Лазизжон Эркинович Бахранов. Об особенностях художественной критики

Лазизжон Эркинович Бахранов,

докторант-стажёр,

Национальный университет Узбекистана им. Мирзо Улугбека,

Ташкент, Узбекистан

Lazizjon Erkinovich Bahranov,

Researcher,

The Mirzo Ulugbek Uzbekistan National University

Tashkent, Uzbekistan

E-mail – lazizorzu@gmail.com

УДК: 7.01(575.1)

 

Об особенностях художественной критики

 

Аннотация: Художественная критика есть результат тетрады: объек­тив­ная действительность – художник (произведение) – реципиент – общество. Общество являет­ся идеальным воплощением реципиента, характеризуемый экзис­тенциальным воз­дейст­вием на людей, созданием философско-эстетических ценностей.

Оно объединяет различные, а иногда противоположные художест­вен­­но-эстетические идеи. Художественную критику представляют активные, неактивные и безраз­личные критики, которые дифференцируются на подгруппы. Эти и другие аспекты рассматриваются в данной статье.

Ключевые слова и фразы: художественная критика, художественный критик, реципиент (зритель), активный, неактивный, безучастный реципиент, консерватор, агрессивный критик, критик-реалист.

 

About forms of art criticism

 

Summary: Art criticism can be only adequately through the tetrad of universe – artist –creation – recipient. It is true that in some scientific literatures this system viewed as universe – artist – recipient. In our opinion, it should be society in the end of the above system. Because a society gives direction, philosophical-aesthetic idea to the artist’s oeuvre and creations and evaluates the result in the end. These and others aspects are considered in this article.

The recipient should be differed from one another. Not all recipients always are in the state of sufficiently evaluating an artistic work. Even there are some people who are completely ignorant to many of fine art pieces and genres. Therefore, recipients can be divided into three groups – active, inactive and ignorant people.

Keywords and phrases: art criticism, art critic, recipient, active, non-active, ignorant recipient, conservator, aggressive critic, critic-realist.

 

Об особенностях художественной критики

 

Особенности проявления художественной критики можно полнее пред­ста­вить в форме тетрады: объективная действительность – худож­ник (произ­ве­де­ние) – реципиент – общество. Но некоторых науч­ных источ­никах эта система предс­­тавлена в форме триады: объективная дейст­витель­ность – художник – реципиент. По нашему мнению, самой высшей заклю­чающей частью этой системы является общество. Именно общество дает для твор­чест­ва художника философско-эстетическую идею, предопределяет появле­ние его произведений, и, в конечном счете, оценивает их.

Между обществом и художником существует непосредственная мотива­ци­­­он­но-объективная связь,и мастер кисти в своем творчестве коррелирует ее.

Общество представляется в качестве идеального реципиента. Но вместе с тем оно является более широким понятием, чем отдельно взятый кон­крет­ный реципиент. Общество оказывает экзистенциальное воздействие на лю­дей, создает философско-эстетические ценности, идеи в соответствии с свои­ми стратеги­чес­ки­ми целями. Оно объединяет различные, а иногда и даже противоположные худо­жест­венные течения и эстетические идеи. Только упом­янутая выше тетрада в контексте общества предохраняет изобра­зительное искусство от схолостич­ности, связанной с понятием «искусство для искусства», дает возможность установить гар­моничную связь индиви­дуаль­ного творчества с интересами социума. Индиви­дуальное начало в худо­жест­венном творчестве в тесной связи с социальными целями, может наб­людаться только в системе тетрады.

В искусствоведческих работах критик отождествляется с реципиентом. В данном слу­чае необходимо отличать реципиента от реципиента. Дело в том, что не всякий реципиент находится на том уровне профессиональной компетенции с высоты которого он мог бы оценит художественное произ­ве­де­ние. Вместе с тем, критики могут быть источниками субъективных оце­нок, лицами безразличными к жанрам и произведениям изобразительного искусства. Исхода из этого критиков (реципиентов) можно разделить на три группы — активные, неактивные и безразличные к произведениям изобра­зи­тель­ного искусства.

Активный реципиент это человек, который близко знаком с художест­венной культурой и видами художественного творчества. Он систематически наблюдает и оценивает новые явления в изобразительном искусстве, знаком с философ­ско-эстетическими исследованиями, идеями и методами. Пози­тив­ная художественная критика представляет именно эту группу реципиентов.

Среди неактивных реципиентов встречаются лица, занимающиеся также художественной критикой. Они вместо того чтобы вести самостоятельные философско-эстетическое изыскания, пользуются имеющимися методами. Произведения изобразительного искусства и творчество художников оцени­вают исходя из готовых клише, им свойственны компиляция и формальное отношение к делу.

