Малюкова Ольга Владимировна. Логическая аналитика государственно-правовой понятийности: экстремизм и терроризм

 

Малюкова Ольга Владимировна,

ФГБОУ ВО «Московский государственный юридический

университет (МГЮА) имени О.Е. Кутафина»,

профессор кафедры философии и социологии,

доктор философских наук

Malyukova Olga V.

Moscow State Law University,

PhD, professor of the Department

«Philosophy and Sociology»

E-mail: o.maliukova@list.ru

УДК 168

 

Логическая аналитика государственно-правовой понятийности: экстремизм и терроризм

 

Аннотация:  Современное гуманитарное знание и правовая наука, в том числе, до сих пор пребывают в плену понятийной методологии, созданной в античности Платоном и Аристотелем. Согласно этому представлению сущность любого объекта выражается при помощи понятия, понятие работает только со свойствами объектов, а определение понятия через род и видовое отличие раскрывает сущность объекта. Проведенная в статье логическая аналитика понятий государства, экстремизма и терроризма показывает, что современная политическая реальность не совсем адекватно представлена политологической понятийностью. Классические понятия «радикализм», «экстремизм», «терроризм» и др. перестают соответствовать новым политическим реалиям, а постоянный пересмотр содержания данных понятий и его обогащение приводит к размыванию терминов и сложностям в их конкретном использовании, например, в ситуациях правоприменения. Проблема частично решается с помощью легальных определений. Решением проблемы станет создание информационной технологии работы с понятиями в рамках машинного обучения.

Ключевые слова: понятие, понятийная методология, логический анализ, радикализм, терроризм, экстремизм.

 

Logical analytics of state-legal conceptuality:

extremism and terrorism

 

  Abstract: Modern humanitarian knowledge and legal science, including, are still captive to the conceptual methodology created in antiquity by Plato and Aristotle. According to this concept, the essence of any object is expressed with the help of a concept, the concept works only with the properties of objects, and the definition of a concept through the genus and species difference reveals the essence of the object. The logical analysis of the concepts of the state, extremism and terrorism carried out in the article shows that modern political reality is not quite adequately represented by political science conceptuality. The classical concepts of “radicalism”, “extremism”, “terrorism” and others cease to correspond to the new political realities, and the constant revision of the content of these concepts and its enrichment leads to the erosion of terms and difficulties in their specific use, for example, in situations of law enforcement. The problem is partially solved with legal definitions. The solution to the problem will be the creation of an information technology for working with concepts in the framework of machine learning.

 Keywords: concept, conceptual methodology, logical analysis, radicalism, terrorism, extremism.

 

«Государство существует не для того,

чтобы превратить земную жизнь в рай,

а для того, чтобы помешать ей

 окончательно превратиться в ад».

Н.А. Бердяев.

Современная планетарная цивилизация окончательно приняла государственно-правовой характер. Во всем мире восторжествовала политическая парадигма. Любой человек является гражданином какого-нибудь государства, любая территория, за исключением строго оговоренных земель, принадлежит определенному государству. В настоящее время на планете существует около 200 суверенных государств, которые пользуются едиными дипломатическими протоколами и соблюдают общие международные законы. Большинство стран являются членами ООН, все они признаны суверенными государствами с соответствующими правами и привилегиями. Суверенные государства, несмотря на существенные различия, имеют много общих политических идей и политических практик. Это существование политических партий, всеобщее избирательное право, наличие представительных органов государственной власти, разделение властей, реализация прав человека и т.д.

В мире существуют различные варианты несостоятельных государств. Каждое такое государство несостоятельно по-своему, в нем отсутствует та или иная часть основного политического пакета (признаков государства), чаще всего, международное признание. На этом фоне можно особо выделить т.н. «Исламское государство», которое полностью отрицало необходимость этого пакета и попыталось основать принципиально иное политическое образование – всемирный халифат, именно по этой причине оно и потерпело крах. В прошлом самым разным экстремистским движениям и террористическим организациям удавалось основывать новые государства или захватывать власть на старых территориях. Затем они встраивались в глобальный миропорядок.

Логическую аналитику государственно-правовой понятийности экстремизма и терроризма следует начинать с анализа политической парадигмы, в частности, с анализа понятия государства. Становление единой политической парадигмы при сохранении различных политических взглядов происходило в течение продолжительного времени. Начало осевого времени датируется приблизительно пятым веком до нашей эры. Древняя Греция породила такое явление, как полисы, города-государства с прямой демократией. Древнеримское государство стало первой классической империей. Средневековая Европа создала феодальные княжества, независимые итальянские города-государства, крошечные теократии и Священную римскую империю. В исламском мире возник халифат, претендовавший на религиозное полновластие, но наряду с ним существовали также королевства, султанаты и эмираты. Китайские империи считали себя единственным законным политическим образованием, но на севере и западе от них яростно сражались друг с другом племенные союзы, а также некоторые государства. Владимиро-Суздальское княжество некоторое время являлось частью китайской империи при монгольской династии. Японский сегунат стал еще одной формой государства и более нигде не встречался.  В Индии и Юго‑Восточной Азии различные формы государственного устройства сменялись как в калейдоскопе.  Доколумбова Америка, Африка и Австралия до начала колонизации отличались необыкновенным разнообразием сообществ, от крошечных групп охотников и собирателей до обширных империй.

В настоящее время это разнообразие ушло. Единая политическая парадигма хорошо просматривается на символическом уровне: каждое государство обзавелось государственным гимном и государственным флагом, при этом тексты гимнов практически одинаковы, а флаги однотипны. В современной политической парадигме государство определяется как общественно-политический институт, выработанный длительной практикой человечества, как система официальных (конституционных) органов власти в той или иной стране. Государство представляет собой основное учреждение и способ политико-правовой организации жизни общества во главе с единоличным или коллективным правителем, различными ветвями властей, а также с вертикальной системой управления, с помощью которой осуществляется власть, сохраняется существующий строй и обеспечивается нормальная жизнь граждан. В современных условиях государственное устройство закрепляется в конституциях и соответствующем законодательстве. Обычно государством называют страну с описанной политико-правовой организацией. С понятийной точки зрения проведенный анализ пока не дает определения государства, представленная информация может быть охарактеризована как описание или характеристика государства в качестве изучаемого объекта.

Любое понятие имеет содержание и объем, в том числе, и понятие государства. Под содержанием понятия  имеются в виду его основные признаки, желательно иерархически расположенные. Основными признаками государства являются:

Наличие особой системы органов и учреждений, осуществляющих властные функции или механизм государства;

Право, закрепляющее определенную систему норм, санкционированных государством или государственное законодательство;

Определенная территория с населением, на которую распространяется юрисдикция данного государства или государственная граница и граждане.

