Киричок Елена Анатольевна. СТАНОВЛЕНИЕ ЦИФРОВОЙ РЕАЛЬНОСТИ: СОЦИАЛЬНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ И ПРОБЛЕМЫ

Киричок Елена Анатольевна

SAM, АО «Шнейдер Электрик»,

 доктор социологических наук,

Kirichok Elena Anatolievna

Post-PhD / Doctor of Sociological Sciences, SAM, JSC Schneider Electric,

E-mail:  lavru2001@gmail.com

                                                                                       УДК 316.61

 

 

 

СТАНОВЛЕНИЕ ЦИФРОВОЙ РЕАЛЬНОСТИ: СОЦИАЛЬНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ И ПРОБЛЕМЫ

 

Аннотация: Статья посвящена социальным изменениям и проблемам, которые приходят вместе с современной технологической революцией. Основной акцент сделан на выборе социальной стратегии развития общества.  Основной ориентир – преодоление неравномерности технологического и социального развития. Социально-технологический отбор – не только механизм развития нашей реальности, но и явление, которое без социального управления и контроля, может приводить к серьезным катаклизмам и потрясениям.   Речь идет о доступе людей к ключевым благам, которые приносит технический прогресс и  минимизации негативных последствий для основных социальных групп, а также поиске путей к достижению социального равновесия.

Ключевые слова: технологическая революция, цифровизация, социальные изменения, неравномерность, устойчивое развитие, неокапитализм, качество жизни, социальная стратегия.

 

DIGITAL REALITY: SOCIAL CHANGE AND CHALLENGES

Abstract: The article is devoted to social changes and problems that come with the modern technological revolution. The main emphasis is placed on the choice of a social strategy for the development of society. The main benchmark is overcoming the unevenness of technological and social development. Social and technological selection is not only a mechanism for the development of our reality, but also a phenomenon that, without social management and control, can lead to serious disasters and shocks. It is about people’s access to the key benefits of technological progress and minimizing the negative effects on major social groups, as well as finding ways to achieve social balance.

Key words: technological revolution, digitalization, social change, unevenness, sustainable development, neocapitalism,  quality of life, social strategy

 

Масштабные социально-экономические изменения последнего десятилетия, которые связывают с Четвертой технологической революцией и современным цифровым оптимизмом, в очередной раз вносят лепту в неравномерность развития мира, увеличивая разрыв в качестве жизни людей, социальных групп, стран. Подобную ситуацию в истории наблюдали 200 лет назад, когда научно-технический прогресс резко изменил жизни миллионов людей в Европе, а плодами того научно-технического прорыва пользуются ныне миллиарды. Но, по данным ежегодного  прогноза Международного энергетического агентства (МЭА/ World Energy Outlook),  число людей, живущих без доступа к электричеству все еще составляет около одного миллиарда. Всемирный план «ГОЭЛРО» не охватывает 1/7 часть населения планеты. Еще почти 2,7 млрд человек не имеют доступа к “чистым” источникам энергии для приготовления пищи, используя вместо этого биомассу, уголь или керосин. То есть, почти половина населения планеты не может воспользоваться благами уже Четвертой технологической революции: робототехникой, цифровыми сервисами, электрическими механизмами и бытовыми приборами. Туда, где еще нет электрических сетей, не дотянутся и интернет-сети. Они вторичны по отношению к источникам энергии. Качество жизни этих людей не улучшится здесь и сейчас, их труд не станет легче, доступ к современным общественным благам так и останется закрытым.

