Виноградов Владимир Николаевич. Лукин Владимир Николаевич. Мусиенко Тамара Викторовна. Минина Анна Петровна. ОГНЕННАЯ СТИХИЯ: ВОЗМОЖНОСТИ ПРОТИВОСТОЯНИЯ (НА ПРИМЕРЕ БЛОКАДНОГО ЛЕНИНГРАДА)

Виноградов Владимир Николаевич,

Санкт-Петербургский университет

Государственной противопожарной службы МЧС России

(Санкт-Петербург),

инженер Центра организации научно-исследовательской и

редакционной деятельности, кандидат технических наук, доцент, член-корреспондент, почётный доктор энциклопедических наук и профессор

Академии энциклопедических наук

Vinogradov Vladimir Nikolaevich,

Saint-Petersburg University of the state fire service of EMERCOM of Russia

(Saint-Petersburg),

Engineer of the Research and Publishing Center,

 candidate of technical Sciences, associate Professor, corresponding member, Honorary doctor and Professor of Encyclopedic Sciences Academy

Лукин Владимир Николаевич,

Санкт-Петербургский университет

Государственной противопожарной службы МЧС России

(Санкт-Петербург),

профессор кафедры философии и социальных наук,

доктор политических наук, кандидат исторических наук,  доцент,

ассоциированный научный сотрудник Социологического института РАН действительный член Академии геополитических проблем и

Петровской академии наук и искусств,

Lukin Vladimir Nikolaevich,

St. Petersburg University of the State Fire Service of EMERCOM of Russia,

Professor of the Department of Philosophy and Social Sciences,

Doctor of political sciences, candidate of historical sciences, associate professor,

Associate scientific researcher of the

Sociological Institute of the Russian Academy of Sciences

Full member of the Academy of Geopolitical Problems,

Full member of the Petrovsky Academy of Sciences and Arts,

 

Мусиенко Тамара Викторовна,

Санкт-Петербургский университет Государственной противопожарной службы МЧС России (Санкт-Петербург),

заместитель начальника университета по научной работе, профессор кафедры философии и социальных наук, профессор кафедры истории и философии Санкт-Петербургского государственного университета аэрокосмического приборостроения,

доктор политических наук, кандидат исторических наук,  доцент,

ассоциированный научный сотрудник Социологического института РАН, действительный член Академии геополитических проблем,

действительный член Петровской академии наук и искусств,

действительный член Международной академии исследования будущего

(International Futures Studies Academy: IFRA),

 

Musienko Tamara Viktorovna,

St. Petersburg University State Fire Service EMERCOM of Russia (St. Petersburg),

Deputy Head of the University for Scientific Work,

Professor of the Department of history and philosophy of the Saint Petersburg state University of aerospace instrumentation

Doctor of political sciences, candidate of historical sciences, associate professor,

Associate scientific researcher of the Sociological Institute

of the Russian Academy of Sciences

Full member of the Academy of Geopolitical Problems,

Full member of the Petrovsky Academy of Sciences and Arts,

 Acting member of the International Academy of the Future

(International Futures Studies Academy: IFRA)

 

Минина Анна Петровна,

Санкт-Петербургский университет

Государственной противопожарной службы МЧС России

(Санкт-Петербург),

инспектор административного отдела административно-правового центра

Minina Anna Petrovna,

St. Petersburg University State Fire Service EMERCOM of Russia (Saint-Petersburg),

Inspector of the administrative Department of the administrative and legal Center

E-mail: lvn55555@mail.ru

УДК 930.2

ОГНЕННАЯ СТИХИЯ: ВОЗМОЖНОСТИ ПРОТИВОСТОЯНИЯ (НА ПРИМЕРЕ БЛОКАДНОГО ЛЕНИНГРАДА)

 

Аннотация: В статье актуализируется исторический опыт противостояния одному из самых опасных для человека чрезвычайных явлений – пожару;  раскрыты основные возможные направления деятельности пожарной охраны и гражданского населения в условиях постоянной опасности для жизни и от других чрезвычайных ситуаций: обстрелы, бомбардировки, нестабильное водоснабжение, отсутствие регулярного отопления мороз, голод; обобщен опыт организации населения в группы самозащиты и подготовки пожарных звеньев по месту проживания.