Дополнительными признаками государства являются:

Суверенитет, понимаемый как независимость государства во внешних сношениях и верховенство государственной власти во внутренней политике.

Культура, система образования и язык, законодательно закрепленные.

Символика, включающая герб, флаг, гимн и прочую атрибутику.

Собственная армия и т.д.

Дополнительные признаки государства традиционно понимаются как производные, т.е. соответствующие основным функциям. Функции государства могут варьироваться в зависимости от различных обстоятельств, например, они могут быть постоянными и временными, явными и скрытыми, охранительными и регулятивными. Наиболее интересным является вопрос о наличии т.н. показательного, отличительного признака. В качестве такого выступает некая особенность объекта, которая может быть слабо связана или совсем не связана с основными признаками. У человека как биологического вида такой особенностью является мягкая мочка уха. Существует такая особенность и у государства, в этом качестве в настоящее время можно рассматривать членство в ООН.

За свою многовековую историю человечество создало многие варианты государств и оценило их достоинства, противоречия и недостатки. Многовариантность понятия, в данном случае государства, рассматривается посредством операции деления понятия. Такое деление можно производить по различным основаниям. В результате получается следующая картина:

  • По формам правления (по организации верховной власти и способу ее взаимоотношения с подданными или гражданами) государства делятся на монархии и республики.
  • По типу господствующего режима государства бывают демократические, авторитарные и тоталитарные.
  • По стадии общественного развития (в марксизме) – рабовладельческие, феодальные, капиталистические и социалистические.
  • По формам территориально-административного устройства государства делятся на унитарные, конфедеративные и федеративные.
  • По национальному признаку – национальные и многонациональные.
  • По отношению к церкви – светские и теократические.
  • По континентальным признакам – европейские, африканские и т.д.
  • По историческим эпохам – античные, средневековые, современные государства и т.д.
  • По частным особенностям правления (название правителя) – империя, царство, княжество, герцогство, эмираты, ханство и т.д.

Кроме традиционных оснований деления существуют и иные, в большой степени, метафорические наименования, например, правовое государство, полицейское государство, социальное государство, диктаторское государство и др. Развитие процессов демократизации, информатизации, цифровизации, гуманизации, скорее всего, приведет к новым коррективам в понимании видов государственности. Однако уже названные основания деления дают более тридцати вариантов государственного устройства. За пределами этого перечня остается еще множество публицистических наименований государства или самоназваний, например, государство диктатуры пролетариата, государство народной демократии, общенародное государство, джамахерия, третий рейх, или молодое государство, крепнущее государство и т.д. Возможно ли подобный перечень представить в виде классификации? Скорее всего, нет, ибо классификация и лежащая в ее основании операция деления понятий предполагает выполнение основного требования – виды деления не должны пересекаться. Приведем примеры нарушения данного требования:

«Данная биодобавка приводит к повышению иммунитета у детей, взрослых, стариков, кошек, собак и других животных» или «Животные подразделяются на: а) принадлежащих императору, б) набальзамированных, в) прирученных, г) молочных поросят, д) сирен, е) сказочных, ж) бродячих собак, з) включённых в эту классификацию, и) бегающих как сумасшедшие, к) бесчисленных, л) нарисованных тончайшей кистью из верблюжьей шерсти, м) прочих, н) разбивших цветочную вазу, о) похожих издали на мух»[1].

В нашей пестрой картине государств требование правильности деления выполняется частично. В основном это нарушение касается политического режима.

Авторитарное государство – это государство с преобладанием политического режима личной диктатуры правителя (тирании, деспотии), с возможностью эволюции к абсолютной диктатуре. Такому государству присущи: а) концентрация и централизация личной власти правителя, б) безоговорочные методы командного управления, в) требование и обеспечение безусловного повиновения и исполнения. В результате, на одной стороне находится абсолютизация воли правителя, на другой стороне – подавление воли граждан. В настоящее время различают элитарный, технологический, информационный и цифровой варианты авторитаризма.

Демократическое государство – это государство с преобладанием политического режима народовластия (соблюдения интересов большинства граждан). Такому государству присущи: а) разделение властей, б) многопартийность, в) всеобщие, прямые и тайные выборы высшего органа государственной власти. Под демократическим государством в наше время понимается обычно правовое государство с совершенным законодательством и строгим исполнением закона. С точки зрения права к гражданам применяется принцип «разрешено все, что не запрещено законом», а к власти применяется принцип «дозволено все, что лежит в рамках закона».

Тоталитарное государство – это государство с преобладанием режима абсолютной диктатуры правителя (группы, партии). Такому государству присущи: а) абсолютизация власти правителя и существующего режима, б) приоритет господствующей идеологии, в) беспощадное подавление идеологических и политических противников вплоть до массового уничтожения людей. Тоталитарный режим считается результатом эволюции авторитарного режима, но отличается от него степенью жестокости и беспощадности в подавлении явного или мнимого инакомыслия.

Приведенные характеристики политических режимов представляют собой идеальные модели, которые не совпадают с реальными государствами. Кроме того, наличие в характеристике словосочетания «с преобладанием» делает невозможным деление реальных государств по этому признаку. Итак, классификация государств как аналог классификации живых существ оказывается маловероятной. Для государств, как для сложных (сложностных, в современной терминологии) социальных систем, оказывается возможной типология. Типология может быть определена как ослабленная классификация или классификация по существенным признакам. Ослабление касается основного требования, согласно которому уровни классифицируемых объектов должны исключать друг друга, аналогично операции деления. Возможность пересечения результатов деления понятия (в данном случае, политического режима и государства) характеризует типологию или типологическую классификацию.

