Рущин Дмитрий Александрович. Проблемы и перспективы развития цифрового авторитаризма

Рущин Дмитрий Александрович

Санкт-Петербургский государственный университет

Доцент кафедры теории и истории международных отношений

Кандидат исторических наук

Ruschin, Dmitry Alexandrovich

Saint Petersburg State University

Associate Professor of the Department of Theory and History of International Relations

Candidate of Science in History

E-mail : ruschin@mail.ru

УДК 327

 

Проблемы и перспективы развития цифрового авторитаризма

Аннотация: Цифровой или электронный авторитаризм – это использование властями цифровых коммуникаций и приспособление к неизбежно привносимым ими изменениям. Он позволяет авторитарным режимам и правителям решать целый ряд важных задач. Выступает в качестве элемента внутренней и внешней легитимации, механизма мониторинга общественных настроений и инструмента повышения инвестиционной привлекательности. Цифровой авторитаризм и снижение свободы интернета становятся мировой тенденцией. Одними из лозунгов, под которым происходит это снижение, выступают лозунги укрепления информационной безопасности и сохранения традиционных ценностей от разрушительного внешнего влияния. Цифровой или электронный авторитаризм будет и далее развиваться как демократических, так и в недемократических государствах. Проблема требует дальнейшего всестороннего исследования в связи с развитием искусственного интеллекта и «больших данных».

Работа выполнена при поддержке гранта СПбГУ 26520757

Ключевые слова: цифровой авторитаризм, электронный авторитаризм, информационная безопасность, электронное участие граждан, интернет, социальные сети.

 

Problems and Prospects of Digital Authoritarianism Development

Abstract: Digital or electronic authoritarianism is the use of digital communications by the authorities and adaptation to the changes they inevitably bring. It allows authoritarian regimes and rulers to solve a number of important tasks. It acts as an element of internal and external legitimation, as a mechanism for monitoring of public sentiment and a tool for increasing investment attractiveness. Digital authoritarianism and declining Internet freedom are becoming a global trend. One of the slogans under which this decline occurs is the slogan of strengthening information security and preserving traditional values from destructive external influence. Digital or electronic authoritarianism will continue to develop in both democratic and non-democratic states. The problem requires further comprehensive research in connection with the development of artificial intelligence and “big data”.

The author acknowledges Saint-Petersburg State University for a research grant 26520757

Keywords: digital authoritarianism, electronic authoritarianism, information security, electronic participation of citizens, Internet, social networks.

 

В последние годы во многих странах наблюдается тенденция усиления контроля правительств за доступом граждан к информации в сети. Этот контроль правительств за доступом населения к информации в интернете зачастую осуществляется под лозунгами укрепления информационной безопасности и сохранения традиционных ценностей и укладов жизни.

Контроль подразумевает не только попытки регулирования интернета с разной степенью жесткости. Одновременно зачастую предлагается довольно активное электронное участие граждан. Оно постепенно перестает быть отличительной особенностью демократий западного типа. В считающихся по западным стандартам недемократических странах появляются все чаще интерактивные государственные порталы, сайты электронных петиций, форумы, блоги, списки рассылки и иные механизмы обратной связи. При этом характеристики политического режима все меньше и меньше объясняют различия в уровне развития электронного участия. Все это можно характеризовать как цифровой или электронный авторитаризм.

Как полагает Ю. А. Кабанов, c точки зрения регулирования интернета деление стран на демократические и недемократические ныне не всегда работает [1]. При этом государства первого типа вполне могут ограничивать и блокировать контент в сети, а второго — активно использовать ее возможности [2]. На самом деле дифференциация происходит внутри групп. Что же касается недемократических государств, то их позиции по этому вопросу определяются, прежде всего, тем, как они отвечают на вызовы времени и решают дилеммы, поставленные новыми технологиями. Все больше стран практикуют то, что Р. МакКиннон называет сетевым авторитаризмом. Под ним подразумевается такая ситуация, когда режим «пользуется цифровыми коммуникациями и приспосабливается к неизбежно привносимым ими изменениям» [3]. Такие государства зачастую допускают относительно свободное общение в сети, но различными способами препятствуют его превращению в угрозу режиму. Власть при этом выступает не только как регулятор, но и как активный участник интернет – пространства [4].

