Клюев Александр Сергеевич. МУЗЫКАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА И СОВРЕМЕННЫЙ МИР (Статья 2)

Клюев Александр Сергеевич

Российский государственный педагогический университет

им. А.И. Герцена

доктор философских наук,

профессор кафедры музыкального воспитания и образования

Klujev Aleksandr Sergeyevich

The Herzen State Pedagogical University of Russia

Doctor Habil. in Philosophy,

Full Professor of the Department of Music Upbringing and Education

E-mail: aklujev@mail.ru

УДК – 101.78.304

МУЗЫКАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА И СОВРЕМЕННЫЙ МИР (Статья 2[1])

Аннотация:  в статье рассматриваются процессы, происходящие в современной музыкальной культуре, при этом акцент делается на ситуации, сложившейся в наши дни в музыкальной жизни России.

Отмечается, что сегодня в России композиторы идут на разрыв с отечественными художественными традициями, ориентируясь на тенденции творческой деятельности, популярные на Западе.

Указывается, что среди этих композиторов особой непримиримостью к выработанным в России принципам художественного творчества отличаются композиторы, входящие в группу СоМа («Сопротивление Материала»). При этом выражается удивление по поводу того, что, всячески противопоставляя свою деятельность творчеству русских композиторов-классиков, эти деятели музыкального искусства считают себя русскими композиторами и в своем манифесте заявляют: «Современная русская музыка – это мы».

Вместе с тем в статье констатируется, что русская музыка неразрывно связана с отечественными художественными традициями. Эта связь прежде всего проявляется в опоре музыкального материала на песенность, берущую свое начало в богослужебном православного пении, получившем название «знаменное пение». Знаменное пение – фундамент развития светской музыки в России: от ранних ее образцов до современных.

Подчеркивается, что сегодня в России существуют композиторы, поддерживающие связь с традицией, сохраняя тем самым достижения русской музыки. К их числу в первую очередь относятся композиторы, входящие в группу МОСТ (Музыкальное Объединение «Современная Традиция»). При этом во всех городах России – от Калининграда до Владивостока – трудятся композиторы, своим творчеством приумножающие славу России. Приводится интервью с одним из них – новосибирским композитором Ираидой Сальниковой.

В заключение говорится о том, что в дальнейшем планируется публикация материалов и интервью, касающихся современной музыкальной жизни в других странах.

И о структуре статьи.

Поскольку в статье речь идет о России: о нынешних тяжелых испытаниях и задачах существования музыки в России, за основу структуры статьи взята структура 4-х частной 7 Симфонии Д.Д. Шостаковича, правда, за вычетом 2 части, то есть в виде 1, 3 и 4 части. Как известно, части Симфонии получили названия (ставшие очень популярными). Так, 1 часть получила название – «Нашествие», 3 часть – «Родина в годину испытаний», 4 часть – «Через борьбу – к победе». Названия этих частей и стали названиями подразделов статьи.

Ключевые слова: музыка, человек, культура, традиция, Россия, русская музыка, песенность, знаменное пение.

 

MUSICAL CULTURE AND THE CONTEMPORARY WORLD.

Article 2

Abstract: the article examines the processes taking place in contemporary musical culture, while the emphasis is on the situation that has developed in the musical life of Russia today. It is noted that today in Russia composers are breaking with domestic artistic traditions, focusing on the trends of creative activity popular in the West.

It is indicated that among these composers, composers belonging to the SoMa group (Soprotivlenie MaterialaResistance of Material) are distinguished by a special intransigence to the principles of artistic creativity developed in Russia. It is surprised at the fact that, in every possible way contrasting their activities with the work of Russian classical composers, these figures of musical art consider themselves Russian composers and declare in their manifesto: Contemporary Russian music is us.

At the same time, the article states that Russian music is inextricably linked with tradition. This connection is primarily manifested in the reliance of the musical material on the song, which originates in the liturgical Orthodox singing, called znamennoe singing. Znamennoe singing – the foundation for the development of secular music in Russia: from its early samples to modern ones.

It is emphasized that today in Russia there are composers who maintain a connection with the tradition, thus preserving the achievements of Russian music. Among them, first of all, are the composers who are part of the MOST group (the Muzykal’noe Ob’edinenie Sovremennaya Tradiziya – Musical Association Contemporary Tradition). Simultaneously, in all cities of Russia – from Kaliningrad to Vladivostok – composers work, their creativity multiplies the glory of Russia. An interview with one of them, the Novosibirsk composer Iraida Salnikova, is given.

