Тимченко Николай Михайлович. Особенности развития  военной теории в Средние века

Тимченко Николай Михайлович

Санкт-Петербургский Университет

Государственной противопожарной

службы МЧС России, доктор философских наук,

профессор кафедры философии и социальных наук

Timchenko Nikolay Mikhailovich

Saint Petersburg State University

State Fire Service of Emercom of Russia

Doctor philosophical science,

Professor of department of philosophy and social science

Email: nik.timchenko.41@mail.ru

УДК 355.014.1

 

Особенности развития  военной теории в Средние века

Аннотация: В статье рассмотрены особенности развития военных знаний в Средние века, показана зависимость военной организации и военного искусства от социально – экономических условий.

Ключевые слова: война, вооруженная борьба, стратегия, тактика, средневековье, обучение войск, способы ведения боя, военное искусство.

Features of military theory development in the Middle Ages

 

Abstract: The peculiarities of development of military knowledge in the Middle Ages are considered; the dependence of military organization and military art on social and economic conditions is shown.

Keywords: war, armed struggle, strategy, tactics, Middle Ages, training of troops, methods of combat, military art.

 

Средние века – это период в развитии человеческого общества от V до XVII вв., т.е. от падения Римской империи до первых буржуазных революций. С точки зрения социально-экономического развития европейских стран – это феодализм. В целом это прогрессивный этап в развитии человеческого общества, ибо развивались производительные силы, накапливались знания. Однако в области духовной – это период засилья церкви, господства церковной догматики. В философии тогда господствовала  религиозная схоластика. В Европе в Средние века, особенно в ранний период, военно-теоретическая мысль заметного развития не получила.

Крах армии Западной Римской империи, соответственно и кризис античной военной науки, связывают с двумя сражениями: битвой при Адрианополе (378 г.) и с битвой  при Фригидусе (394 г.). Конечно, и после этих двух поражений римская армия не прекратила своего существования, но процесс ее варваризации  начал принимать, особенно в V в., невиданные масштабы. Угасающая римская империя выдержала еще одну последнюю для себя битву, в которой, впрочем, в рядах римской армии уже стояли преимущественно отряды варваров, –  битву на Каталаунских полях, в которой  объединенная армия римлян и варваров под командованием «последнего римлянина» Аэция остановила продвижение  гуннов во главе с их ранее непобедимым вождем Аттилой. Подробное описание этой битвы дошло до нас  в изложении готского историка Иордана.

Вскоре после этой битвы Западная Римская империя, не выдержав военных, социальных и экономических катаклизмов, распалась. С этого момента в Западной Европе начинается период истории варварских королевств. В конце V – VI вв. на территории Западной Европы  складывается ряд варварских королевств: в Италии – королевство остготов (управляемое Теодорихом), на Пиренейском полуострове – королевство вестготов, а на территории римской Галлии – королевство франков. В военной сфере в это время царил полный хаос. И только в VI-VII вв. начали формироваться армии нового типа, классическим примером европейской армии стала армия франков, которая свой законченный вид приняла в  VIII в. при Карле Великом. В период крестовых походов XI-XIII вв. [1], оказавших огромное влияние на всю историю христианской средневековой Европы, в том числе и в военной сфере.  В этот период происходило активное заимствование в западное военное искусство тактических и стратегических приемов, деталей  доспехов или вооружения и пр. из военного искусства иных народов, чаще всего –  народов Востока.

После распада Западной Римской империи на Востоке еще длительное время  продолжалась история Восточной Римской империи, получившей  у историков  название Византии. Здесь ход событий был другой. Византия была расположена необыкновенно выгодно в стратегическом отношении, имея сообщения по двум морям и по двум материкам. Эта столица Восточной Римской империи удержалась еще в течение тысячелетия после падения Рима. 14 раз ее осаждали персы, авары, болгары, арабы, русские, турки. Но до 1453 г. здесь сохранялась преемственность власти римских цезарей.    Из подчинения Рима  варварам вытекло слияние завоевателей – германцев с культурными туземцами. Из ослабленного, но самостоятельного  бытия Византии на Востоке создалась обстановка для развития военного искусства арабов и монголов.