Ключевые слова: блокада, Пожарно-техническая школа № 2, учебный план, обучение, пожарные, кадры, Народный комиссариат, НКВД, военизированная пожарная охрана

 

 

FIRE ELEMENT: THE POSSIBILITY OF CONFRONTATION

(ON THE EXAMPLE OF THE BESIEGED LENINGRAD)

Abstract: The article updates the historical experience of confronting one of the most dangerous emergencies for humans – fire; reveals the main possible activities of fire protection and the civilian population in conditions of constant danger to life and from other emergencies: shelling, bombing, unstable water supply, lack of regular heating, frost, famine; summarizes the experience of organizing the population in self-defense groups and training fire units at the place of residence.

Keywords: blockade, Fire technical school No. 2, curriculum, training, firemen, personnel, people’s Commissariat, NKVD, paramilitary fire protection

 

 

Представленный материал завершает цикл статей, в которых авторами была предпринята попытка исследования исторического опыта противостояния угрозам и рискам пожарной безопасности в условиях предвоенного и военного времени. Исследование также призвано противопоставить современным западным инсинуаторам место и роли России во Второй мировой войне, оценки способностей русских противостоять злу аргументы и факты, опровергающие разные спекуляции на это счет.

2020 год ввошел в историю российского государства как «Год памяти и славы». На заседании Российского организационного комитета «Победа» 11 декабря 2019 года Президент Российской Федерации призвал обратить особое внимание на научный подход к сохранению памяти о Великой Отечественной войне и ее героях, в том числе и с помощью научно-практических конференций [см.: 1].

Проблема актуализирована беспрецедентной кампанией по фальсификации истории Второй мировой войны, развернутой бывшими оккупантами вместе с бывшими союзниками. В резолюции Европарламента под претенциозным названием «О важности европейской памяти для будущего Европы» содержатся рекомендации по сохранению, на наш взгляд, отличной от реальной памяти. Так, оправдывается снос памятников советским воинам, отдавших жизни за освобождение народов европейских странах от нацистского порабощения, которое, вроде бы в резолюции порицается. В европейской «памяти» закрепляется тезис о «вине СССР» в развязывании Второй мировой войны, об ужасах холокоста, но ни одного слова о массовом уничтожении славянских и других народов Советского Союза, а также ряд других инсинуаций [2].

Это не удивительно, достаточно обратится к реальной истории. Так, на германском Восточном фронте было сосредоточено 70 процентов дивизий вермахта, 75 процентов орудий и минометов, 90 процентов танков, а первый эшелон наступления составляли 103 дивизий, из них 10 – танковых против 56 советских дивизий и двух бригад. Остальные силы Рабоче-Крестьянской Красной Армии только разворачивались [3, С. 107].

В рядах вооруженных сил Германии вместе с немцами шли на Восток превращать нас в своих рабов представители большинства этих самых европейских стран от поляков до португальцев, от «нейтральных» шведов и швейцарцев, до фашиствующих итальянцев.

Против этого многонационального в полном смысле европейского оккупационного монолита первых лет Великой Отечественной войны встал весь советский народ, представители всех народов и профессий.

Особый вклад в битву за Ленинград в условиях блокады внесли пожарные. Природу их подвига исследуют поколения ученых и экспертов. Только за последнее время учеными Санкт-Петербургского университета ГПС МЧС России обобщен опыт обеспечения пожарной безопасности в годы Великой Отечественной войны в трехтомной «Пожарно-спасательной исторической энциклопедии» (2019), в двухтомной «Истории пожарного дела в биографиях руководителей и выдающихся деятелей России»  (2019), в монографии «Огнеборцы военной поры» (2020) и ряде статей [4-9].

