Меньшикова Елена Рудольфовна. Мистрали «мистического» и немного солнца в мутной воде…

Меньшикова Елена Рудольфовна

Новый Институт Культурологии (Москва)

 кандидат культурологии, независимый эксперт, философ, теоретик искусства

Menshikova Elena Rudolfovna

New Institute for Cultural Research (Moscow),

Candidate of Cultural Research, independent expert, philosopher, theorist of art

  E-mail: elen_menshikova@mail.ru

 

 

Мистрали «мистического» и немного солнца в мутной воде…[1]

 

Концепция «неспящего полиса»: культурные индустрии на страже государства [2]

 

Если признать, что современное общество представляет собой «аналогическую систему», по определению французского антрополога Ф. Десколя, то есть сообщество, в котором многообразие особенностей сплавлено воедино по принципу социо-космической соизмеренности, то остается признать, что именно в таких аналогических системах веками отработаны принципы «тотализации», отвечающие за кастовость, сегментацию на отдельные родственные группы и семьи. Культурные индустрии развивают и упрочивают принципы такой тотализации: многообразие особенностей, индивидуальных порывов сплавляется под одним клише массового ‘низкого восприятия’ и опрощения различных институций (языка, искусства, образов и мифологем). Отношения строятся либо по принципам обмена, либо захвата или дара. В первом случае происходит преемственность, во втором – обнаруживается покровительство одного перед тем, кто предлагает себя в жертву поглощения, что, в свою очередь, обусловливает назревшую необходимость в производстве того, что служило бы средствами и орудиями воспроизводства такого мироощущения «со-подчиненности», бессознательного потребления готовых не смыслов, но симулякров – оберток, но не конфеток по-знания. И поскольку политтехнологи «креативных индустрий» заявляют без тени смущения, что передавать знания бессмысленно, то следует признать, что они уготовили нам одно единое пространство глобализма и постмодернизма, а для себя предпочли только одну сферу деятельности – жреческую.

Современная культура демонстрирует бесстыдно и назойливо свои «опасные связи» и, словно следуя призыву героя «Трехгрошовой оперы» во имя всеобщего просвещения развернула сеть кустарных хозяйств по обеспечению граждан состоянием довольства и благодушия, развивающим приоритет самости над смыслом, заменившим катарсис легким всхлипом. «Все лгут!» и «Все на продажу!» – вот девизы педантичного пройдохи, что привели его на ступень Великого Инквизитора. Культурные индустрии претендуют на ту же роль, не меньше, поскольку представляют собой на современном этапе «чисто коммерческое дело», системное предприятие «лицемерных фраз и клише», штампующее симулякры и паразитирующее на безнравственности, законопослушности и невежестве.

 «Неспящий полис» прививает то ‘бесчестие, что в чести’ – быть в подчинении, быть управляемым, но сытым до изжоги, наполненным симулякрами как облатками пилюль, но опустошенным, и, при этом, оставаясь в границах полу-знанья и в пределах полу-гуманизма, – такова стратегия культурных индустрий на современном этапе. Причина, думается, в резкой смене приоритетов в этосе человеческого общежития, возникшей в результате перманентных революций 90-х и разорванной связи времен: поколения беспризорников при потерянных в смуте родителях – та самая генерация «П» – взыскуют уже не истины и правды, но денег и праздности, тем самым человеческий потенциал остается гниющим в зародыше. Все это являет нам стратегию разбегающихся галактик – «индустриализация» культуры работает на бескультурье человека.

