Геращенко Игорь Германович. Причины и последствия интеллектуальной маргинализации в современной философии

Геращенко Игорь Германович

Волгоградский кооперативный институт (филиал)

Российского университета кооперации

доктор философских наук,

профессор кафедры гуманитарных и правовых дисциплин

Gerashchenko Igor Germanovich

Volgograd Cooperative Institute (branch)

Russian University of Cooperation

doctor of philosophical science,

Professor of the Department of Humanitarian and Legal Disciplines

e-mail gerashhigor@rambler.ru

УДК – 165.24

 

Причины и последствия интеллектуальной маргинализации в современной философии

 

Аннотация: В статье рассматриваются причины и последствия интеллектуальной маргинализации в современной философии. Акцент сделан на выяснении экономических причин возникновения данной ситуации. «Творческое разрушение» философии является необходимым следствием тех процессов, которые связаны с глобализацией рыночной экономики и информатизацией общества. Стиль философского мышления в духе постмодернизма и подобных ему учений характеризуется принципиальной алогичностью, эклектичностью, антисистемностью и внерациональностью. Аналогичная философская риторика является способом приспособления к антирациональному тренду западной философии, что не способствует повышению статуса и авторитетности отечественной философской мысли.

Ключевые слова: деконструкция, алогизм, интеллектуальная маргинализация,  постмодернизм, философский экономикс, творческое разрушение философии, философская мода, философская риторика.

 

Causes and consequences of intellectual marginalization in modern philosophy

 

Abstract: The article discusses the causes and consequences of intellectual marginalization in modern philosophy. The emphasis is on finding out the economic causes of this situation. The “creative destruction” of philosophy is a necessary consequence of those processes that are associated with the globalization of a market economy and the informatization of society. The style of philosophical thinking in the spirit of postmodernism and similar teachings is characterized by fundamental illogic, eclectic, anti-systemic and non-rational. A similar philosophical rhetoric is a way of adapting Western philosophy to the anti-rational trend, which does not contribute to raising the status and authority of Russian philosophical thought.

 Keywords:  deconstruction, illogism, intellectual marginalization, postmodernism, philosophical economics, creative destruction of philosophy, philosophical fashion, philosophical rhetoric.

 

 

Одним из направлений современной мировой и отечественной философии является интеллектуальная маргинализация, под которой следует понимать полный отказ от принципов рациональности не только классической, но и постклассической философии. Одним из «виновников» такого положения вещей является известный метод деконструкции, который основывается на разрушении рациональных стереотипов. Однако борьба со стереотипами рационального мышления ведет в данном случае фактически к полному разрушению самого мышления. Сложившаяся ситуация, на наш взгляд, нуждается в серьезном экономическом анализе.

Экономика рыночного типа исходит из концепции рационального человека [1]. Можно, конечно, спорить о редукционизме такого подхода, однако глобальная рыночная экономика ставит перед современной философией вполне рациональные проблемы. И попытка уйти от их решения в область деконструкции, аллюзий и метафор является проявлением интеллектуальной маргинализации.

Экономический подход на уровне философских размышлений получил более глубокое осмысление в концепциях утилитарно-прагматического рационализма. С момента зарождения философской мысли полезность выступала ее непременным атрибутом. Если признавать истинность того логического закона, что ни что в мире не возникает без достаточного на то основания, следовательно философия появилась вполне закономерно для решения определенных задач, стоящих перед достаточно развитым в культурном отношении человеком. Можно, конечно, возразить, что философия возникает не везде одновременно, в ряде стран она зарождается с большим опозданием, и до настоящего времени существуют народы, которые прекрасно обходятся без любомудрия. Однако если посмотреть на экономику этих народов, то она чаще всего находится в плачевном состоянии. Отсюда можно сделать вывод, что высокий уровень экономического развития, как правило,  предполагает соответствующий уровень  философии и науки.

Многие философы настороженно относились к утилитарным и прагматическим составляющим собственной профессии. Достаточно вспомнить гонения на древнегреческих софистов, против которых ополчились лучшие философские умы того времени. Хотя утилитаризм Аристотеля был не менее ярко выражен, обладая, при этом,  большей глубиной. Прагматические моменты можно найти в размышлениях всех великих мыслителей Древней Греции и не только у них.

Против прагматического подхода в философии иногда высказывают такое возражение, что понятие «польза» обладает многозначностью и под него можно подвести любые потребности и мотивы человеческого поведения. Однако в современной ситуации «переоценки ценностей» любое философское понятие содержит в себе значительную долю неопределенности. Это касается «истины», «логики», «познания», «рациональности», «этики» и многих других. В данном ряду понятие «польза» возможно и смотрится не так представительно, вместе с тем, оно обладает значительной долей эвристичности и может претендовать на статус не только экономического понятия, но и философской категории.