In conclusion, it is said that in the future it is planned to publish materials and interviews concerning contemporary musical life in other countries.

And about the structure of the article.

Since the article is about Russia: about the current difficult trials and challenges of the existence of music in Russia, the structure of the article is based on the structure of the 4-part 7 Symphony by D.D. Shostakovich, however, minus the 2 parts, that is, in the form of 1, 3 and 4 parts. As you know, the parts of the Symphony were named (which have become very popular). So, part 1 was called – Nashestvie (Invasion), part 3 – Rodina v godinu ispytanii (Homeland in the year of trials), part 4 – Cherez bor’bu – k pobede (Through the struggle – to victory). The names of these parts became the names of the subsections of the article.

Key words: music, person, culture, tradition, Russia, Russian music, song content, znamennoe singing.

 

Нашествие

Сегодня в музыкальной жизни России наблюдается удручающая картина: многие композиторы пытаются отойти от сложившихся в России художественных традиций, вдохновляясь творчеством западных композиторов. А творчество это, собственно говоря, – манипулирование звуками, называемое нами «игрой в музыку»[2].

В настоящее время пик такого действа представлен звуковой эквилибристикой немецкого композитора Х. Лахенмана. (Интересно, что фамилия этого композитора, Lachenmann, с немецкого переводится как «смеющийся человек»!)

Практически все опусы Лахенмана – звуковые фантасмагории. Вот одна из таких фантасмагорий – Концерт для ударных Air («Воздух», возможны и другие переводы названия), 1968–69, ред. 1994. Приведем его описание: «Первый звук, который мы слышим, – поскребывание кубинского гуиро по трубкам вибрафона, что производит динамичный и энергичный, богатый оттенками звуковой эффект. По ходу пьесы солист использует невероятное количество инструментов от стеклянного японского гонга… до обычных литавр и прочих барабанов (включая струнный барабан, или «львиный рев»…), а так же до… электрогитары и прочих инструментов. Оркестровые музыканты в разные моменты (используют. – А.К.)… игрушечных лягушат, на которых играют и духовые, и струнные в заключительных тактах сочинения. Кваканье игрушек в конце, возможно, создает ностальгическую атмосферу… Каким бы ни было настоящее назначение этих игрушек, они… замечательно контрастируют с прочими удивительными звуками последних разделов сочинения: медные инструменты бурлят водой, налитой в раструбы, электрические дверные звонки приводятся в действие парой специальных исполнителей и т.д. (Все эти звуковые эффекты. – А.К.) при точном исполнении (воспроизводят ритм. – А.К.) прекрасного медленного дыхания» [Албертсон 2020].

В нашей стране немало композиторов, являющихся поклонниками творчества Лахенмана: А. Маноцков, О. Раева, А. Филоненко, Б. Филановский, С. Невский, Д. Курляндский и др. (Пестрят издания, в которых приводятся интервью с этими композиторами.) Среди отмеченных композиторов особенно следуют наставлениям экстравагантного немецкого мастера представители группы СоМа («Сопротивление Материала»): Филановский, Невский, Курляндский (живут они в разных городах России и западных стран, прежде всего – Германии).

Причем, пожалуй, наиболее старательно из участников группы придерживается инструкций Лахенмана Д. Курляндский (Курляндский всячески противится тому, что бы его сравнивали с Лахенманом, однако признается: «Я похож на Лахенмана» [Амрахова 2017, 172]).

У Курляндского все его сочинения (и крупной, и камерной формы) – это типичные образцы звуковых чудачеств. Вот, например, что говорит композитор о своем сочинении Vacuum pack («Вакуумная упаковка»), 2015, написанном для голоса, тромбона, фортепиано, глокеншпиля, скрипки и электроники: «В какой-то момент я почувствовал, что мне недостаточно сочинять только сочетания звуков или даже сами звуки… На первой странице происходит вот что. Вокалистка наклоняется ухом к одному из четырех стоящих перед ней стаканов и прислушивается. Стаканы (издают. – А.К.) шум разной высоты (эффект морской раковины). Она (повторяет. – А.К.) услышанный тон и как будто опускает его в другой стакан – поет в него. От выдоха стакан чуть запотевает – конденсат позже в пьесе становится самостоятельным материалом, с которым работают музыканты. “Положив” звук в стакан, певица снова прислушивается к другому стакану, подхватывает новый звук и переносит его дальше. При этом каждый стакан подзвучен и выведен на отдельную колонку…

