Науменко Олег Александрович. ОТРАЖЕНИЕ ФИЛОСОФСКИХ КАТЕГОРИЙ В ПОЭЗИИ ЗАХИРИДДИНА МУХАММАДА БАБУРА

Науменко Олег Александрович

Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования «Национальный исследовательский технологический университет «МИСиС»

Кандидат философских наук, доцент кафедры Социальных наук и технологий

Москва, Российская Федерация

Naumenko Oleg Aleksandrovich 

Federal State Autonomous

Educational Institution of Higher Education

«National University of Science and Technology «MISIS»

PhD, Associate Professor of Sосial

Sciences and Technologies department

Moscow, The Russian Federation

УДК 1:316

naumenko06@mail.ru

 

ОТРАЖЕНИЕ ФИЛОСОФСКИХ КАТЕГОРИЙ В ПОЭЗИИ ЗАХИРИДДИНА МУХАММАДА БАБУРА

 

Аннотация. В статье рассматривается отражение некоторых философских категорий в поэзии великого полководца и выдающегося поэта средневековья Захириддина Мухаммада Бабура.

Ключевые слова: Захириддин Мухаммад Бабур, полководец, поэзия, Родина, верность, добро, зло, жизнь, смерть, любовь.

 

Reflection of philosophical categories in the poetry of Zakhiriddin Muhammad Babur

 

Abstract. In this article the reflection of some philosophical categories in the poetry of the great commander and outstanding poet of the Middle Ages Zakhiriddin Muhammad Babur are considered.

Keywords: Zakhiriddin Muhammad Babur, commander, poetry, Homeland, fidelity, good, evil, life, death, love.

 

Отражение философских категорий в поэзии Захириддина Мухаммада Бабура

 

В истории найдётся не так много полководцем, правителей, князей, королей или царей, вся жизнь которых была направлена на поиск некоего смысла. Не столько смысла жизни, сколько смысла своих деяний, поиска своего «откровения», поиска утраченной Родины. Последнее, в конечном счёте, как показывает история, невыполнимая задача. В ряду таких правителей наиболее возвышается фигура выдающегося политического деятеля, дипломата, полководца, поэта, оставившего после себя блестящие произведения, вошедшие в классику мировой литературы – Бабура.

Вариативность характера великого правителя обусловливается его воспитанием, почитанием своих кровных уз, почитанием матери. Точно также великий Бабур переносит своё отношение к любимой женщине в своей лирике. Тем самым читатель вводится в своеобразный поведенческий тупик. Где же Бабур настоящий? Видимо, дело в том, что великий полководец и великий поэт ко всему относился с предельным откровением, выполняя те действия, которые были необходимы с его стороны в данный момент времени.

Поэзия Захириддина Мухаммада Бабура многогранна и, по большей части, лирична. Его жизнь была богата событиями, как положительными, так и отрицательными. Весь его жизненный путь закалил дух и волю, научил переносить все тяготы и невзгоды, а самое главное научил искренне выражать свои чувства. Поэтому в таком полководце как Бабур уживался Бабур-лирик. Хотелось бы обратиться к философскому содержанию отдельных четверостиший Бабура, которые и по сей день завораживают своей магией не только впервые читающего его стихи, но и искушённого бабуроведа.

В одном из своих четверостиший Бабур выступает против тривиальности человеческого существования и выражает своё отношение к жизни дервиша:

Бродягой стань, но не рабом домашнего хламья.

Отдам и этот мир и тот за нищий угол я.

Бродяжничество – не позор, и нищенство – не срам,

Уйти куда глаза глядят – давно мечта моя [1,57].

Бабур во многих своих четверостишиях выступает в роли путешественника, но путешествия его часто носили характер военных походов и поэтому смысл следующего отрывка может пониматься двояко:

Не жертва скопидомства я, не пленник серебра,

В добре домашнем для себя не вижу я добра.

Не говорите, что Бабур не завершил пути, –

На месте долго не стою. Мне снова в путь пора [1,57].

Большое место в творчестве Бабура занимает мысль о Родине. Он практически всю свою жизнь провёл вдали от своего родного города Андижана. Поиск утраченного смысла заключался, в частности, и в поиске своей юдоли. Но вернуться на свою Родину Бабуру было не суждено. Поэтическая и душевная тоска по родному краю красной нитью проходит практически через все произведения Бабура.

Ты на чужбине – и забыт, конечно, человек!

Жалеет только сам себя сердечно человек.

В своих скитаньях ни на час я радости не знал!

По милой родине скорбит извечно человек [1,58].

*

О ветер, ты за день весь облетаешь свет.

Лети в ту землю, где я не был много лет.