Военное положение в Ленинграде и Ленинградской области вводилось Указом Президиума Верховного Совета СССР от  22 июня 1941года (далее – Указ). Этим Указом вся полнота власти передавалась военным, включая право привлекать граждан для участия в борьбе с пожарами, эпидемиями и стихийными бедствиями [10, С. 129-131].

В четвертом томе десятитомной в 13 книгах немецкой версии истории Второй мировой войны «Германский рейх и Вторая мировая война» была опубликована директива объединенного командования вермахта «Будущее Петербурга» от 22 сентября 1941 года, первым пунктом которой объявлялось: «Фюрер принял решение стереть город Петербург с лица земли… Финляндия… тоже не заинтересована в дальнейшем существовании города…». Планировалось сделать это с помощью обстрелов и бомбардировок, блокировав полностью город, не принимая капитуляции [11, С. 974-975].

Но город, в котором только за первую неделю войны в военкоматы поступило 212 тысяч заявлений об отправке на фронт [12, С. 89], и не помышлял о капитуляции.

Фашисты предпринимали максимум усилий для выполнения указанной директивы. Обстрелы города из тяжелых орудий начались 4 сентября 1941 года, 8 сентября в результате массированной воздушной бомбардировки в течение двух часов были сброшены 6327 фугасных и зажигательных бомб. Возникли 178 пожаров. За этот месяц Ленинград подвергался бомбардировкам 23 раза, в октябре 38 раз, в ноябре 36 раз. При этом в течение суток совершались до 10 налетов, которые длились по пять-шесть часов и более. Большая часть зажигательных бомб была начинена фосфором, вызывавшим большие пожары В течении трех месяцев город ежедневно обстреливали из тяжелых орудий, которые выпустили свыше 30 тысяч снарядов [13, С. 407; 14, С. 66, 67; 15, С. 24]. А всего за годы блокады – 150 тысяч снарядов и 105 тысяч авиабомб, которые разрушили более 10 тысяч домов, 15 миллионов квадратных метров жилой площади, 849 заводов, 526 школ и детских садов, 21 научное учреждение [3, С.198].

Эти факты подтверждают в каких нечеловеческих условиях город продолжал жить бороться и побеждать.

В первый день войны все пожарные подразделения были приведены в состояние боевой готовности. Решением исполнительного комитета Ленинградского городского Совета депутатов трудящихся и бюро городского комитета ВКП(б) «О мероприятиях по усилению противопожарной защиты города Ленинграда» от 24 июня 1941 года перед ними ставилась задача локализации возможности развития и распространения пожаров.

Такая задача и определила основные направления  деятельности пожарной охраны города на весь последующий период боевых действий по защите Ленинграда от фашистских оккупантов.

Деятельность по обеспечению пожарной безопасности включала организационные мероприятия, пожаротушение во взаимодействии с подразделениями местной противовоздушной обороны (далее – МПВО), профилактическую работу и взаимодействие с правоохранительными органами.

Кроме того, по Плану внутренней обороны города пожарные должны были готовиться  к уличным боям в случае возможного наступления противника и его прорыва за городскую черту.

В этих целях из личного состава городских и объектовых пожарных команд было сформировано 11 стрелковых батальонов, которым были определены секторы внутренней обороны, приближенные к районам постоянной дислокации команд. В последствии батальоны свели в отдельную дивизию пожарной охраны в составе трех полков, которые имели необходимое вооружение и боеприпасы. Командиром дивизии был назначен начальник Управления военизированной пожарной охраны города полковник М.К. Сериков, а начальником штаба – полковник В.П. Верин. Поэтому пожарные продолжали заниматься и военной подготовкой.