На второй странице певица “кладет” в стаканы короткие звуковые события, или последовательности событий.., во время этого материала четыре других музыканта сидят в холодильниках со стеклянными дверьми. Эти двери – их инструменты. Они дышат на стекло, водят по стеклу пальцами (пишут свои имена) и разными предметами. Холодильники тоже подзвучены изнутри. Постепенно их материал накапливается в большой шумовой волне, которая накрывает материал певицы. Тогда певица разбивает стакан. Музыканты открывают двери холодильников, и от этого микрофоны “заводятся”…» [Мунипов 2019].

Очевидна направленность деятельности группы СоМа на разрушение традиции. Симптоматично декларируемое предназначение группы. Вот выдержка из ее манифеста: «СоМа против хранения традиции. СоМа будет жечь традицию в звуковых топках [своих произведений]». Но что поразительно – в том же манифесте СоМянами объявляется: «Современная русская музыка – это мы» (? – А.К.) [Наук 2020][3]. Однако что есть русская музыка? (фактически этот вопрос можно было бы сформулировать так: что есть Россия?)

 

Родина в годину испытаний

Очевидно, что в основе русской музыки лежит песенное начало, укорененное в богослужебном православном пении, получившем название знаменное пение (или «знаменный распев»). Название пения происходит от старославянского слова «знамя», что означает знак. Знаменами (или крюками) называют безлинейные знаки, применяющиеся для записи напевов. Как отмечает исследователь православного пения Б.П. Кутузов, знаменное пение – «музыка иконописная, это, можно сказать, звучащая икона… Задача знаменного пения та же, что и у иконы: не реалистическое отображение внутренней жизни земного человека с его переживаниями и чувствованиями, а очищение души от страстей, отражение образов духовного, невидимого мира» [Кутузов 2008, 43]. Знаменное пение явилось фундаментом для развития светской музыки в России: от ранних ее образцов до современных.

По мнению многих выдающихся деятелей русской культуры, музыка молитвенного пения русской православной церкви является истоком эволюционного развертывания музыки в России. Пожалуй, одним из первых на это обратил внимание известный деятель культуры России XIX века, князь В.Ф. Одоевский. Он утверждал: «Ключ к открытию законов русской музыки вообще заключается в русской и именно исконно-церковной музыке» [Мещерина 2001, 56][4].

В наши дни такая точка зрения отчетливо заявляет о себе в суждениях профессора Вячеслава Медушевского. Вот что, например, он пишет об элегии Глинки «Не искушай меня без нужды»: «Глубинный смысл (этой. – А.К.) музыки… противоположен словам: она – …о молитвенном желании любви. Во вступлении нет фигураций – нет живительных энергий любви. Вступление как бы застыло в молчаливом вопрошании хорала. Но… появились фигурации – и в мелодии, подкрепленной их живой влагой, тут же рождаются островки духовно собранной молитвенной псалмодии, просящей о любви» [Медушевский 2016, 66].

А вот его отзыв о теме Andante maestoso из «Щелкунчика» Чайковского: «Тема… – символ смирения уже не человеческого: Божественного. С высочайшим самообладанием, силой и достоинством Бог нисходит в смерть, дабы людей вызволить из вечной смерти греха и дать им вечную жизнь… Какая глубина Божественной любви! Можно ли яснее выразить суть христианской веры..?» [Медушевский 2016, 523].

Ну и, конечно, – о «Вокализе» Рахманинова: «В нежном плаче покаянной любви… Вокализа… на ниспадения мелодии отвечают подъемы, в коде сокрушенный плач просветляется контрапунктом, возводящим в небесный мир – по обетованию (ср. Мф. 11:28)… Здесь… – …сущностное начало музыки православной цивилизации… Небо аккомпанирует душе, а душа внимает ободрениям Неба…» [Медушевский 2016, 352–353][5].

 

Через борьбу – к победе

Возникает вопрос: как сохранить русскую музыку?

