Абаканова Вероника Анатольевна. Социальная обусловленность противодействия легализации преступных доходов

 Абаканова Вероника Анатольевна,

РГПУ имени А. И. Герцена

доцент кафедры уголовного процесса

кандидат юридических наук, доцент,

Abakanova Veronika Anatolievna,

Russian state pedagogical university of name A.S. Herzen

Master of Law, Assisatant Professor,

Assisatant Professor of a Chair of criminal trial

E-mail: bivadim1@yandex.ru

УДК 343.97

 

Социальная обусловленность противодействия легализации преступных доходов

 

Аннотация. В данной статье автор рассматривает вопросы соотношения понятий «борьба с преступностью» и «противодействие преступности», подчеркивает особую роль государства в противодействии такому социальному явлению как легализация преступных доходов. В работе на основе теории систем предлагается понятие «легализация преступных доходов», а также анализируется с экономических, социологических и юридических позиций общественная опасность данного преступления

Ключевые слова: теория систем, преступные доходы, легализация, противодействие, уголовная политика.

 

Social conditionality of counteraction of legalization criminal income

 

Summary. In this article the author considers questions of a ratio of the concepts «fight against crime» and «crime counteraction», emphasizes a special role of the state in counteraction such social the phenomena as legalization of the criminal income. In work on the basis of the theory of systems the concept «legalization of the criminal income» is offered, and also public danger of this crime is analyzed from economic, sociological and legal sides

Keywords: theory of systems, criminal income, legalization, counteraction, criminal policy.

 

Социальная обусловленность противодействия легализации преступных доходов

 

Понятие противодействия преступности необходимо рассматривать в контексте понятия уголовной политики. Уголовная политика государства как одна из разновидностей  государственной политики  разрабатывается на основе политических, правовых и идеологических концепций, существующих в государстве.

В области уголовно-правового научного направления, изучающего уголовную политику,  на протяжении последних десятилетий активно обсуждались вопросы сущности и содержания этого феномена. Однако единства в понимании качественных характеристик уголовной политики среди исследователей, к сожалению, до сегодняшнего дня не сложилось.

Понятие «уголовной политики» было введено в оборот главой социологической школы уголовного права Францем фон Листом и получило научную разработку в трудах других ученых. Существенный вклад в  развитие теоретических основ уголовной политики в России внесли Н.А. Беляев, Л.Д. Гаухман, И.М. Гальперин, Я.И. Гилинский, А.И. Коробеев, Н.А. Лопашенко, А.Р. Ратинов, М.Д. Шаргородский, В.Ф. Щербаков  и др.

Традиционно государственное воздействие на преступность рассматривалось отечественными учеными либо как «борьба с преступностью», либо как «противодействие преступности».

Представляется наиболее верной позиция  С. С. Босхолова, согласно которой «призывы борьбы с преступностью, усиление борьбы с нею, по сути дела, ставят перед органами уголовной юстиции, государством и обществом несодержательную цель. Они не только дезориентируют, но и дезорганизуют их деятельность по обеспечению безопасности и правопорядка, влекут, как правило, массовые нарушения законности, прав и свобод граждан». [2, С.39]

Таким образом, говорить о противодействии преступности следует, рассуждая о воздействии на преступность в смысле использования всех имеющихся в арсенале государства и общества инструментов: как профилактических средств, так и методов уголовно-политической борьбы.

 Вышеуказанное в полной мере распространяется  на   противодействие преступлениям в экономической сфере в целом и на противодействие легализации преступных доходов в частности.

Противодействие легализации доходов, полученных преступным путем, сегодня имеет особое значение, как для России, так и для всего мира. Масштабы легализации преступных доходов таковы, что могут служить источником финансовых и экономических потрясений для любого государства. Современный мир многообразен и разносторонен, одновременно он  целостен и взаимосвязан. Интенсивное  развитие средств коммуникации и транспорта, сделавшее современный мир более доступным для общения и передвижения;  научно-технический прогресс, превративший мир в единое технико-технологическое пространство; экономические, финансовые, производственные связи – все это неминуемо приводит к глобализации современного мира. В то же время «глобализация предстает как противоречивый процесс, заключающий в себе и новые возможности, и новые риски безопасности». [8, С. 142]  Одна из негативных составляющих глобализации – ее влияние на формирование и распространение преступлений международного характера.