Вся пожарно-спасательная работа осуществлялась под руководством Штаба МПВО из 49 человек во главе с полковником М.К. Сериковым, который оставался начальником Управления военизированной пожарной охраны Ленинграда Управления Народного комиссариата внутренних дел СССР по Ленинградской области (далее – Управление ВПО).

На казарменное положение был переведен весь личный состав, включая обслуживающий персонал в частях и Управлении ВПО: телефонисты, телеграфисты, секретари, делопроизводители, работники хозяйственных аппаратов, личный состав, входящий в унитарные команды МПВО и другие местные формирования. Только в мае 1942 года обслуживающий состав был снят с казарменного положения, вольнонаемный состав переведен на семидневную рабочую неделю. На казарменном положении был оставлен только оперативно-строевой, командно-начальствующий, политический и инспекторский состав частей и управлений, инспекторский состав отделов Государственного пожарного надзора. младший начальствующий и рядовой состав, состоящий в боевых расчетах, монтеров и механиков связи. А главное – были разрешены три выходных дня в месяц [16].

В августе 1941 года во всех районах были созданы районные управления пожарной охраны (далее – РУПО), которым подчинялись все пожарные подразделения и формирования в районе. На них возлагались задачи противопожарного обеспечения районов, организации боевой и политической подготовки подразделений, их хозяйственно-бытовое и финансовое обеспечение. Для оперативного реагирования и более качественного управления пожаротушением во всех РУПО были организованы районные оперативные группы пожаротушения по четыре человека в каждой.

В сентябре приказом Народного комиссара внутренних дел СССР от 20 сентября 1941 года  № 001396 была расформирована Вторая пожарно-техническая школы военизированной пожарной охраны НКВД СССР (далее – ПТШ-2). Во исполнение приказа НКВД СССР начальник управления НКВД комиссар 3-го ранга Кубаткин издал приказ от 25 сентября 1941 года № 00307 «О передаче имущества ПТШ № 2 ВПО НКВД СССР и вооружения в ОМТО АХУ УНКВД ЛО». Этим же приказом учебная пожарная команда и командный состав ПТШ-2 были переданы в распоряжение Управления ВПО Ленинграда, а личный состав направлен в распоряжение 20-й стрелковой дивизии НКВД СССР и УПО УНКВД Ленинградской области.

Таким образом подразделения пожарной охраны были усилены 318 профессиональными специалистами из числа преподавателей и выпускников ПТШ-2.

Постановление Совета Народных Комиссаров СССР «О всеобщей обязательной подготовке населения к ПВО» от 2 июля 1941 года активизировало работу в этом направлении. Она осуществлялась в соответствии с требованиями Положения «О местной противовоздушной обороне Союза ССР», утвержденном Советом Народных Комиссаров в 1941 году.

Части и подразделения местной противовоздушной обороны (далее – МПВО) предназначалась для ликвидации последствий артиллерийских обстрелов и ударов авиации противника и были составной частью системы ПВО страны.

Группа самозащиты формировалась в домах с численностью жильцов от 200 до 500 человек, с большей численностью – несколько групп самозащиты (по подъездам), меньшей численностью групп самозащиты создавались поквартально. В учреждениях и на предприятиях группы самозащиты создавались при численности служащих и рабочих от 100 до 300 человек [17].

По решению исполнительного комитета Ленинградского совета от 27 июня 1941 года силы и средства МПВО Ленинграда были развёрнуты и приведены в боевую готовность. На второй день войны на крышах и чердаках жилых и производственных зданий устанавливалось круглосуточное дежурство постов групп самозащиты МПВО и активизировался процесс формирования новых групп самозащиты в жилых домах и к концу 1941 года их количество увеличилось на 3040 групп, в которых состояло почти 90 тысяч человек. Пожарные подразделения организовали процесс обучения этих новых групп. Благодаря участию пожарных специалистов количество оборудованных убежищ увеличилось почти в 3,5 раза [18].