Армия Восточной Римской империи выдвинула целый ряд талантливых военачальников и военных теоретиков. Среди них: Велисарий – уроженец Фракии, в 23 года  он был начальником гарнизона пограничной крепости, а в 25 лет уже занимал высшую военную должность – магистра армии; успешно командовали войсками – Нарсес, Мунд и другие военачальники. Известна также византийская традиция, в рамках которой были созданы военно-исторические труды, в которых содержится конкретная характеристика войн и военного искусства эпохи Византийской империи. Военные теоретики и военные историки Восточной  Римской империи обобщали современный им опыт войн, опираясь на военно-теоретические и исторические работы древних авторов, особенно на труды Полибия и Вегеция.

Из военных работ раннего средневековья можно упомянуть теоретический  труд «Стратегикон», в котором излагались способы подготовки войск, ведения войны и боя и  на основе анализа высказываний  по различным военным вопросам античных авторов,  давались «основные начала (принципы) для желающих посвятить себя военной службе» [2]. Авторство этого труда долгое время приписывалось императору Византии Маврикию (582-602), но из-за спорности  в литературе позднее закрепилось имя   Псевдо-Маврикия. В «Стратегиконе» подробно рассматриваются вопросы организации, вооружения и обучения войск; построение боевого и походного  порядков; способы ведения боя; обеспечение  боевой деятельности войск; особенности ведения войны различными народами: славянами, персами, вандалами, готами и другими; знание возможных вероятных противников как необходимое условие лучшей подготовке к войне с ними.

Новым явилось требование не только учитывать, но и использовать боевой опыт противника, учиться у него. Значительная часть труда посвящена вопросам деятельности полководца. Главнокомандующий должен вести себя, по мнению автора, просто, быть прямым, любить воинов, как отец, обучать их снисходительно и настойчиво требовать выполнения обязанностей. Ему необходимо быть твердым, непоколебимым, справедливым, ко всему относиться спокойно и невозмутимо, быть точным и понятным при разъяснении самых трудных вопросов.

Из военных историков  этого периода особенно выделяется Прокопий Кесарийский, оставивший описание походов Велисария [3]. Прокопий Кесарийский  – профессиональный историк времени императора Юстиниана, создавший  цикл исторических произведений «История войн», посвященный войнам Византийской империи при этом императоре. В этот цикл вошли  сочинения: «Война с готами», «Война с персами», «Война с вандалами». Характерной особенностью этих произведений является глубокое знание  Прокопием описываемого предмета, – он долгое время  был личным  секретарем уже упомянутого Велисария – крупнейшего полководца императора Юстиниана и сопровождал его в походах, а потому имел непосредственную возможность наблюдать ходвоенных действий.

Работу Прокопия продолжил Агафий Миринейский. Прокопий и Агафий фактически являются, прежде всего, военными историками. Главное сочинение Прокопия «О царствовании Юстиниана»  посвящено  описанию войн полководца Нарсеса против готов, вандалов, франков и персов и содержит богатую информацию о византийском  военном искусстве второй половины VI века. Однако Агафий не был военным человеком и его изложение военных событий  иногда страдает неточностью [4].

Известна также работа императора Льва VI Философа (IX в.) «О военных учреждениях», которая, кстати,  по приказу Петра I была переведена на русский язык.

Но в целом в средние века, особенно в эпоху раннего средневековья в Европе, военно-теоретическая мысль  заметного развития не получила. Это было связано с экономической, политической и военной раздробленностью феодальных образований, когда каждый феодал имел свою армию, состоявшую из рыцарей, вооруженных холодным оружием. В эпоху феодализма до образования централизованных абсолютистских государств типичными для Западной Европы  были ограниченные по целям и масштабам войны, которые велись сравнительно немногочисленными армиями. Междоусобные феодальные войны преследовали главным образом корыстные цели.