Концепт «Неспящий Полис» поможет разобраться (отчасти, конечно, и не претендуя быть истиной последней инстанции) в закономерностях нестабильности бытия в ‘системе государства’, а наши рефлексии вполне обоснованы, поскольку имеют не только исторические обоснования, но яркие доказательства в герменевтике, многообразных видах искусства и феноменах культуры. И существующий в культурологии «конфликт интерпретаций» лишь подчеркивает, раскрывая, конфликты общественные, стратегические просчеты и антропологические недочеты культурной политики государства (посредством анализа произведений литературы, музыки, живописи), благодаря чему сама идея «неспящего полиса» стала реальна в своей безысходности – Москва с ее ночной иллюминацией денно и нощно – тому подтверждение…

Как видно из содержания («своевольно» забытого), это то «начало», что окажется «финальной точкой» для предметного разговора на тему «трансформаций» и «трансформеров-симулякров», которые первой стала прелагать, вводя не спрашивая разрешения, именно Культура. Но предтечей этим размышлениям послужил доклад «’Опасные связи’ культурных индустрий, или «Трехгрошовая опера» как «канон и закон» культурной политики в аннигилирующем пространстве аморальности общества», что был прочитан мною 18.10.2011 г. на международной научной конференции «Культурные индустрии в Российской Федерации в контексте мировых тенденций» (Москва), что проводил мой институт – Российский Институт Культурологии, который возглавлял Кирилл Эмильевич Разлогов, что дал мне «путевку в Науку»: защитой ученой степени и должностью старшего научного сотрудника в сектор «теории искусства», а по сути, послужил «детонатором» моей «трансформации» – преображению в «мыслителя-теоретика» из обычного филолога-педагога. Ощущая на плечах всю тяжесть «тотальной трансформации», а с нею и «троянского терроризма», я пробовала успокоиться в ожидании верстки, набрасывала дополнения, ловя их хвостики среди осенней листвы, за кофейной чашкой, за электрическим лучом… Искала выход из того, чего не может быть, из того, чего не должно было бы случиться, но произошло. Опять. Вновь социо-культурная яма. Я позвонила К. Э. – стратегу русской культурологии. Обещал подумать-придумать. Трехгрошовая наша жизнь напрочь отказывалась от научного знания – «Лен, фундаментальные книги сейчас никому не нужны», – сказал он 25 сентября 2021 г. в ответ на мой «научный отчет» о проделанной работе. Чайки недоумения, зависнув у виска, давясь немым, Мунковским, смехом, норовили удавить.

Пробуем фильтры как кофе,

Мешая корицу с мускатом,

И травим, травим бозоны –

Босоногое племя ненастья,

Оскопляя круги и овалы,

Ничто обращаем в Жизнь,

Взлетая качельным изломом,

Находя в бесконечности Смысл… (15:35.25.09.2021 г.)

 

Кто ж знал, что в то время, как я слагала – минут 10 – это импромпту, уходил в вечность наш Великий Хитроумный Стратег – К. Э. Р. Непостижимость мистических сколов иногда пугает… Это реверс культурологии – ее Предназначение, и обязанность располагать «мистическим Знанием». И следующим мигом слетела уже эта эпитафия:

На смерть Кирилла (в подражание греческой эпиграмме)

 

Когда бы смог, смеялся на своей плите,

Стратег был умником – ушел гибристом.

27.09.2021 г.

 

 

Расёмон

Не хокусается, не спится –
Трепещет расёмоном сердце…

Одиссея суть мне не чужда:
Быть не стратегом в век войны,
Едва ль возможно, коль кочегары мы,
И все кругом – не плотники, кресты
Стопив, ушли походом, свив кнуты,
Изгойство проклиная, ища мечты
Как новой терры – Спарты славы,
Агоном обращая дух войны…

Не хокусается, не самурается –
Трепещет расёмоном сердце…

Гармония «нужды и права»,

Солдатским сотканная флагом:
Ать-два – расчетом со-творенья,
Утком числа, простым хотеньем,
Без поводка, когортой семечек –

Зубцами терракоты – хмелея,

Драконово пожиная семя,
Включая войною вечность.

Так постигая ненастье,

Алармистом живет Расёмон.

 

25.11.2015/ред. 26.10.2021[3]

 

 

Баба-Кысь и Дао

(кошмары наитий)

Разнятся дни, похожи ночи
Не вороньем (как без него,
Когда все дни чернее ночи,
Паче без прививки По,

Без видений кошмара –

В шакальем оскале Обмана

В сладком инцесте пурги –

Системно-кредитной нуги,
Сводящей мимесис к игре

Курсором валютного курса,
Где метят углы василиски) –
Однако, мысль резвится –
Видно, к ночи – ночь птицей
Дышит: подлеском мыслей,
Грозя пароксизмом, егозой
На мазурку летит, болтовней
Себя с собой, сиамской лигой
Скрыпучих вязов – откровений.
Но если ночи щекотливы течью,
Быть может, предадимся речи, –
Когда дневалит Аполлон?

