Лолаев Тотраз Петрович. «Время не иллюзия и не фикция, – время существует объективно» 

Лолаев Тотраз Петрович

Северо-Кавказский горно-металлургический институт (СКГТУ)

Доктор философских наук

Профессор

      Lolaev Totraz Petrovich

                                                                        North Caucasus Institute of Mining and Metallurgy

                                Doctor of Philosophy, Professor

  E-Mail:  lolaev.tp@gmail.com

УДК – 115

 

«Время не иллюзия и не фикция, – время существует объективно» 

Аннотация: Автором разработана концепция объективно-реального, по его терминологии, функционального времени. Функциональное время образуется в природе объектами, процессами и не зависит от сознания человека. По мнению автора, функциональное время образуют материальные объекты, процессы  всех уровней структурной организации материи. Согласно данной концепции, в природе существует только настоящее время, а прошлое и будущее времена статуса реальности не имеют. Объективно-реальное, функциональное время, по причине своей несубстанциональности (оно ни  вещь, ни поле, ни особая временная субстанция), не имеет собственных свойств. Время лишь специфически отражает свойства, образующего его объекта и процесса. Поскольку функциональное время несубстанционально, не является физической сущностью, оно в принципе необратимо. В статье рассматривается также научная и практическая значимость понятия объективно-реального, функционального времени.

 

Ключевые слова: Время; объект; процесс; объективно-реальное время; функциональное время; несубстанциональное время; настоящее время; свойства времени; необратимое время; пространство-время.

“Time is neither an illusion nor a fiction – time exists objectively»

Abstract: The author developed the concept of objectively real, in his terminology, functional time. Functional time is formed in nature by objects and processes and does not depend on human consciousness. According to the author, functional time is formed by material objects, processes of all levels of the structural organization of matter. According to this concept, only the present time exists in nature, and past and future times do not have the status of reality.

Objective-real, functional time, because of its unsubstantiality (it is neither a thing, nor a field, nor a special temporary substance), does not have its own properties. Time only specifically reflects the properties of the object and process that forms it. As functional time is insubstantial, not a physical entity, it is in principle irreversible. The article also discusses the scientific and practical significance of the concept of objective-real, functional time.

 

Keywords: Time; object; process; objective-real time; functional time; insubstantial time; present time; properties of time; irreversible time; space-time.

 

Природа времени или время в природе

 

В комплексе вопросов, составляющих проблему времени, наиболее важным и наименее исследованным является вопрос объективности времени.

Рассмотрение вопроса об объективности времени начну с того, что, по мнению выдающегося американского физика-теоретика Ли Смолина, большинство физиков полагают, что время есть иллюзия.

Великий физик-теоретик А. Эйнштейн и знаменитый математик Г. Минковский считали, что время  – фикция.

С точки зрения великого физика-теоретика А. Эйнштейна и знаменитого математика Г. Минковского, время  – фикция.

Известный русский философ В.С. Соловьев в статье «Время» из Энциклопедического словаря издателей Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона писал, что «время не допускает рационального определения его сущности».

И, по мнению американского ученого Н. Липпинкота: «Перед тайной времени все – способности разума, формулы логики, методы науки, – все делается бессильным. Время есть нечто, что недоступно познанию…. Все мыслители всех веков не смогли понять эту великую тайну – время. Не имеется реального решения этой проблемы»1.

Известно также, что все концептуальные времена постулированы, придуманы человеком,  а в природе им ничто не соответствует. Все концептуальные времена являются субъективными временами.

Мной же разработана концепция объективно-реального, по моей терминологии, функционального времени, возникающего и существующего в природе и не зависящего от человека, его сознания2.

В ней обосновывается существование в природе объективно-реального, функционального времени. Как нам представляется, другого объективно-реального времени в природе нет.

Согласно указанной концепции, объективно-реальное, функциональное время образуется в результате последовательной смены качественно новых состояний материальных объектов, процессов (каждый объект – процесс). Каждый материальный объект, процесс образует свое собственное  время, в котором и существует.

 

Каждый материальный объект, в результате последовательной смены его качественно новых состояний, образует актуальную длительность,  специфическим отражением которой является длительность объективно-реального, функционального времени.

При движении, как простом перемещении, объективно-реальное, функциональное время не образуется. При механическом движении время возникает лишь в сознании человека, наблюдателя, и поэтому оно является субъективным временем.

Время возникает с объектами и заканчивается с воплощением их материального содержания в последующие объекты. Объект и время неразрывно связаны, но объект имеет субстанциональное содержание и в этой связи является первичным понятием, а время – несубстанционально (не  является ни вещью, ни полем, ни особой временной субстанцией), а потому оно – понятие вторичное и производное.

Поскольку функциональное время образуется реальными объектами,  имеющими материальное содержание,  оно имеет физический смысл, физическое значение.

Следует также отметить, что функциональное время образуется в результате движения, как причины становления. Речь идет о становлении как субстанциональном изменении, связанным с появлением качественно нового, с возникновением и исчезновением объектов и их состояний, их превращением в другие объекты и состояния, – становлением, при котором нечто несуществующее ранее, становится существующим.

Объективно-реальное время называется функциональным в связи с тем, что само существование времени и все его свойства зависят от последовательно сменяющихся качественных изменений, происходящих в конкретных материальных объектах, в результате реализации содержащихся в них потенциальных возможностей и их взаимодействия с окружающей средой. Так, временной ритм и временные длительности последовательно сменяющихся состояний объекта, процесса, зависят от ритма и длительностей существования последовательно сменяющихся качественно новых изменений, образующего их материального объекта, процесса.