Особое внимание профессиональные пожарные обращали на пожарные звенья групп самозащиты. Пожарное звено состояло из командира и восьми пожарных, которые занимались противопожарной профилактикой на закрепленной территории, обеспечивали при необходимости исправность средств пожаротушения, организовывали и несли постовую и дозорную службу, тушили зажигательные бомбы и возникающие от них пожары, собирали остатки зажигательных веществ и уничтожали их, несли дежурства на местах потушенных пожаров, проводили первоочередные спасательные работы. Противопожарное имущество состояло из простого оборудования и инструментов лестница-палка, пожарные ломы, большие железные лопаты, железные ведра, клещи для извлечения зажигательных бомб, ящики с песком, кадки для воды, фонари, рукавицы.

Пожарные Ленинграда сыграли большую роль в организации и деятельности комсомольского полка противопожарной обороны города. Полк был сформирован по приказу начальника Управления НКВД по Ленинградской области от 18 августа 1941 года № 228 в составе 15 рот и трех отдельных взводов из числа комсомольцев, рабочей молодежи, студенчества, учащихся и служащих, большинство из которых были 15-17-летнего возраста. Комсомольский полк подчинялся Управлению военизированной пожарной охраны НКВД города, а в 1943 году он был включен в состав РККА.

Подразделения полка охраняли здания Смольного, Эрмитажа, Таврического дворца, Библиотеки Академии наук, а также Дворцы культуры, театры, госпитали, ряд важных промышленных предприятий оборонного значения и другие объекты. Роты трех-пяти-взводного состава в зависимости от значимости района формировались в каждом административном районе города, а в Пушкине, Петергофе, Кронштадте – отдельные взвода. Командиром комсомольского полка был назначен полковой комиссар Сергей Степанович Воронов – заместитель начальника политотдела Управления военизированной пожарной охраны НКВД города Ленинграда. Кроме него в состав полка были назначены на командные должности еще 50 профессиональных пожарных. Так, преподаватель ПТШ № 2 Б. Попов был назначен командиром одной роты этого полка [19].

Символично, что и выпускники пожарных учебных заведений, получившие большой опыт пожаротушения с возобновлением учебного процесса в ПТШ № 2, направлялись на преподавательскую работу, как, например, Герман Тимофеевич Моисеев – выпускник Ленинградского пожарного техникума, возглавлявший с первых дней восьмую роту Приморского района комсомольского полка МПВО, как особо отличившийся, в июне 1944 года стал преподавателем в ПТШ № 2.

Профилактические меры по предупреждению распространения пожаров стали предприниматься в первые же дни войны.

В короткий срок пожарные команды при самом активном содействии населения приспособили для тушения пожаров 228 существующих в городе водоемов. При этом пришлось удалить около 100 тысяч кубических метров грунта. Было вырыто 272 искусственных водохранилища, общей емкостью в 120 тысяч кубических метров. В дополнение к этому соорудили 142 водяных резервуара, восстановили 16 артезианских скважин. Подобная работа проводилась на всех промышленных предприятиях при помощи и контроле специалистов Управления ВПО города.

Противопожарными водоемами служили Большая и Малая Нева, Большая, Средняя и Малая Невки и еще 65 рек, речек, рукавов и каналов. На их берегах было построено 156 пирсов. При массовых воздушных налетах, после повреждения водопроводной сети, они стали единственными источниками водоснабжения на пожарах.

Приказ начальника местной противовоздушной обороны города полковника Е.С. Лагуткина, изданный 27 июня 1941 года в связи с введением в Ленинграде особого положения, устанавливал правила противовоздушной обороны для населения. Ряд его пунктов определял направление работы местных руководящих органов и всего населения по предупреждению возгораний от зажигательных бомб.

Эффективным средством обезвреживания зажигательных бомб и предупреждения распространения огня явился песок. Им засыпали чердачные перекрытия. Во многих местах создавались запасы песка. Так, трамвайно-троллейбусное управление ежедневно ввозило в город 1600 кубических метров песка. За первые два месяца войны было завезено песка около 300 тысяч кубических метров. Песок брали даже с пляжа Петропавловской крепости.