Правда и то, что художественная критика не всегда выдвигает ради­каль­ные идеи. Даже критик, который способен мыслит активно и радикально, может неправильно понять произведение изобразительного искусства, может передаться симпатиям или антипатиям. «Непроектирование» такого худо­жественного творчества (П.Валери), его синергетизм являются естествен­ной причиной, когда художественного критика можно отнести то к активной, то к малоактивной, то к безразличной группе критиков. В целом, разделение реци­пи­ентов на активных, неактивных и безразличных является относительным, и оно реализуется для более правильной оценки места реципиента в художественной критике.

Исследование истории, направлений и видов художественной критики дает возможность разделить активных реципиентов на три подгруппы, т.е. на консер­ва­тив­ных, агрессивных и реалистичных.

Консервативный критик сторонник существующих, традиционных подходов, течений. Он придерживается и поддерживает сформировавшиеся художественные методы и считает их классикой. Нельзя считать, что критик-консерватор является абсолютным сторонником строго традиционного искусства, которому не нравится новое и модерн, и который всегда высту­пает против них. Критику-консерватору нравится традиционность в стиле. Правда и то, что в каждом виде изобразительного искусства можно найти традиционные начала, которые нужно воспринять и воспринимать. Вместе с тем, как в национальном, так и в мировом изобразительном искусстве имею­тся приз­нан­ные методы, которые воспринимаются и утверждаются как тра­ди­ци­онные. Например, традицион­ным стилем в узбекском национальном изоб­разительном искусстве явля­ется миниатю­ра, а в мировом изобразитель­ном искусстве – классицизм, поя­вив­шийся вновь благодаря художникам эпохи Возрождения.

Критик-консерватор не отрицает новаторство, он признаёт, что без этого не мо­жет существовать художественное творчество, однако в стиле он сто­рон­ник консер­ватизма.

История и теория искусства свидетельствует, что иногда встречается агрес­­сив­ная по содержанию критика, чуждое художественному творчеству, исследо­ва­ни­ям в изобразительном искусстве, свободе творчества художника.

Примером этому может служить герой повести Николай Гоголя «Портрет» Чорт­ков[1]. Кро­ме этого, агрессивной по своему содержанию явля­ются понятия «проле­­тарс­кое искусство и буржуазное искусство», «соцре­ализм», придуман­ное большеви­ка­ми.

Известный русский искусствовед, профессор Ю.Б.Борев издал «Стали­ниаду», в которую вошли события, смешные истории и народные легенды эпохи сталинизма. Приведем одну историю из этой книги: У Сталина, при­ехавшего на выставку «20 лет советской индустрии», организованной в конце 30-х годов прошлого столетия, художник Е.Кацман спросил:

— Товарищ Сталин, объясните нам, что собой представляет социа­лис­ти­чес­кий реализм?

На что Сталин ответил:

— Откуда я знаю? На этот вопрос пусть ответит тот, который пишет об этом?

После этого инцидента по указанию Сталина в ту же ночь был разру­шен монумент Серго Орджоникидзе, созданный скульптором Щадриным[2].

По причине такого агрессивного отношения многие талантливые предс­тавители искусства вынуждены были уехать за границу. А тех, которые воспевали культ личности, создавали низкопробные произведения предс­тавляли к награде, выделяли квартиры, дачи, удостаивали высоких званий[3].

Агрессивный критик не появляется сразу. Им является лицо, не имею­щее творческие способности, и осуществляющее свою деятельность в сфере искусст­ва ради почетных званий, славы, обогащения. Он прославляет «заказ­чика», и не могут перейти грань, за которой начинается настоящее творчест­во. Известные «творческие» лица типа Чорткова, Сальери и их последователи, так и остаются за гранью настоящего творческого искусства, потому что чело­век еще не до конца освободился от низменных чувств, способности к разрушениям.

Критик-реалист (рационалист) обладает специальными философско-эстети­чес­кими знаниями, определенной подготовленностью, он хорошо знаком с процессами, протекающими в художественной культуре, с особен­ностями художественного поиска, отношениями, установленными внутри тетрады, и знает как они воздействуют на творчество личности, на свободу творчества. У него развивается высокий философско-эстетический вкус, ярко выражаются стремление раскрыть и оценить реальное воздействие искусства на объективную действительность. Он знает интересы художника, его интуицию, фантазию, а также стремление к созданию необычных жизнен­ных образов, осознает, что их основу составляют мотивы, связанные с реаль­ной жизнью, художественным творчеством. Оценка творчества художника, его произведений идей с точки зрения рационального мышления, философско-эстетических законов являются основными особенностями и качеством крити­ка-реалиста.