Объективно реальное, функциональное время образуют все объекты, процессы в природе, начиная от элементарной частицы и заканчивая циклами расширения и сжатия Вселенной, если она пульсирует, так как, в этом случае циклы Вселенной возникают и заканчиваются.

Не образует время Вселенная, исчерпывающая собой весь объективно существующий мир, поскольку время всегда конечно, а Вселенная, согласно всем данным науки и практики, несотворима и неуничтожима, и в этой связи понятие времени к ней не применимо.

Не являются функциональным временем последовательно сменяющиеся дни и ночи, поскольку они – следствие механического вращения земного шара вокруг своей оси.

Не являются функциональным временем и последовательно сменяющиеся годы, так как год – результат полного оборота Земли по своей орбите вокруг Солнца, то есть – результат движения как простого перемещения.

В каждом объекте в результате реализации в нем потенциальных возможностей и его взаимодействия с окружающей средой, происходит множество микро – и макропроцессов. Однако время объекта – это не сумма времен, образуемых в нем на различных структурных уровнях организации материи. Собственное время объекта образуется комплексом качественно новых  изменений, происходящих в нем, как в едином целом.

Внешним проявлением изменений как в едином целом, если в качестве примера взять человека, который, как и каждый объект образует свое собственное время, являются детство, отрочество, юность и т. д.

Как известно, термин «собственное время» используется и в теории относительности. При этом собственное время теории относительности измеряется «хорошими часами», связанными с механически движущимся телом, тогда как собственное функциональное время, при строгом подходе, можно было бы измерить «идеальными часами», способными точно повторять ритм и длительности последовательно сменяющихся качественно новых состояний объекта, процесса. На практике, тем не менее, функциональное время можно измерять обычными часами, но с учетом специфики протекания процесса – ритма и временных длительностей, образуемых его последовательно сменяющимися качественно новыми состояниями.

Собственное время теории относительности возникает лишь при использовании мысленного эксперимента. По этой причине оно является субъективным временем. Но если из мысленного эксперимента удалить наблюдателя, то временные отношения уже не возникнут, поскольку постулированное, придуманное человеком время возникает лишь в сознании человека. При отсутствии наблюдателя при механическом движении тела, объекта, некому будет связать с ним «хорошие часы», которые бы измеряли его собственное время.

Собственное функциональное время образуется в объективной реальности независимо от человека, его сознания. Временная длительность возникает и существует независимо от того, присутствует при этом наблюдатель или нет. И это время, поскольку в природе нет идеальных часов, способных точно повторять ритм и длительности, образуемые последовательно сменяющимися состояниями данного объекта, процесса, можно  измерять обычными часами, как было уже сказано, но, как было уже сказано, с учетом ритма и длительностей времени, образуемых его последовательно сменяющимися качественно новыми состояниями.

Таким образом, время теории относительности возникает и существует лишь  в сознании человека. Время же функциональной концепции возникает и существует в самой природе и в отсутствие наблюдателя, поскольку образуется реальными объектами, процессами.

В этой связи следует сказать, что еще Г. Гегель связывал время с объектами, процессами. Он писал: «Вещи исчезают не потому, что они находятся во времени, а потому, что сами они представляют собой временное… Процесс самих действительных вещей составляет, следовательно, время»3.

Г. Гегель также справедливо утверждал: «Во времени, говорят, все возникает и преходитНо не во времени все возникает и преходит, а само время есть это становление, есть возникновение и прехождение»4.

Факт существования объективно-реального, функционального времени, не зависящего от человека, его сознания можно проиллюстрировать на простейшем опыте (хотя это можно сделать на примере любого наглядного материального процесса). Например, если человек наблюдает за тем, как капля чернил падает в стакан с чистой водой, и начинается процесс распределения ее по всему объему воды,  в его сознании возникают временные отношения.

Но, в процессе распределения капли чернил по всему объему воды в растворе происходят последовательно сменяющиеся качественные изменения,  образующие объективно-реальное, функциональное время. Причем, в первом случае возникает субъективное время, которое существует только лишь в сознании наблюдателя, а во втором – объективно реальное, функциональное время, существующее в природе.

Таким образом, при постановке реального эксперимента собственное функциональное время образуется и существует независимо от сознания человека.

Другой пример, подтверждающий существование функционального времени и его зависимость от материальных процессов. Как известно, круги на стволе дерева называют годичными кольцами или следами времени. Тем не менее,  поскольку время несубстанционально, не является физической сущностью, оно не способно оставлять какие-либо следы. Годичные кольца — не «следы» времени. Они – результат циклических изменений, происходящих в стволе дерева, т. е. следы, оставленные конкретными материальными процессами, а не временем

В связи с тем, что материальное содержание одних объектов воплощается в другие, последующие объекты, которые начинают образовывать свои собственные времена, время, не являющееся физической сущностью, по определению не может переходить от одного объекта к последующему объекту.

Поскольку время возникает и существует лишь с материальными объектами, процессами до воплощения их материального содержания в последующие объекты, процессы, а последующие объекты. процессы начинают образовывать свои собственные времена, время вне объектов, процессов не существует. Следовательно, функционирование объекта, постоянно осуществляется в его собственном настоящем времени. Иными словами, время в природе всегда настоящее, а прошлое и будущее времена статуса реальности не имеют.