Возможна ли другая социальная стратегия в условиях глобализации современного мира, отличная от той, которую выбрали наши предки два столетия назад? Да, международные общественные организации пытаются противостоять негативным последствиям, разрабатывая свои стратегии регулирования, например, в форме Концепций устойчивого развития (ОНН), которая  дает надежду на общественный прогресс за счет нового рывка человечества в технологиях и средствах производства и равномерного социального распределения благ. Однако, основатель Всемирного Экономического Форума К. Шваб, так же как и деятели ОНН, ЮНЕСКО и иных глобальных международных организаций, сегодня более склонны к социальному пессимизму: «Экономические выгоды, которые дают наука и производство, становятся все менее доступными, растет неравенство, в негативные последствия нашей интегрированной глобальной экономики вредят окружающей среде и беднейшим категориям населения, наименее приспособленными к тому, чтобы сносить издержки прогресса». [1] Пессимизм возникает на фоне зарождения новых финансовых элит. Еще двадцать лет назад тезис: «Кто владеет информацией, тот владеет миром»,- трактовался как знаниевая модель общественной жизни, где ключевым фактором социальной мобильности было образование, доступ к которому и был самым желаемым социальным благом. А сегодня мы понимаем, что владельцы информации – это собственники центров обработки и хранения данных, мощных вычислителей и электронных библиотек, куда входной билет –это привилегии новых элит. Цифровые латифундисты нашего времени – те, кто обеспечивает нам доступ к информации через интернет- сети и те, кто является владельцем хранилищ  информации, – активно продвигают свое предложение, становясь ключевым посредником между человеком и современными знаниями. О том, что это не только новая технологическая реальность, но и финансовая, говорит и появление альтернативных цифровых криптовалют: Litecoin Ripple (XRP) Ethereum (ETH), Ripple (XRP), Chainlink (LINK) Bitcoin Cash (BCH) и т.д. Также как и доллар, евро, крона, йена и другие валюты, – они уже конкурируют на биржах, а материальным обеспечением стоимости криптовалют является не золотой запас страны, а  информационный запас, в битах – единице измерения информации – которые «складируются» в тех самых  ЦОДах,[2] порождая новый вид логистики, маркетинга, коммерции и других элементов цифрового неокапитализма,[3] где население планеты – это рынок сбыта, а там, где новая технократия не присутствует, – и просто, сбытовые неоколонии.

Если мы отстранимся от беднейших слоев, то каким видится положение более «удачливой» части населения нашей планеты, той, у кого есть формальный доступ к электроэнергии и интернет-связи? Можно констатировать, что они также становятся невольными и незащишенными участниками очередного макротехнологического эксперимента, скорость происходящих изменений в котором растет пропорционально скоростям работы операционных систем современных компьютеров, где они только пользователи.

Казалось бы, разумно было автоматизировать повседневные процессы, которые отнимают время,  но дают человеку ни материальных, ни духовных выгод: поиск информации, обмен документами, оплаты, покупки. Но в борьбе за новые рынки повсеместно «цифровизации» подвергается все, что можно отцифровать в расчете на мультиплицирующий эффект. Большиство таких социальных сервисов имеют короткий цикл жизни, какие-то действует в рамках только конкретной организации и не имеют связи  с внешним миром. Значительное число пользователей таких цифровых сервисов и инструментов отмечают, что частая смена интерфейсов   снижает качество  услуг и результаты труда. Слишком быстрые изменения постоянно нивелируют недавно приобретенный навык работы, зачастую необосновано, «изменение ради изменения, а не удобства и эффективности». Скорость и качество работы на конкретном АРМе (автоматизированном рабочем месте) зависит от того, насколько хорошо специалист владеет «средством производства», в нашем случае некой Программой (ПТС, программно-техническим средством). В крупных бизнесах и государственных корпорациях внедрение цифровых сервисов стало регулярным явлением, а более 80% сервисов существенно обновляют свой внешний вид и логику работы в течение года. Современный работник в явной (внутрикорпоративное обучение) и неявной (самостоятельно) форме  значительную часть рабочего и личного времени тратит на освоение новых инструментов для исполнения своих обязанностей, с пониманием, что данные знания еще более скоротечны, чем специальные. Гуманно ли это по отношению к людям и как это влияет на качество труда и продукции? Влияют ли новые  цифровые компетенции на  повышение профессионализма работников?