Классическая социология, политология, социальная философия используют два основных понимания государства. Первое понимание сформулировано в марксистской философии, в соответствии с положением В.И. Ленина, «Государство есть особая организация силы, есть организация насилия для подавления какого-либо класса»[2]. При этом В.И. Ленин опирается на богатую традицию исследований государства в работах К. Маркса и Ф Энгельса. Второе понимание государства, критикуемое марксистами как буржуазное и мелкобуржуазное, определяет государство как социальный институт, обеспечивающий поддержание порядка в отношениях между его членами и гармонизацию в отношениях между социальными слоями и группами, при этом опирающийся на законы и традиции. Это крайние варианты понимания государства. Между ними возможен целый спектр подходов. Так, Н.А. Бердяев в «Философии неравенства» говорит следующее: «Вы, желающие соединить христианство с анархизмом, вы, отвергающие государство во имя Христовой правды, вы заглушили в себе чувство первородного греха, вы забыли, что природа человека во зле лежит. Ваш розовый оптимизм непримирим с религией Голгофы. Государство противится греховному хаосу, мешает окончательному распадению греховного мира, подчиняя его закону. Вл. Соловьев хорошо сказал, что государство существует не для того, чтобы превратить земную жизнь в рай, а для того, чтобы помешать ей окончательно превратиться в ад. Грешное человечество не может жить вне государства, вне онтологических основ власти. Оно должно быть подчинено закону, должно исполнить закон. Отмена закона государства для человечества, пораженного грехом, есть возвращение к звериному состоянию. Государство есть соединяющая, упорядочивающая и организующая онтологическая сила, преломленная во тьме и грехе. Принуждающая и насилующая природа государства сама по себе не есть зло, но она связана со злом, есть последствие зла и реакция на зло. Принуждение и насилие может быть добром, действующим в злой и темной стихии. Но это не значит, конечно, что всякое государственное принуждение и насилие хорошо, оно и само может быть злом и тьмой. В свете христианского сознания должны быть познаны аскетические основы государства. В природе государства есть суровость. Государственное сознание видит силу зла и слабость естественного добра в человеке. В нём нет слащавого оптимизма, в нём есть суровый пессимизм»[3].

В результате, наиболее значимыми характеристиками государства можно считать суверенитет, государственный строй, закрепленный нормами государственного (конституционного) права, и государственное управление, которое выражается в практической реализации законодательства и в организации общественных отношений в целях обеспечения государственных интересов и проводимой государством политики. Однако помимо государства организаторами общественных отношений выступают и другие структуры общества. Само государство является важнейшим элементом более общей структуры. В качестве таковой выступает политическая организация общества. Наиболее известными элементами политической организации общества, не входящими в структуру государства, являются политические партии, общественные движения, прочие социальные группы, которые принимают участие или стремятся его принять в управлении обществом. Любая организация этого вида имеет соответствующие представления (знания, оценочные системы, идеологические конструкции), участвует в неких общественных отношениях и представляет собой предприятие, осуществляющее деятельность в соответствии со своими базовыми идеологическими установками. Триада «идеология – отношения – организация» всегда представлена в деятельности негосударственных политических объединений. Если же присутствует некоторая деятельность, то существует и сама триада.

Деятельность любой политической организации должна подчиняться соответствующему государственному, а в ряде случаев, и межгосударственному законодательству. С этой целью государство вводит процедуру регистрации партий и движений. Однако далеко не все организации выполняют это требования. Существуют зарегистрированные организации, осуществляющие полностью или частично противоправную деятельность, и существуют незарегистрированные организации аналогичной направленности. Именно к таким организациям, осуществляющим противоправную деятельность, относятся радикальные, террористические и экстремистские группы, союзы, объединения и т.д. Естественно, все эти группы основывают свою деятельность на соответствующей когнитивной конструкции или идеологии – на радикализме, терроризме и экстремизме. Как соотносятся между собой эти когнитивные схемы, концепты или понятия? Можно ли утверждать, что радикализм является родовым понятием для терроризма и экстремизма, а эти последние являются его видами или таксонами? К сожалению, с полным основанием этого нельзя утверждать.

Современное гуманитарное знание и правовая наука, в том числе, до сих пор пребывают в плену понятийной методологии, созданной в античности Платоном и Аристотелем. Согласно этому представлению сущность любого объекта выражается при помощи понятия, понятие работает только со свойствами объектов, а определение понятия через род и видовое отличие раскрывает сущность объекта. Однако существуют объекты, на которых данная методология проваливается. Наиболее известным примером в естествознании является корпускулярно-волновой дуализм в понимании света. В корпускулярной теории свет ведет себя как частица, а в волновой теории – как волна. Хорошим примером из области гуманитарного знания является соотношение понятий «культура» и «цивилизация». Термин «культура» характеризует человеческое общество в отличие от животного мира, где культура отсутствует. Термин «цивилизация» отделял цивилизованные страны от стран нецивилизованных, варварских. При объединении культурологических и цивилизационных концепций термины попытались объединить, результат этого объединения до сих пор порождает хаос и неразбериху. При этом две национальные гуманитарные системы – российская и немецкая – продолжают вкладывать в эти термины различное содержание, а все прочие гуманитарные системы эти понятия отождествляют.

Исторически первым концептуально освоенным феноменом (в понятийном ряду радикализма, терроризма и экстремизма) стал терроризм. Поводом для изучения терроризма в новейшей истории стала атака на башни-близнецы в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года, хотя позднее эта акция была признана экстремистской. В гуманитарном знании по традиции всякое явление исследуют с точки зрения его истории, пытаясь историческими методами познать сущность. Путь этот оказывается малоэффективным, но получившим широкое распространение благодаря постпозитивизму и его последователям (Куну, Лакатосу, Фейерабенду), согласно этому подходу теория объекта исследования есть его история, в частности, понимание науки оказывается историей науки. И все-таки рассмотрение терроризма следует начать с его истории, ибо терроризм сопровождает всемирную историю на всех ее этапах.

Терроризм как теория и практика имеет достаточно длинную историю.

На протяжении записанной истории человеческой цивилизации террористические методы использовались различными государствами, религиозными группами, политическими организациями, криминальными сообществами. В ходе истории терроризм менял идеологию, методы, цели и конечные установки.

Первым официальным упоминанием о государственном терроре является история Древнего Рима. Диктатор Луций Корнелий Сулла (139-78 гг. до н.э.) для расправы со своими политическими соперниками и пополнения казны применил проскрипции,  списки лиц, объявленных вне закона на территории Рима. Гражданин, убивший указанного в проскрипции человека, получал половину имущества убитого. Система проскрипций была популярна у самых разнообразных слоев населения, в первую очередь, у люмпенов.

В I в. до н.э. и в I в. нашей эры  на территории Израиля и Палестины действовала тайная организация зилотов-сикариев, боровшаяся против римлян и представителей еврейской знати, сотрудничавших с Римом. Вооруженные выступления сикариев переросли в восстание, затем в Иудейскую войну  (67-71 гг.) и разрушение Второго Храма в Иерусалиме, а далее последовала эпоха диаспоры и иные беды для мирного населения.

Такова предыстория терроризма. В эпоху Средних веков, Возрождения и Нового времени терроризм становится классическим способом борьбы с представителями правящего класса, прежде всего, с монархами, в отсутствие легальных методов смещения с престола.