И раз ординарцем Бог Света,
Считайте меня искандером,
Коль целя картечью рева,
Харлей заземлятся рядом,
Задирая бруталом хрома,
Мальборо щелкая кожей,
Гоните меня пилигримом,
Шагающим гулливером,
Облачных суток жалом 
Трепетным, вездесущим,
Коль колумниста ночи
Снедая съедают утром

Сплетней за спичем,

Ставя гореть ординаром.
Дневная беспечность езды –
Пиратская реплика Терры –
Мобильна волненьем ребра,
Причастного к Еве и вере,
Сжигает фитиль непоседы
Тормозом сердца – без крыл  –
Обрекая клубиться мечтами.

 

Разнятся дни, похожи ночи –
Поди их разбери желанья!
Кому трусцой бег чередой,
Кому трусливый бег с собой
Под клекот фарса Искандера:
Memento mori поджидает всех?
Иль только кролики немеют,
Удавам-глобалистам оставляя
За спичками побег вне вех?

Что гонит тучи прочь – равненье?
Днем движет – ночи колыханье?
Быть может Эйдоса желанье

Размяться по росе трусцой?

Что делать? Угорая  быть?

Следуя схиме соседа пить?

Лудить, блудить и брить?
Иль все же в коже выть,

Вольгой лукавым воспаряя,

Хляби тумана тараня,

Волчьим воем стекая,

Загоняя Алана в транс,
По – к Tiffany на ланч,

А Эккермана флейтой
(без сюра не скажешь)

В гипнотический ужас?
Словом, за мысль извне,
Рожденную явно упреком, –
То есть за Слово и Дело, коим
Нет дела до ночи без тела!
Словом, за мысль извне,
Рожденную явно упреком,
То есть за Слово и Дело, коим
Нет дела до ночи без тела!

 

Мрачнеют дни, резвятся ночи…
А тех, кто с видом Мао чужие мысли
Произносит, без меры говорливы, –

Гоните в шею – под вязы,
На аудиенцию с собой – все
К Ворону, кошмарить нуары!
Лукавят те и эти – очи зеркальны!
Ах, кабы ночи эти, пуская в сети,

Поминая молитвами Геллия Авла,
Поменять на дни, что зябки и милы,
Болтовней несносны и суетой нежны.

Это пайетки, мазурки вздор,
Трескучей фисташки сор –
Та “жизни мышья беготня”
(как говорил кумир и АС),
Тустеп метаний дня, суета…
Исход один: на физкультуру!
До Одина рукой подать –
Проложим по Галену путь:
Сметем всех Хайдов к Яру!?
Газуя помалу жилой аорты,

Беспечно луща горизонты

Харлея ездой, постигая

Сухожильем мембраны

Невыносимость вранья,

Сдувая аттический лепет –

Отеческий треп в ночи –

Словно вязкую мелочь осин,
Мы травим по-малой жизнь –
Мимо бегущую Бабу-кысь,
Что выпуская Ночной Дозор,
Обещает дневной зазор.

22:10.11.10.2016/ред. 26.10.2021

 

Спартанский десант

Десантом веет на хайвее: в туманном

Альбионе задумав провести показ,

Пустили греков самотеком.

Как видно, акции в чести у нас.

У арта – тоже развлеченье – так,

Грезя Леонидом, вместо слонов

Водили гоплитов лихо-литых –

Гвардейцами – почти нагих,

Ставя в караул, пугая куражом,

Почитая экшен, призывая львов,

Взыскуя Оскара – рекламным треком.

Спартанцы в Лондоне! Диковина?

Игры галлогена, оптический изъян,

Тобрука чудо, в Темзу вылили туман?

Амнистия всем Маркам-Йоркам?