Не способствовало развитию военно-теоретических взглядов и тотальное господство религиозной идеологии с ее догматами. Наиболее распространенным  объяснением военных событий и фактов было провиденциалистское, указывающее на то, что ход и исход войны,  ее события и процессы предопределены божественной волей.    Причины войны здесь усматривались в изначальной греховности человека (“первородный грех”), в невозможности людей жить по “божьим законам”. Утверждалось, что война – это “бич божий” по отношению к грешникам и в то же время – дарованное богом “сильным мира сего” средство водворения и поддержания “богоугодного порядка” среди людей.        Война – это средство установления так называемого “божьего мира” в христианском мире и, вместе с тем, средство завоевания, порабощения неверных. Эпоха феодализма насыщена многочисленными войнами. Это и крестовые походы западноевропейских феодалов в страны Ближнего Востока, в Прибалтику и против славянских народов. Это и семилетняя и тридцатилетняя войны. Это и войны между самими феодалами, а также крестьянские войны.

В христианской концепции войны и мира наиболее известны взгляды Аврелия Августина Блаженного (354 – 430) и Фомы Аквинского (1125 – 1274). Августин впервые в христианской литературе формулирует положение о справедливой и несправедливой войнах, в силу их соответствия или несоответствия божьей воле, законам и предписаниям всевышнего. Он писал о преимуществах “вечного мира” как идеала христианства. Справедливый мир – от бога. Но он утверждается с помощью справедливой войны и распространяется лишь на христианские страны.

Фома Аквинский несколько “приземлял” критерий справедливости войн. Основные признаки таких войн у него следующие: если война объявляется не частными лицами, а высокими государственными инстанциями, “законной властью”; если она порождается законными причинами; если она преследует законные цели и ведется законными средствами.

В эпоху феодализма возникла и мусульманская концепция “священной войны” против “неверных” – джихад или газават, служившая идеологическим прикрытием завоевательных войн и походов арабов. С точки зрения ортодоксального ислама война против иноверцев – священное и справедливое дело; можно уничтожать всех “неверных” и вина за это ложится на последних. Ислам – не только религия, это и организация сил народа с помощью религии в политическом и военном отношении. К началу VIII в. ислам достиг  берегов Атлантического океана. Тесня Византию и Запад, ислам одновременно проник с оружием  в руках по следам Александра Македонского на Восток – в Туркестан и Индию.

Но уже к началу IX в. тот порыв энтузиазма, с которым приступили к всемирному  завоеванию, остыл. Византия на Востоке, норманны в Южной Италии и Сицилии, франки на Западе дали отпор и перешли в наступление. Но арабов в идее завоевания мирового господства заменили монголы – наиболее типичные представители азиатского метода ведения войны, когда их объединил один из величайших завоевателей – Чингисхан (1161-1227). Он завоевал Китай и Хорезм – современный Туркестан. Его внук Батый завоевал Россию (1237-1240) и опустошил Польшу, Силезию, Моравию и Венгрию. После того, как завоевания Чингисхана разбились  на несколько царств, в спорах и борьбе за престолонаследие среди потомков Чингисхана, выдвинулся Тамерлан (1333-1405), завоевавший весь Туркестан и Персию, совершивший большие походы в Индию, Сирию и Турцию, разгромивший в 1391г. Золотую Орду (времен Тохтамыша) и разбившего турецкого султана Баязета (1402). Но османские турки  смогли оправиться от поражения, создали  прочную азиатскую государственность и уже через полстолетия  овладели Константинополем.

Натиск арабов отбросил в глубь Азии многие культурные элементы. Эти элементы, а равно и все, что могла дать китайская наука и техника, были приобщены Чингисханом к монгольскому военному искусству. В штабе Чингисхана были китайские ученые, в народе и армии насаждалась письменность.

