Мезенцев Геннадий Николаевич. О взглядах Ф.Х. Кессиди на современную действительность

Мезенцев Геннадий Николаевич,

Международная славянская академия,

профессор

Mezentsev Gennady N.

The international Slavic Academy,

Professor

E-mail: mezentsev.gn@yandex.ru

УДК 316.343

 

О взглядах Ф.Х. Кессиди на современную действительность

 

Аннотация: В статье раскрываются взгляды известного российского антиковеда Феохария Харлампиевича Кессиди (1920-2009) на современную социально-политическую действительность, высказанные им в работах по философии и истории античности, воспоминаниях и автобиографии и часто основанные на обобщениях, касающихся античной эпохи. Эти взгляды касаются анализа и оценки советского периода, постперестроечного времени и западной системы устройства общества. Приводятся мнения Кессиди о причинах развития цивилизаций, роли в нем общественных идеалов и влияния на судьбу народа его характерных особенностей, а также взгляды на истоки мифотворчества в современном общественном сознании.

Ключевые слова:  античность, современность, общество, демократия, идеал, утопия, интересы, мифотворчество, характер народа

 

On F. H. Cassidy’s views on modern reality

 

Abstract:   The article reveals the views of the famous Russian antiquarian Feohari Kharlampievich Kessidi (1920-2009) on the modern socio-political reality, expressed by him in his works on the philosophy and history of antiquity, memoirs and autobiography, and often based on generalizations concerning the ancient era. These views relate to the analysis and evaluation of the Soviet period, the perestroika period, and the Western system of society. Cassidy’s opinions on the causes of the development of civilizations, the role of social ideals in it and the influence of its characteristic features on the fate of the people, as well as views on the origins of myth-making in the modern public consciousness are given.

Keywords:   antiquity, modernity, society, democracy, ideal, utopia, interests, myth-making, character of the people

 

Будучи профессиональным исследователем античной философии, Ф.Х..Кессиди активно высказывался по поводу современных социально-политических явлений, в том числе, и в своих академических трудах по античности.

Можно привести такой эпизод. В 2003 году вышло в свет второе, исправленное и дополненное издание его книги «От мифа к логосу. Становление греческой философии» [1].  Книга, в частности, была дополнена главой, в которой автор рассмотрел природу и особенности мифотворчества в современном обществе.

На это, естественно, последовала реакция научного сообщества: в следующем году в рецензии на книгу, опубликованной в журнале «Вопросы философии», профессор В.В. Соколов, высоко оценив анализ проблем античной философии, сделал замечание о неуместности данной главы в таком труде.

В вышедшем в 2006 году втором издании книги «Идеи и люди. Историко-философские и социально-политические этюды» [2] Кессиди, как бы отвечая на высказанное замечание и объясняя свою позицию, отметил, что кому-то могло показаться странным, что «автор, будучи антиковедом, совершает некую «дерзость», вторгаясь в область проблем, далеких от античности» [2, с. 5] . Но, по его мнению, «грандиозные процессы, происходящие в мире… побуждают порой «выплывать из тихой заводи»  антиковедения и окунуться в омут проблем современности» [2, с. 5].

Похожая история произошла в 2008 году при подготовке к изданию книги о древнегреческом историке Фукидиде [3]. Авторское название книги звучало как «Философия истории Фукидида и современность». И хотя издательство убрало из названия книги слово «современность» практически без согласия автора, содержание книги осталось пронизанным анализом современного политического мироустройства. В книге имеется также глава, которая называется «О правомерности исторических параллелей».

Кессиди считал, что «без глубокого усвоения истории философской мысли, в особенности древнегреческой, невозможна высокая культура мышления и глубокое понимание проблем современной философии» [4, с. 93]  и общества в целом. Он полемически вопрошал: «Какой смысл в изучении глубокой древности или даже сравнительно недавнего прошлого, если оно не проливает свет на современность?» [5, с. 4]

Его высказывания по современной общественно-политической тематике, разбросанные по ряду произведений и автобиографии, можно условно разделить на три группы: взгляды на советское время, в котором он долгое время жил; оценку западной системы с ее экономикой и политическим строем и представления о перестройке и постперестроечном состоянии России.

