Журабек Ёркулович Мавлонов. Концептуальные основы исследования демократии и гражданского общества на Востоке

Журабек Ёркулович Мавлонов,

Национальный университет Узбекистана имени Мирзо Улугбека,

г. Ташкент, Узбекистан

Jurabek Yorqulovich Mavlonov

The Mirzo Ulugbek National University of Uzbekistan,

Tashkent, Uzbekistan

УДК: 31 (072)

 

Концептуальные основы исследования демократии и гражданского общества на Востоке

 

Аннотация: В статье рассматривается направление концептуальных исследований демократии и гражданского общества в рамках Восточной парадигмы. Автор выделяет существование исторических условий для формирования структурных элементов гражданского общества в условиях Восточной цивилизации и классифицирует их теоретические основания.

Ключевые слова и фразы: гражданское общество, демократия, религиозные концепции гражданского общества, теократия, сообщество, моральные и этические основания гражданского общества, цивилизационная парадигма, универсальная и Восточная демократия.

 

Conceptual foundations of study of democracy and civil society on the East

 

Summary: The article discusses the mainstreaming conceptual studies of democracy and civil society in the framework of the Eastern paradigm. The author notes the presence of historical conditions for the formation of structural elements of civil society in the conditions of Eastern civilization and classifies their theoretical foundations.

Keywords: civil society, democracy, religious conceptions of civil society, attacker, theocratic, community, moral and ethical foundations of civil society, a civilization paradigm, universal and Eastern democracy.

 

 

Концептуальные основы исследования демократии и гражданского общества на Востоке

 

Принято считать, чтот в рамках западной социальной философии вопросы гражданского общества разрабатывалась с античных времен. Однако на Востоке этим проблемам также уделялось не менее пристальное внимание. Так, в священной книге зороастрийцев «Авесте», во взглядах Конфуция, в индийских источниках «Веды» и «Упанишады» встречаются ценные сведения по данной теме. Однако они имеют настолько специфический характер, что не всегда учеными-специалистами они признаются как часть целостной системной концепции гражданского общества.

В связи с этим необходимо отметить, что концептуальные особенности гражданского общества в контексте построения справедливого общественного управления, вопросы взаимодействия институтов гражданского общества с государством, разграничение «гражданское» и «государственного», причины возникновения и условия функционирования гражданского общества нашли свое отражение в трудах таких восточных мыслителей и государственных деятелей, как Абу Райхана Беруни, Абу Насра аль-Фараби, Абу Али ибн Сина, Амира Темура, Алишера Навои и многих других.

Сегодня такие аспекты становятся центральными в исследованиях отечественных экспертов. Так, подчеркивая наличия особенностей восточной и западной либеральной демократии, составляющей основу гражданского общества, исследователь Б. Умаров пишет: «Следует подчеркнуть, что последние сорок – пятидесяти лет человеческого развития появились различные формы либеральной демократии. Их можно разделить на две группы. Первая форма это – западная либеральная демократия, которая защищает права и свободы, а так же интересы личности от административной системы. Вторая форма — это японская или восточная либеральная демократия, которая не отрицает права и свободы людей, но, тем не менее, они сливаются с интересами государства и общества» [1; с. 52]. Значит, интеграция и глобализация не искореняют исторические – культурные особенности народов, а наоборот если эти процессы будут сочетаться с этнокультурными и этносоциальными парадигмами, то тогда успешно послужат социальному развитию человечества.

Особенности восточной демократии специально исследованы в научных работах докторов философских наук Ш. Мамадалиева, С. Аъзамходжаева и Ф. Мусаева. Так, Ш. Мамадалиев, изучая особенности восточной демократии, исследуя институты народовластия, обращает свое внимание на социально — религиозные концепции индийского буддизма, конфуцианства, зороастризма и ислама, которые глубокими корнями вошли в сознание людей, в образ жизни и менталитета восточных народов. Исследователь считает, что на востоке демократия имеет элитарный и этатический характер, т.е. справедливый правитель как институт, обеспечивающий благосостояния и духовно-культурного развития народов и государства [2; с. 25-47].

Специфика восточной демократии раскрывается в монографии Ф. Мусаева. Он выделяет следующие особенности восточной демократии:

  1. Подчинение менее опытного и знающего человека к более опытному и знающему в субординационных и иерархических отношениях;
  2. Приверженность, прежде всего этическим и духовным нормам в управлении государственными и общественными делами;
  3. Сохранение правовых обычаев основанных на опыте предков;
  4. Свободное решение правовых проблем, основываясь на исторических и правовых традициях (фикхов, Корана, хадисов) и аналогов;
  5. Существование во дворце правителя (монарха, царя) Советов решающих проблем связанных с управлением государства и общества (Совет министров (визиров), Совет ученых и мыслителей)
  6. Постоянное ощущение ответственности правителя (монарха, царя) перед Аллахом не только за свою судьбу, но и за жизнь и за веру граждан своей страны.
  7. Склонность к эволюционному развитию в социально-политической жизни;
  8. Обеспечение жизнедеятельности индивида и общества не зависимо от политической идеологии;
  9. Обогащение и совершенствования духовной жизни и духовного мира людей и общества рассматривается в качестве основной задачи управления;
  10. Человек – общество- государство рассматриваются в едином сочетании;
  11. Верховенство общественной жизни и общественных интересов [3; с. 37].