Что характерно для азиатского метода войны, для воинского искусства арабов, монголов, а затем и османских турок?   В целом в средневековье наблюдаются определенные различия в вопросах ведения боевых действий, комплектования и содержания армий между странами Востока и Запада, как носителей различных цивилизаций.  Так взгляд на войну как на доходное дело выражали все выдающиеся полководцы еще античного периода. Еще Александр Македонский нанес персам окончательный удар преимущественно за счет тех средств, которые дало ему завоевание богатого малоазиатского побережья.  Отец Ганнибала завоевывал Испанию, чтобы получить средства для борьбы с Римом. Юлий Цезарь, захватывая Галлию, изрек, что война должна питать войну. И действительно, богатства Галлии не только позволили ему завоевать эту страну, не отягощая бюджет Рима, но и создали ему материальную базу для последующей гражданской войны. Как указывал  один средневековый китайский писатель, главный признак, определяющий хорошего полководца, умение содержать  армию за счет противника. Для монголов же  накопление сил за счет противника становится  основой их стратегии.     Идея о переносе базирования на области, лежащие впереди, особенно для обеспечения массовой конницы фуражом, больших масс людей  продовольствием являлось  основной для Чингисхана и других восточных полководцев. База впереди может быть создана лишь путем политического разложения неприятеля. Отсюда азиатская стратегия  требовала  дальновидной и коварной политики; все средства  были хороши для достижения военного успеха.

Тактика арабов и монголов во многом схожа: широкое развитие метательного боя преимущественно конными лучниками; стремление  покончить с противником  одним массовым ударом, если  это не удавалось, то наступал  опасный кризис. Во избежание этого управление стремилось ограничить индивидуальный бой, упорядочить  ведение боя с помощью расчленения армии  на части (по десятичной системе), создать ее эшелонирование в глубину с целью последующего нарастающего натиска.

Кроме этого характерным было превосходная организация сторожевой службы, исполнение обширных фортификационных работ и  высокое развитие осадного искусства (фашины, подкопы, подземные хода, заваливание рвов, устройство пологих всходов на крутые стены, земляные мешки, «греческий огонь», мосты, устройство плотин, наводнений, применение стенобитных машин, пороха для взрывов – все это было хорошо известно монголам).

Воинская дисциплина получила огромную поддержку со стороны религии. За полководцем стоял авторитет Аллаха. Изначальная  воинственность  и мужество воинов-кочевников усиливалось учением о рае как награде павшим в бою за ислам. Турки и сарацины проявляли большую дисциплинированность и большее признание авторитета  командования, чем это было у крестоносцев.

Несмотря на господство религиозного толкования вопросов войны  как на Западе, так и на Востоке,  в работах отдельных средневековых мыслителей и военных деятелей встречаются попытки вскрыть «земные» причины, конкретных войн, прослеживается стремление к широкому пониманию и теоретическому обобщению некоторых вопросов военного искусства (армянский мыслитель IV-V вв. Езник Кохбаци,  М. Падуанский и др.).

С зарождением буржуазных отношений в недрах феодального общества ускорился рост науки и культуры, начался постепенный отход от феодальной религиозной идеологии, появились критика догматов церкви и стремление к теоретическому решению  проблем военного дела. В этой связи заслуживает внимания труд венецианца Марино Сануто «Секретная книга о новом завоевании и сохранении Святой Земли» (написан между  1306 и 1321 гг.). В нем прослеживается стремление автора к широкому  пониманию  и теоретическому обобщению некоторых вопросов военного искусства.

Важное значение для развития военно-теоретической мысли имел и  разрыв с теологическим объяснением военных событий и других общественных явлений в эпоху Возрождения, связанной с появлением раннекапиталистических отношений.   Ее хронологическое ядро составляют XV-XVII вв. Философское и духовно-культурное содержание эпохи Возрождения неотделимо от так называемого гуманистического движения, что  привело к появлению гуманистических учений, осуждавших войны как величайшее бедствие для народов; формированию гуманистических концепций мира.

Защите мира посвящены трактаты нидерландского ученого – гуманиста Эразма Роттердамского [5], немецкого гуманиста, философа и историка Себастьяна Франка (он впервые ставит вопрос о моральной ответственности за военные преступления).