Осмысливая современные проблемы в данной области, Кессиди широко использовал обобщения и результаты, полученные в процессе изучения древней философии и истории, лишний раз подтверждая тот факт, что, несмотря на огромнейшее разнообразие происходящих в истории неповторимых событий, можно выделить что-то общее, влияющее на ее ход. А этим общим, по большому счету, являются люди со своими интересами и характерами.

Если давать общую характеристику взглядам Кессиди на социально-политическую действительность, то их можно отнести к критически-реалистическому направлению. Он считал, что совершенное общественное и государственное устройство возможно лишь в фантазии, но не в реальной жизни. «Тем не менее, – как отмечал Кессиди, – недостижимость идеала не означает никчемность и утопичность стремления к нему… Далекие звезды в небе недостижимы, но это не мешает мореплавателям ориентироваться по ним» [3, с. 5].

По его мнению, ХХ век являлся временем, полным значимых и драматических событий. Например, что касается уклада жизни в России советского периода, то, по воспоминаниям Кессиди, приведенным в автобиографии [6, с. 32], ему еще в 1983 г. удалось дать оценку коммунистической утопии, почти не прибегая к изоповскому языку в работе «Этические сочинения Аристотеля» [7]. В данной работе проводились недвусмысленные исторические параллели с огосударствлением средств производства в СССР и его последствиями, то есть реализацией в известной степени утопии Платона. Также почти открыто было сказано о порочности стремления к установлению единомыслия, чрезмерной централизации политической власти и управления.

Кессиди критически относился и к современному западному обществу в той степени, в которой оно является капиталистическим и гедонистическим. Он считал, что порочность капитализма состоит в переоценке материального аспекта индивидуальной и общественной жизни. И, напротив, утопический характер строительства коммунизма в СССР коренился, по его мнению, в преувеличенных представлениях о привлекательных социальных проектах.

На основании такого рода наблюдений Кессиди пришел к выводу, что в основе подъема и падения цивилизаций лежит противоречие между сложившимся положением вещей, то есть существующей действительностью, и тем, каким это отношение вещей должно быть с позиции того или иного идеала.

Критически Кессиди относился и к так называемой перестройке в России. Он характеризовал Павлово-Гайдаро-Чубайсовские реформы как грабеж советского народа в целом и каждого гражданина в отдельности. По его мнению, демократические принципы в России следовало вводить частями и постепенно. Попытка же осуществления демократии сразу, полностью и целиком, привела, как и следовало ожидать, к вседозволенности, формированию криминальных структур и беззащитности гражданина.

Очень своеобразно Кессиди выразил свою мысль о перспективах развития человечества. Он считал, что «будущее принадлежит реалистически мыслящей части человечества, а именно тем, кто смысл жизни людей и самой истории усматривает в борьбе за ограничение зла, заведомо зная, что оно непреодолимо» [3, с. 16].

Хотелось бы также обратить внимание на подмеченное Кессиди явление, связанное с функционированием форм правления в Древней Элладе, которое актуально и для наших дней. Одна из форм правления – демократия, с рядом оговорок считалась более приемлемой при сопоставлении ее с другими. Но сравнивая ее функционирование в различные периоды, например, в период расцвета Афин при известном государственном деятеле – Перикле, и сразу после него, Кессиди заметил, что огромные успехи, достигнутые при Перикле, были обязаны своим появлением не столько самой форме правления, сколько тому государственному деятелю, который в это время находился у власти. Из этого кажущегося очевидным вывода, когда он сделан, но которому очень редко уделяют внимание, следует, что форма правления, в том числе и демократия, не является гарантией процветания и прогресса общественного развития и что даже при этой форме правления наличие или отсутствие достижений зависит от личных качеств и интересов стоящих у власти людей. Очевидно, что одним из направлений развития демократии должно являться создание механизмов, защищающих государство и общество от негативного влияния личных качеств и частных интересов представителей власти.

