Мизин Вячеслав Григорьевич. Акустические аспекты сакральных мест Северо-Запада России

Мизин Вячеслав Григорьевич

Действительный член Русского Географического Общества

Mizin Vyacheslav Grigorjevich

The member of Russian Geographical Society

E-Mail: perpettum@rambler.ru

УДК 291.212.1

 

Акустические аспекты сакральных мест Северо-Запада России

 

Аннотация: В этой небольшой статье дается обзор и простейшая классификация акустических аспектов сакральных мест Северо-Запад России. Эта тема является еще малоизученной, но при этом перспективной. Несмотря на малоизученность, данная тема является перспективной. Выявленные феномены условно разделены на три группы: 1. Места, которые без акустических феноменов ничем не выделяются. 2. Места, где акустика лишь один из признаков. 3. Места, где «потусторонние» проявления воспринимается как акустические феномены.

Ключевые слова: сакральные места, фольклор, природные акустические феномены, «звенячие камни», литофоны.

 

The acoustic aspects of sacred places at NW Russia

 

Summary: In this short paper provides an overview and a simple classification of the acoustic aspects of the sacred places of the North-West of Russia. This topic is still poorly understood, but it is promising. Identified phenomena conditionally divided into three groups: 1. Places where the acoustic factor — is determining, without it these objects does not stand out from the surrounding landscape. 2. The places where acoustics is manifested as an indication of the place — this objects are sacred and without acoustic manifestations. 3. Places where Otherworldly manifestations perceived as an acoustic phenomenon.

Key words: sacred places, folklore, nature acoustic phenomenon, ringing stones, lithophones

 

Акустические аспекты сакральных мест Северо-Запада России

 

Слух – второй после зрения способ получения человеком информации. Большинство сакральных мест имеют какие-либо визуально выразительные черты, но есть среди них и такие, основным признаком которых для человека был звук. Хотя «звучащие» сакральные места были известны еще с античности, интерес к акустическим аспектам сакральных мест оформился впервые лишь в конце 20 века. Сейчас все интересующиеся темой знают об акустических свойствах, звучании в определенные дни в ультразвуковом диапазоне, британских менгиров, широко известны примеры преданий, в которых так или иначе сакральное место воспринимается в первую очередь на слух. На Северо-Западе России впервые такой объект, Звонкой камень на онежском острове Колгостров, исследовался археологом А.П. Журавлевым в 1970-х гг. В 2001 году в Великобритании вышла книга известного исследователя П. Деверо «Мелодии каменного века: акустическая археология древних мест», в которой, пожалуй, впервые была развернуто обозначена проблема «акустической» стороны сакральных мест[1]. В 2004 году в США вышла работа Г. Вэрнера, в которой также уделено внимание т.н. «говорящим камням»[2]. В 2005 году в Швеции выходит работа Майи Хультман «Есть ли связь? Значение звенячих камней бронзового века в центральной Швеции»[3]. Данное исследовательское направление на Западе быстро набирает популярность, во многих работах стали упоминаться звенячие камни – в Швеции[4], в Финляндии[5], в США[6], есть звенячий камень называемый Катлакиви («котел-камень») и в Эстонии, на острове Аэгна.

В Ленинградской области первым таким объектом можно назвать ныне утраченный Звенячий камень «Сойвокиви» на Сойкинском полуострове, информация о котором была впервые собрана краеведом К. Ульяночкиным в 2004 году[7]. Однако если посмотреть несколько под иным углом, то выясняется, что акустический аспект в той или иной мере представлен более широко среди сакральных мест Северо-Запада России.