Только настоящее время, образуемое конкретными, конечными материальными объектами, процессами, существует объективно и имеет физический смысл, физическое значение. Так называемые прошлое и будущее времена в  природе не существуют.

Так, в природе не существует прошлое время как некоторого рода вместилище, в которое переходили бы все существовавшие ранее в своем собственном настоящем времени, но исчезнувшие как таковые, материальные объекты. Объясняется сказанное тем, что субстанциональное материальное содержание исчезнувших объектов воплощается в последующие объекты, а образуемое ими несубстанциональное время заканчивается.          Каждый из последующих объектов начинает образовывать свое собственное настоящее время. По указанным причинам, не существует в природе и будущее время, в котором находились  бы материальные объекты до своего возникновения.

Следовательно, время в объективной реальности всегда настоящее, оно течет от настоящего, образуемого одними объектами, процессами к настоящему последующих объектов, в которые воплотилось их материальное содержание, а не от прошлого через настоящее к будущему, или наоборот5.

Следует также подчеркнуть, что, согласно функциональной концепции времени, несубстанциональное время собственных свойств не имеет, а только специфически отражает свойства образующего его субстанционального объекта, процесса6

 

Так, объективно-реальное, функциональное время образуют физические, биологические, химические, геологические, социальные и любые другие реальные процессы. Однако, по причине своей несубстанциональности, эти времена не могут обладать физическими, биологическими и т.п. свойствами. Их временной ритм и временные длительности, образуемые последовательно сменяющимися состояниями указанных процессов, всецело зависят лишь от характера протекания каждого процесса, то есть от того, как часто возникают и как долго длятся их состояния.

Поскольку время образуется конечными материальными объектами, оно всегда конечно. В связи с этим в природе нет времени, которое бы не начиналось и не заканчивалось.. Следовательно, вечность не является бесконечным временем, несмотря на то, что в философской литературе и справочных изданиях вечность называется  бесконечностью времени существования материального мира или течением времени, не имеющим начала и конца7.

О том, что время конечно, свидетельствует и следующее высказывание Гегеля: «Так как вещи конечны, то они находятся во времени, но вещи исчезают не потому, что они находятся во времени, а потому, что сами они представляют собой временное, их объективным определением является то, что они таковы»8.

Как известно, в современной науке и философии важное место занимает проблема необратимости времени, поскольку она имеет серьезное естественнонаучное и мировоззренческое значение. На Международном совещании по фундаментальным проблемам физики высоких энергий и теории поля, состоявшемся летом 2001 г. в Протвино, в докладе лауреата Нобелевской  премии И.Р. Пригожина подчеркивалось, что указанная проблема  является одной из сложнейших задач современной науки, требующей не только философского, но и полного физического понимания9.

Вместе с тем теория относительности допускает обратимость времени. Согласно же функциональной концепции, несубстанциональное время, в отличие от материального процесса, образующего его, не имеет своего собственного субстанционального, непреходящего содержания. В этой связи время необратимо.

Даже при  обратном протекании  материального процесса (если бы оно было возможно) время, образуемое им, не повернулось бы вспять, не будучи субстанциональной реальностью.

Так, если бы процесс образовал десять последовательно сменившихся состояний, а затем повернулся вспять, очередные его состояния, по причине несубстанциональности времени,  образовывали бы одиннадцатый, двенадцатый и т. д. состояния, а не отрицали бы предыдущие состояния.

Приведем другой пример: если бы все процессы в организме человека, прожившего 70 лет, повернулись вспять, через год его возраст достиг бы 71 года, а не уменьшился бы до 69 лет. При этом, временные длительности, образуемые последовательно сменяющимися состояниями организма, по причине своей несубстанциональности, не отрицали бы предыдущие периоды времени. Другое дело организм данного человека, имеющего субстанциональное содержание, – в нем бы последовательно сменяющиеся качественно новые состоянии отрицали бы предыдущие состояния, и организм снова стал бы таким, каким был в 69 лет.

Из сказанного вытекает вывод:  объективно-реальное, функциональное время, по причине его несубстанциональности в принципе необратимо10.

Лауреат Нобелевской премии И.Р. Фейнман, очевидно, имел в виду и данное противоречие, когда писал: «Законы физики нередко не имеют очевидного прямого отношения к нашему опыту, а представляют собой его более или менее абстрактное выражение. Примером этому может служить тот факт, что законы обратимы, а явления — нет»11.

Согласно функциональной концепции времени несубстанциональное время, не будучи физической сущностью, не может ни замедляться, ни искривляться12.

Тем не менее, в теории относительности время, показываемое часами, зависит от скорости их движения. Движущиеся относительно некоторой системы отсчета часы, с точки зрения этой системы, идут медленнее, чем часы, покоящиеся в этой системе отсчета (но совершенно идентичные с движущимися часами).

Однако нельзя согласиться со сказанным, поскольку несубстанциональное время,  не являясь физической сущностью, в принципе не может быть связано со скоростью и не может замедляться. Замедляться может лишь сам субстанциональный процесс,  образующий время,  и это замедление процесса, принимаемое за замедление времени, отражается  часами независимо от их типа.