Духи Салладина, бросив зиданы,

Аравийские пески, зиккураты,

Арьергардом  муаровых  Ос,

Охотников черных отрядом,

Пришли за лампой Алладина?

И оседлав любопытные носы,

Собой загнав в тупик часы,

Смок лондонский – в трубу,

Башню городской тюрьмы,

Где призраки спартанят,

Трубкой мира раскурили,

Сдув крепости труху, возвели

Маяк александрийский – в назиданье?

Королеве в караул нужна замена?

Валлийцев – папе за измену?

Итак, полцарста за Коня!

Дорийцы, мускулом играя,

Внесли на копьях Спарту, словно

На «Сотбис» – союзом многоточий.

Варварам и сетевому плебсу

Спарту принесли в обмен

На лайк и евро домочадцам –

Маркетинга жаром – обнаженья нуаром,

Статистов расзвесистой клюквы

Распуская ракетным угаром.

В Сити резвились футуристы,

К восторгу дам играя «шарами»,

Поражая, гендер распыляя

Брутальностью феромона –

Царь-Леонидовым клоном,

Задирая на зависть зевакам

Кубо-футуристским ражем,

Кубами мыщц давя прохожих.

Идя грозой сквозь небоскребы,

Носились по бетонным дебрям,

Как дети Робина, устроив дерби,

Дикой стаей зазывая Дух войны,

Подобно Ахиллесу, гласом Спарты

Изгоняя Смерть и друга оживляя рыком?

И копья не нужны – довольно крика!

Вкатившись строем в городские среды

Покричав и побегав, спартанцы

Средой растворились – в трубу

Спустившись шмелями,

В вагонах немого кино

Растекаясь тенями-ручьями,

Обращаясь водами Стикса –

Не стихающей гладью метро,

Дух Митры убеждая правом,

А прохожих – истиной, что

Прав Платон: анклаву быть!

И тактикой владеть умело!

И всем стоять! Дрожать!

Озоруя солдатским маршем,

Государство в государство

Внесли без утайки, словно

Забытой камеей в кармане,

Свернув галактикой буквально.

Брутальность братства канонична

И апельсинам Кубрика привычна:

Путая Закон с Каноном,

Идеальное с должным,

А правило с Правом,

Каждый легат Леонида

Изводит, взводит и заводит –

То будни Спарты: порядок и стихия.

Нагих командос душою принимая,

Себя мы узнаем, смеясь наивом, –

И если это мы и наши города, то

Платонова структура идеальна!

Однако, такое государство у нас

Утопией зовется – промашка,

Видно, со слонами вышла. [4]

 

04.10.2014 / ред. 26.10.2021

 

 

 

Токката-хака

Но вот иное исполненье песни.

Напуганы? Возмущены? Увольте!

Брутальность в литургии есть!

Иль это голос Духа Спарты?

Иль Диоскура гнева гром,

Что брата оживляет криком?

Обряды Натовской рати

Верны Ликурговой знати,

Толкаясь дерзостью корней,

Кичась ритуалом армейства,

Кричалками вторят архаике –

Маори первобытным законам.

Они привычны для ушей элиты,

Королевской ложи, сенату, палате,

Им обучают, вводя потешные бои,

Применяя кнут и пряник зрелищ,

Приучая к колокольцам ритма

С горшка элитной школы

До топ-стручка карьеры.

Гендером в салки играя,

Маскулинность проявляя –

Всем на горе Я на горе! –

А ну, сгони  меня – царя!

Аника-воин ныне на коне:

Грозит и правит кликом,

Рулит, верховодя рыком.

И криком возвращает лавры,

Тирсом лощины кромсая лосины,

Сняв свои эполеты, мундиры,

Опрощаясь цветами хаки,

Голым торсом и ражем,

Атлетизмом куражась,

Ку-хакой набирая – слой за слоем –

Свежей терракоты – волей и в волю,

Множа  когорты неофитной глины

От Рима до Лима – без волокиты

Лишней, и без стесненья

Чести присягу на рев меняя –

Звериную haka включая.