Одним из первых мыслителей этой эпохи, кто пробудил интерес к вопросам теории  и истории военного искусства, к изучению истории войн и военного дела, был Никколо Макиавелли (1469-1527 гг.) [6].    Отвергая теорию о божественном происхождении государства и армии, он считал движущей силой истории имущественные интересы, лежащие в основе борьбы между социальными группами. Для него основа государства – это сила, армия. В основном труде Макиавелли «Государь» изложены принципы управления  государством и способы борьбы за власть.  Причем, сила не может быть связана ни традиционными законами, ни нравственными нормами. Для достижения цели все средства хороши и оправданы. Для захвата власти и осуществления политики объединения Италии он считал пригодным все – ложь, обман, лицемерие, предательство, убийство, клятвопреступление.    Взгляды по военным вопросам Н. Макиавелли  изложил в трактате «О   военном искусстве» (1521). Он сумел дать анализ состояния военно-теоретической мысли своей эпохи, изложил правила ведения войны  и попытался сформулировать  некоторые закономерности развития военного искусства, высказав немало прогрессивных идей. В частности, предложил строй, который мог бы уменьшить потери пехоты от огня артиллерии.

Но уже с XIII в. можно проследить пробуждение новых идей, идущих вразрез со средневековыми тенденциями. Фламандские ремесленники, гуситские крестьяне, швейцарские горцы, английские и бургундские наемники, французские ордонансовые роты, османские янычары – все это явления нового порядка. Пробуждалось сознание слабости и негодности  базирующихся на натуральном хозяйстве средневековых организационных форм.      В европейском  феодальном обществе, особенно периода позднего средневековья, имелось немало талантливых полководцев, которые внесли большой вклад в развитие вооруженных сил и военного искусства.   Принципы военного искусства в армиях феодально-абсолютистских государств были изложены в сочинениях  А. Тюренна (Франция), Р. Монтекукколи и Евгения Савойского (Австрия), Фридриха II (Пруссия), Г. Ллойда (Англия) и других.

В XVII в. в Западной Европе появилось большое для того времени количество военно-теоретической литературы.    Изменялись условия ведения войны, возникали новые стратегические объекты – не только армии и флоты, но также крепости и порты, базы-магазины и базы-территории, сухопутные и морские коммуникации, укрепленные лагеря и т. п. Непрерывно возрастала роль искусного маневрирования войск на театре войны, совершенствовалась теория «маневренной» стратегии. Уже в XVI в некоторые военные теоретики пытались ответить на вопрос: когда следует  вступать  в сражение и в каких случаях полезнее воздержаться от него.  В XVII в. эта проблема превратилась в одну из основных в военной науке.

Важную роль в развитии военно-теоретической мысли в конце Средневековья  сыграли деятельность и труды Морица Оранского, Лувуа, Пюиссегюра, Евгения Савойского, Тюренна, Густава II Адольфа и других. Но наиболее полно для своего времени вопросы военного искусства изложили Р. Монтекукколи и Фекиер.

Р. Монтекукколи  (1609- 1680) – выдающийся австрийский полководец и военный писатель обобщил свою богатую боевую практику в труде «Записки Раймунда графа Монтекукколи, или главные правила военной науки» (1664), представлявшем собой систематизированное  изложение военной теории  XVII в

Одним из передовых военных деятелей своего времени был Мориц Оранский (1567-1625), сыгравший важную роль в развитии военного искусства на рубеже эпох – феодализма и капитализма. Самый существенный перелом  в истории военного искусства XVI-XVII в. был произведен в армии Мориса Оранского в борьбе за освобождение Нидерландов от испанского владычества. Он с учетом изменившихся условий ведения вооруженной борьбы провел ряд реформ по укреплению армии, явился создателем нового вида кавалерии – рейтар (кирасир), а также легкой артиллерии, значительно повысивших подвижность и ударную силу войск, впервые в западной Европе ввел уставы. Морис Оранский внес также большой вклад в развитие военно-инженерного дела.