К счастью, в наши дни в России есть композиторы, ставящие своей задачей поддержание связи с традицией музыкального творчества в России. Это, прежде всего, композиторы группы МОСТ (Музыкальное Объединение «Современная Традиция») (группа состоит из московских композиторов, и возглавляет ее Андрей Микита) [Чернов 2020]. Но и в других многочисленных городах России – Санкт-Петербурге, Вологде, Орле, Воронеже, Магнитогорске и т.д. – работают замечательные композиторы, своими произведениями прославляющие Россию. Один (а точнее – одна) из них является сегодняшним нашим собеседником, это композитор из Новосибирска – Ираида Сальникова.

 

Ираида Петровна, сочинение музыки – это для Вас внутренняя потребность или некое духовное обязательство перед обществом?

Способность к творчеству – это то, что всем людям дано свыше с самого рождения. Это одна из черт образа Божия в человеке, которая проявляется по мере нашего возрастания во всем многообразии. Для меня с лет самой ранней юности эта потребность раскрылась в сочинение музыки.

Что для Вас является импульсом для создания музыки, внешние обстоятельства или внутренние?

На композитора влияют многие факторы: и внешние обстоятельства, и, в большей степени, душевные переживания. Когда они, порой необъяснимым образом, сочетаются, то возникает импульс для творчества.

Продолжите, пожалуйста, фразу: музыка рождается из…

Из тайны. Тайны, в которой поле деятельности для человека с его творческой свободой огромно, но есть место и для божественного с ним взаимодействия.

Важно ли для Вас, будет ли исполнено Ваше сочинение? И как Вы находите путь к музыкантам и слушателям?

Музыка – самый сложный, на мой взгляд, вид искусства. Партитуру нельзя повесить на стену, как картину, в «стол положить», как книгу. Сочинения должны звучать для того, чтобы жить. «Тишизм», как эстетика – смерть музыки. Путь к музыкантам и слушателям очень долгий, особенно при нынешнем доминировании бухгалтерского культа экономических сиюминутных результатов.

Была разрушена система поддержки творческих профессиональных союзов, которые по кирпичику создавали мощь музыкальной культуры. Как недавно сказала руководитель одного из Российских детских хоровых коллективов: «Мы живем как в Риме. Все требуют хлеба и зрелищ». Зрелищность – это еще одна из составляющих современной культуры. Если следовать этой логике, все должно быть «быстро и весело» Но музыка может быть разной, не только отражать бытовую плоскость, но и подниматься над обыденным.

И конечно, всегда радость – найти высококлассного исполнителя. Это удача и для композитора, и для слушателя. Я благодарна всем исполнителям моей музыки.

В современном музыкальном мире в цепочке Слушатель – Исполнитель – Композитор, к сожалению, композитор – последнее звено. И это, по меньшей мере, странно. Все перевернуто с ног на голову. Музыка первична…

Очень часто творческие музыкальные коллективы исполняют один и тот же репертуар, не интересуясь музыкой современников. При этом композитор не защищен и бесправен.

Важно ли для Вас оптическое воплощение Ваших музыкальных идей на бумаге в виде партитуры? И хотели бы Вы, чтобы издатели готовили факсимиле или Вы спокойно относитесь к нотным графическим редакторам издательств?

Из моих сочинений не так уж много было напечатано. К нотным графическим редакторам отношусь спокойно, если в угоду графике, кто-нибудь не дерзнет вносить изменения в нотный текст.

Вы считаете, что музыка должна создавать некую новую реальность, небесный Иерусалим на Земле или быть отражением современной реальности?

«Как некий херувим, он несколько занес нам песен райских…» (А.С. Пушкин). Музыка и есть – другая реальность, которая с трудом поддается словесному объяснению.

У меня много духовной музыки и, да, Небесный Иерусалим – идеал для нее.

Что для Вас характеризует в большей степени сегодняшний день? Как Вы отображаете это в Вашей музыке?

Каждый композитор выбирает темы в своем творчестве. Мне важны темы связи времен, духовного поиска, становления, возрастания. И Вечные ценности никогда не утратят актуальности.

Как Вы чувствуете ритм времени, как передаете его в своих сочинениях?

День сегодняшний – это огромное море информации, в которое погружен современный человек, но которое воспринять и понять он не в состоянии. Чтобы не захлебнуться, он вынужден скользить по поверхности. А потому его удел – суета, пустота, потеря смыслов. Я думаю, что сегодня задача искусства вообще, и музыки в частности, – помочь людям вернуться к утраченному, почувствовать дыхание Вечности.

Для Вас важно, как Вашу музыку принимают (критики,
слушатели, коллеги)?