Канон мистерии вводя аврально

В стратегию Войны – увы! – легально,

Аватарами Огня войска спуская,

Архистратигом орка зачисляя.

Ку-забавой форматируя взрыв,

Царствует братство Лесное,

Осеняя верой масонской!

Рыча, орущее мессианство,

Манкируя Бондом и Борном,

Будируя Джексона-Вэником,

Охраняя системой Коперника

Статус-кво и дух спартанский

Лиги и единства Haka-наций –

Хартии вольницы и корпораций,

Утверждает Закон Профанации,

Распыляя на мир глобализм –

Чумной заразой, вирусом,

Опрощая брутальностью Разум.

Так орфическое рыком зиждется:

Не покидая – не уступает пяди,

Сидя карманным инстинктом,

Прорастает сатирами армия,

И агора менадами полнится,

Выстилается форум бахусно,

От рогов и копытц серебрясь.

 

04.10.2014 / ред. 26.10.2021[5]

Астериксы Цезаря

Браво, Цезарь! Ave! Ты своего добился:

Прошел насквозь, проник минуя океан.

Увы, «стратегия» явилась афронтом –

Цель скандала: новая земля – взята

Вранья нахрапом, бесконтактно,

Контрактно и бестактно –

Троянским мифом –

Крестиком морского боя!

В покер разыграв нулем

Нью-Иводзиму аферично:

Гесперид рассыпая прахом,

Смяв яблоки гнева офертой,

Подолом сея валькирий семя,

Сады обращая в дикое-земье,

Учреждая «бои без правил»

Нью-Васюками – крестами.

Собачий хвост не спит –

Рулит лукаво процессом:

Планету метя собачьим бесом,

Множась казусным боем –

Прохвостами прирастая

От борта к фронту:

Миротворящие тучи,

Миротопящие мира веру,

Тихой сапой уж кроют сушу,

Мирру меняя на слезы Обмана: –

Юлианцы НАТО крутят планету,

По плану звездами красят терру,

Воздавая мессиям богово: «Ave!».

Лишая Черномора волей

Край незалежный воли,

Рассудка и статуса кво,

Резьбу срывая инкогнито,

Ныне легатами: просто и вольно,

Согласно черной метке устава

«Контрактного патриотизма»,

В Черноземье дрейфуют

Фрегаты цветного дозора:

Сланец пакуют, сторожами ликуют,

Рапортуя Дядьке, что тишина

В благодатных полях – покой,

Обретенный лисьим постоем,

Сырым ячменем и глиной  –

Практикой Цезаря Юлия,

Свитой уловкой пиратской:

Захватом без боя – нуждою,

Опереньем мироносиц скрывая

Полосатый бок, ирокез хохлатый,

Трезубец штата и аппетит чубатый.

16.12.2014 /ред. 28.10.2021[6]

Шпильки Калигулы

 

Работу ненавидеть можно, как и босса, –

Пренебрегать спартанским экстерьером

Калигул офисных – шпилевым маршем,

Брутальных ножек антраша – нельзя!

Искусство Саломей полно лукавства –

В уловках лиса прокисший винояд:

Фигой интеллекта ни гедонизмом

Плоть олимпийскую не изваять!

Прельщая Вакховой страстью,

Калигулы коленцами пугая,

Транс-вывертами задирая,

Легаты фарса флером данса,

В прикиде яппи голову кружа,

Не снимая «покрывал», толкая

Тягой эротизма, искрят скользя

Пустяшностью момента – не ума,

Лишь пластикой играя, и, намекая

Икроножной мышцей на накал,

Заводят пружинку пофигизма,

Пускаясь в дебаты о счастье,

Лестью сапожно-чиновной

Сдирая кожу с «характера»,

Пуская катиться без «пола» –

Апельсинками благочестий,

Распиная искренним жалом.

В Цезари метят подъячие –

Каблучковым шилом,

При этом мечтая и грезя

О войне, луне и покрывале.