В XV – XVIII вв. на фоне борьбы папства с королевскими династиями Европы религиозные авторитеты католической церкви попытались обосновать правомочность убийств монархов поданными. К XVI в. были убиты противники воинствующего католицизма Вильгельм Оранский (1584 г.), Генрих III (1589 г.) и Генрих IV (1610 г.).  Для осуждения Марии Стюарт (1587 г.) был специально составлен целый заговор (заговор Уолсингема – Бабингтона). Знаменитый в качестве праздника  «пороховой заговор» (1605 г.) капитана Гая Фокса был направлен против парламента и короля Якова I. Предполагалось взорвать здание парламента, в котором должен был присутствовать король, и реставрировать католицизм в Англии. В июле 1793 г. французская аристократка Шарлотта Корде заколола кинжалом члена Конвента и якобинца Жана Поля Марата. Причиной послужил кровавый террор, развязанный якобинцами после падения жирондистов.

Классический террор имел индивидуальную направленность и ставил своей целью смену правителя или модели управления. Иную форму приобрел массовый террор эпохи Французской революции, впервые террор стал ужасом для широких масс, была создана террористическая модель управления этим ужасом – доносы, мгновенное следствие, гильотинирование.  Период террора продолжался  с 5 сентября 1793 по 27 июля 1794 года и унес порядка 40 тысяч жизней, точные данные отсутствуют.

В XIX веке терроризм распространяется по территории Европы, складывается стандартная террористическая модель  управления страхом, запускается механизм вызревания тактики терроризма.

В 1820-х гг. в Италии возникают организации, стремящиеся к созданию национального государства – мафия и карбонарии. Целью этих организаций становится борьба  с австрийским владычеством.  Данные организации использовали террористические методы, устрашая тюремщиков, помещиков, офицеров полиции и государственных чиновников. В это же время терроризм получил распространение во Франции, Австрии, Германии. На короля Франции Луи Филиппа было совершено семь покушений.  Был убит герцог Пармский (1854 г.), совершены покушения на Фердинанда III Неаполитанского и испанскую королеву Изабеллу (1856 г.).  По два покушения пережили прусский король Вильгельм I и канцлер Отто Бисмарк. И это неполный список.

Расширяется круг политических партий и движений, прибегающих к тактике терроризма. Если первоначально к практике терроризма прибегали в основном национальные движения, то со второй половины XIX века формирующиеся политические партии (республиканцы, радикалы, анархисты) оценили мощь и следствия террора. Начинает формироваться идеология терроризма, которая предполагает создание атмосферы тотального страха. Возникает целое профессиональное течение – анархо-терроризм.  В 1894 г. анархистами  убит президент Французской республики С. Карно, в 1881 г. смертельно ранен президент США Дж. Гарфилд, в 1901 г. убит президент CША У. Мак-Кинли. Терроризм превратился в значимый фактор политической жизни.

Подлинным веком терроризма стал  ХХ век. Терроризм качественно преобразуется и распространяется на все новые территории. Складывается международный терроризм.  Терроризм переходит в Азию и  Латинскую Америку. Терроризм становится фактором межгосударственного противостояния. Террористические движения стали получать поддержку от стран, выступающих как противники того государства, который был объектом  атак терроризма. Возникают политические движения, имеющие глобальные интересы и  активно использующие тактику терроризма. Это – международные коммунистические, фашистские и исламистские движения. Такие движения включали некое государство в качестве источника финансирования  и организатора терроризма и конкретные террористические организации в странах – объектах терроризма. Террористические организации разделились на организации, ставящие глобальные и региональные цели, т.е. сформировался глобальный и локальный терроризм.

Теория и практика терроризма оказывается успешной. Некоторые вчерашние террористы превращаются в легитимных политических лидеров. Первая мировая война началась в июле 1914 г. с выстрела террориста Гаврилы Принципа, убившего эрцгерцога Фердинанда в Сараево. В результате этой войны распались три империи – российская, австро-венгерская и оттоманская, германская империя стала республикой и превратилась в новую причину военных конфликтов. Выгодоприобретатели этой войны хорошо известны – это англосаксонский мир.

Период между двумя мировыми войнами ХХ в. характеризовался изменением, как географии, так и видов терроризма. Терроризм на территории определенной страны все более увязывался с внешней поддержкой. За спиной террористических группировок отчетливо видны спецслужбы заинтересованных государств. Государственная поддержка терроризма становится одним из основных компонентов политики агрессивных тоталитарных режимов, существенно расширяется география терроризма. Возникают очаги терроризма на Востоке. В ряде государств приходят к власти и укрепляются фашистские режимы. На этапе борьбы за власть эти политические течения использовали сочетание легальных и нелегальных форм деятельности. Наряду с парламентскими партиями эти движения располагали кадрами подпольщиков и боевиками. Фашисты использовали тактику терроризма на пути к власти, а также некоторое время и после формального прихода к власти — до создания эффективного аппарата государственного насилия. На этом этапе для расправы с противниками нового режима привлекались боевики. Например, в Германии – террор штурмовиков Рема с момента прихода Гитлера к власти до «ночи длинных ножей», когда штурмовики были уничтожены (1933 – 1934). Закрепившись у власти и создав систему карательных органов, фашисты переходят к планомерному государственному террору. Практика терроризма выносится и за рубеж, превращаясь в один из инструментов политической экспансии. Фашистские режимы, решая задачи политической экспансии, спонсировали терроризм. В 1934 г. в ходе неудавшейся попытки фашистского переворота в Австрии сторонники аншлюса совершили убийство канцлера Э. Дольфуса. В том же году усташи (хорватские националисты) убили югославского короля Александра I Карагеоргиевича и французского министра иностранных дел Луи Барту. Боровшиеся за независимость Хорватии усташи работали в контакте со спецслужбами фашистской Германии.

Вторая мировая война стала новым  этапом в развитии терроризма. В послевоенный период терроризм стал глобальным явлением и пережил очередное качественное превращение. До 1939 г. объектами терроризма преимущественно были представители власти, военные, лица, сотрудничающие с режимом, но не мирное население. Гитлеризм, Хиросима и Нагасаки в 1945 г. (уничтожение мирного японского населения в результате атомной бомбардировки по распоряжению президента США Г. Трумэна) изменили отношение к цене человеческой жизни в глобальных масштабах. Сформировалась теория и практика нового терроризма. Теперь субъектом терроризма является мощная профессиональная организация, опирающаяся на поддержку государства-спонсора. Прямые объекты террористического насилия – это мирные граждане, иностранцы, дипломаты. Теракт стал механизмом давления на власть через общественное мнение и международное сообщество.