Вместе с тем в физике принято считать, что замедление течения времени в движущейся системе подтверждается практическими наблюдениями, например, над мю-мезонами. Тот факт, что мю-мезон в лабораторных условиях распадается быстрее, чем когда залетает из космоса с околосветовой скоростью, в физике считается доказательством замедления времени.

С моей же  точки зрения, увеличение времени существования мю-мезона в известных экспериментах происходит исключительно в результате замедления происходящих в частице процессов, а время несубстанционально, не имеет материального содержания, и в этой связи замедляться не может.

Когда частица летит с околосветовой скоростью, в ней замедляются процессы, а время ее существования увеличивается. Но само время, образуемое частицей, по причине своей  несубстанциональности, от скорости движения не зависит. Тем самым происходит подмена понятий:  в  природе происходит замедление процессов, образующих время, которое  воспринимается исследователями, как замедление времени.

Справедливость сказанного можно  прокомментировать и  на экспериментах с атомными часами, поставленными сотрудниками Национального института стандартов и технологий  (США).

В  экспериментах использовалась пара атомных часов, каждые из которых были размещены на столе в одной из двух соседних лабораторий. Основа таких часов — ион алюминия, который колеблется между двумя энергетическими уровнями, перепрыгивая с одного на другой более миллиона миллиардов раз в секунду. Часы были соединены между собой 75-метровым оптическим кабелем, что позволило исследователям сопоставлять их показания.

В одном из экспериментов физики подняли стол на 33 см выше с помощью гидравлического домкрата и смогли зафиксировать ускорение времени примерно на одну 90-миллиардную долю секунды в 79 лет. Во втором эксперименте к одним из часов было приложено электрическое поле, заставившее атом алюминия совершать колебательные движения. Как и ожидалось, движущиеся часы шли медленнее, чем неподвижные.

И в данных экспериментах движущиеся часы шли медленнее, чем неподвижные, поскольку в движущихся часах замедлились субстанциональные процессы, а не замедлилось несубстанциональное время.

Таким образом, результаты экспериментов, якобы доказывающие факт замедления времени, необходимо в корне пересмотреть, поскольку при их истолковании происходит подмена понятий: замедление субстанциональных процессов,  принимается за замедление несубстанционального времени.

Данный вывод, на мой взгляд, очевиден, несмотря на то, что уже создан практический инструмент, который, как принято считать среди исследователей, создан благодаря открытию Эйнштейна и его уравнениям. Имеется в виду GPS-навигация, которая, якобы не смогла бы работать так точно, если бы не была учтена разница между ходом времени на поверхности Земли и ходом времени на околоземной орбите.

Мне же представляется, что создание GPS-навигации, работающей с большой точностью, стало возможным именно благодаря замедлению процессов,  образующих время, которые отразили уравнения Эйнштейна, а исследователи ошибочно приняли его за замедление времени.

Что касается искривления времени, сошлюсь, прежде всего, на то, что теория относительности, как известно, справедливо опровергла представления классической механики о времени и пространстве как о внешнем фоне существования и развертывания всех объектов и процессов. Она привела к установлению зависимости их свойств от материальных связей и закономерностей движения тел.

Однако, по мнению члена-корреспондента РАН С.Т. Мелюхина «И в трудах Эйнштейна встречается еще понимание пространства и времени как некоторых самостоятельных по отношению к материи сущностей»13.

Например, при попытке построения геометризированной единой теории поля Эйнштейн рассматривал гравитационные и электромагнитные поля как проявление кривизны пространства и времени14.

В 1915 г. А. Эйнштейном было получено уравнение, на основе которого он рассмотрел задачу  об отклонении световых лучей, а в 1919 г. были произведены первые наблюдения их отклонения.

Сам  А. Эйнштейн, по данному поводу, писал: «Отклонение световых лучей в гравитационном поле было подтверждено английской астрономической экспедицией во время полного солнечного затмения 1919 г.»15. 

В связи со сказанным, в науке принято считать, что существование эффекта отклонения света доказано экспериментально.

В указанном эксперименте отклонение луча света, имеющего  материальное содержание,  естественно, происходит, но, по моему мнению, это не доказывает искривление  времени,  не являющегося ни веществом, ни полем, ни особой временной субстанцией.

С моей точки зрения, в данном случае, искривляется не время, а траектория субстанциональнальных световых лучей. В этой связи искривление траектории субстанциональнальных световых лучей принимается за искривление времени. Здесь, как и в случае с «замедлением времени», происходит подмена понятий.

Таким образом, результаты экспериментов по проверке факта замедления и искривления времени интерпретируются не корректно – происходит подмена понятий. По Т. Гоббсу, любые выводы, в основе которых лежат ложные основания, также ложны, как бы логически правильны они ни были.

Как ни парадоксально, если внимательно вчитаться в труды А. Эйнштейна, можно сделать вывод, что и согласно теории относительности, время не может ни замедляться, ни искривляться.

Так, А. Эйнштейн в физической теории отказался от классических представлений об абсолютных, ни от чего не зависящих пространстве и времени и тем самым, он признал несубстанциональность пространства и  времени, а несубстанциональное время, как уже не раз подчеркивалось, в принципе не может ни замедляться, ни искривляться.

Во-первых, А. Эйнштейн писал: «Теория относительности привела к радикальному изменению в научной концепции пространства и времени, метко охарактеризованному знаменитым изречением Минковского»16.