Найти своего слушателя, исполнителя, единомышленника для композитора очень важно для осознания результата работы. Поэтому ценю любую поддержку.

Кто из писателей или философов повлиял на Ваше формирование как личности?

Наша классическая литература, пронизанная Христианским светом, идеей жертвенной любви, богоискательства, любовью к Отечеству; византийская и русская богословская мысль.

Композиция – это творческий процесс или шлифовка техники?

Творческий процесс и шлифовка техники – это составляющие самого процесса композиции. Если исполнитель не будет заниматься на инструменте – он деградирует, то же можно сказать и о композиторе.

Современные композиторы продолжают традицию композиторов прошлого, будь то И.С. Бах или П.И. Чайковский, которые относились к сочинительству и как к творческому процессу, и как к ежедневной работе и шлифовке своей техники.

Насколько важно для Вас национальное начало в Вашей музыке, считаете ли Вы себя представителем национальной школы или человеком-художником мира?

Национальное начало в музыке для меня очень важно. Это вопрос самоидентификации. Будет ли интересен человек, его музыка, если она не отличается от музыки другого человека-художника мира? Кто этот человек и откуда? Часть какого «мира» он и его музыка? Здесь потеря самоидентификации или ее размытость часто – путь к безликости и автора, и его музыки.

Как Вы относитесь к использованию нестандартных звуковых эффектов в музыкальных произведениях: звучаний пластиковых бутылок, металлических баков, автомобилей и пр.?

Для тех, кто только начинает, например, для кого-то из студентов первого курса консерватории эти нестандартные звуковые эффекты, наверное, могут быть интересны. Но ведь это все – старо, как мир. Этим нужно переболеть и заниматься серьезным и интересным делом.

У русского поэта начала 20 века Вячеслава Иванова есть книга статей, которая называется «Родное и вселенское». Как бы Вы «родное» и «вселенское» соотнесли с музыкальным творчеством?

Композиторы получают классическое музыкальное образование, изучают лучшие образцы мировой музыкальной культуры, а также литературы, поэзии, изобразительного искусства. Мы можем говорить о преемственности музыкального образования. В этом и проявляется «вселенское», а «родное» – в причастности к русской музыкальной культуре.

Каковы, на Ваш взгляд, перспективы развития музыкального искусства в ближайшие десятилетия?

У меня есть надежда на развитие современной отечественной музыкальной культуры. Надеюсь на активизацию работы творческих союзов, концертной деятельности, творческого общения, развития музыковедческой деятельности в поддержку композиторов.

Кто, как Вы думаете, на сегодняшний день является ключевой фигурой в академической музыке и почему?

На самом деле, очень много интересных авторов, но композиторы годами ждут исполнения своих сочинений, и даже выдающиеся профессионалы не всегда обладают должной информацией друг о друге.

Чтобы Вы сказали о наблюдаемом в наши дни сближении
разных течений, направлений музыки, есть ли у него будущее?

Полистилистика – одна из особенностей музыкального искусства 20 века. Это тенденция сохраняется и в 21 веке. Игра стилями ориентирует нас на какую-то определенную эпоху, создавая смысловые связи, раскрывая подтекст или замысел автора.

Спасет ли музыка мир?

Думаю, что не в этом роль музыки. Но музыка может помочь сделать наш мир лучше, если будет служить той Красоте, с большой буквы, которая спасает мир.

Музыка – лекарство?

Музыка может приносить облегчение и в телесных скорбях и недугах. Но видеть ее задачу только в этом слишком – сужать и недооценивать ее возможности как вида искусства.

И поскольку материал предполагается опубликовать в России в философском журнале, вопрос такой: как бы Вы прокомментировали фразу известного русского философа Алексея Федоровича Лосева: «Музыка – это философское откровение, а философия – это музыкальный энтузиазм»?

Очень красивое изречение. В своих лучших проявлениях музыка этому определению отвечает.

Спасибо, Ираида Петровна, за беседу.

 

В заключение хотим сказать, что в последующих наших статьях мы намериваемся представить материалы и интервью, отражающие характерные черты современной музыкальной практики в других странах.