Нельзя забывать, что киритик-реалист – это творческое лицо. Он тоже иног­да передается к иррационализму, интуиции и чувствам. Если потре­бу­ется критик может оставаться безучастным к некоторым произ­ведениям ис­кусст­ва, может высказать резкие мысли в отношении некоторых из них, к твор­честву художника. Однако в нем всегда приоритетным является стрем­ле­ние к рациональной, художественно-эстетической оценке произведе­ния, к объ­ек­­тивному раскрытию идейных, моральных сторон. Необходимо подчерк­нуть, что научное исследование и художественно-эстетическое твор­чест­во безграничны, но вместе с тем относительны. Критик-реалист нас­колько бы не обладал глубокими знаниями, все равно он не сможет полнос­тью понять и абсолютно объять философско-эстетическое содержание произ­ведения.

Подобно тому, как самое совершенное произведение (однако, совер­шенст­во любого произведения подвергается сомнению) не может в полной форме отразить объективную действительность, так самый знающий критик не может полно осознать произведение, признанное совершенным.

Между художественным творчеством и представителем искусства, меж­ду художником и объективной действительностью (объектом изображения), произведением и реципиентом, содержанием и формой, эстетическим вкусом и стратегической целью общества всегда сохраняется определенное расстояние. Именно это расстояние вызывает различные интерпретации и оцен­ки, касающиеся отношений составляющих частей тетрады. Свободо­мыс­лие, демократия, плюрализм в философско-эстетическом исследовании, и в целом в творческой сфере появились под воздействием этих отношений. Вот поэтому составляющие тетрады никогда не могут быть идентичными, они диалектически связаны между собой, однако являются относительно незави­си­мы­ми феноменами.

Критик не оставляет без внимания общее и частное качество, присущее тетраде. Он не противопоставляет общность и особенность друг другу (в агрессивной критике они разделяются, в консервативной критике внимание обращается к одной мысли) и приводит их к гармонии в соответствии с требованиями реальной жизни.

Когда речь идет о художественной критике, подразумеваем реалистич­ную критику, когда говорится о художественном критике, то имеем в виду критика реалиста. Наше представление о художественном критике является продуктом опыта, собранного реалистической критикой, а художественный критик есть образ, символ критика-реалиста, знающего ответ на реальные жизненные вопросы, связанные с произведениями изобразительного искусст­ва и творчества художника[4].

Центральным звеном тетрады является художник или произведение, критика занимается исследованием методов этого художника или философско-эстетического содержания и место этого произведения в духовной жизни людей, общества. Реципиенты обычно оценивают произведения по своему эстетическому вкусу, а критик оценивает его по своему разуму. В художественных произведениях преобладает темперамент творца, его интуитивные, эмоциональные, даже иррациональные отношения к объекту (предмету) изображения. А критик не должен идти по стопам художника, он опирается на рациональное мышление, разуму. Правильно отмечает великий Никола Пуссен, художник и теоретик, «не только вкус наш должен быть судьей, но и разум»[5]. Главная ошибка современных критиков и искусствоведов состоит в том, что они произведения оценивают по своему вкусу, при этом игнорируют требования разума, здравомыслия. Сегодня в аналитических работах искусствоведов настойчиво утверждается мысль о том, что искусство может развиваться только в лоне религии, мистики, трансценденции. Общеизвестно, что Восточное мышление спиритуалистично, искусство Востока тесно связано с религиозным освоением мира, нирваной, ламаизмом, йогой, даосизмом, суфизмом, но сегодня критика, искусствоведческая мысль остается посторонним и обладателем проникновения этих явлений в художественную жизнь. Художественная критика это – наука, научное мышление, опирающееся на разум, рациональные методы. Заигрывать с иррациональным, религиозным, трансцендентальным мешает ей не только утверждение себя как науки, научное мировоззрение, а также в философско-эстетическом объяснении связи творчества с действительностью, роли художника в творческом процессе. Поэтому сегодня философско-эстетическая мысль должна защищать себя и искусства от одностороннего нерационального, трансцендентального толкования, ибо социальное назначение искусства не в возвышении «абсолютного духа» Гегеля, а Декартовского разума, разумного в человеке.

 

 

[1]Гоголь Н.В. Портрет// Происхождение мастера. Повести рассказы. – М.: «Моск. рабочий», 1985. – С. 27-56.

[2] Борев Ю.Б. Сталиниада: мемуары по чужим воспоминаниям с историческими притчами и размышлениями автора. – М.: «Книга», 1991. – С. 204.

[3] Там же. – С. 32.

[4] Об этом более подробно смотрите: Методологические проблемы художественной критики. – М.: «Мысль», 1987; Турчин В.С. Из истории западно-Европейской художественной критики XVIII-XIX вв. – М.: «Мысль», 1987; Отечественная художественная критика XX века: вопросы теории, истории, образования. – СПб.: Институт им. И.Е.Репина, 2010.

[5] Мастера искусства об искусстве. Т. III. – М.: «Искусство», 1967. – С.270.

168 просмотров всего, 1 просмотров сегодня