 

30.11.2014 /ред. 29.10.2021[7]

 

 

Вечное братство

Закон архаики суров:

Фемине не место на судне –

Нет той, что вспенивает кровь

Нет той, чей взгляд осушает русла.
Есть только кровник – брата брат, кунак,

Чужой низающий кров «захвата» залогом

В четки, мониста, разменным тавром,

И он – пират, кому сам черт не брат,

Кто, чувствуя стремя, нагло шакалит,
Сермяжит гиеной как беглое племя,
Сарматами бредя, вождя ожидая,
Рвет за больное всякое время,

Однако, послушно свистку
Снующее семя Обмана –

Бесоватого татя – вора.

Здесь всякий порт – понты,
Здессь вера – маска зорро,
Нет вето на «предел»,

Безраздельно все правы,

Здесь границы размыты:

Без права владеют, лукавя

Вольною волей хотенья,

Отчаянно ждут оправданья

Конечным желаньям быть сытым,

Быть шустрым и пьяным,

Летая по свету корветами НАТО.

И пока не получат отмашку: Пора!

Стоп машина! Мы тонем! –

Будут раскидывать кости

На палубе скользской мужи.

И пока играет в костяшки

Летучее братство ножа,

Разгула, насилия, лжи

В трюмах Голландца

Крюками беспалого Рока

В клочья рвут карту миру

Смеясь, переходя на карты,

Блефуя всегда нахрапом:

Офелию кидая на пики –
Офертой – платой в ночи.

Пока снуют крапленые тузы,

Воронье по миру пустят авгуры

Голубиной почтой – дымом,
Словно мстящая фемина –

Хазар линчующая Ольга,

Меняя миру курс и масть,

Метая курсором черным –

Мраком возврата – бесов,
Обращая звезды в нули,
Циклоном спуская джина,
Одного на всех кумира –
Наживу – беспутную диву,

Что ныне без «пола»,

И растворяется meta

Приблудой – братом пирата.

 

09.01.2016/ред. 28.10.2021

 

 

Без такта (Ночная лимфа)

на диссонансе бликов и иллюзий

из мук восходит к свету мимолетом

речений меж наречий безразличья Мим,

что мир наречет поэтом, дураком, юродом,

и плюнув в темя, выставит обратно в темень.

когда бы только так рождался междуречья день…

что ночь? – расчетливая сволочь:

за всякий промах – по серьгам,

за нерасчет – сердечный жух,

и всюду лисий сумрак…

мрак – не чудак, дурак бесспорно,

чувак без мозга и костей,

подлец и льстец холеный,

местами супостат – не маг, конечно,

и точно, что не шут, не менестрель…

Морфею все едино: февраль ты иль апрель –

в пустыне сновидений всяк лирик – клирик

вот таковы различья межречений –

так смотрим мы поверх морей,

Гольфстримом управляя,

вращая плазму океана,

из рук реторт не выпуская…

сквозь лимфу линз, сквозь очекрылость

те видят воронье сквозное По-черненье,

эти – алеющую Фудзи без Ямы-очертанья, –

словом, чудачество во вред бывает:

нюанс иль когнитивный диссонанс

луной Куинджи повисает,

когда вдруг мим коня седлает,

и Йорик Йорка заменяет,

и Прорва пеленает день,

и тень находит на плетень…

вот как-то так бывает:

на диссонансе бликов и иллюзий

из мук восходит к свету мимолетом

речений ночи – междуречьем – Мим

 

1:50. 05.12.2015.

 

ЦЕЗАРИАНСТВО И БЕС

Звезда с звездою говорила…эх, это было…
И одиночество свое блюла, растила розу,
Принца в Антуана обращала даром:
Лично интеллегибельно светя…
А ныне над голубыми небесами…
Звезда о звезде звездит, сияя в дуэте…

Кстати, коллективное прозрение в тренде:
Фуршетно слагая скелеты концептов и этик,
Элитарно сияя в маркс-кантовском сюжете,
Эврику пуская по рукам, забыв о предмете,
Отступникам творят молитву, пятки коптя,
Распевая о маленькой такой компании,
Камлая пиитету (неважно жив ли нет),
О лучезарном кампанейском свете,
Кампанеллой сулящим успехи,
При этом гладя лапки Хиршу,
Миру секрет оглашая: “Ave, мне!”

