Озода Джалолитдиновна Нишанова. Понятие и субъект этнокультуры

Озода Джалолитдиновна Нишанова

к.филос.н. доцент кафедры «Основы духовности и религиоведение»,

Национальный Университет Узбекистана имени Мирзо Улугбека,

Ташкент, Узбекистан

Ozoda Jalolitdinovna Nishanova,

PhD, assistant of professor of the Basics of spirituality and religious issues chair,

The Mirzo Ulugbek National University of Uzbekistan,

Tashkent, Uzbekistan

E-mail – ozoda.estetika@mail.ru

УДК 39:374

 

Понятие и субъект этнокультуры

 

Аннотация: В статье анализируется понятие этнокультуры, его значение в социо-культурной жизни общества. Также рассматриваются основные концепции о сущности субъекта этнокультуры.

Ключевые слова и фразы: субъект, культурное богатство, этнокультура социо-культурное бытие общества.

 

The concept and the subject of ethno culture

 

Summary: Abstract: In this article the concept of ethnic culture, its importance in the socio-cultural life of the community is analyzed. Also there are basic concepts about the nature of the subject of ethnic culture are considered in it.

Keywords and phrases: subject, cultural wealth, ethno culture, socio-cultural being of society etc.

 

Понятие и субъект этнокультуры

 

Генезису, философским, социологическим, антропологическим и социально-педагогическим вопросам понятия культуры посвящено большое количество исследований. Сегодня сущность и критерии социального развития измеряются культурными ценностями, культура аксиоматизируется как продукт человеческой деятельности. Однако в продолжение анализа субъекта культуры мы столкнём лицом к лицу различные подходы и мнения. Нужно подчеркнуть, вопрос субъекта культуры образует ядро этнокультуры. Продукт человеческой деятельности – культура, согласно той же аксиоме это не ответ на вопрос «кто есть субъект культуры – отдельные личности, отдельные группы или слои, народ, масса или нация?». Этнокультура, по этимологической интерпретации, этнос (народ), создающий ценности, артефакты (искусственное бытие, созданное в процессе социальной деятельности, искусственный мир), какое место занимают культурные ценности, отражённые в открытиях, великих произведениях, созданных личностями, группами, слоями? вопрос, который никого не оставит равнодушным.

«Этнокультура» понятие, включающее в себя слова «этнос» и «культура», которые находятся в равной зависимости и поэтому эти слова, лежащие в основе термина, олицетворяют не только этимологическую, но и социологическое, социально-историческую сущность. Этнос понимается в смысле «народ», культура же понимается как совокупность созданных в процессе социальной        деятельности материальных и духовных ценностей. Но этимологическая и социологическая сущность этнокультуры не мешает провести ретроспективно-философский анализ, а, пожалуй, напротив, в научных исследованиях широко применяется исторический подход к изучению проблемы, который помогает и её глубокому освещению. Исторический подход, ретроспективный анализ, по выражению известного историка и философа А.Тойнби, «не оживляет прошлое вновь, но отыскивает органическую зависимость проблемы социального бытия, жизни народа и цивилизации от научной, гносеологической и философской сущности»[1].

Действительно, необходимо найти истоки прошлого любыми научными, гносеологическими исследованиями, аргументацией философской идеи, но каждое такое исследование и основание идеи тоже необходимо выявить проанализировать. Положительное значение самой науки опирается на разум и интеллектуальную способность человека, прошлое также, прежде всего, в социальном прогрессе помогает позитивному опыту, такому поиску идей. Для науки важна объективность. Это событие и амбивалентные особенности событий, положительные и отрицательные процессы постоянно не забывают идти бок о бок, не отрицаются, однако, наиболее необходимой становится служение стратегической цели общества посредством позитивного поиска науки.

В понимании генезиса этноса важное значение имеют научные исследования узбекских учёных А.Асқарова, К.Шониёзова и Исо Жабборова, так как их генезис узбекского народа, философско-ретроспективный анализ этнокультуры дал методологическую направленность для исследований в этом направлении.

«Часть этногенеза истории народа, — пишет А.Аскаров» — его страна, формировались в своё время как внутренняя часть самого народа. Начальная точка этногенеза, его исток начинается с племени… В итоге этногенеза воплощаются все свойственные этносу этнические символы, этнические знаки, которые один за другим выходят наружу. Этнические знаки же организуют единство границ, экономическо-хозяйственное единство, этнокультурное единство, единство антропологического типа, этническое имя, постижение собственного «я» этноса, единство языка и, наконец, единство политических объединений»[2]. В этой роли употребление этноса в значении народа чувства воспринимать не сложно. Однако, в нём прослеживается этногенез в качестве ступени формирования народа на определённой площади. «Вторая ступень, это страна – историчность народа. То есть, подытоживая этногенез народа, его формирование в качестве полной истории народа, социальный продукт феодального общества»[3].