После войны узел национальных проблем окончательно смещается на Восток и на Юг. Исчезают фашистские режимы, спонсирующие терроризм. Зато в 60-е годы складывается исламский круг государств-спонсоров терроризма. Во главе этих государств стоят или светские националисты, или исламские фундаменталисты.

В Европе после войны и до настоящего времени действует ряд сепаратистских движений. Целевые установки – это обретение независимости от страны-хозяина: за присоединение Северной Ирландии к Ирландии, за независимость Каталонии, Корсики и т.д.

Ярким явлением истории послевоенного Запада стал «левый» терроризм. Он охватил Испанию, Португалию, Францию, Италию, ФРГ, Японию, США. Самый мощный натиск леворадикального терроризма пережили Испания, Италия и ФРГ. В качестве самого известного примера можно привести организация марксистского толка «Красные бригады», возникшую в Италии в 1970 г. Пик ее активности приходится на вторую половину 1970-х — начало 1980-х гг. Наиболее громкая акция – похищение и последующее убийство лидера христианских демократов Альдо Моро в 1978 г.

В 1960-х открывается новый фронт левого терроризма — Латинская Америка. Импульс к разворачиванию партизанских и террористических движений в странах Латинской Америки задавала Кубинская революция. Придя к власти, сторонники Фиделя Кастро стали энергично налаживать «экспорт революции».

Специфическая ситуация сложилась в Турции, на границе Европы и Азии. Наряду с курдскими сепаратистами здесь действовали как «правые», так и «левые» террористические организации. В 1970-х гг. страна переживала острый модернизационый кризис, выражавшийся, в том числе, в противостоянии правого и левого экстремизма. Правые организации фашистского толка и левые организации промаоистские типа интенсивно боролись с правительством и друг с другом. Широко практиковался безадресный террор – взрывы на объектах массового посещения. Пик активности пришелся на конец 1970-х гг. Правительству удалось локализовать собственно турецких террористов, а активность сепаратистов из «Курдской рабочей партии» путем ареста ее лидера Абдуллы Оджалана.

Динамично разрастался с 1960-х гг. до начала XXI в. ареал восточного терроризма. Исторически терроризм XX в. на Востоке вырос из палестинской проблемы. Террористическая организация ФАТХ (одно из названий Движения национального освобождения Палестины), возникшая в 1950-х гг. в Египте, провозгласила своей целью борьбу с Израилем до его уничтожения и создания палестинского государства. В 1968 г. формируется «Организация освобождения Палестины» (ООП), председателем которой в 1969 г. становится лидер ФАТХ Ясир Арафат; ООП вела долгую упорную борьбу во имя обретения палестинской государственности. Создание в 1993 г. Палестинской автономии стало возможно на основании политического компромисса, предусматривавшего отказ ООП от ликвидации израильской государственности и от методов терроризма, признанного далеко не всеми ее членами. Палестинцы продолжают бороться за создание полностью суверенного государства и обретение приемлемых для себя границ, используя легальные и неле-гальные формы. Формально ООП и Палестинское руководство отказались от террористических методов. Однако на территории Автономии под крылом ООП действуют террористические структуры «Хамас», «Исламский джихад» и др. Особенности палестинского терроризма: широкое использование безадресного террора, подготовка и использование террористов-смертников в массовом порядке, планирование и реализация громких акций, ориентированных на мировое общественное мнение (угоны самолетов и др.), гибкое использование террористических актов как элемента политики. Таким образом, более четырех десятилетий идет практически непрерывная война, которая давно уже вышла за рамки противостояния израильтян и палестинцев. Разрастание терроризма на Востоке фиксирует двуединый процесс – активизацию исламского экстремизма и рост его противостояния западному миру. Поддержка Израиля со стороны США и солидарность иных государств с народом Палестины втягивала многие страны мира в это противостояние.

В конце 1970-х гг. в исламском мире начинается поворот от светских ориентиров к исламским ценностям. Иранская революция 1978 г. ознаменовала эпоху наступления религиозного фундаменталистского радикализма, отличающегося предельным накалом страстей и глобальными устремлениями, переходом к священной, без границ, «войне с неверными» – джихаду.

В результате сложилась так называемая «дуга нестабильности», тянущаяся от Индонезии и Филиппин до Боснии и Албании. Одна из примет этой дуги – терроризм, направленный против носителей неисламской (христианской, иудаистской, индуистской) идентичности или носителей светских ценностей в традиционно исламских странах. Это позволяет говорить о противостоянии переживающего кризис модернизации исламского мира и цивилизации Запада.

Примета последнего десятилетия ХХ в. и первых десятилетий XXI в. – нескончаемые войны в Афганистане, Ираке, Сирии и других странах. На этих площадках вызревают террористические организации, происходит профессионализация террористов, складывается интернациональное сообщество воинов Джихада. В 1988 г.  была создана Аль-Каида,  интернациональная организация исламских фундаменталистов, осуществляющая боевые операции по всему миру. Именно эта организация 11 сентября 2011 года осуществила крупнейший террористический акт на территории США, уничтоживший башни-близнецы ВТЦ и унесший жизни 2977 человек. Во главе Аль-Каиды стоял Усама бен Ладен (1957-2011 гг.), сын миллиардера из Саудовской Аравии.

Наиболее значимым явлением в области терроризма в первой четверти XXI века является т.н. «Исламское государство Ирака и Леванта». Это международная исламистская суннитская организация, которая характеризуется одновременно как террористическая, экстремистская и радикальная структура. Данная организация действовала в 2013-2019 гг. преимущественно на территории Сирии (частично контролируя ее северо-восточные территории) и Ирака (частично контролируя территорию «суннитского треугольника») в качестве непризнанного квази-государства.  Всемирный халифат с шариатской формой правления был провозглашен 29 июня 2014 г.  Столицей или штаб-квартирой стал  сирийский город Эр-Ракка. История этой организации, запрещенной в РФ с 2014 г., пока не завершена. Она является террористической в соответствии с реальной террористической деятельностью (многочисленные террористические акты, убийства мирных жителей и захваченных военных, в 2015 г. только число казненных на видеозаписях превысило 5 тысяч человек), она является экстремистской по конкретным целям (уничтожение Израиля, создание мирового правительства без границ), она является радикальной как доведение требований ислама до некоего предела (конкретизация норм шариата).

В качестве итога исторического экскурса можно сделать следующие выводы:

Классический терроризм (государственный, одиночный, групповой, организационный) создал и запустил механизм создания страха и управления страхом, оказавшийся эффективным.