Впрочем, этим мы не откроем Терры,
Ведь соблюдая регламент сферы,
В безумный толерантный век
Орбиту тянет МММ-основанье,
Энтелехию эвхаристией сменяя,
Методом исключенного третьего –
Эйдоса, прерывая науки свеченье,
Изымая верченье внутренних век
Без учета вреда корреляций, – и
Дабы холеры Юда не навлечь,
Хоть это в правило не входит,
По правилам скучая, цитатой
Закончим сравненье вех:
“Мне скучно, бес…  Все – сжечь!”

15:05.14.10.2016

 

Каньоны антилоп

Война стеная контрапунктом,
Антуанетно головы снимая,
Царицу пеленает дымом,
Пуль матом гвардию
Корежит в хлам,
Сшивая рикошетом
Мундиры терракоты,
Престолы игр сметая
В вечность пылью,
Ферзя венца лишая,
Кидая царства гарью
В каньоны антилоп –
Кровавой охрой,
Лиловой тенью,
Чтоб хоронили мы
Под трепет струнный
Меж гребнями парабол,
Мечты стирая криком
Ангелов синие перья,
Маримбой рассыпая
Улитки вселенных,
Плеядами шахуя
Алехински-ядно,
Майком меняя
Мунка, теряясь
Лужински-лихо
В лужицах млечных…

18.05.2015 г.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

[1] Отрывок  из  опубликованной монографии: Меньшикова Е. Р. «Миф: сопротивление материала. Троянский терроризм». –  М.; СПб.: Петроглиф, Центр гуманитарных инициатив, 2022. – 634 с. С. 605-607.  Стихи напечатаны там же.

[2] Доклад «Концепция «неспящего полиса»: культурные индустрии на страже государства», что был прочитан мною 11.12.2015 на международной научно-практической конференции «Ночная культура больших городов: опыт прошлого и современность» (ГИИ, Москва). Это чудом сохранившиеся «тезисы».

 

 

[3] См.: Меньшикова Е. Слезы Гераклита. – СПб.: Алетейя, 2014. С. 161. Здесь новая версия.

[4] Гротескное impromptu написано на рекламную акцию – продюсерский ход – в Лондоне перед премьерой в Лондоне блокбастера «300 спартанцев: Рассвет империи» (реж. Ноам Мурро, США, 2014), – и это лучшая иллюстрация к моей концепции “Рецептивного проклятия Утопии”. А между тем и, между прочим, тема впервые прозвучала на конференции в Новгороде в 2011 г., потом в Афинах на конгрессе (2013 г.), напечатана в “Credonew”. Горячий материал и как всегда “незрячий” для современников. И это “идеальное” государство Платона, что издревле у нас Утопией зовется. По экспрессивности и ‘совпадениям’ брутальным и братальным сколам нашей повседневности мы зрим свои же города и без стыда смеемся. Было напечатано: Меньшикова Е. Слезы Гераклита. – СПб.: Алетейя, 2014. С. 71-73. Это новая версия.

 

[5] Гротескное impromotu было написано как «впечатление» на: Le Haka specialement concu pour le 14juillet [fr2]; Hamilton Boys’ High School Haka 2014; Enterrment de deux militaires aves un haka – было опубликовано: См.: Меньшикова Е. Слезы Гераклита. – СПб.: Алетейя, 2016. С. 69-71. Здесь новая версия.

 

[6] Это impromptu возникло – мигом – на сообщение прессы о том, подразделения НАТО зашли в Донецкий аэропорт 16.12.2014; было опубликовано: См.: Меньшикова Е. Слезы Гераклита. – СПБ.: Алеетейя, 2016. С. 89-90. Здесь обновленная версия.

[7] Это impromptu на музыкальный клип «JbDubs – I Hate My Job» (Official Music Video) было опубликовано: Е. Меньшикова. Слезы Гераклита, – СПб.: Алетейя, 2016. С 87. Здесь в новой редакции.

 1,316 total views,  4 views today