Китай часто называют страной, которая при помощи так называемого «Золотого щита» (или «Великой китайской информационной стены») руководит интернетом в своей стране. В этом государстве с 2000-х годов закрыт доступ к Facebook, Twitter, Google, YouTube и другим известным ресурсам. Официальной причиной закрытия доступа называется борьба с экстремизмом. Также в Поднебесной заблокированы многие мессенджеры, в частности, WhatsApp и Telegram. В то же время в Китае имеются альтернативы западным сетям. Число пользователей Всемирной сети в Китае достигло 802 миллионов, говорится в докладе Китайского информационного интернет – центра (CNNIC). Согласно докладу, доступ к интернету имеют 57,7% населения Китая [5].

Одновременно Китай учит мир цифровому авторитаризму. Китайские чиновники за один год провели тренинги и семинары по новым медиа или управлению информацией для представителей 36 стран из 65, исследованных в отчете Freedom House «Свобода в сети 2018» за 2018 год [6].

Отмечается снижение свободы интернета в США. Во многих странах были приняты или предложены законы, ограничивающие деятельность интернет – СМИ под предлогом борьбы с «фейковыми новостями» и онлайн – манипуляциями.

Власти часто хотят контролировать персональные данные. Многие правительства увеличивают государственный надзор за ними. При этом часто уменьшается независимый надзор и ослабевает уровень шифрования. Это делается для того, чтобы получить неограниченный доступ к данным пользователей. Зачастую происходят попытки защитить граждан простым требованием хранить их данные на территории страны, без введения защиты от ненадлежащего вмешательства правительства.

Зачастую регистрируются факты манипуляции онлайн – дискуссиями социальных сетей и их содержанием со стороны проправительственных комментаторов, «ботов» или «троллей».

Во время проведения выборных кампаний и выборов может происходить увеличение потоков дезинформации, цензуры, кибернетических атак и арестов критиков правительства.

По политическим соображениям и по соображениям безопасности власти могут прерывать предоставление интернет-услуг и намеренно препятствовать работе интернета или мобильных телефонных сетей. Это, например, было осуществлено в Республике Ингушетия в составе Российской Федерации осенью 2018 года в период социально-политической напряженности, вызванной соглашением по закреплению территориальных границ между Ингушетией и Чечней. В России и Иране пытались заблокировать Telegram. Но это фактически оказалось бесполезным. Даже официальные российские властные структуры и представители продолжают пользоваться существующими и создавать новые телеграм — каналы.

Россия вошла в перечень стран с «несвободным интернетом», говорится в новом отчете «Свобода в сети 2019» международной правозащитной организации Freedom House [7]. Согласно этому документу, РФ набрала 31 балл из 100 возможных. Рейтинг «Свобода в сети» международной правозащитной организации Freedom House охватывает 65 стран, на которые приходятся 87 % мировых пользователей сети. Информация, включенная в последний отчет, охватывает период с июня 2018 года по май 2019 года.

1 ноября 2019 года в России вступил в силу пакет поправок в законы «О связи» и «Об информации», предполагающий обеспечение целостности, устойчивости и безопасности интернета в России в случае внешних угроз (так называемый закон о Рунете). Правозащитная организация «Репортеры без границ» раскритиковала новый закон, назвав его «опасным шагом к всеобъемлющему контролю и надзору над цифровой коммуникацией».

Обозреватель газеты “The Times of Israel” Фрэнк Баяк (Frank Bajak) написал 22 ноября 2019 года, что иранское отключение интернета было первым случаем, когда удалось эффективно изолировать целую нацию. Закрытие интернета во время осенних протестов 2019 года по всей стране с населением в 80 миллионов человек впервые позволило эффективно изолировать современную, высокоразвитую внутреннюю сеть. Это делает его важной вехой в усилиях авторитарных правительств по цензуре онлайн – коммуникаций [8].

В то же время деятельность активистов в цифровой сфере подталкивает к политическим, экономическим и социальным изменениям. Интернет остается инструментом демократических преобразований. В частности, в Армении в апреле 2018 года граждане эффективно использовали социальные медиаплатформы, приложения для общения и прямые видеотрансляции в интернете, чтобы осуществить ненасильственные изменения в своей стране.