При этом Эйнштейн имел в виду следующее высказывание Минковского: «Отныне пространство само по себе и время само по себе превратились просто в фикцию, и лишь своего рода союз их сохраняет независимое существование»17.

Во-вторых, если время-фикция (выдумка, вымысел), то ни непосредственно, ни в качестве временного вспомогательного понятия в теоретических рассуждениях, ни в качестве научной полуфикции, оно не может ни замедляться, ни искривляться.

В-третьих, в пространстве-времени – своего рода союзе фикции  с фикцией, не может происходить ни колебаний, ни возмущений, ни ряби, а, следовательно, не могут возникать гравитационные волны. В связи с чем, у гравитационных волн должна быть другая природа и другими должны быть методы их поиска.

Так, с одной стороны, согласно теории относительности, в результате колебаний пространства-времени возникают гравитационные волны, но с другой, – согласно той же теории относительности, пространство и время несубстанциональны, следовательно, волны тяготения не могут быть флуктуациями пространственно-временной метрики, которые проявляют себя как колебания гравитационного поля.

В связи  со сказанным следует согласиться с А.Т. Лолати, когда он пишет: «Так, исследователи, на мой взгляд, ошибочно полагают, что гравитация связана с проявлением кривизны  пространства-времени, т.е. с геометрией пространства-времени. При этом они придают геометрическому объему (не  вещественному по своей сути) физические свойства его материального содержания, что и позволило им высказать тезис об искривлении пространства-времени. Однако, анализируя понятие «пространство», нужно отметить, что геометрический объем остается лишь умозрительным геометрическим понятием независимо от характера протекания процессов его заполняющих в силу отсутствия у геометрического объема субстанциональных свойств»18.

Несмотря на то, что А. Эйнштейн называл пространство и время фикциями, свою лекцию, прочитанную в Пристонском университете в 1921 г. начинает словами: «Сущность теории относительности» начинается словами: «Теория относительности теснейшим образом связана с учением о пространстве и времени»19.

Не случайно ряд сформулированных А. Эйнштейном научных положений, касающихся проблемы времени, легли и в основу функциональной концепции времени.

Так,  например, А. Эйнштейн, вместо субстанциальной концепции времени И. Ньютона, предложил реляционную концепцию времени, в которой время уже не являлось физической сущностью.

Кроме того, А. Эйнштейн справедливо связал время с реальными физическими процессами, когда писал: «Пространственные и временные данные имеют не фиктивное, а физически реальное значение»20.

Таким образом, А. Эйнштейн придал времени физический смысл,  физическое значение. Факт придания времени физического смысла А. Эйнштейном, по мнению лауреата Нобелевской премии И. Пригожина, является величайшим событием нашего века21.

В интервью еженедельнику «Поиск», И.Р. Пригожин, имея в виду необходимость выявления природы объективно-реального времени, подчеркивал: «Главное сейчас в науке – переоткрытие понятия времени, выход его на первый план… если ввести новое понятие времени в уравнения динамики, можно будет начать новый этап научно-технической революции»22.

Как известно, термин «переоткрытие времени», определяет существование явления времени. А разработанная мной функциональная концепция времени, обосновывает объективно-реальное существование времени23.

Об особой научной значимости понятия времени говорил и лауреат Нобелевской премии, Д. Гросс: «По моему мнению, – отмечает он, – чтобы завершить построение теории струн, нам нужно понять, каким образом, подобно пространству зарождается время. Мы не знаем как, и это, на мой взгляд, – крупный камень преткновения на пути к разгадке тайн теории струн»24.

Далее Д. Гросс утверждает: «Теория струн показывает, что пространство – это производное понятие, возникающее понятие. И у нас на самом деле имеется много примеров формулировок теории струн, которые ничем не хуже, а иногда даже лучше обоснованы и понятны в теории струн, в которых часть пространства или все пространство не является фундаментальным, а производным понятием, возникающим понятием, возникающим при описании физики на больших расстояниях в классическом приближении. Это не очень-то легко объяснить и это удивительно, что такое вообще может происходить. Но еще более удивительно, если пространство является производным объектом, то со времени Эйнштейна, специальной и общей теории относительности считалось, что пространство и время связаны, т.е. нам не следует думать, о пространстве и времени раздельно, а следует думать о пространстве-времени, то тогда пространство и время должно быть возникающей категорией, и время должно быть возникающим  объектом.

У нас, к сожалению, нет ни малейшего представления о том, как можно формулировать физику без времени как фундаментальной концепции»25.

Во-первых, по поводу сказанного замечу, что, по моему мнению, физики  разработают фундаментальную концепцию времени, когда в своих исследованиях начнут пользоваться и философскими методами.

Не случайно, известный русский математик и философ П. Л. Лавров, в 1861 г. писал, что «философия не есть наука; она есть только деятельность, строящая науку, и без нее бы не существовало ни одной науки»26.

Как известно, еще по убеждению Платона, подлинными философами,  являются те, кто любит искать истину. Аристотель, как и Платон, стремление к истине считал высшим философским принципом. Известно также, что целью научной деятельности является также познание истины. Следовательно, подлинный ученый, как и подлинный философ, призван заниматься поиском истины, а не философствованием (в смысле – отвлеченными, замысловатыми рассуждениями). Поскольку же истина всегда одна – ученый и философ призваны   искать истину вместе, сообща.