Количество сакральных мест и мест с которыми связаны предания действительно оказывается несколько более, чем предполагалось и все их предварительно можно разделить на три категории:

  1. Места, где акустический фактор – определяющий (Сойвокиви, Чертовы холмы), без него эти объекты ничем не выделяются из окружающего ландшафта
  2. Места, где акустика проявлена как один из признаков места (Никольский родник, пещерки Сокканлиннавуори, Ильеши, Шум-гора, Уккокиви), эти объекты обладают особым статусом и без акустических проявлений.
  3. Места, где потусторонние проявления воспринимается как акустические феномены (Данилов камень, клады)

Рассмотрим подробней эти категории на примерах. Камень Сойвокиви мало чем внешне отличается от соседних валунов. По данным собранным краеведом А.Ульяночкиным и автором камень звучал, если к нему прикасались или ударяли по нему другим камнем, по данным собранным краеведом А. Крюковым «камень мог сам звучать по определенной погоде, его звук был слышен с моря и предвещал несчастья». Заслуживает внимания его расположение, практически на уровне моря. Этот момент, расположение у воды также характерен для шведских звучащих камней. Еще одним местом, где проявлен акустический феномен, являются так называемые Чертовы холмы:

«Дюны возрастом 4.5-5тыс. лет, высотой до 6м, ширина полосы не превышает 200м, старое название Чертовы горы идут примерно в 2км от берега Нарвского залива, вдоль старой береговой линии Балтийского ледникового озера, углы наклона в сторону моря 7-8гр, подветренные до 25-30 гр. Акустические аномалии, по завыванию и пению особенно осенью, при западном и СЗ ветре, при скорости ветра 7м/с. Звуки напоминают вой, детский плач, вздохи, «местами с явным угрожающим тембром. Ближайший поселок Венекюля, местные отождествляли звуки песков с чертями и ведьмами., такие же дюны есть у д.Венекюля, на берегу Россони»[8].

Поющие пески не являются чем-то особенно уникальным и широко распространены по миру, например, они иизвестны на синайском берегу Красного моря – «Колокольная гора» Джебель-Накуг, в Афганистане – гора Рег-Раван, в Чили холм Эль-Брамадор («Воющий»), в 1952 году «пела» песчаная коса на речке Лапинке (приток Днепра), близ Никополя, в 180 км от Алма-Аты в Казахстане есть Поющий бархан[9].

Интересно отметить не только общие черты, объединяющие эти столь разные природные образования – камень и дюны, но и их относительно близкое расположение и «зловещую» трактовку звуков. В данном случае можно уверенно сказать, что при отсутствие акустических феноменов эти объекты вряд ли бы обрели особое значение для человека. Также можно сказать, что оба объекта, расположенные вблизи береговой линии, образовались относительно недавно по историческим меркам, в пределах 2-3 тыс. лет.

Ко второй категории отнесены объекты, которые обычно упоминаются как второстепенные, так «пустые камни» в Ильешах упоминаются довольно редко, особая акустика у Никольского родника была зафиксирована автором независимо от упоминаний в 2008 году. «Шум» на Шум-горе хотя и упоминается часто, но также не является «сакралообразующим» признаком. Несколько отдельно в этой группе находятся пещерки Сокканлиннавуори, эти места имеют свои легенды, но как сакральные не упоминаются, однако обе пещерки обладают неплохой акустикой и, несомненно, в древности людям это было известно и возможно повлияло на формирование легенд, связанных с этим местом. Такое явление как эхо, также было одним из признаков культового места, так на горе Кирхгоф, возле валуна Уккокиви располагается природный амфитеатр с интересной акустикой[10]. Напрямую «дудергофское эхо» с камнем не связывалось, но также часто упоминалось в связи с этим местом[11].

Акустические проявления в местах этой категории не несут какой-то особой негативной окраски, скорее дополняют общую картину места и подчеркивают его особенность. Можно предположить, что в случаях Сокканлиннавуори и Кирхгофа, такое сейчас хорошо известное акустическое явление как эхо, в древности также могло восприниматься как проявление сверхъестественного, «голоса духов» и т.п.