Терроризм стал глобальным явлением, теракт стал механизмом давления на власть через общественное мнение и международное сообщество.

Сформировался международный террористический комплекс, который использует следующие методы: широкое использование безадресного террора, подготовка и использование террористов-смертников в массовом порядке, планирование и реализация громких акций, ориентированных на мировое общественное мнение (угоны самолетов и др.), гибкое использование террористических актов как элемента достижения своих целей. Цели данного комплекса перестали быть собственно террористическими, преимущественно в качестве целей стала выступать борьба за власть[4].

В результате во второй половине ХХ века международный террористический комплекс перешел в состояние экстремизма, как в теоретическом, так и в практическом аспекте. Экстремизм – это форма радикального отрицания существующих общепризнанных общественных норм и правил в государстве со стороны отдельных лиц или групп. Единого определения понятия «экстремизм» на сегодняшний день не существует.

В РФ  определение экстремизма и экстремистской деятельности содержится в статье 1 Федерального закона от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» (с многочисленными изменениями). Принятие закона в основном было связано с активизацией международного правотворчества после атаки Аль-Каиды на США 11 сентября 2001 г. Первоначально это событие рассматривалось как террористический акт. Однако впоследствии было переформатировано. Атака Аль-Каиды может быть интерпретирована в качестве нарратива «Как мухе (с помощью мухи) разгромить посудную лавку». Смысл нарратива состоит в следующем: муха не может разгромить лавку самостоятельно, однако если подсадить ее в ухо быку, то взбешенный мухой бык сделает это легко. В ситуации террористического акта 11.09.2001 в роли быка выступили США, которые и разгромили для Аль-Каиды посудную лавку Ближнего Востока. Именно поэтому можно говорить об экстремизме.

В законе РФ экстремистская деятельность (экстремизм) определяется как:

– насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации;

– публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность;

– возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни;

– пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности, или отношения к религии;

– нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности, или отношения к религии;

– воспрепятствование осуществлению гражданами их избирательных прав и права на участие в референдуме или нарушение тайны голосования, соединенные с насилием либо угрозой его применения;

– воспрепятствование законной деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, избирательных комиссий, общественных и религиозных объединений или иных организаций, соединенное с насилием либо угрозой его применения;

– совершение преступлений по мотивам, указанным в пункте “е” части первой статьи 63 Уголовного кодекса Российской Федерации;

– пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения;

– публичные призывы к осуществлению указанных деяний либо массовое распространение заведомо экстремистских материалов, а равно их изготовление или хранение в целях массового распространения;

– публичное заведомо ложное обвинение лица, замещающего государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, в совершении им в период исполнения своих должностных обязанностей деяний, указанных в настоящей статье и являющихся преступлением;

– организация и подготовка указанных деяний, а также подстрекательство к их осуществлению;

– финансирование указанных деяний либо иное содействие в их организации, подготовке и осуществлении, в том числе путем предоставления учебной, полиграфической и материально-технической базы, телефонной и иных видов связи или оказания информационных услуг.

Развернутый перечень характеристик говорит о том, что экстремизм в наше время превратился в универсальный и мощный фактор деструктивного воздействия на общество[5]. Экстремизм – это сложная социальная проблема современного  общества, это крайне негативное социальное явление, вышедшее за рамки национальных границ отдельных государств и превратившееся в масштабную угрозу для безопасности всего мира. Для определенной части населения земного шара экстремизм стал способом жизни, образом мышления и особой деятельности, а также средством реализации своих потребностей и интересов (включая вознаграждение за совершение действий экстремистской направленности). Экстремистская деятельность часто осуществляется под прикрытием религии, что создает правовой щит от преследования правоохранительных органов в виде конституционных прав граждан на свободу совести и вероисповедания, а также постоянного давления зарубежных правозащитных организаций.

Экстремистскую деятельность обычно делят по политическому, национальному или религиозному признаку, однако такое деление условно, ибо все экстремистские организации  взаимно влияют друг на друга, и в «чистом» виде их практически не встретить.

Основными видами экстремистской деятельности являются:

Религиозный экстремизм – это оборотная сторона любой религии. Это жесткое неприятие идей другой религиозной конфессии, агрессивное отношение и поведение к иноверцам, пропаганда незыблемости, «истинности» одного вероучения; стремление к искоренению и устранению представителей иной веры вплоть до физического истребления, проявление крайней нетерпимости к представителям различных конфессий либо противоборстве внутри одной конфессии (внутриконфессиональный и межконфессиональный экстремизм).  Религиозный экстремизм часто используется в политических целях, в борьбе религиозных организаций против светского государства или за утверждение власти представителей одной из конфессий. Религиозный экстремизм обычно предусматривает не только распространение какой-либо религии, но и создание государственных или административных образований, в которых эта религия стала бы официальной и господствующей. При этом нередко преследуются и чисто экономические и политические цели. Таким образом, религиозный экстремизм несет в себе элементы экстремизма политического. Часто здесь действует принцип, согласно которому представители какого-либо народа или нескольких народов заведомо считаются потенциальными сторонниками определенной религии, а все остальные — ее противниками. ИГИЛ – типичный пример религиозного экстремизма.

Политический экстремизм – это противоправная  деятельность политических партий и движений, а также должностных лиц и рядовых граждан, направленная на насильственное изменение существующего государственного строя, уничтожение существующих государственных структур и установление диктатуры тоталитарного порядка, разжигание национальной и социальной вражды. Помимо уничтожения существующего строя политический экстремизм предполагает консервацию существующего строя в его наиболее реакционных формах. В Российской империи такими организациями были «Союз русского народа» и «Союз Михаила Архангела».

Националистический экстремизм – это деятельность политических партий и организаций, направленная на установление приоритета какой-либо нации и уничтожение других наций по расовым, националистическим и шовинистическим убеждениям. Почти всегда несет в себе элементы экстремизма политического и достаточно часто экстремизма религиозного. Третий Рейх нацистской Германии существовал всего 12 лет, за это время было принято порядка 250 законов, направленных на окончательное решение еврейского вопроса.

