королёв А.Д., Чумаков А.Н., Дахин А.В. Философия в современном мире: диалог мировоззрений // Вопросы философии. 2013. № 1. С. 3-16.

Куда движется век глобализации? Сборник статей. – Волгоград: Учитель, 2014.

Ричард Кох. Закон Парето или Принцип 80\20 // http://www.arbuz.uz/t_pareto.html

Назаретян А.П. Нелинейное будущее. М.: Инфра-М, 2014.

Чумаков А.Н. Глобализация. Контуры целостного мира. 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Проспект, М., 2014.

Чумаков А.Н. Культура и вызовы глобализации: новые подходы /
Век глобализации. 2011. № 2. С. 174-180.

Чумаков А.Н. Культурно-цивилизационный диалог как способ решения проблем в современном мире / Вопросы философии. 2013. № 1. С. 35-42.

The Dialectics of Modernity – Recognizing Globalization. Studies on the Theoretical Perspectives of Globalization. Edited by Endre Kiss.- Budapest, Arisztotelesz Kiado, 2014.

Meadows D.H., Meadows D.L. et al. The Limiting to Growth. N.Y., Potomac, 1974.

Zipf G.K. Human behavior and the principle of least effort. Cambridge: Univer. Press, 1949.

 

86 просмотров всего, 1 просмотров сегодня