Международное сообщество рассматривает противодействие легализации преступных доходов как одно из эффективных средств противостояния транснациональной организованной преступности, коррупции и терроризму.

Один из руководителей Группы международных финансовых действий (GAFI) Э. Янг на Конференции стран – членов Совета Европы по проблеме отмывания денег в странах с переходной экономикой (Страсбург, 29 ноября – 1 декабря 1994 г.), в частности, выделила следующие негативные последствия отмывания денег:

— преступные организации получают возможность финансировать свою дальнейшую деятельность;

— неконтролируемое использование преступными организациями отдельных финансовых учреждений в конечном итоге причиняет вред всей финансовой системе, особенно в странах с развивающейся экономикой;

— сосредоточение экономической и финансовой власти в руках преступных организаций в конечном счете может подорвать национальную экономику этих стран и демократические системы власти и управления. [9]

В России процесс формирования рыночных отношений в значительной степени опередил развитие системы государственного противодействия нелегальным доходам.

В литературе выделяются следующие ключевые этапы формирования российской национальной системы противодействия легализации преступных доходов [3, С. 20, 21]:

— до июня 2000 года – период, когда Россия была внесена в «черный список» стран и территорий, не участвующих в борьбе с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, составляемый ФАТФ (Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег). До этого момента в России велась не вполне системная работа по созданию соответствующего режима, включая создание правовых и институциональных основ. Осознание необходимости активного вмешательства государств в борьбу с легализацией преступных доходов проявилось, в этот период, в принятии Концепции национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента РФ от 17 декабря 1997 г. № 1300 (в редакции от 10 января 2000 г. № 24). В ней отмечалось, что, проблема криминализации общественных отношений, складывающихся в процессе реформирования социально — политического устройства и экономики, приобретает особую остроту. [7]

Однако системных мер по противодействию легализации не принималось.

— с июня 2000 года по июнь 2003 год — период выведения России из «черного списка» ФАТФ и вступления России в ФАТФ в качестве полноправного члена, принятия основных законодательных и иных нормативно-правовых актов, создания уполномоченного органа, введения соответствующего инструментария, позволяющего эффективно осуществлять противодействие легализации преступных доходов.

— с июня 2003 года по конец 2007 года — период проверки со стороны ФАТФ и двух региональных структур по типу ФАТФ: МАНИВЭЛ (комитет экспертов в рамках Совета Европы) и ЕАГ (Евразийская группа по противодействию легализации преступных доходов и финансированию терроризма) российской системы противодействия легализации преступных доходов. В это время активно развивается и совершенствуется национальный режим противодействия легализации, включая его международную составляющую. Главными достижениями этого времени стали утверждение Президентом Российской Федерации Концепции национальной стратегии противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма и создание по инициативе России региональной структуры по типу ФАТФ для государств Евразийского региона (ЕАГ);

— с конца 2007 года по настоящее время — период, в ходе которого ведется интенсивная работа по совершенствованию отдельных элементов национальной системы противодействия легализации преступных доходов и финансированию терроризма в соответствии с рекомендациями, полученными по результатам трехсторонней оценочной миссии ФАТФ, МАНИВЭЛ и ЕАГ.

Анализируя историю формирования мер по противодействию легализации преступных доходов в России, можно констатировать, что противодействие легализации доходов, полученных преступным путем, следует осуществлять на основе общегосударственного комплекса мер по пресечению этого вида преступной деятельности.

В любой сфере человеческой деятельности, в том числе и в процессе противодействия преступности, принципиальное значение должно уделяться глубокому, многостороннему познанию того явления, на которое предполагается оказывать воздействие.

Важный фактор во многом определяющий пути противодействия такого преступлением, как легализация преступно приобретенных средств, — наличие разработанного понятия самого явления легализации (отмывания) денежных средств и иного имущества.