 

Литература

  1. Албертсон Д. В поисках прекрасного. Портрет композитора Хельмута Лахенмана [Электронный ресурс]. URL: https://musicnews.kz/v-poiskax-prekrasnogo-portret-kompozitora-xelmuta-laxenmana/ (дата обращения: 17.08.2020).
  2. Амрахова А.А. Современная музыкальная культура. В поисках самоопределения. – М.: Композитор, 2017. – 302 с.
  3. Клюев А.С. Игра в музыку: доколе? // Музыкальная наука в контексте культуры. Музыковедение и вызовы информационной эпохи: Материалы международной научной конференции 27-30 октября 2020 г. – М.: Изд-во РАМ им. Гнесиных, 2020. С. 51–60.
  4. Клюев А.С. Музыкальная культура и современный мир. Статья 1 // Credo New. Теоретический журнал. 2021. № 4 (108). С. 159–173.
  5. Кутузов Б.П. Русское знаменное пение. 2-е изд. – М.: ИП Рублев А.В., 2008. – 304 с.
  6. Лапшин И.И. Художественное творчество. – Пг.: Мысль, 1922. – 332 с.
  7. Медушевский В.В. Духовный анализ музыки: Учебное пособие: В 2 ч. 2-е изд. – М.: Композитор, 2016. – 632 с.
  8. Мещерина Е.Г. В.Ф. Одоевский в музыкальной культуре России XIX века. – М.: Изд-во МПУ «Народный учитель», 2001. – 86 с.
  9. Мунипов А.Ю. Фермата (разговоры с композиторами). – М.: Новое издательство, 2019.– 446 с.
  10. Наук Г. Музыка как кинетическая скульптура. «Катастрофический конструктивизм» российского композитора Дмитрия Курляндского [Электронный ресурс]. URL: https://syg.ma/@dmitri-kourliandski/muzyka-kak-kinietichieskaia-skulptura (дата обращения: 18.08.2020).
  11. Русская духовная музыка в документах и материалах: В 9 т. Т. 3. – М.: Языки славянской культуры, 2002. – 904 с.
  12. Чернов А.Е. Новое объединение современных композиторов МОСТ. Прямой эфир на Народном радио [Электронный ресурс]. URL: http://www.forumklassika.ru/showthread.php?t=12979 (дата обращения: 14.08.2020).

[1] Статья 1: [Клюев 2021].

[2] Впервые термин «игра в музыку» был предложен нами в статье: «Игра в музыку: доколе?» [Клюев 2020].

[3] Чтобы все стало на свои места, следует сказать: манифест СоМы, до того как был обнародован в Интернете, был озвучен в радиопередаче, подготовленной немецкой радиостанцией Deutschlandfunk Kultur. Интересна история этой радиостанции. Первоначально, в 1926 году, была создана радиокомпания Deutsche Welle GmbH, в недрах которой возникла радиостанция Deutschlandsender. С 1933 год радиостанция выполняла роль главного рупора геббельсовской радиопропаганды. Радиопередачи периода войны содержали две ежедневные программы, транслировавшиеся на всю страну – сводку верховного командования вермахта и подробные репортажи, основанные на наблюдениях очевидцев с фронта – корреспондентов пропагандистских подразделений. После долгих смен названий, в 2017 году радиостанция была переименована в Deutschlandfunk Kultur. Думается, комментарии здесь излишни.

[4] Одоевским написано большое количество работ о древнерусском православном пении. Среди них: «Краткие заметки о характеристике русского церковного православного пения», «Православное церковное пение и его нотные, крюковые и другие знаки», «К вопросу о древнерусском песнопении» и другие. Обобщенно они представлены в его труде «Древнерусское песнопение. Опыт руководства к изучению основных законов мелодии и гармонии для не-музыкантов, приспособленный в особенности к разработке рукописей о нашем древнем песнопении», к сожалению, до сих пор неопубликованной. См. также: [Русская духовная музыка в документах и материалах 2002].

[5] Самобытность русской музыки получила осмысление в трудах русских философов, особенно – конца XIX – начала ХХ века: А. Лосева, Н. Лосского, И. Лапшина, Е. Трубецкого и многих других. Пожалуй, наиболее проницательно о своеобразии русской музыкальной школы писал И. Лапшин. По мнению философа, школу отличают две особенности: во-первых, гармоничное объединение коллективизма и индивидуализма, связанное с «соборностью» («соборность» – термин А.С. Хомякова, отражающий специфику русской ментальности) и, во-вторых, вера ее представителей – композиторов – в непреходящую ценность их «прекрасных созданий» [Лапшин 1922, 164–165].

 521 total views,  2 views today