Не случайно А. Эйнштейн утверждал, что «в наше время физик вынужден заниматься философскими проблемами в гораздо большей степени, чем это приходилось делать физикам предыдущих поколений. К этому физиков вынуждают трудности их собственной науки»27.

Во-вторых, согласно функциональной концепции пространства, и  пространство – возникающая категория, поскольку оно, как и время, возникает  и существует с образующим его объектом. Как и время, функциональное пространство образуется материальными объектами, процессами в результате последовательной смены, как самих объектов, так и их последовательно сменяющихся качественно новых состояний. Каждый материальный объект образует свое собственное пространство, в котором и существует с возникновения и до исчезновения как такового, точнее, до воплощения его материального содержания в другой объект, или – другие объекты. Поскольку же объективно-реальное, функциональное пространство образуется материальными объектами, как уже отмечалось, оно (как и время) приобретает физический смысл, физическое значение.

Вместе с тем следует особо подчеркнуть, что для правильного понимания природы функционального пространства (и времени) следует иметь в виду, что оно (как и время) образуется не механическим движением, не движением как простым перемещением одного объекта относительно других объектов, а движением, как качественным изменением, движением, в результате которого происходит становление.

В-третьих, и с моей точки зрения, время неразрывно связано с пространством. Но, по причине несубстанциональности времени и пространства, они не могут быть связаны непосредственно (например, морским узлом).  На мой взгляд, пространство и время связаны между собой не непосредственно, а опосредованно. Они связаны через образующий их материальный объект. Дело в том, что объект не может образовать пространство, не образуя время и, наоборот, образовать время, не образуя пространство. Иными словами, поскольку объект образует и собственное пространство, и собственное время, пространство и время  данного объекта порознь существовать не могут.

По мнению В.И. Вернадского, «время и пространство отдельно в природе не встречаются, они не разделимы. Мы не знаем ни одного явления, которое не занимало бы части пространства или части времени. Только для логического удобства представляем мы отдельно пространство и отдельно время… В действительности ни пространства, ни времени в отдельности мы не знаем нигде, кроме нашего воображения»28.

Революционных изменений в науке и практике ожидает от раскрытия «великой тайны времени» английский физик, лауреат Нобелевской премии Р. Пенроуз, который пишет: «Я убежден, что наше современное представление о физической реальности – особенно в том, что касается природы времени – нуждается в коренном пересмотре, пожалуй, даже в более радикальном, чем тот, который был вызван к жизни современной теорией и квантовой механикой»29 и с ним следует согласиться.

Об исключительной научной и практической значимости понятия объективно-реального времени свидетельствует и мнение крупного американского физика-теоретика, работающего в Канаде, Ли Смолина. Он пишет, что «большинство физиков полагают, что время есть иллюзия – все затруднения физиков и космологов от Большого взрыва до «теории всего» восходят к проблеме природы времени, а признание его реальности может вывести фундаментальную науку на новый уровень»30.

Обоснованию того, что время  не иллюзия, а существует объективно-реально, поскольку образуется реальными объектами, процессами, посвящена данная работа.

Что касается затруднений современной физики, как мне  представляется, они связаны, помимо прочего, с тем, что физики оперируют только понятием постулированного времени.

В этой связи в физике, как и во всех других сферах науки, при исследовании конкретных процессов, целесообразно было бы пользоваться и понятием объективно-реального, функционального времени.

Вопреки тому, что большинство физиков считают время иллюзией, академик АН СССР В.И. Вернадский был убежден в объективном существовании времени. Он писал: «Время есть одно из основных проявлений вещества, неотделимое от него его содержание»31.

Более того, В.И. Вернадский обращает внимание на необходимость связывать длительность времени с конкретными объектами и процессами. Имея в виду связь времени с материальным движением, В.И. Вернадский также писал: «Дление характерно и ярко проявляется в нашем сознании, но его же, по-видимому, мы должны переносить и ко всему времени жизни и к бренности атома»32.

26 декабря 1931 г.,  на общем собрании Академии наук СССР В.И. Вернадский выступил с докладом  «Проблема времени в современной науке», в котором раскрыл особое значение фактора времени в науке и практике33.

Как известно, мысль о связи времени с материальным движением выдвигалась в истории философии от Аристотеля до Гегеля и основоположников диалектического материализма. Однако механизм этой связи не был раскрыт, хотя еще Г. Лейбниц не сомневался в неразрывной связи времени с конкретными объектами. Он писал, что «время без вещей является лишь чисто идеальной возможностью»34.

Если вести речь о возможностях практического применения понятия функционального времени, то следует подчеркнуть, что для этого необходимо использовать его при исследовании конкретных процессов.  При этом следует также иметь в виду, что нельзя управлять несубстанциональным временем непосредственно. Управлять временем можно лишь через образующие его процессы.

В связи со сказанным небезынтересно заметить, что была сделана попытка, используя фактор времени, получить искусственную нефть за кратчайшие сроки. Так, директор расположенного в Тюмени Западно-Сибирского научно-исследовательского геологоразведочного и нефтяного института (ЗапсибНИГНИ), член-корреспондент АН СССР, Иван Нестеров в начале 60-х годов прошлого века в интервью одной из центральных газет сказал, что предметом его исследований является время, которое, по его мнению, является особого рода физическим полем, поддающимся управлению. На этом основании, как он утверждал, можно искусственно создать нефтяную залежь, на что потребуется не десятки миллионов лет, а несколько недель или дней и обещал сделать это в ближайшее время.