Суть легализации состоит в создании путем совершения сделок гражданско-правовых оснований для приобретения права собственности на денежные средства или иное имущество, полученные преступным путем.

Подобный вывод соответствует формулировке уголовного закона –  «в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению» (ст.174 УК РФ) — и Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем и финансированию терроризма». Другими целями легализации преступных доходов являются сокрытие источника их получения, следов преступления, создание возможности для дальнейшего легального их использования в гражданском обороте.

С позиции теории систем  преступление как свершившееся в реальной действительности явление – есть сложная система общественно опасной и противоправной деятельности субъекта (субъектов), направленной на удовлетворение его личных интересов и причиняющей вред гражданам, обществу в целом или государству.

Единая сложная система не может состоять из случайных элементов. Теория систем предполагает наличие механизмов, поддерживающих целостность объекта. В науке уже предложены такие «механизмы» – принципы отбора элементов системы преступления, имеющих значение при его  расследовании. К ним относятся: необходимость элементов (отсутствие элементов означает отсутствие системы), общность этих элементов для всех преступлений или преступлений определенного вида и их значимость для решения проблем расследования. Предложена следующая совокупность элементов системы преступления — «объект непосредственного посягательства, субъект посягательства, физическая деятельность субъекта посягательства, психическая деятельность субъекта посягательства, факты-последствия посягательства, место посягательства, время посягательства, общественная опасность и противоправность содеянного.»  [5, С. 79]

Системный подход к изучению объекта исследования предполагает «выявление многообразных типов связей сложного объекта». Криминалистическая система преступления, имеющая непосредственное значение при противодействии преступления, имеет два вида связей  – внутренние и внешние. Внутренние связи этой системы характеризуют связи и взаимосвязи между элементами системы (например, предмет посягательства – субъект, средства  – способ преступления и др.) Внешние связи системы преступления можно подразделить на три типа — связи с обстановкой совершения преступления, с событиями, имевшими место до и после реализации виновным преступного умысла, а также связи с событиями, не являющимися элементами обстановки совершения преступления, но протекающими одновременно с событием преступления (сопутствующие события). Существование системы преступления предполагает выявление его объективных закономерностей, таких как: отражаемость элементов преступления и их связей в следах; обусловленность преступления обстановкой, объектом посягательства и другими факторами; взаимосвязь и информативность элементов преступления.

Теория систем предполагает сведение результатов исследования объекта «в единую теоретическую картину». Основываясь на выработанных в науке принципах отбора элементов криминалистической системы преступления, обеспечивающих целостность системы, – необходимости элементов в системе преступления, его общности для всех преступлений или преступлений определенного вида и значимости для целей расследования, – следует выделить в системе легализации преступных доходов следующие элементы:

— предмет непосредственного посягательства – деньги  или иное имущество, добытое другими лицами преступным путем;

— субъекты преступления – лица, участвующие в совершении финансовых операций и других сделок с денежными средствами и иным имуществом, заведомо приобретенными другими лицами преступным путем в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению этими деньгами или иным имуществом;

— физическая деятельность субъектов преступления, которая включает в себя совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, заведомо приобретенными другими лицами преступным путем;

— психическая деятельность субъектов при совершении легализации, которая включает в себя следующее: определение условий, на которых другое лицо передает для легализации субъекту преступления денежные средства или иное имущество, приобретенные преступным путем; осознание субъектом факта приобретения другим лицом денежных средств или иного имущества преступным путем; определение конечной цели – создание гражданско-правовых оснований для приобретения права собственности на денежные средства или иное имущество, приобретенные другими лицами преступным путем; планирование преступной деятельности; определение целей промежуточных этапов; мотивы совершения преступления; другие  психические процессы, управляющие поведением субъектов;

— место посягательства: место совершения финансовых операций и иных сделок с целью легализации преступных доходов других лиц; место осуществления каждого этапа преступной деятельности; место наступления последствий – создания гражданско-правовых оснований для приобретения права собственности;

— время посягательства: начало преступной деятельности; период совершения финансовых операций и иных сделок; время совершения отдельных действий по легализации; время приобретения права собственности на денежные средства или иное имущество, приобретенные преступным путем;

— факты-последствия посягательства: конкретные результаты легализации преступных доходов других лиц; размер легализованных денежных средств или стоимость легализованного иного имущества; факты сокрытия связи с прошлой преступной деятельностью других лиц; иные последствия, имеющие криминалистическое значение;

— общественная опасность и противоправность содеянного.