Экстремистская идеология и деятельность осуществляются с помощью экстремистской организации. Экстремистская организация — общественное или религиозное объединение либо иная организация, в отношении которых по основаниям, предусмотренным Федеральным законом, судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности. По своей сути, экстремистская организация, представляет собой авторитарно-иерархическую организацию. Любая авторитарно-иерархическая организация (политическая, религиозная, образовательная, коммерческая или психотерапевтическая)  осуществляет  вербовку адептов. Происходит это в форме организации различного рода групп, обещающих своим последователям ценные для них блага – духовные, социальные, материальные в обмен на полное подчинение своему лидеру. У такой организации обычно есть конкретный автор, как правило, он же является создателем и идейным вдохновителем экстремистской группы, из которой в дальнейшем возникает полноценное экстремистское сообщество. В свое время в романе «Бесы» Ф.М. Достоевский описал путь создания подобной структуры.

Экстремистская деятельность обычно предполагает существование определенной экстремистской идеологии. Идеология – это система взглядов на мир с позиций определенной социальной группы со своими идеалами, ценностями и нормами. Существуют религиозные, революционные,  политические и националистические варианты идеологических систем. Чаще всего, идеология имеет конкретного автора или группу лиц. Идеология формирует общественную психологию, которая, в подавляющем большинстве случаев, основана на слепой вере, на откровении, а не на рационалистических принципах объяснения реальности.

Экстремизм как идеология предусматривает принудительное распространение своих принципов, нетерпимость к оппонентам, отрицание инакомыслия, идеологическое обоснование  насилия по отношению к любым лицам, не разделяющим убеждения экстремистов. Кроме того, экстремизм пытается апеллировать к каким-либо известным религиозным или идеологическим учениям с претензиями на их истинное толкование и в то же время фактическое отрицание многих положений этих толкований. Экстремизм практикует доминирование эмоциональных способов воздействия на сознание людей в процессе пропаганды своих идей, обращение к чувствам людей, а не к разуму. Традиционным является создание харизматического образа лидера экстремистского движения, стремление представить его непогрешимым, чистым и непорочным, хотя чаще всего такие лидеры крайне далеки от идеала.

Экстремистская деятельность способствует появлению особого типа личности. Это фанатики, склонные к самовозбуждению и потере самоконтроля над своим поведением и совершаемыми действиями, и, как следствие,  готовые на любые общественные акции. Сторонники экстремистской идеологии могут быть настолько одержимы сознанием правоты и законности, предъявляемых ими требований, что вольно или невольно подгоняют многообразие жизненных ситуаций и процессов к видению мира через призму этой идеологии. Исторические прецеденты достижения целей непопулярными средствами позволяют лидерам экстремизма создавать аналогичные прецеденты, надеясь, что история их оправдает.

Специфика экстремистской идеологии проявляется в целом ряде отличительных признаков. К ним относятся идея абсолютной истинности именно данной идеологии, идея агрессивной нетерпимости по отношению ко всем идеологическим конкурентам или конкурирующим, альтернативным идеологиям, деление человечества на своих и чужих,  критическая оценка существующей социальной реальности, программа немедленного и решительного преобразования существующей социальной реальности, преобладание деструктивных задач над конструктивными задачами в программе преобразований, фантастический социальный идеал, суровый и извращенный кодекс личного поведения,  обоснование идеала от лица сверхчеловека, вождя, пророка или Бога, упрощенная форма изложения учения и примитивное представление о человеке, обществе и законах социального развития. В итоге экстремистская идеология оказывается фантастической программой преодоления острого конфликта между интересами определенной социальной группы и ее социальных оппонентов путем жертвенности и слепого подчинения.

Экстремизм – это опасное социальное явление, которое представляет угрозу для всего общества,  как конкретными  преступлениями, так и радикальным отрицанием  существующих общепризнанных общественных норм и правил.  Экстремизм используется не только в качестве радикального способа достижения политических, идеологических и социальных целей, но и является инструментом публичности и устрашения, наводящим на людей страх и ужас.

История российского экстремизма вполне укладывается в очерченные рамки. Первым конкретным проявлением российского именно экстремизма можно считать восстание декабристов в 1825 г. По итогам восстания были осуждены Верховным уголовным судом лица в количестве 121 человека и первоначально приговорены к смертной казни. В приговорах фигурировали:

– умысел на цареубийство,

– мятеж воинский,

– перемена формы правления.

Таким образом, терроризм тесно смыкался с экстремизмом. Так начиналась политическая экстремистская деятельность в Российской империи, включающая элементы терроризма, которые предполагала народническая практика и теория переустройства общества. В полном соответствии с идеологическими принципами экстремизма было создано произведение под названием «Катехизис революционера». Текст потрясает своими тезисами:

     « Отношение революционера к самому себе

  • 1. Революционер — человек обреченный. У него нет ни  своих интересов,   ни   дел,   ни   чувств,   ни   привязанностей,   ни собственности,  ни даже имени.  Все в нем поглощено  единственным исключительным   интересом,  единою  мыслью,  единою  страстью  — революцией.
  • 2. Он в глубине своего существа, не на словах только, а на деле,  разорвал  всякую  связь  с  гражданским порядком и со всем образованным   миром,   и   со   всеми   законами,    приличиями, общепринятыми условиями,  нравственностью этого мира. Он для него — враг беспощадный,  и если он продолжает жить в нем, то для того только, чтоб его вернее разрушить.
  • 3. Революционер презирает всякое доктринерство и отказался от мирной науки,  предоставляя ее будущим  поколениям.  Он  знает только  одну  науку,  науку  разрушения.  Для  этого и только для этого,  он  изучает  теперь  механику,  физику,  химию,   пожалуй, медицину.  Для  этого изучает он денно и нощно живую науку людей, характеров,  положений и всех  условий  настоящего  общественного

строя,  во  всех  возможных слоях.  Цель же одна — наискорейшее и наивернейшее разрушение этого поганого строя.

  • 4. Он презирает  общественное  мнение.  Он   презирает   и ненавидит   во   всех   ея  побуждениях  и  проявлениях  нынешнюю общественную  нравственность.  Нравственно  для  него  все,   что способствует торжеству революции.

 Безнравственно и преступно все, что мешает ему.

  • 5. Революционер —  человек  обреченный.  Беспощадный   для государства  и  вообще для всего сословно-образованного общества, он и от них не должен ждать для себя никакой пощады. Между ними и им  существует  тайная  или явная,  но непрерывная и непримиримая война на жизнь и на смерть. Он каждый день должен  быть  готов  к смерти. Он должен приучить себя выдерживать пытки.
  • 6. Суровый для себя,  он должен быть суровым и для других. Все  нежные,  изнеживающие  чувства   родства,   дружбы,   любви, благодарности  и  даже  самой  чести  должны быть задавлены в нем единою холодною страстью революционного дела. Для него существует только одна нега,  одно утешение, вознаграждение и удовлетворение — успех революции.  Денно и нощно должна быть у него одна  мысль, одна  цель  —  беспощадное  разрушение.  Стремясь  хладнокровно и неутомимо к  этой  цели,  он  должен  быть  всегда  готов  и  сам погибнуть и погубить своими руками все, что мешает ея достижению …»[6]. Этот документ считался манифестом терроризма, хотя на самом деле, в нем говорится об идеологии экстремизма.