И с моей точки зрения, используя фактор времени, можно искусственно создавать   нефтяные залежи, но иным способом. И. Нестеров и его коллеги не смогли получить искусственную нефть, поскольку время несубстанционально, не является физическим полем,  в связи чем, им нельзя управлять.

Для того, чтобы получить искусственную нефть необходимо, учитывая фактор функционального времени, поменять подходы к исследованию процессов нефтеобразования, обнаружить новые закономерности в протекании данных процессов и соответственно их использовать.

Следует отметить, что биологи пер­выми начали пользоваться новыми подходами к изучению пространст­венно-временной организации биологических систем. Именно биологи обнаружили и использовали на практике неиз­вестные ранее, так называемые, временные закономерности развития животных. Имеются в виду, прежде всего работы биологов, которые хронометрируют исследуемые ими процессы не в астрономиче­ских единицах (сутки, часы, минуты, секунды), а в особых единицах длительности, отмеряемых при помощи тех или иных процессов самого изучаемого живого организма (т. е. в единицах собственного функцио­нального времени!).

Существенный вклад в понимание биологического времени внесла профессор Т.А. Детлаф. Как подчеркивала Т.А. Детлаф, широко используемые единицы астрономического времени дают очень ограни­ченную информацию, справедливую в каждом случае только для данно­го вида организмов и данных конкретных условий35.

На основании проведенных исследований Т. А. Детлаф пришла к выводу, что для измерения продолжительности любого периода зародыше­вого развития можно использовать в качестве меры времени продолжитель­ность при той же температуре некоторого, принятого за единицу времени периода, то есть можно использовать так называемую относительную без­размерную характеристику продолжительности развития. Только благодаря использованию данного метода биологам удалось показать, что в зоне опти­мальных температур продолжительность разных онтогенезов и разных пе­риодов развития зародышей пойкилотермных животных с изменением тем­пературы изменяется пропорционально36.

Исследова­ние временных закономерностей развития животных, полученных с ис­пользованием, так называемого метода относительной безразмерной характеристики про­должительности развития изучаемого живого организма, впервые по­зволило ввести параметр времени в сравнительно-эмбриологические исследования и сделать само время объектом изучения.

Пропорциональность же изменений продолжительности разных процессов и разных периодов развития при изменениях температуры в пределах оптимальных для каждого вида пойкилотермных организмов, как известно, имеет огромное значение.

ТА. Детлаф пишет: «Не будет преувеличением, если мы скажем, что без этой способности пойкилотермные организмы вообще не могли бы существовать в меняющихся условиях внешней среды. Если бы разные компоненты комплекса процессов, из которых складывается любой этап  развития, изменялись асинхронно, то это приводило бы к возникнове­нию нарушений нормального развития, а на более поздних стадиях – к нарушению нормального функционирования организма. Не случайно, что одной из первых реакций зародыша на приближение к границам оптимальных температур является десинхронизация отдельных процес­сов развития. Вначале она обычно невелика и компенсируется за счет запаса регуляционных возможностей организма… но при больших от­клонениях температуры выходит за границы регулируемых изменений, и это приводит к развитию уродов и гибели организма»37.

С точки зрения биологов, использование понятия «возраст зародыша» имеет большое значение в работах, посвященных сравнительному изучению процессов детерминации, то есть приобретению клетками зародыша новых свойств, обеспечивающих хотя бы часть пути развития их к конечной цели – образованию того или иного органа или части его.

ТА. Детлаф в этой связи подчеркивает: «Изучение этого процесса представляет одну из центральных задач экспериментальной эмбриологии и, шире, биологии развития. В большой серии работ, посвященных этой проблеме, было обнаружено, что детерми­нация презумптивного материала одноименных зачатков органов (плакод органов чувств, нервной пластинки и др.) у разных видов бесхвостых и хвостатых амфибий возникает на разных стадиях развития и по-разному выражена на одинаковых стадиях. При этом оказалось, что различия эти коррелируют с различиями в возрасте зародышей на одноименных стадиях развития… Корреляция уровня детерминации ставит вопрос о морфогенетической роли фактора времени»38.

Имея в виду новый способ, метод хронометрирования биологических процессов     И. А. Хасанов отмечает, что «при этом обнаруживается удивитель­ное единообразие в развитии организмов, говорящее о существовании внут­ренних динамических законов развития, которые не могут быть выявлены при использовании общепринятых единиц, измерения времени».39

Вместе с тем использование рядом биологов  названного способа временного описания не укладывалось в рамки общепринятых представлений о времени. Поэтому даже сами биологи, использующие, как им казалось, специфические единицы дли­тельности, склонны были рассматривать их не как единицы реального (функционального) биологического времени, а как некоторые искусствен­но введенные безразмерные характеристики развития изучаемого живо­го организма. Тем не менее, значимость указанных ис­следований не только для биологии, но и для других областей науки и практики, нисколько не умаляется.

Таким образом, биологи открыли но­вый метод изучения временных закономерностей развития животных, используя его на практике.

По мнению Т.А. Детлаф,  «задача определения времени в единицах, доступных количественному учету и отражающих качественную специфику изу­чаемого явления, а также позволяющих выявить с их помощью времен­ные закономерности, остается актуальной и трудно решаемой для мно­гих наук сегодня»40.