В качестве примера, подтверждающего данное положение, можно привести высказывание М. Делягина, в котором он отметил, что о Павле I, известном своей эмоциональной неуравновешенностью, «написано огромное количество исторических трудов», показывающих негативные последствия этого факта для истории России. В это же время «в Великобритании тоже был очень эмоционально неуравновешенный монарх, рядом с которым Павел выглядел почти идеалом. Однако, поскольку в Англии были и остаются очень жесткие институты, неуравновешенность монарха ни к каким значимым негативным последствиям не привела» [8].

Интересно в этой связи отметить исследования другого выдающегося ученого, академика Н.Н. Моисеева, который, кроме всего прочего, проявлял активный интерес к путям развития общества и форм его правления и вместе с коллективом своих учеников создал уникальную математическую модель функционирования афинской демократии в период Пелопонесских войн [9] и пришел к тем же выводам, что и Кессиди. Моисеев также отметил интересную особенность известного исторического деятеля Наполеона Бонопарта: из совокупности возможных решений, связанных с важнейшими государственными вопросами, он всегда выбирал те, которые в первую очередь отвечали его личным интересам. Это лишний раз подчеркивает актуальность выявленной Кессиди проблематики.

Как было отмечено, Кессиди была рассмотрена проблема мифотворчества в современном обществе. Согласно его убеждениям, «гносеологической предпосылкой современного мифотворчества явилась коренная ломка традиционных представлений о мире и о самом обществе» [1, с. 60]. Миф есть, по его мнению, «своего рода мечта, идеал, а идеал мифичен в смысле его неосуществимости» [1, с. 67]. В то же время «неудачи и провалы на пути осуществления должного (идеала) не могут ослабить тяготения к нему. Гуманистические идеалы несокрушимы» [1, с. 67].

Кессиди также указывал на тот важный факт, что «развитие просвещения, прогресс науки и техники – не помеха для развития мифосознания в наши дни… В современных условиях растущей специализации знаний вырабатывается «особый тип мышления … не способный и не стремящейся к самостоятельной оценке общей социальной ситуации в современном мире… работник умственного труда может оказаться во власти мифа, как и всякий обыватель» [1, с. 68]. Средства массовой коммуникации создают широкий простор для манипуляции сознанием человека, используя современные социальные мифы.

Разновидностью социального мифа Кессиди считал утопию, являющуюся онаученным мифом, под который подведена «научная база». По его определению утопия – это «умозрительная конструкция идеального общественного устройства, основанного на несбыточной мечте, нереальных проектах социальных преобразований» [1, с. 69].

Кессиди также отмечал, что коммунистический идеал, с его установкой на окончательное разрешение социальных противоречий в том виде, в котором он был разработан Марксом и имел попытку реализации в СССР, представляет собой разновидность утопии.

Что касается современной России, то Кессиди согласен с цитируемым им В.В. Согриным, который отмечал, что «уровень некомпетентности и непрофессионализма российских политиков, как и прежде, очень высок, их желание найти панацею для решения острейших социально-экономических проблем неистребимо, разочаровавшись в одних утопиях, они высказываются в пользу новых, при этом утопизм оппозиции соперничает с утопизмом власть придержащих» [1, с. 70].

По мнению Кессиди, основоположники коммунистической теории исходили из благих намерений и возвышенных целей – всестороннего развития личности, расцвета культуры и науки, стимулирования творчества трудящихся. Но он не согласен с ними в том, что основное препятствие на пути установления всеобщей справедливости они видели в частной собственности как источнике социальных конфликтов. Дело не в самой частной собственности, а в социальных механизмах, приводящих к искажениям в отношении к ней.

Кессиди отмечал, что и древние философы имели на этот счет различные мнения. В противовес Платону, основоположнику социальных утопий и стороннику упразднения частной собственности, он приводит мнение Аристотеля о том, что уничтожение частной собственности противоречит человеческой природе.

Обобществление или, точнее, огосударствление, собственности в СССР, по мнению Кессиди, привело к невиданной в истории эксплуатации граждан, превращению их в «винтики» тоталитарной системы [1, с. 77].