Кто позабыл меня, тех не тревожь напрасно,

Кто помнит обо мне, тем передай привет [1,66].

Бабур, как человек войны, постоянно находился между моральным выбором добра и зла. В какую же сторону склониться? Бабур на этот вопрос находит такой ответ:

Повсюду снег и снег – над полем, над рекой.

Снег радостен для тех, в чьём сердце есть покой.

О боже, предо мной все замело дороги.

На путь добра меня направь своей рукой [1,62].

Жизнь для человека в молодости кажется слишком медленно текущей, а в старости слишком быстро. Бабур хочет наставить потомков в правильном понимании текучести жизни для того, чтобы каждый успел сделать всё, что хотел и задумал вовремя. А самое главное для Бабура это конечно вовремя любить:

Я старше, мне учить, тебе учиться, брат,

Лишь нынче понял я, что жизнь, как птица, брат.

Лови её сейчас, люби сегодня милых,

Ведь завтра этот день не повторится, брат [1,62].

Верность для полководца всегда важнее всего. Без верности долгу, отчизне, своему военачальнику победа навсегда останется призраком:

Коль обо мне вчера подумал кто-нибудь,

Я говорю ему: «И завтра не забудь,

Считай меня своим товарищем надежным

И так же, как вчера, мне завтра верен будь!» [1,65].

Но верность родителям превыше всего:

Уж лучше совершить тяжёлых сто грехов,

Принять сто тяжких мук, сто обрести врагов,

Чем, став ослушником, родителя обидеть,

Чем не прийти к нему в тяжелый час на зов [1,72].

Лирика Бабура настолько прекрасна, что может даже вызвать слёзы умиления. Но есть у него и такие четверостишия, что заставляют испытать холодок ужаса, который испытывали когда-то воины противостоящих Бабуру армий:

О воины, у вас есть доблесть, нету силы.

Сойдите c этих стен, как вам они ни милы.

Два выхода у вас, у полумёртвых, есть:

Ворота отворить или сойти в могилы [1,69].

Человеческие качества всегда притягивали к себе поэтов. Бабур выразил свой взгляд на некоторые из них:

Кто презирает всех, презрения достоин.

Жестокий человек мучения достоин.

Хорошим людям бог хороших даст в друзья,

А кто c другими плох, отмщения достоин [1,69].

Вечность бытия всегда сталкивается с мгновением жизни человека. Эта антиномия неизбежна и многие поэты с грустью фиксируют этот факт. У Бабура эта антиномия тоже носит пессимистический характер, однако в стихах это звучит прекрасно:

Не вечно ничего: ни осень, ни весна,

Не верен другу друг, подруга не верна.

Спеша, вертится круг, напрасно жизнь проходит,

Безрадостна, увы, и коротка она! [1,73]

Мгновение человеческой жизни заканчивается смертью. Печально, когда смерть приходит не вовремя, не в глубокой старости, а в юности:

Ушел юнцом… Увы, беде в угоду

не длите слез осеннюю погоду.

И все ж за каждую слезу о нем

пускай судьба добавит вам по году [1,77]

Захириддин Мухаммад Бабур был мудрым правителем. Думается, что следующее его четверостишие и сегодня многому может научить правителя любого государства:

Страною правя, чти людей труда,

от них не отделяясь никогда.

Забудь свои пристрастья и обиды,

внимай их бедам, а не то – беда [1,77].

Поэзия Бабура, несомненно, занимает видное место в истории мировой литературы. Его лирика, трактаты о поэзии и жизнеописание Бабур-наме представляют собой выдающиеся произведения, которые дополняют картину мировой цивилизации. А вот что пишет сам Бабур о своём поэтическом творчестве:

Где розы – там шипы, зло в радости, ну что ж!

Без горечи в вине нет сладости, ну что ж!

Вот и в моих стихах, то грустных, то веселых,

И взлеты есть порой, и слабости, ну что ж! [1,72]

И даже в своей критике он великолепен.

 

Список литературы:

 

  1. Бабур. Лирика. (1 книга). Составитель Саидбек Хасанов. Издательство “Узбекистан”, Ташкент, 1982 г.
  2. Бабур. Рубаи. Перевод Наума Гребнева и Льва Пеньковского. Сувенирное издание. Изд-во Г.Гуляма, Ташкент, 1981 г.
  3. Бабур-наме: Записки Бабура / Перевод М.Салье. Общ. ред. и доработка С.А.Азимджановой. Институт востоковедения Академии наук Республики Узбекистан. – Из. 2-е, доработанное. – Ташкент: Главная редакция энциклопедий, 1993 г. – 464 с.

 

 643 total views,  6 views today