Французский военный теоретик Антуан Фекиер (1648-1711)  одним из первых попытался изложить всю систему военного искусства и установить общие принципы основных элементов войны. Основной его труд «Военные мемуары маркиза де Фекиера»,  или «Сообщения о войне» состоит из двух частей – теоретической и исторической. В теоретической части рассматриваются вопросы: армия, ее состав, вооружение и снабжение; пять основных видов войн; «оперативный» план войны и его основы; сосредоточение, марш и расположение армии на отдых; боевые действия в различных условиях обстановки. Автор положил начало классификации войн, насчитывая пять их видов: оборонительная и наступательная, равными силами, вспомогательная, ведущаяся вне государства с целью помощи  союзнику, и гражданская.  

В XVII-начале XVIII вв. в роли великой европейской державы выступила Швеция. Карл IX – отец Густава-Адольфа – начал принуждать господствующий класс – дворянство – занимать  командные посты в армии и и в управлении государством. Таким образом, офицерский состав шведской армии первый получил национально-дворянский характер.  Видный военный реформатор, полководец и король Швеции Густав II Адольф (1594-1632), хорошо понимая слабости наемных войск, создал сильную постоянную армию за счет умелого сочетания вербовки добровольцев с принудительным набором солдат из числа крестьян и бюргеров. Ее более однородный национальный состав позволил повысить  дисциплину и боеспособность армии. Несмотря на хороший дух, царивший  в шведской армии, Густав-Адольф стремился базироваться  на суровой дисциплине.   В ходе реформаторской деятельности Густава II было усовершенствовано вооружение артиллерии, впервые в Западной Европе создана полковая артиллерия, а громоздкие и малоподвижные  полки большой численности  заменены компактными и маневренными, в которых две трети численности составляли мушкетеры. В области стратегии Густав II стремился решать задачи наступательными действиями небольшой армии при заблаговременной  подготовке театра войны и надежном обеспечении так называемой операционной линии (направления действия войск).

В основе военного искусства французского полководца и военного теоретика маршала Франции (1643) Анре де Ла Тура д* Овернь Тюренна (1611-1675), важнейшие принципы которого он изложил в своих мемуарах и военно-теоретических трудах, лежало широкое маневрирование на театре войны в сочетании с решительным сражением. Основным  способом стратегических действий он считал  выход на коммуникации противника и отсечение его от баз снабжения.

Дальнейшее развитие военной мысли связано с деятельностью австрийского полководца и государственного деятеля, фельдмаршала (1693), генералиссимуса (1697) Евгения Савойского (1663-1736). Основным принципом, которым он руководствовался в стратегии, являлось сочетание решительных действий с тщательной подготовкой и умелым использованием обстановки, при этом он придавал большое значение поддержанию жесткой дисциплины в войсках, подготовке командного состава, снабжению и снаряжению армии. Он провел ряд реформ в этом направлении.

В целом же труды добуржуазной эпохи носили преимущественно характер описания предшествующего военно-исторического опыта. Но обобщения и выводы, сделанные в этих трудах, имели определенную ценность для последующего развития военной теории и формирования основ военной науки.

Литература

 

  1. История и философия военной науки / Под общ. ред. Б. И. Каверина и С. А. Тюшкевича.- М.: Воениздат, 2007. Ч. 2. Гл. 12 С. 260;
  2. Псевдо-Маврикий. Стратегикон /Пер. Цыбышева по ред. Р. В. Светлова //Искусство войны: Антология военной мысли. – СПб., 2000. Т.1. С. 285-378
  3. Прокопий Кесарийский. Война с готами: В 2 т./ Пер. С. П. Кондратьнва.- М., 1996; Прокопий Кесарийский. Война с персами. Война с вандалами. Тайная история / Пер., ст., коммент. А. А. Чкаловой. – СПб. 1998
  4. Агафий Миринейский. О царствовании Юстиниана /Пер. М. В. Левченко. – М., 1996
  5. Эразм Роттердамский и его время. – М.: Наука, 1989. С. 248-276
  6. Сочинения Никколо Макиавелли //Жизнь Николо Макъявелли. – СПб.: Лениздат, 1993. С. 246-384

 374 total views,  2 views today