Не отвечая на вопрос о том, что и как нужно делать для достижения должного, Кессиди считает, что «в обозримом будущем невозможно быть свободным, не имея никакой собственности» [1, с. 77].

В то же время Кессиди подчеркивает, что утопия как онаученный миф продолжает служить путеводной звездой, идеалом, на который люди стремятся ориентироваться. По его мнению, постепенная реализация мечты о том, что должно быть, и есть прогресс. Необходимо также различать социальный идеал и средства его осуществления.

Рассматривая историю народов как античного периода, так и современной эпохи, Кессиди выделил ряд факторов, определяющих их судьбу, то есть влияющих на ход истории этих народов. Он постоянно подчеркивал, что его не удовлетворяют одноплановые схемы объяснений, предлагаемые предшествующей официально принятой философией.

Если в основе поведения народов, как утверждают эти схемы, лежат исключительно экономические факторы, то народы должны иметь похожие судьбы. На самом деле наблюдается богатое разнообразие этих судеб, требующее более убедительного объяснения.

Об отдельном человеке говорят, что его судьбу определяет его характер. Характер – это неотъемлемая черта человека, имеющая корни в особенностях глубинного, неосознанного отношения к происходящим событиям, влияющих на направленность принимаемых по жизни решений. Можно добавить, что характер формируется психикой человека, имеющей в основе своей эмоциональную природу, и отражает именно ее особенности.

Как известно, понятие характера применимо и к характеристике особенностей поведения отдельных народов. Кессиди заметил, что судьба народа во многом определяется его характером, который, таким образом, становится одним из факторов истории, влияющим на ее ход.

Например, по его мнению, основной чертой характера древних греков была состязательность, которая естественным образом привела их к созданию спортивного движения – олимпийских игр, а в области борьбы мнений развила гибкость ума, позволившую этому маленькому народу, насчитывающему в то время всего 200 тыс. человек, создать шедевры культуры и, не в последнюю очередь, в области философии, которыми восхищается все человечество вот уже более 2,5 тыс. лет.

Анализируя характер русского народа, Кессиди отнес к основным его особенностям, присущим только его менталитету, своеобразное отношение к справедливости и равенству.

О решающей роли национального характера в исторических судьбах народа писал также известный русский философ Николай Александрович Бердяев.

Их роднят также приверженность к отстаиванию свободы человека в любом обществе, отношение к роли личности в событиях истории и ряду других проблем, являющихся предметом их внимания. Все эти проблемы рассматривались ими в различных контекстах, но некоторая общность подходов к ним позволяет ставить вопрос о близости взглядов и понимания исторических и общественных закономерностей и тенденций Кессиди и Бердяева. Эта интересная, как нам кажется, тема, требует более подробного рассмотрения.

 

Литература.

 

  1. Кессиди Ф.Х. От мифа к логосу: Становление греческой философии. – СПб.: Алетейя, 2003.
  2. Кессиди Ф.Х. Идеи и люди. Историко-философские и социально-политические этюды. – СПб.: Алетейя, 2006.
  3. Кессиди Ф.Х. Философия истории Фукидида. – СПб.: Алетейя, 2008.
  4. Кессиди Ф.Х. Античность и современность // Вестник Российского философского общества. – М., 2006. № 3.
  5. Кессиди Ф.Х. Идеи и люди. Историко-философские и социально-политические этюды. – М.: ИФ РАН, 2003.
  6. Кессиди Ф.Х. О себе, эпохе и навеянных ею идеях // Философские науки. 1999. № 3-4.
  7. Кессиди Ф.Х. Этические сочинения Аристотеля // Аристотель. Соч. Т. IV. – М.: Мысль, 1983.
  8. Интервью директора института проблем глобализации М. Делягина, данное 19 марта 2010 г. радио «Комсомольская правда» (97.2 FM). URL: www.diget subscribe.ru/economics/news/nhtml (Дата обращения: 23 января 2020 г.).
  9. Гусейнова А.С., Павловский Ю.Н., Устинов В.А. Опыт имитационного моделирования исторического процесса. М.: Наука, 1984.

 

 

 

 

 102 total views,  4 views today