Так,  Аналитический центр НАФИ совместно с организацией «Цифровая экономика» провел исследование по отношению россиян к внедрению новых технологий. Отношение к технологическим инновациям является одной из пяти составляющих цифровой грамотности, которая, в свою очередь, указывает на степень готовности общества к цифровой экономике. По результатам опроса в мае 2019 года, 60% россиян считают себя плохо информированными о современных технологиях. Почти половина опрошенных (44%) редко обращают внимание на новости из мира высоких технологий, а каждый пятый (21%) совсем не интересуется сообщениями по этой теме. Значительное число опрошенных относятся к внедрению новых технологий с опасением. 37% россиян испытывают тревогу, когда сталкиваются с современными технологиями, 38% чувствуют беспокойство из-за активного внедрения новых технологий в повседневную жизнь. У каждого пятого россиянина (22%) был неудачный опыт использования современных гаджетов. 30% считают, что технологии не дают никаких принципиально новых знаний и возможностей, а 35% полагают, что развитие инноваций представляет опасность в долгосрочной перспективе.[4]

Другой аспект проблемы связан с практиками полной роботизации производств. Роботизация и автоматизация процесса производства в развитых странах – это способ снять конфликт между «качеством и количеством продукции» и потребностью в рабочих местах конкретных людей еще со времен мануфактур. А ныне, например, во Франции и Германии, потеря рабочего места в результате роботизации обеспечена и социальными гарантиями:  в течение первого года потери работы через службы занятости выплачивается пособие  в размере заработной платы,  в течение второго года – 70-80%, – в течение третьего – 70-60%.[5] При это человек может пройти полную профпереподготовку за счет государства и ему оказывается помощь в получении новой работы. Часть корпораций сами осуществляют переподготовку и внутрифирменное трудоустройство людей, чьи рабочие места были автоматизированы. При таких социальных гарантиях, когда тяжелый физический труд, монотонный труд, заменяют механизмы и роботы – это прогресс. У людей есть шанс найти себя в более интеллектульной сфере.. Однако современный человек не защищен как от замены себя цифровым сервисом, так и, как их пользователь, – от недружелюбных интерфейсов. По большому счету, современное общество начинает совершать те же ошибки, которые совершали наши предки 200 лет назад. Население большинства стран стакивается с массой цифровых продуктов и услуг, разработка которых носит не только  стихийный характер, но и является угрозой потери работы. В таких условиях отношение к новой цифровой революции начинает носить такой же негативный оттенок, как и  в начале 19 века, когда луддиты разрушали машины и станки

Опыт преодоления последствий конфликта населения и новых технологий длинной в 200 лет должен  быть учтен в государственных стратегиях развития цифровых систем путем привлечения социальной науки к процессу внедрения современных технологий в массы. Упрощенно, будучи прикладной сферой – информационные технологии рождаются и апробируются в замкнутых конгломератах технопарков и частных лабораториях, без широкой проверки на масштабных выборках. При этом внедряются максимально широко, не имея достаточной нормативно-правовой базы регулирования. А это значит, что ни социальной, ни правовой  защиты для жертв цифрового эксперимента в масштабах планеты на текущий момент нет.

У современного неокапитала скорости оборота ресурсов значительно выше, чем у их исторических предшественников. В этой связи необходимо создание среды, где внедрение будет реализовано по принципу «Думай медленно, решай быстро»[6]. Футуролог М. Какку предполагает, что работа будущего (2050) – это работа, которую не смогут выполнять роботы. Будут цениться  люди с высоким интеллектом (креативность, инновации, стратегическое мышление) и люди с развитыми человеческими качествами. Это серьезный вызов современному образованию, которое только в 5% стран нашей планеты полностью соответствует социальному заказу со стороны экономики[7].  Уже не одно десятилетие  вузы говорят о включении в программы обучения курсов теории научного познания и  этики  для инженеров, в том числе программистов.  К современным требованиям профессионализма, который, кроме специальных знаний, включает в себя креативность мышления, коммуникабельность, умение  кооперации, требуется вернуть классическую критичность мышления и cоциальную ответственность, где социокультурные ценности должны стать  атрибутом технологий[8]. Так, аккредитирующие органы многих стран делают сегодня этику обязательным курсом (МBA), все системы образования в зоне ЕС и США вводят курсы корпоративной социальной ответстенности, экологического просвещения, курсов по антикоррупционному поведению, уходя от утилитарного подхода к образованию, поскольку любая технология несет в себе отражение ценностей, целей и убеждений ее создателей.