Из сказанного выше следует, что исследование проблемы  функционального биологического времени откроет новые возможности для изучения временных закономерностей и использования их не только в биологии развития, но и во всех отраслях науки и практики.

Таким образом, согласно проведенному исследованию время существует объективно-реально, а понятие объективно-реального, функционального времени можно использовать в науке и на практике.

 

Литература

 

  1. Lippincott H.H. Eternal Life.-“The Personalist” (Los Angeles), 1960, vol. 41, N 1, p. 39-40.
  2. См.: Лолаев Т.П. Функциональная концепция времени: Диссертация докт. филос. наук – М., 1993. – 273; он же: «Природа времени или время в природе: Теоретическое и экспериментальное обоснование объективного существования времени». М., 2015 и др .
  3. Гегель Г. Энциклопедия философских наук, т. 2. М., 1975. С. 50.
  4. Там же. С. 54
  5. См.: Лолаев Т.П. О «механизме» течения времени // Вопросы философии. 1996, №1.

6.См.: Лолаев Т.П. Свойства времени: их современная интерпретация // Философия и общество, 2005, №4.

7.См.: Лолаев Т.П. Конечное и бесконечное: новый взгляд на проблему // Вестник МГУ. Сер. 7. Философия, 2002, №2.

8.Гегель Г. Энциклопедия философских наук, Т. 2. М., 1975. С. 50.

9.Prigogine  I.  Some reflection on Time and Universe // Fundamental problems of energy physics and field  theory.  Protvino, 2001, p. 7.

  1. Лолаев Т.П. См.: Философские и естественнонаучные основания необратимости времени // Вестник МГУ им. М.В. Ломоносова. Сер. 7. Философия. 1995. №3. Lolaev Totraz. Объективно-реальное, функциональное время в принципе необратимо // XXI World Congress of Philosophy. August 10-17, 2003, Istanbul, p. 223.
  2. Фейнман Р. Характер физических законов. М., 1987. С. 110.
  3. См.: Лолаев Т.П. Почему время не может ни замедляться, ни останавливаться // Материалы III Российского философского конгресса. Ростов-на-Дону, 2002. Т. 1. С. 57.
  4. Мелюхин С.Т. Материя в ее единстве, бесконечности и развитии. М., 1966. С.138.

14.См.: Гинзбург В.Л. О теории относительности. М., 1979. С. 167.

15.Эйнштейн А.  Время, пространство и тяготение // Собр. соч. научных трудов. Т. II. М., 1966. С. 717.

  1. Эйнштейн А. Пространство-время // Собрание научных трудов. Т. IV. М., 1967. С. 234.

17.Цитируется по: Эйнштейн А. Пространство-время // Собрание научных трудов. Т. IV. М., 1967.  С. 234.

18.Лолати А.Т.  «Об алгоритме гравитационного взаимодействия» // Вестник Российского философского общества, 2003, №3

  1. Эйнштейн А. Сущность теории относительности // Собрание научных трудов. Т. IV. М., 1967. С. 5 .
  2. Эйнштейн А. Собр. науч. трудов. Т. II. 1966. С. 24.
  3. См.: Пригожин И. «Поиск», 1993 г., 5-10 марта, №10.
  4. Пригожин И. «Поиск», 1993 г., 5-10 марта, №10.
  5. Лолаев Т.П. Природа времени или время в природе: Теоретическое и экспериментальное обоснование объективного существования времени». М., 2015 и др.
  6. Гросс Д. Почему возникла теория струн? // http://elementy.ru/lib/430177

25.Там же.

  1. Лавров П. Л. Три беседы о современном значении философии. Спб., 1861. С. 68.
  2. Эйнштейн А. Собрание научных трудов. Т. IV. М., 1967. С. 248.
  3. Вернадский В.И. См.: Время – в пространстве и пространство – во времени. http:// clarino2/narod/ru/dem9.htm
  4. Пенроуз Р. Новый ум короля. О компьютерах, мышлении и законах физики. М., 2005. С. 40.
  5. LeeSmolin. Time Reborn: From the Crisis in Physics to the Future of the Universe. Boston New York 2013.
  6. Вернадский В.И. Проблема времени в современной науке // философские мысли натуралиста. М., 1988. С. 229.

32..Вернадский В.И. О состоянии пространства в геологических явлениях. На фоне роста науки XX столетия // Проблемы биогеохимии. Труды Биогеохимической лаборатории. Т. XVI. М., 1980. С. 163.

33.Вернадский В.И. Доклад на общем собрании Академии наук СССР 26 декабря 1931 г. Известия АН СССР. 7-я серия. ОМЕН. N 4. С.539.

34.Лейбниц. Переписка с Кларком // Сочинения, М., Т. 1. С. 484.

  1. См.: Детлаф Т.А. Изучение временных закономерностей развития животных // Онтогенез. 1989 Т. 20. С. 647.

36.См.: Там же. С.649.

  1. Там же. С.649.
  2. Там же. С. 655.
  3. Хасанов Н.А. Феномен времени. Ч. 1. Объективное время. М.. 1998. С. 148-149.
  4. См.: Детлаф Т.А. Часы для изучения временных закономерностей развития животных // Конструкции времени в естествознании: на пути к пониманию феномена времени. Часть 1. Междисциплинарное исследование. М., 1996. С. 142.

 425 total views,  2 views today