Как известно, философия утилитаризма и прагматизма в качестве самостоятельной школы оформилась достаточно поздно, и ее появление связывают с бурным развитием рыночных отношений и с философским осмыслением буржуазного сознания. С этим можно согласиться в том смысле, что прагматический аспект философии тесно связан с рыночной экономикой, но рыночная экономика, как показывают последние исторические исследования, гораздо древнее самой философии. Можно предположить, что одной из причин формирования философии была необходимость рационального осмысления рыночной экономики и связанных с этим качественных преобразований в социуме.

Если считать местом возникновения философии Древний Китай и Древнюю Индию, то рыночная экономика начала там функционировать задолго до ее появления в Античном мире. Тогда становится понятным, почему на востоке философия зарождается раньше, чем на западе. Возникает потребность индивидуального познания и самопознания в условиях атомизированного рынка. Сократ лишь значительно позже сформулировал данное положение вещей, как «познай самого себя». В этой связи трудно согласиться с позицией Гегеля, отрицавшего философский статус древневосточных мыслителей. Как раз, наоборот, на Древнем Востоке благодаря бурному развитию торговли, в том числе и международной, формируется рыночное мировоззрение, давшее толчок не только развитию науки, но и философскому самопознанию. Традиционалистские установки также имели место, но не они явились пусковым механизмом возникновения философии.

Дальнейшее становление философии также было, иногда опосредовано, но чаще непосредственно связано с развитием рыночной экономики. Альтернатива традиционализма и капитализма всегда сохранялась и была вплетена в ткань философских размышлений, но новое слово в философии возникало, чаще всего,  там, где рыночные отношения получали очередной  стимул развития. В этой связи вполне можно говорить о прогрессе философии, поскольку  прогрессировала в целом рыночная экономика. И, наоборот, в последние десятилетия наметились серьезные трудности и проблемы, связанные с глобальным рынком, максимизацией прибыли в мировом масштабе, с неустранимостью международных экономических кризисов, резким расслоением по доходам не только между гражданами, но и между странами [2].

Все это свидетельствует об исчерпанности чисто рыночной парадигмы социального развития. Ситуация с философией в настоящее время также может быть охарактеризована в качестве кризисной. И это вполне соответствует эволюции рынка. Невозможность рационально организовать рыночную экономику в международном масштабе ведет к философским размышлениям о различных типах рациональности, отходу от философского рационализма, увлечению не просто иррациональностью и экзистенциальной проблематикой, но и постмодернистскими вариациями. Стиль философского мышления в духе постмодернизма и подобных ему учений становится принципиально алогичным,  вызывающе эклектичным, антисистемным и внерациональным. Этому есть свое экономическое объяснение.

В настоящее время видится актуальным создание философского экономикса, если под экономиксом понимать всю совокупность современных экономических теорий. Философия, как и наука, нуждается в экономическом анализе, который даст возможность лучше осознать историческую ситуацию в философии, продолжит утилитарно-прагматические традиции в новых условиях, позволит использовать научную составляющую при решении вопроса о рациональности философии.

В современной философии широкое распространение получил эклектический подход, что является следствием методологического плюрализма. Еще дальше пошли философы-постмодернисты. Они вообще отвергают философскую методологию, как якобы устаревшую в современных условиях. Критика логоцентризма превращается у них в методологический релятивизм, когда подвергается деконструкции само понятие «методологии». На основе симулятивного обмена в информационной и постиндустриальной экономике вводится термин «симулякр» для обозначения различных уровней объективной симуляции [3, с. 282]. В области философии таким симулякром становится рационалистическая философия и методология.

Современная рыночная экономика породила и продолжает порождать огромное количество проблем, нуждающихся в философском осмыслении. В рамках экономической теории постоянно создаются новые направления и подходы, что говорит о высокой степени инновационного потенциала в данной сфере. Большой материал для философского анализа дает история экономики, которая обладает научным статусом, поскольку позволяет выявить механизмы возникновения рыночного порядка.

Тесная связь философии и экономики прослеживается на всех этапах их исторического развития. Уже отмечалось, что возникновение самой философии обязано формированию рыночных отношений в различных странах света. Там, где эти отношения начинали активно развиваться, как правило, появлялось философское познание. При этом отношение философии к рынку было двойственным. С одной стороны, философия, как и рыночная экономика, предполагает позицию индивидуализма. С другой стороны, философы являются в значительной степени традиционалистами, так как предпочитают проявлять активность в сфере мышления, нежели в предпринимательской деятельности.