Решением исполкома городского Совета депутатов трудящихся была мобилизована вся бочечная тара, находившаяся в распоряжении Управлений снабжения и торговли, с целью использования ее в качестве емкостей для воды при тушении зажигательных бомб.

Управление ВПО Ленинграда использовало все возможности для снижения возгораемости деревянных чердачных и иных конструкций. В этих целях использовались глина, известь, поваренная соль. Задачу простого рецепта огнезащитной обмазки на основе местного дешевого сырья решил Государственный институт прикладной химии, предложивший для этой цели раствор суперфосфата в воде (авторы А.С. Заславский и П.М. Браун). Применение этого раствора имело положительные результаты: суперфосфатная обмазка активно препятствовала распространению огня по деревянным конструкциям. В жилых домах, на предприятиях и в учреждениях ленинградцы быстро и успешно справились с порученным делом: еще до начала массированных воздушных налетов они дважды покрыли огнезащитным составом 90 процентов всех чердачных конструкций в городе.

Кроме того, в ходе подготовки города к противопожарной обороне по предписаниями пожарных инспекторов было снесено 50110 деревянных сараев, кладовых и других сгораемых надворных построек. Покрыто огнезащитной обмазкой 19,000039 миллионов квадратных метров сгораемых конструкций чердачных помещений. Завезено в дома, поднято на чердаки и лестницы более 100 тысяч кубометров песка. Заготовлено более 100 тысяч бочек с водой [15, 20].

Все эти и другие меры способствовали максимально возможной локализации пожаров.

Ленинград находился на военном положении. Осадное положение не вводилось, но действовало специфическое законодательство с некоторыми элементами осадного положения. В этих условиях, необходимо было организовывать взаимодействие не только с военными, но и с органами обеспечения внутренней безопасности.

Управление ВПО Ленинграда, РУПО взаимодействовали с милицией города и полком по охране революционного порядка численностью в две тысяч сто шестьдесят человек, сформированным по решению горкома комсомола в сентябре 1941 года для помощи территориальным отделениям милиции. Это взаимодействие осуществлялось, в частности, по линии контроля за организацией и деятельностью групп самозащиты населения. Это входило в обязанности не только пожарной охраны, но и милиции. Но с началом войны состав милиции пополнялся в основном за счет пенсионеров, женщин, бригадмильцами и комсомольцами, то есть подростками, из числа лиц непригодных к строевой службе [21]. Поэтому такая взаимная помощь была просто необходима.

Таким образом, несмотря на все трудности первого этапа Великой Отечественной войны и крайне сжатые сроки для подготовки города к обороне, да еще в условиях блокады, пожарная охрана города предпринимала все возможные действия для минимизации последствий будущих обстрелов и бомбардировок.

Руководителями города, Штабом МПВО и Управлением ВПО были проведены необходимые организационные мероприятия по переводу пожарной охраны на военное положение.

Профилактические мероприятия способствовали сокращению масштабов пожаров и сохранению части городской инфраструктуры.

Благодаря умелому руководству пожарные службы работали в тесном взаимодействии со всеми городскими силами, призванными противостоять как агрессору, так и пожарам, и другим стихийным бедствиям, внесли свой вклад в общую победу над врагом.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Заседание Российского организационного комитета «Победа» [Сайт Президента Российской Федерации] – URL: http://www.kremlin.ru/events/president/news/62293 (дата обращения 01.03.2020).

  1. Importance of European remembrance for the future of Europe. Thursday, 19 September 2019 – Strasbourg // [Сайт Европарламента] – URL: https://www.europarl.europa.eu/doceo/document/ (дата обращения 01.03.2020).

3. Великая Отечественная война 1941–1945 годов. В 12 т. Т.1. Основные события войны. М.: Воениздат, 2011. – 848 с., ил.