Учёный подчёркивает, что рост, развитие этногенеза узбеков, продолжается на третьей ступени – формировании узбекской нации. В этом процессе важную роль сыграло этнокультурное развитие. «История народа его социально-экономическое и этнокультурное развитие достигло известной точки, начался процесс формирования своей нации, началась история нации»[4].

В основе этнокультуры лежит тезис о субъектности народа, а именно народа как творца культуры. Значит, народ как творец этнокультуры, а именно этнос создаёт совокупность материальных и духовных ценностей. Однако, этот, по существу верный тезис, можно лишь на время применить к разным теоретико-философским наблюдениям, эстетическому анализу, призванным ответить на поставленные вопросы. Например, какое место в социо-культурных процессах занимает личность творца? Есть ли различие между личностью (творцом) и народом (субъектом) или их дифференциальные особенности не столь важны для социо-культурного бытия? Признаётся ли роль народа как творца этнокультуры и ограничивается ли она этим? Какие взгляды, концепции в философии, этнологии, культуроведении в этом отношении раньше отвергались?

В произведениях «Основателя исламской философии»[5] Абу Насра Фараби вопросы культуры исследуются в контексте социального бытия, человека и народа, жизни общества. Философ указывает, что слово культура взято из арабского языка (маданият) и связывает её с реальностями городского и общественного управления, политикой, человеческой энергией. «Культурное общество и культурный город (или страна) будет таковым, если из населения этой страны каждый свободно владеет какой-либо профессией, все будут совершенно равными, различий между людьми не будет существовать, каждый будет заниматься той профессией, которую сам выбрал. Люди будут свободны в понимании истины»[6]. Аль-Фараби признавал в качестве субъекта культуры человека и людей, в современном значении – народ. По мнению Фараби, народы и достойные горожане, посредством образования и воспитания, то есть их совместно установленных порядков, создают культурное пространство. В нём обращаются не только «теоретические и практические достоинства», а также искусство, овладение профессией, обычаи. На этой основе народы, люди объединяются или приходят на помощь друг другу. «Каждый человек, — пишет аль-Фараби, по своей природе так устроен, что для достижения его жизненной и высшей степени совершенства нуждается во многих вещах, он не принимает в руки одну из таких вещей, в овладении ими рождается потребность у всего общества людей… По этой причине, то, что необходимо для жизни, люди дают друг другу и посредством объединения большинства людей оказывают взаимопомощь, ведь человек по своей природе стремится к совершенству. Деятельность членов такого объединения даёт возможность каждому из них достигать необходимых вещей для жизни и совершенствования»[7]. Значит, люди воплощая свою энергию, для достижения совершенства и удовлетворения своих потребностей объединяются в общество. Таким способом для достижения ими счастья сооружаются культурные города, их собственные потребности, стремление к справедливости, каждый человек, как создатель социально-культурного бытия народа преобразовывается в субъект. Действительно, аль-Фараби не разработал концепцию культуры человека, народа или субъекта этнокультуры, однако, его взгляды и выводы о том, что человек, люди, народы создают города, государства для самостоятельного управления, для достижения счастья, эффективного использования теоретической и практической силы в достижении профессионализма, мастерства в искусстве раньше не признавались.

О субъектах социо-культурного бытия народа написан научный трактат Абу Райхана Беруни «Памятники минувших поколений». Упомянутое произведение «отражает историю культуры народов, историю их обычаев и традиций, убеждений и оставляет историко-этнографический отпечаток»[8]. В нём учёный даёт информацию о различных народах, сохранённых ими обычаях, нравах, традициях, преданиях и легендах, естественных событиях, государствах и их управлении падишахами. Самое важное при этом, Беруни связывает «памятники» народов с обычаями, оказывающими воздействие на социо-культурную жизнь, религию, убеждения, он не поддерживает идею Платона и Аристотеля об аристократии как движущей силе истории. Потому что он изучал и книжным языком описал события, в которых «нации свои обряды, обычаи и нормы передают из поколений в поколения»[9].

Однако, Беруни не говорил о народе и нации как субъекте и творце социо-культурного бытия. У него нет описаний терминов «субъект» и «социо-культурное бытие» в современном значении, так как в его время эти термины были не известны. Эти понятия появляются в науке после XVIII века, и, именно с этого времени начинается их распространение в научной и философской литературе.

Основы понимания народа как субъекта социо-культурного бытия были заложены немецким просветителем и философом И.Г.Гердером (1744–1803). Точнее он подчёркивал роль и значение культур человеческой цивилизации и культурных изменений в истории. Жизнь человека и общества крепко-накрепко связана цепью друг с другом, иногда эта цепь разрывается войнами и распрями. В культуре «воплощение человеческого гения», «Человеческий гений неустанно создаёт прекрасное, вечно процветает и в народе, в поколениях, в сердцах, устойчиво живёт в их культуре»[10].