Центр изучения новых коммуникаций (ЦИНК) провел исследование «Цифровая» революция в Гонконге. Роль онлайн-инструментов в массовых протестах 2019 г.» (19 сентября 2019 года. Автор: Малек Дудаков). Оно посвящено тому, как онлайн – инструменты используются во время массовых протестов в Гонконге лета-осени 2019 г. [9] Вот ключевые выводы: 1. За три месяца активных протестных действий в Гонконге преимущество оппозиционеров в пропагандистской работе представляется очевидным. Им удалось развернуть широкую информационную активность внутри города и успешно апеллировать к мнению международной общественности, которая в целом встала на их сторону. 2. Лидеры демонстрантов новаторски подошли к задаче координации протестных действий: здесь применяются и популярные мессенджеры (в первую очередь Telegram), и сервисы рассылки файлов (Apple AirDrop), и сервисные приложения вроде Uber и Tinder, и анонимные городские форумы (LIHKG). 3. Для участников протестов основополагающим является сохранение своей анонимности, а также возможность быстро и оперативно донести собственную точку зрения до симпатизирующих им членов общества. 4. Тестируя различные тактики проведения акций, оппозиционеры пришли к своеобразной геймификации протеста, превращению его в подобие видеоигры, где они пользуются оперативно обновляемыми картами протестных действий и применяют методы, почерпнутые из виртуального мира. 5. Эффективность действий китайских властей находится на среднем уровне и растет после неудачного старта, когда Пекин оказался не готов к масштабной пропагандистской войне. Пока информационная кампания официальных СМИ КНР не оказала существенного влияния на мировую информационную повестку. Тактика использования бот-аккаунтов в зарубежных соцсетях вызвала скорее отторжение у общественности других стран. 6. Власти Китая смогли удержать контроль за патриотическим дискурсом внутри страны, а также организовать работу с китайской диаспорой за рубежом. В продвижении государственной позиции участвует массовая аудитория китайских соцсетей: общественность материкового Китая находится на стороне своей власти. Внутри самого Гонконга в условиях недоверия к сторонникам официального Пекина особого успеха им достичь не удалось.

Рассматриваемая тема требует дальнейшего всестороннего исследования в связи с развитием искусственного интеллекта и «больших данных». «Википедия» определяет большие данные (англ. Big Data) в информационных технологиях как «обозначение структурированных и неструктурированных данных огромных объёмов и значительного многообразия, эффективно обрабатываемых горизонтально масштабируемыми программными инструментами, появившимися в конце 2000-х годов и альтернативных традиционным системам управления базами данных и решениям класса Business Intelligence» [10]. Кстати, «Википедия» и сама по себе проект эпохи больших данных, где они отлично структурированы и потому работать с ними может любой пользователь [11].

Британская компания Cambridge Analytica работала со сторонниками Brexit в Британии, а также помогла Дональду Трампу выиграть президентские выборы в США с помощью технологий больших данных и персонально таргетированной рекламы в интернете. Фирма Cambridge Analytica помогала Трампу, по некоторым оценкам, за относительно скромное вознаграждение, в общей сложности, примерно 15 миллионов долларов. С помощью анализа данных, которые оставляют в сети все пользователи интернета, специалистам компании удалось найти неочевидные связи и паттерны. Например, выяснилось, что люди, предпочитающие машины американского производства, – готовые избиратели Трампа. Этот анализ данных использовался для таргетирования рекламы в интернете, для персонализации посланий, исходящих из штаба республиканского кандидата. Жителям квартала Маленький Гаити в Майями показывали информацию об отказе Хиллари Клинтон участвовать в ликвидации последствий землетрясения на Гаити, а афроамериканцам – видео, где Клинтон сравнивает темнокожих мужчин с хищниками. Волонтеры Трампа также получили подробный профайл жителей домов, где они собирались вести прямую агитацию [12]. Детали стали известны, когда британское издание The Guardian 23 марта 2018 года опубликовало презентацию, подготовленную компанией Cambridge Analytica для предвыборного штаба миллиардера Дональда Трампа. В 27-страничном отчете о работе компании на выборах президента США было подробно описано, как с помощью рекламы очерняли Хиллари Клинтон и прославляли Трампа [13].

Эксперты прогнозируют, что большие данные и искусственный интеллект способствуют усилению авторитарной власти. Есть даже предупреждения, что человечество стоит на пороге цифровой диктатуры, но пока не осознает этого. Искусственный интеллект создает условия для процветания авторитарных режимов, предупреждают аналитики компании Axios [14]. Такие режимы всегда стремились к централизации власти и сосредоточению ее в одних руках. Но с появлением новых технологий контроля и слежки перед ними открываются новые возможности, которых прежде не существовало.  Инструментом политического контроля в эпоху цифровой диктатуры должны стать крупные ИТ-компании и социальные сети. «С их помощью властям проще отслеживать события, влиять на потоки информации и маргинализировать голоса несогласных», — полагает руководитель центра технологических инноваций при Брукингском институте Даррел Уэст [14].