Тема экстремизма и терроризма в Российской империи, Советском Союзе и Российской Федерации выходит за рамки данной статьи. Классические террористические акции, которые имели место в постсоветской России в 90-е годы ХХ века и первое десятилетие XXI века привели к оформлению антитеррористического законодательства. Федеральный закон № 35 «О противодействии терроризму» от 6.03.2006 г. определил терроризм следующим образом: «Терроризм – идеология насилия и практика воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий». В свою очередь террористический акт был определен как «совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, в целях дестабилизации деятельности органов власти или международных организаций либо воздействия на принятие ими решений, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях». С момента принятия ФЗ 3 №35 неоднократно совершенствовался и дополнялся.

В результате проблема соотношения двух основных понятий (экстремизма и терроризма с сопутствующими понятиями) плохо поддается разрешению. Дополнительные сложности в данном вопросе представляет то обстоятельства, что обсуждаемые законы создавались разными законодательными группами с различными теоретическими установками, что хорошо соотносится с высказанной идеей о том, что любое понятие существует в рамках определенной концептуальной системы. На практике проблема соотношения и различения экстремизма и терроризма решается с помощью легальных определений, неявно содержащихся в соответствующих статьях УК РФ. В ряде случаев, например, при захвате школы в Беслане в 2004 г., действия однозначно характеризуются как террористический акт и никак иначе.

Экстремизм и терроризм представляют собой противоправные действия радикального типа, которые имеют широкий общественный резонанс[7]. Однако ежегодные жертвы экстремизма и терроризма по своему количеству существенно уступают числу жертв автокатастроф и количеству смертей в результате сердечно-сосудистых заболеваний. Исключением становятся конкретные, чаще всего, государственные акции против своего народа, наиболее известными из которых была деятельность ГУЛАГа в СССР или деятельность Пол Пота в Кампучии в 70-е годы ХХ века. Наиболее знаковыми вариантами экстремизма в настоящее время являются «цветные» революции, которые определяют как ненасильственную смену политического режима с помощью технологии массовых уличных акций протеста. Последними по времени «цветными» революциями стали: «революция улыбок» в Алжире в 2019 г., «бархатная революция» в Армении в 2018 г., «хризантемовая революция» в Молдавии в 2015-16 гг., «красочная революция» в Македонии в 2016 г., «революция достоинства» на Украине в 2014 г. и другие. Одной из первых революций этого типа считается «революция гвоздик» в Португалии в 1974 г.

В заключение можно сделать вывод о том, что современная политическая реальность не совсем адекватно представлена политологической понятийностью. Классические понятия «радикализм», «экстремизм», «терроризм» и др. перестают соответствовать новым политическим реалиям, а постоянный пересмотр содержания данных понятий и его обогащение приводит к размыванию терминов и сложностям в их конкретном использовании, например, в ситуациях правоприменения. Античная технология понятийного анализа явно устарела, будучи примененной в программном обеспечении «искусственного интеллекта» или «алгоритма машинного обучения», она может привести к отождествлению как террористов и экстремистов большинства населения планеты.

 

Литература

  1. Арчаков М. К. Политический экстремизм: сущность, проявления, меры противодействия [Электронный ресурс] : монография / М. К. Арчаков ; под науч. ред. Ю. А. Ермакова. — М. : Издательство Юрайт, 2018. — 295 с. — Режим доступа : biblio-online.ru/book/66585ADE-390B-4D4C-AA8F-98525A93F216
  2. Бердяев Н.В. Философия неравенства. Письмо третье http://odinblago.ru/philosofy_neravenstva#heading3
  3. Борхес, Хорхе Луис. Аналитический язык Джона Уилкинса. // Новые расследования. — 1952.
  4. Кафтан В. В. Противодействие терроризму [Электронный ресурс] : учебное пособие для бакалавриата и магистратуры / В. В. Кафтан. — 2-е изд., испр. и доп. — М. : Издательство Юрайт, 2018. — 261 с. — Режим доступа : biblio-online.ru/book/33D69545-BEDE-45A3-9540-E81A32B794C0
  5. Ленин В.И. Государство и революция https://www.marxists.org/russkij/lenin/works/lenin007.htm
  6. Революционный радикализм в России: век девятнадцатый. Документальная публикация. Ред. Е.Л.Рудницкая. М., Археографический центр, 1997.
  7. Рыбаков О.Ю., Рыбакова О.С. Социальная безопасность в контексте национальной безопасности Российской Федерации. //Сб. Основные тенденции развития современного права: проблемы теории и практики. Материалы IV Всероссийской научно-практической конференции (с международным участием). Под редакцией Р.Ф. Степаненко, С.Н. Тагаевой. 2020. С. 20-24.

[1] Борхес, Хорхе Луис. Аналитический язык Джона Уилкинса. // Новые расследования.  — 1952.

[2] Ленин В.И. Государство и революция  https://www.marxists.org/russkij/lenin/works/lenin007.htm

[3] Бердяев Н.В. Философия неравенства. Письмо третье http://odinblago.ru/philosofy_neravenstva#heading3

[4] Кафтан В. В. Противодействие терроризму [Электронный ресурс] : учебное пособие для бакалавриата и магистратуры / В. В. Кафтан. — 2-е изд., испр. и доп. — М. : Издательство Юрайт, 2018. — 261 с. — Режим доступа : www.biblio-online.ru/book/33D69545-BEDE-45A3-9540-E81A32B794C0

[5] Арчаков М. К. Политический экстремизм: сущность, проявления, меры противодействия [Электронный ресурс] : монография / М. К. Арчаков ; под науч. ред. Ю. А. Ермакова. — М. : Издательство Юрайт, 2018. — 295 с. — Режим доступа : www.biblio-online.ru/book/66585ADE-390B-4D4C-AA8F-98525A93F216

[6] Революционный радикализм в России: век девятнадцатый. Документальная публикация.

Ред. Е.Л.Рудницкая. М., Археографический центр, 1997.

[7] Рыбаков О.Ю., Рыбакова О.С. Социальная безопасность в контексте национальной безопасности Российской Федерации. //Сб. Основные тенденции развития современного права: проблемы теории и практики. 2020. С. 20-24.

 

 70 total views,  2 views today