Системный анализ демократических тенденций развития на востоке позволяет выделить в них следующие концептуально-теоретические основы:

  1. Этатисткие основы, определяющие жизнь людей как источник государственных интересов. Например, неприкосновенное подчинение людей низкого слоя населения к высшим слоям являются обычной нормой. Служение высшим слоям и государству считается героизмом.

Некоторые исследователи высказывают мнение о том, что в Азии желания и воля правителя для всех людей были законом — это по сущности является деспотией [4; с. 48-51]. Другие ученные подчеркивают, что этатизм это – требование социально-исторической и духовно-культурной жизни [5; с. 42-48].

  1. Теократические основы. В современной науке под теократией понимается форма управления государством, основанная на религиозном представлении. Возникновение в исламе разных сект и течений показывают существование своеобразной свободомыслии и демократии. Исследователь доктор философских наук Ф. Мусаев отмечает: «С общеисламской точки зрения представители правовых учений (фикха) Мавераннахра анализировали правовые традиции, обычаи, обрядов. Таким образом, духовные, нравственные, правовые традиции народов Мавераннахра нашли свое отражение в исламской культуре и шариатских правилах. В свою очередь это определенное историческое условие слилось с принципами восточной демократии» [3; с. 42].

В восточной государственности идея боязни бога считается приоритетной. Боязнь бога и чувство ответственности перед богом охраняло человека от зла, насилия и от аморальных действий. Значит, теократия не только одна из форм управления, которое признаёт единства бога, а также форму управления, которая освобождает правителя, политических институтов и личностей от свершения античеловеческих, аморальных деяний, и признаёт равенство всех людей перед Всевышним, и призывает всех жить в мире и согласии [6].

  1. Коммунитаристкие основы. В научно-теоретических источниках жить в коллективе называется коммунитаризмом. Именно коммунитарный образ жизни и менталитет является одним из привлекательных сторон Восточной демократии.

К коммунитарным объединениям можно отнести: махалля, овул, объединение по определенным интересам (творческий, религиозный, политический и т. д.), создания добровольных организации в целях участии в управлении государственными и общественными делами, создание временных групп, комиссии по решению сообща местных проблем. Главной целью этих добровольных объединений коллективно и совместно решить те или иные проблемы.

Действительно, восточный коммунитаризм доказал, что способствует социальному и демократическому развитию и это главное отличие от западного индивидуализма. Исследователи из США А. Этциони, М. Кастельс, Ф. Фукуяма считают, что индивидуализм угрожает социальному единству и прогрессу, поэтому они выдвигают идеи необходимости сочетания индивидуализма с коммунитаризмом. Коммунитарные объединения в качестве первичных институтов гражданского общества помогают формированию и утверждению демократических ценностей. Они как бы заставляют государства служить реальным интересам население и помогают сочетанию демократии с принципами централизованного управлении согласии [6].

  1. Морально-этические основы. Здесь главное уделяется развитию духовно – нравственных и гуманистических воззрений как у правителя, тик и у простых граждан.

Восточная демократия опирается на морально-этические ценности в целях социального развития общества. Эти ценности можно и называть восточной политической этикой.

Так, выдающийся ученый эпохи восточного Ренесанса Абу Наср аль-Фараби пишет: «Избранные народом руководитель или правитель не бывает абсолютным монархом, они будут почетными и достойными руководителями. Поэтому такие руководители обеспечивают свободу своих избирателей, и защиту от внешнего врага. Такие руководители относятся ко всем одинаково, ставя общие интересы выше собственных». В странах, где правители думают о своих личных интересах, среди людей, работающих под их правлением «появляются разные нездоровье привычки, аморальность, неприязнь, враждебность, конфликты и ссоры. Из числа таких городских людей рождается поколение с негативными качествами» согласии [7, с. 190]. В этих взглядах нашло отражение непосредственная связь восточной демократии с духовно-нравственными качествами.

Практика показывает, что сегодня в ряде стран Азии успешно формируются институты демократии и гражданского общества, которые уживаются с восточными традициями. Это происходит потому, что в современном мире практически не может быть замкнутой культуры, не восприимчивой к новациям. Происходит внедрение некоторых либеральных ценностей в восточную культуру, адаптация сложившихся форм взаимоотношений индивида и власти к изменяющимся условиям, связанным с расширением прав и свобод человека, возрастающей ответственностью власти перед человеком и обществом.