Термин «творческое разрушение» использовался Й.Шумпетером для обозначения инновационных процессов в рыночной экономике, связанных с коренным преобразованием устаревших технологий [4]. Творчество в таком понимании приобретает разрушительные черты, а инновационная деятельность оказывается сопряженной с насилием. Творчество в условиях глобального рынка теряет свой независимый и бескорыстный характер, поскольку вынуждено развиваться в конкурентной среде. Это в полной мере относится и к философскому творчеству.

Классическая философия подверглась в свое время «творческому разрушению» со стороны неклассической, а неклассическую философию в современных условиях «творчески разрушает» постнеклассическая.  В данной ситуации становится вполне понятным пренебрежение историей философии: исторические наработки предшествующих мыслителей необходимо отбросить, дабы освободить место для нынешних  инноваций.  В этом смысле постмодернистская философия полностью движется в русле современной рыночной экономики.

«Творческое разрушение» философии является, таким образом, необходимым следствием тех процессов, которые связаны с глобализацией рыночной экономики и информатизацией общества. Философы вынуждены подстраиваться под ускоряющийся темп рыночных инноваций. В этих условиях происходит быстрое устаревание информации, и некоторые специалисты советуют ее скорее забывать, что приходит в противоречие с традиционалистскими установками классической философии, ориентированной на историзм и рационализм. Инновационные преобразования в самой философии носят во многом разрушительный характер, поскольку требуют постоянных изменений, к которым философия в силу собственных исторических традиций плохо приспособлена.

Мода на философию становится актуальной в условиях развитой рыночной экономики. Вряд ли можно говорить о моде на философию Конфуция или Платона в условиях древнего общества. Даже когда идеи Платона и Аристотеля использовались средневековыми мыслителями, они не являлись модными, поскольку понятие «мода» не применялось к самой философии. Глобальная рыночная экономика принципиально изменила само понимание моды. Мода становится выражением рыночных инноваций, имеющих конечную цель продавать как можно больше. Чем разнообразнее ассортимент предлагаемой продукции, тем выше продажи. Врагом рынка становится потребитель, который привык к стандартному набору предметов потребления и не хочет его менять.

Эпоха модерна в философии не случайно носит такое название. Мода становится критерием философской новизны и оригинальности. Модернизм, с одной стороны, противопоставляется классической философии, а с другой стороны, приобретает перманентный характер. Модернизм XIX- середины ХХ веков был связан с расцветом рыночной экономики периода империализма. Сравнительно высокая покупательная способность населения способствовала расцвету моды, в том числе и  философской.

Концепция миро-системного анализа И.Валлерстайна [5] может быть применена и для анализа эволюции философской моды в новейшей истории.  В условиях двухполярного мира существовало идеологическое противостояние марксистской и буржуазной философии, при этом, привлекательность последней была выше за счет цветистости и разнообразия предлагаемой продукции. Марксистская идеология и философия обладали статусом полупериферии, поскольку не стремились угнаться за философской модой и выполняли вполне определенный антирыночный заказ. Такая ситуация позволяла марксистской философии стабильно развиваться и составлять достойную конкуренцию западным образцам.

В условиях однополярного, а затем и многополярного мира ситуация изменилась. Прежде всего, резко возросла неопределенность в интеллектуальной и идеологической сфере, что стало причиной поиска новых форм идеологии. Социологи и политологи в этой ситуации заняли более прагматическую позицию, нежели философы. Именно они стали предлагать практические решения в сфере идеологических инноваций. Философы же эпохи постмодерна отказались от решения методологических проблем и занялись вопросами «высокой философской моды». Но данная мода не находит своего практического применения в реальной действительности. В результате этого и произошло снижение статуса философской науки. Те, кто обладает реальными материальными средствами (предприниматели, политики, чиновники), не желают их вкладывать без гарантий идеологической отдачи.

Современная российская философия в погоне за западноевропейской модой растеряла свои былые преимущества. Она сохраняет за собой статус полупериферии, однако, как и российская экономика, находится в ситуации догоняющего развития. Фактически отсутствуют собственные оригинальные философские разработки. Инновационный потенциал философии является сравнительно низким.

Интеллектуально развитая молодежь или не хочет идти в философию, не видя здесь для себя перспектив, или же поддается западной моде, пытаясь развивать постмодернистскую философию. И тот, и другой вариант является тупиковым для отечественной философской мысли, поскольку не способствует усилению ее конкурентоспособности. Положительным в условиях глобальной рыночной экономики является только то, что отечественная философия имеет открытый доступ к современной информации и находится в конкурентной среде. Однако, как и российская экономика, философия нуждается в протекционистских мерах защиты со стороны государства.