И.Г.Гердер не ограничивался анализом культуры Европы, Запада, он также обращался к культурам Китая, Индии, Японии, Кореи, стремился к пониманию их этнокультурных особенностей. Этот философ стремился раскрыть и показать влияние культурных процессов на жизнь и развитие человечества. Но эмпирических источников философа ещё недостаточно, по причине, что он даёт характеристику движущих сил культур Востока и Запада, не находя возможности описания этнопсихологических особенностей этих сил. В конце XVIII века Великая французская революция в Европе позволяет распространиться либерально-демократическим взглядам, лозунгам свободы, равенства, братства и вопрос о том, кто же является субъектом социо-культурных и исторических процессов – народ, группа или великие личности хотя и остро встают на повестке дня, однако дискуссии по этому поводу ещё продолжаются. Приверженцев вышеупомянутых дискуссий можно разделить на три группы. Первая группа сторонников полагала субъектом социо-культурных и исторических процессов народ, нацию. Этой идеи придерживались такие учёные как аль-Фараби, Беруни, И.Г.Гердер, Г.В.Ф.Гегель, М.М.Бахтин, А.Ю.Якубовский, В.В.Бартольд, Е.С.Бертельс, Л.Н.Гумилёв, Я.Г.Гуломов. Во времена Советской власти эта точка зрения признавалась как единственно верная, остальные же рассматривались в качестве «буржуазные», «чуждых взглядов». Вторая группа сторонников признавала идею о том, что творцом культурного богатства являются аристократы, элита. Большое внимание творческо-культурным отношениям элитарных групп уделяли Платон, Аристотель, Т.Карлейль, Хосе Ортега-и-Гассет, Элиас Каннети, К.Мангейм, П.Х.Дрейцель, Д.Сатори. Третьи опираются на мнение о том, что творцом культуры, искусства является «я» людей, обладающих гениальными качествами. Сюда относятся сюрреалисты, дадаисты и др[11].

Вышеупомянутые исследования, опирающиеся на идеи, художественно-эстетические, теоретико-философские манифесты полностью опровергать нельзя. Каждое из них занимает своё место в социо-культурном бытии, имеют своих сторонников и реципиентов. Литература, культура, полистилистика в творчестве народа, разноцветные подходы в точности влияют на высшие течения, вследствие активного участия в социо-культурной жизни. Если в этнокультуре будет оставлена теория, её основные научные исследования межпоколенных диахронических связей, только автор останется неизвестным, но общее имя будет смешано с выражением «народ», которое мы признаем не как продукт абстрактных процессов. Авторы народной поэзии, школы мастерства, образцов ремёсел достоверны. Значит, субъект этнокультуры всегда также неизвестное лицо, авторство творений не будет известным. По нашему мнению, в понимании этнокультуры три мнения сторонников интерпретации могут иметь место, однако их творчество, произведения должны переходить из синтеза этнокультуры и обращаться к народному богатству, наследию.

 

[1] Тойнби А. Постижение истории. -М.: Прогресс, 1991. С. 4–5.

[2] Асқаров А. Ўзбек халқининг этногенези ва этник тарихи. – Тошкент: Университет, 2007. – 58 б.

[3] Там же

[4] Асқаров А. Ўзбек халқининг этногенези ва этник тарихи. – Тошкент: Университет, 2007. – 59 б.

[5] Саййид Муҳаммад Хотамий. Ислом тафаккури тарихидан. –Тошкент: Минҳож, 2003. -128 б.

[6] Абу Наср Форобий. Фозил одамлар шаҳри. -Тошкент: Абдулла Қодирий номидаги Халқ мероси нашриёти, 1993. -190 б.

[7] Абу Наср Форобий. Фозил одамлар шаҳри. -Тошкент: Абдулла Қодирий номидаги Халқ мероси нашриёти, 1993. -186 б.

[8] Абдуллаев И. Беруний ва унинг “Қадимги халқлардан қолган ёдгорликлар” асари // Абу Райхон Беруний. Танланган асарлар. -Тошкент: Фан, 1968. –Т.1. -15 б.

[9] Абдуллаев И. Беруний ва унинг “Қадимги халқлардан қолган ёдгорликлар” асари // Абу Райхон Беруний. Танланган асарлар. -Тошкент: Фан, 1968. –Т.1. -40 б.

[10] Гердер И.Г. Идеи к философии истории человечества. -М.: Наука, 1977. -234 с.

[11] Называть вещи своими именами. Програмные выступления мастеров западно-европейской литературы XX века. — М.: Прогресс, 1986. -С. 237–249.