Таким образом, цифровой (электронный) авторитаризм позволяет авторитарным режимам и правителям решать целый ряд важных задач. Он выступает в качестве весьма важного элемента внутренней и внешней легитимации, механизма мониторинга общественных настроений и инструмента повышения инвестиционной привлекательности. Цифровой авторитаризм и снижение свободы интернета все больше становятся мировой тенденцией. Новые технологии позволяют усиливать контроль за людьми. Пока наибольшую информацию о гражданах собирают корпорации, но государственные органы их скоро догонят, а кое-где, например, в Китае они уже догнали и перегнали. Хотя возникают и новые проблемы. Например, распространение коронарного вируса нового типа в Китае в начале 2020 года привело к повседневному использованию населением медицинских масок. А они серьезно мешают идентификации людей. Зато широко стала применяться практика электронных пропусков, которая в связи с пандемией коронавируса распространилась по всему миру. Одними из лозунгов, под которыми происходит усиление контроля, выступают лозунги укрепления информационной безопасности, сохранения традиционных ценностей, защиты их от разрушительного внешнего влияния, а также прямого обеспечения карантинных мер и режима самоизоляции в условиях глобальной пандемии коронавируса. Цифровой контроль будет и далее развиваться как в демократических, так и в недемократических государствах. Проблема становится особенно актуальной в связи с развитием искусственного интеллекта и «больших данных». Эксперты прогнозируют, что большие данные и искусственный интеллект способствуют созданию и усилению авторитарной власти. Есть даже предупреждения, что человечество стоит на пороге цифровой диктатуры или даже цифрового концлагеря, но пока не осознает этого. Авторитарные режимы всегда стремились к централизации власти и сосредоточению ее в одних руках. Но с появлением новых технологий контроля и слежки перед ними открываются новые возможности, которых прежде не существовало.

Работа выполнена при поддержке гранта СПбГУ 26520757

Литература:

  1. Кабанов, Ю. А. Электронный авторитаризм: Институт электронного участия в недемократических странах // Полития. 2016. № 4 (83). С. 48.
  2. Howard, P. N., Agarwal S. D., Hussain M. M. The Dictators’ Digital Dilemma: When Do States Disconnect Their Digital Networks? // Issues in Technology Innovation. 2011. № 13.
  3. MacKinnon, R. China’s «Networked Authoritarianism» // Journal of Democracy. 2011. Vol. 22. № 2. Pp. 33.
  4. Pearce, K. E., Kendzior S. Networked Authoritarianism and Social Media in Azerbaijan // Journal of Communication. 2012. Vol. 62. № 2. P. 284.
  5. В Китае число интернет-пользователей превысило 800 миллионов человек // РИА Новости. 22.08.2018. https://ria.ru/world/20180822/1526980024.html
  6. Freedom on the Net 2018. The Rise of Digital Authoritarianism. https://freedomhouse.org/report/freedom-net/freedom-net-2018/rise-digital-authoritarianism
  7. Freedom on the Net 2019. https://www.freedomonthenet.org/explore-the-map
  8. 8. Frank Bajak. Iran’s internet blackout the first to effectively isolate a whole nation. The Times of Israel. 22 November 2019. https://www.timesofisrael.com/iran-internet-blackout-the-first-to-effectively-isolate-a-whole-nation/
  9. 9. «Цифровая» революция в Гонконге. Роль онлайн-инструментов в массовых протестах 2019 г. Центр изучения новых коммуникаций (ЦИНК): Аналитический доклад. 19 сентября 2019 года. Автор: Малек Дудаков. https://zn.center/upload/img/1452421253.pdf
  10. Большие данные. Материал из Википедии — свободной энциклопедии. https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D1%88%D0%B8%D0%B5_%D0%B4%D0%B0%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D0%B5
  11. Ширяев Валерий. В эпоху Big Data Оруэлла пора переписывать // Новая газета. 2016. 14 декабря. № 140. https://novayagazeta.ru/articles/2016/12/12/70879-v-epohu-big-data-oruella-pora-perepisyvat
  12. Добрынин Сергей. “Мы не заметим, как мир захватит искусственный интеллект” // Радио Свобода. 2016. 9 декабря. https://www.svoboda.org/a/28166040.html
  13. Как Cambridge Analytica «выиграла» выборы для Трампа: The Guardian // Медуза. 2018. 23 марта. https://meduza.io/feature/2018/03/23/kak-cambridge-analytica-vyigrala-vybory-dlya-trampa-the-guardian
  14. 14. Красильникова Юлия. «ИИ станет главным инструментом цифровой диктатуры» // Хайтек+. 9 октября. https://hightech.plus/2018/10/09/ii-stanet-glavnim-instrumentom-cifrovoi-diktaturi

 274 total views,  2 views today