Философская риторика, как и философская мода,  приобретает особую актуальность в эпоху глобальной рыночной экономики. Философская риторика была ярко выражена уже в споре Сократа и софистов, которые по-разному оценивали экономическую составляющую философии. Однако расцвет философской риторики связан с эпохой постмодерна, когда произошло полное разочарование в философской истине и методологии.

Философская риторика, как видно из ее названия, носит преимущественно вербальный, а не интеллектуальный характер. В ней велика доля релятивизма и даже софистики. Это хорошо видно на примере смен парадигм философского общения. До начала эпохи постмодерна существовала преемственность в использовании категориального аппарата философии. Если, к примеру, Гегель вводил новые категории (а их было не так уж много), то они сочетались с традиционными философскими понятиями, которые переосмысливались в контексте гегелевской теории на основе принципа «снятие-сохранение».

Иное дело в постмодернистской философии. Здесь практикуется принципиальная смена риторики без исторической преемственности. Это объясняется, якобы, специфическими особенностями информационного общества. Действительно, быстрое устаревание информации имеет место, что приводит к ситуации неопределенности в ее использовании. Много вопросов вызывает и достоверность информации. Однако философия является специфической общественной наукой, где исторические изменения должны оцениваться, в том числе, и с точки зрения логики. А это предполагает преемственность даже на уровне риторики.

Риторика советской философии сформировалась достаточно быстро, поскольку имела серьезные исторические традиции. В постперестроечный период возникла новая философская и экономическая риторика, которая носила эклектический характер. Эта эклектика сохраняется до настоящего времени, что является следствием эклектического характера российской идеологии и, в конечном счете, результатом смешанной модели российской экономики.

В настоящее время философская риторика существенно уступает риторике экономической по своей пропагандистской эффективности. В последнее время крайне редко можно встретить философа на телевидении или прочитать философский материал в газете или в соцсетях. В постперестроечный период интерес к философии был значительно выше, чаще проводились философские дискуссии, что свидетельствовало об интересе к философии в обществе. В современной ситуации приоритеты изменились, что объясняется не только кризисом в экономике, но и проводимой государственной политикой. Чиновники не используют философскую риторику, но не упускают случай блеснуть экономическими познаниями.

Философская риторика достаточно разнообразна. Она основывается на категориальном аппарате соответствующих школ и направлений, между которыми сохраняется конкурентное противостояние. Изменения в философской риторике все больше зависят от философской моды. В конечном счете, эти изменения определяются экономическими и политическими процессами [6].  Чтобы оставаться «на плаву» философ вынужден подстраиваться под модную в настоящее время риторику. Многие советские философы очень быстро обучились мыслить в категориях постмодернистской философии. Это свидетельствует об определяющей роли философской риторики и моды в эволюции современной философии.

Академическая риторика обладает спецификой. Необходимо использовать академический стиль, чтобы публиковаться в соответствующих журналах. Между тем научно-популярный стиль философствования становится более востребованным во всем мире. Это объясняется экономическими причинами рыночного характера. Книга по философии, как и любая другая, должна продаваться. Чем больше потенциальная аудитория, тем выше вероятность самоокупаемости книги. Научно-популярный стиль изложения максимально способствует распространению философских сочинений. Экономисты-теоретики это хорошо поняли. Большинство лауреатов Нобелевской премии в области экономики писали свои книги достаточно доступным языком и без использования сложного математического аппарата.

Таким образом, интеллектуальная маргинализация, присутствующая в сочинениях ряда современных философов, носит вполне осознанный характер и объясняется комплексом причин, среди которых экономические факторы являются определяющими. Антирационалистический философский тренд тесно связан с философской модой, постмодернистской риторикой, алогичным и внесистемным стилем изложения. Думается, что такой подход не способствует повышению статуса и авторитета современной философии в глазах интеллектуально развитой аудитории.

 

 

Литература 

 

  1. Коуз Р. Фирма, рынок и право. – М.: Новое издательство, 2007. – 224 с.
  2. Пикетти Т. Капитал в ХХ1 веке. – М.: Ад Маргинем Пресс, 2016. – 592 с.
  3. Бодрийяр Ж. Символический обмен и смерть. – М.: Добросвет, 2000. – 282 с.
  4. Шумпетер Й. Капитализм, социализм и демократия. – М.: Экономика, 1995. – 540 с.
  5. Валлерстайн И. После либерализма. – М.: Едиториал УРСС, 2003. – 256 с.
  6. Макклоски Д. Риторика экономической науки. – М.: Изд-во Института Гайдара: Издательство «Международные отношения»; СПб.: Факультет свободных искусств и наук СПбГУ, 2015. – 328 с.

 

 

 

 

 

 69 total views,  5 views today