  1. Пожарно-спасательная историческая энциклопедия. В 3 тт. / под общей ред. Э.Н. Чижикова. СПб.: СПбун-т ГПС МЧС России, 2019. Т. 1 – 292 с.: с ил., Т. 2 – 444 с.: с ил., Т. 3 – 339 с.
  2. ВиноградовВ.Н., Мусиенко Т.В., Лукин В.Н., ЧижиковЭ.Н., Онов В.А., Минина А.П. История пожарного дела в биографиях руководителей и выдающихся деятелей России. Монография в 2 тт. / под ред. Э.Н. Чижикова. СПб.: СПб ун-т ГПС МЧС России, 2019. Т. 1 – 296 с.: с ил. Т. 2 – 324 с.: с ил.
  3. Виноградов В.Н., Луговой А.А., Минина А.П. Огнеборцы военной поры. СПб.: Санкт-Петербургский университет ГПС МЧС России, 2020. 192 с.
  4. Горшкова Е.Е., Дехтерёва В.В. Противопожарная защита городов во время Второй мировой войны // Проблемы управления рисками в техносфере. 2017. № 4 (44). С. 42-49.
  5. ВиноградовВ.Н., Мусиенко Т.В., Лукин В.Н., Минина А.П. Из опыта подготовки среднего начальствующего состава пожарной охраны в 1930-е годы (на примере Ленинградского пожарного техникума НКВД СССР-Пожарно-технической школы № 2 ВПО НКВД СССР) // Credo new. 2020. № 1. С.13-28.
  6. О военном положении (Указ от 22 июня 1941 г.) // Ведомости Верховного Совета СССР, 1941 г., № 29. С. 129-131.
  7. Das Deutsche Reich und der Zweite Weltkrieg. Herausgegeben vom Militдrgeschichtlichen Vorschungsamt. Deutsche Verlags-Anstalt, Stuttgart. Bd. 4. – 1983, 1172 S.
  8. В годы суровых испытаний (Ленинградская партийная организация в Великой Отечественной войне. Л.: Лениздат, 1985. 422 с.
  9. Ленинград в осаде. Сборник документов о героической обороне Ленинграда в Великой Отечественной войне. 1941-1944. / отв. ред. А.Р. Дзенискевич. СПб., 1995. 640 с.
  10. 14. Светлишин Н. А. Войска ПВО страны в Великой Отечественной войне. М.: Наука, 1979. 296 с.
  11. Виноградов В.Н., Щаблов Н.Н. Пожарная охрана Ленинграда в начале Великой Отечественной войны (июнь–декабрь 1941 г.) // Медико-биологические и социально-психологические проблемы безопасности в чрезвычайных ситуациях. 2015. № 2, С. 22-29.
  12. О предоставлении выходных дней личному составу Управлений и частей пожарной охраны города и снятия с казарменного размещения некоторого контингента л/с пожарной охраны. Приказание по Управлению Военизированной пожарной охраны УНКВД г. Ленинграда № 63 от 3 мая 1942 г. // [Сайт 78 МЧС] – URL: https://78.mchs.gov.ru/deyatelnost/press-centr/novosti (дата обращения 05.03.2020).
  13. Положение о Местной противовоздушной обороне СССР. 1941 г. ГУ МПВО НКВД СССР. Ф. 37878, оп. 1, д. 337, л.1-33.
  14. Оборона Ленинграда, 1941-1944. Воспоминания и дневники участников / предисл. маршала М. В. Захарова. Л.: Наука, 1968. 790 с.
  15. История МПВО // История МПВО // [Сайт 78 МЧС] – URL: https://78.mchs.gov.ru/deyatelnost (дата обращения 01.03.2020).
  16. Панфилец А.В. Специфика охраны правопорядка милицией блокадного Ленинграда // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России № 1 (81) 2019. С. 45–52.

 

 269 total views,  2 views today