В конце прошлого века С. Джобс, основатель корпорации, реализовавшей проект персонального  компьютера, будучи социалистом по своим взглядам, искренне считал, что компьютер позволит значительно увеличить количество свободного времени, главного богатства человека, которое он сможет реализовывать для саморазвития. Какова миссия цифрового неокапитализма? Способна ли новая технологическая революция продвинуть социальный мир к «планируемому измеряемому счастью»?[9]

Однозначно можно констатировать только одно: мир в начале дисскусий и регулирования в этой сфере. Деятели в сфере цифровизации  должны за  предикат принять тезис, что социально-технический  отбор не менее жесток к человеку, чем естественный: «Ошибка планирования – лишь одно из проявлений вездесущного оптимистического искажения…Мы также преувеличиваем  собственные способности  предвидеть будущее,  что внушает нам излюшнюю уверенность в себе. Если говорить о последствиях когнитивных искажений, оптимистическое искажение, возможно, наиболее сказывается на принятии решений.  Оно может стать как и удачей, так и бедой, поэтому, если вы оптимист по характеру, вам следует быть настороже.”[10]

 

Литература

  1. Технологии Четвертой промышленной революции: перевод с английкого/ Клаус Шваб, Николас Дэвис.- Москва: Эксмо, 2018. – 320 с.
  2. Джобс С.:/Уолтер Айзексон; перевод с английского. -М.: Астрель: CORPUS, 2012. – 688 с.
  3. Мейсон П. Посткапитализм. Путеводитель по нашему будущему. М.: Aд Маргинем, 2016. 414 c.
  4. Global Impact Conference «Enargy for Impact»-2020: https://impactconference.global/
  5. Какку М. Будущее Разума. – М.: Альпина Нон-Фикшн, 2020. 319 с.
  6. Лаврухина Е.А. Социальные спрос и заказ в образовании. – Lap LAMBERT Academic Publishing GmbH & Co.KG.-Germany, 2011. – 141 с. (5,8 п.л.)
  7. Канеман Д. Думай медленно..Решай быстро/ Двигатель капитализма. Москва.: – Издательство  АСТ, 2020.-653 с.
  8. Лаврухина Е.А. Качество жизни сельского населения: подходы к измерению//Вопросы статистики, 2012, №1, с.29-33

[1] Технологии Четвертой промышленной революции: перевод с английкого/ Клаус Шваб, Николас Дэвис.- Москва: Эксмо, 2018. – с.10

[2] РБК, Девять лучших криптовалют на рынке, 2021: https://www.rbc.ru/crypto/news/5fbf546a9a7947891e643924

[3] Наумова Е.И. Дематериализация капитализма: общественный интеллект и прекариат // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 17. Философия. Конфликтология. Культурология. Религиоведение. 2016. № 1. С. 45–52.

 

[4]Более трети россиян опасаются развития современных технологий, НАФИ, Москва. -2019: https://nafi.ru/analytics/bolee-treti-rossiyan-opasayutsya-razvitiya-sovremennykh-tekhnologiy/

 

[5] Евростат/EUROSTAT: EC, 2020:  https://ec.europa.eu/eurostat/web/social-protection/data/database

[6] Каннеман Д. Думай медленно… Решай быстро.: Москва.:  – Издательство  АСТ, 2020.-653 с.

[7] См. материалы конференции: Устойчивое развитие. Где мы сейчас? Пять навыков цифровой эпохи, 2-3 декабря 2020: https://impactconference.global/speaker/154)

 

[8] См.Устойчивое развитие. Где мы сейчас? Пять навыков цифровой эпохи: https://impactconference.global/speaker/154

 

[9] Гуревич Л. Социологическое измерение счастья, Цент бизнес-информации, социологических  и маркетинговых исследований «BISAMCentralAsia»: https://www.bisam.kz/ru/reports-and-publications/otcheti/item/102

 

[10] Канеман Д. Думай медленно..Решай быстро/ Двигатель капитализма. – с.334

 394 total views,  2 views today