К третьей категории относятся в основном мифологические сюжеты, которые также вероятно широко распространены. Во многих сакральных и прочих необычных местах потусторонние проявления воспринимается как акустические феномены. К этой группе можно отнести легендарные «голоса ниоткуда», звучащие ниоткуда и предупреждающие о грядущей беде. Такие сюжеты известны среди преданий островных финнов – островов Гогланд, Тютерс и других островов Финского залива. Обычно эти голоса предупреждают о том, что тот или иной корабль погибнет. Подобные сюжеты есть и в преданиях води в д.Лужицы, где голос, приписываемый водяному или домовому, также указывал корабли, которым суждено утонуть[12].

Среди живущих в Ленинградской области финнов-ингерманландцев были распространены следующие поверья:

«На Пасху, Новый год и Юханус слушали на перекрестках – считалось что в это время здесь собирались духи, очерчивали круг и слушали звуки грядущих событий, стук досок означал смерть, музыка – свадьбу и т.п.»[13].

Также звуками проявляли себя сокрытые клады, так у д.Косицкое (Новгородская область) еще не так давно местные жители ходили к камню, под которым был зарыт клад – «слушать»[14]. В 2007 году в ходе разведки на Сойкинском полуострове нам приходилось слышать упоминания о неких силах проявляющих себя голосами и странными звуками возле Данилова камня. В данной, мифологической категории, акустические проявления также чаще предвещают несчастье либо указывают на сокрытое (события и места?).

Подытожить этот небольшой обзор роли акустических проявлений в феномене сакральных мест можно несколькими выводами:

  1. Обладающие необычной акустикой места часто становились почитаемыми или мифоообразующими.
  2. Акустические проявления играли существенную роль во взаимодействии человека с потусторонними силами, сакральными и иными, например мифологическими, местами.
  3. По предварительному обзору темы можно сказать, что в большинстве случаев акустические проявления играли существенную роль в предсказаниях будущего (гаданиях по проявлениям в специальных местах, в определенное время обретающих статус «сакральных».

 

[1] Devereux P. Stone Age Soundtracks: the acoustic archaeology of ancient sites. 2001

[2] Varner Gary R. Menhirs, Dolmen, and Circles of Stone: the folklore and magic of sacred stone. New York: Algora Publishing 2004 P.49

[3] Hultman M. Utan Sammanhang? En kontextualisering av bronsålderns klangstenar i Mellansverige. Uppsala Universitet 2005 (перевод: Д.Курдюкова, 2010)

[4] Westling B. De Flyttade Flyttblocken. Tranås. 1995. С.24 (перевод: Д.Курдюкова, 2010)

[5] Kejonen A. Lisiä Suomen kiikkuvien lohkareiden luetteloon // Geology 2007. №59 P.32-34 (перевод: В.Мизин, 2010)

[6] Reiter N. A. The Ringing Rocks of Pennsylvania: A Musical Mystery along the Delaware. 17 August, 2006 // http://www.theavalonfoundation.org/docs/rrocks.html

[7] Мизин В. Поющий камень Ижорского берега // журнал Вольный ветер №1 – 2008, С.64-66

[8] Саммет Э.Ю., Насонова Л.Д. Геологические загадки Ленинградской области. СПб 2010. С.49

[9] Мезенцев В. Энциклопедия чудес. М.1988, С. 96-100

[10] Сакса К. Легенды и мифы Ингерманландии СПб 2008. С.177

[11] архив автора, сообщение В.Баронова, 2004

[12] Эрго-Харт Вястрик. Водоемы и водяные духи в водском фольклоре (Ergo-Hart Västrik, The waters and water spirits in Votian folk belief // http://www.folklore.ee/folklore/vol12/spirits.htm (перевод: Д.Курдюкова, 2010)

[13] Конькова О.И., Кокко В.А. Ингерманландские финны СПб 2009 С.101

[14] ПЗА, Новгородская область, д.Косицкое, сентябрь 2011