Начинаются серьезное переосмысление значения демократии для будущего. Ким Дэ Чжун, бывший президент Корейской Республики, которую многие считают образцом демократии в Азии, утверждает, что отношение к демократии означает успех или неудачу нации. Он обращает внимание на тот факт, что в ХХ веке многие страны пытались поддерживать экономическую модернизацию путем установления рыночной системы, но без политической модернизации, то есть без демократии, эти попытки провалились [8, с. 9-10].

Отметим, однако, что точку зрения Южнокорейского лидера на универсальное значение демократии для развивающихся стран разделяют далеко не все их лидеры. Неприемлемость многих черт западной демократии демонстрирует руководство Китая, отдавая приоритет государственным интересам перед приоритетом прав человека.

Негативно относятся к демократии многие руководители стран Восточной Азии. Бывший премьер министр Сингапура Ли Куан Ю, развивая в своем интервью журналу «Foreign Af-fairs» идею о культурных различиях между западными и азиатскими обществами, утверждает, что модель западной демократии непригодна для Восточной Азии, где она не «работает».

Известно также высказывание одного из бирманских лидеров генерал-лейтенанта Хин Найуита: «Демократическая система, которую практикуют на Западе, не может быть такой же для Востока, потому что существуют различия в привычках, традициях и прочем. Поэтому, демократическая система будет варьироваться от одной страны к другой».

Основным аргументом в поддержку малой пригодности демократии для стран Восточной Азии служат, как правило, различия культур и цивилизаций. Однако культурный фактор не должен служить единственным критерием при определении возможности восприятия демократии азиатскими обществами. Одного этого фактора по нашему мнению просто недостаточно, так как одна культура не может определять их судьбу. Об этом свидетельствуют история Индии, Японии, Южной Кореи и других стран. Карасон С. Акино, известный политический и общественный деятель, на наш взгляд, очень точно определила значение демократии для мирового сообщества. По ее словам «надо развивать глобальную демократию, которая гарантировала бы право на жизнь и существование универсальных ценностей».

В этом плане ключевой нужно признать позицию, выдвинутую главой нашего государства. По мнению Президента И. Каримова: «Демократическое общество – это, прежде всего гражданское общество. Высший смысл подлинной демократии – это гармонизация межличностных, межнациональных, государственных и общественно-политических отношений, когда человек и общество, общество и государственная власть живут в мире и согласии» [9, с. 38]. Она свидетельствует о понимании взаимосвязи демократии и гражданского общества в русле общецивилизационой парадигмы.

Как свидетельствует мировой опыт, развитое гражданское общество является как источником, так и следствием политической и гражданской активности общества, образуя прочный фундамент демократии. Становление гражданского общества связано с формированием устойчивых демократических традиций и культуры, основанной на уважении прав меньшинства и отдельной личности, толерантности, социальной ответственности. Гражданское общество формируется не на основе универсальных норм, стандартов. Оно не может быть просто заимствовано или навязано извне, а должно вырасти на основе традиционной культуры, по мере экономического и политического развития страны, роста благосостояния и самосознания народа. Т.е., гражданское общество должно строиться с учетом общепринятых фундаментальных принципов демократии, исторических, национальных и духовных ценностей, традиций и менталитета народа [10, с. 280].

Таким образом, что вопросы соотношения демократии и гражданского общества в различных цивилизационных системах являются одними из наиболее дискуссионных в современной социальной философии. В то же время системный анализ данной проблемы указывает на то, что взаимные связи между этими концептами не всегда обеспечивают успех демократии в построении гражданского общества независимо от того, где осуществляется процесс демократизации и модернизации социальных отношений.

 

Библиографический список

  1. Умаров Б. Глобаллашув зиддиятлари. — Т.: «Маънавият», 2006.
  2. Мамадалиев Ш. О. Халқ хокимияти: назария ва амалиёт.- Т.: ИИВ Академияси, 2003.
  3. Мусаев Ф. Демократик давлат қуришнинг фалсафий-ҳуқуқий асослари.- Т.: «O’zbekiston», 2007.
  4. См.: Васильев Л.С. Феномен власти-собственности. Типы общественных отношений на Востоке в средние века. — М: Восточная литература.1982.
  5. См.: Желтяков А.Д., Иванов С.М. Исторические корни политики этатизма в Турции (постановка проблем). Туркологический сборник, 1978. — М: 1978.
  6. Талапов Б. Демократия и восточные особенности демократического развития. http://sibac.info/index.php/2009-07-01-10-21-16/2914-2012-05-27-15-47-02
  7. Форобий Абу Наср. Фозил одамлар шахри. — Т.: А. Кодирий номидаги Халқ мероси нашриёти, 1993.
  8. Литвинов О.В. Китайский путь к демократии. М.: Научная книга, 2004.
  9. Каримов И.А. Узбекистан по пути углубления экономических реформ. Ташкент. «Узбекистан». 1995.
  10. Каримов И.А. По пути модернизации страны и устойчивого развития экономики. Т. 16. – Ташкент. «Узбекистан», 2008.

650 просмотров всего, 1 просмотров сегодня