Отсутствие в этой сложной системе хотя бы одного из указанных элементов означает полное разрушение всей системы преступления (отсутствие ее).

Данные исходные положения позволяют рассматривать легализацию преступных доходов в качестве сложной системы, имеющей «механизм», обеспечивающий ее целостность и многообразные типы связей. Под легализацией можно понимать «обусловленную объективными и субъективными факторами взаимосвязанную со средой и в ней отображаемой  динамическую  систему устойчиво повторяющихся действий субъекта (субъектов), совершающего финансовые операции и иные сделки с денежными средствами или имуществом, приобретенными преступным путем, с целью сокрытия непосредственной связи этих денег или иного имущества с предыдущим преступлением, маскировки следов этого преступления, создания в обществе ложного представления о происхождении денег или имущества для последующего введения его в гражданский оборот» [10, С. 230].

«При совершении легализации виновное лицо, стремясь придать легальный статус владению, пользованию и распоряжению преступно полученным средствам, создает новое правоотношение, противоречащее правовым общественным отношениям, защищаемым законом.» [1, с. 40].

Следовательно, при совершении легализации происходит нарушение сложившихся и создание новых противоправных отношений путем включения в легальный экономический оборот преступно полученных доходов.

Легализацию преступных доходов как социальное явление можно рассматривать с нескольких позиций: экономических, социологических, юридических.

С экономической точки зрения легализация создает опасность не только интересам отдельного предприятия, учреждения, организации, но и, учитывая размах таких преступлений,  интересам государства. Средства, полученные от торговли наркотиками и оружием, незаконного игорного и наркобизнеса, контрабанды, хищений и иной незаконной деятельности, преступники стремятся легализовать, придать им видимость законных, пустить в оборот. Легализуемые средства выходят из экономического оборота страны, при этом происходит подрыв финансовой системы государства в целом.

«Как всякий социальный процесс, легализация преступных доходов связана с существующими в обществе противоречиями между: индивидуальными и общественными экономическими интересами; лицами, ориентированными на противоправный образ жизни, и право охранительными органами; криминальным и законным бизнесом и т.п. Базовым противоречием, детерминирующим «отмывание», является несоответствие экономической реальности, позволяющей получать значительную прибыль от общественно опасных деяний, и права как меры должного поведения.» [5, С. 2]

В то же время с социологических позиций, вслед за  Р.В. Жубриным,  одним из первых применившим к такому социальному явлению как легализация преступных доходов исследования Ж. Бодрияра,  феномен легализации преступных доходов можно рассматривать с точки зрения концепции  симуляции и симулякра. Симуляция в интерпретации Ж. Бодрийяра означает обретение знаками, образами, символами самодостаточной реальности. Согласно Ж. Бодрийару выделяются последовательные фазы симулякра: 1) оно отражает глубинную реальность; 2) оно маскирует и денатурализует глубинную реальность; 3) оно маскирует отсутствие глубинной реальности; 4) оно вообще не соотносится с какой бы то ни было реальностью: оно есть чистый симулякр. [4] Р.В. Жубрин прослеживает аналогию стадий представлений (симулякр) со стадиями легализации преступных доходов: первая фаза — введение «грязных денег» в легальный оборот; вторая фаза — деньги отделяются от источника их происхождения, теряют следы; третья фаза — деньги обретают новый легальный источник происхождения и инвестируются в законную экономику.» [6, С. 4]  Таким образом, исходя из постмодернистской концепции,  легализация преступных доходов, представляется неким симулякром, элементом «гиперреальности», которую используют в своих целях преступники.

С юридической точки зрения дополнительная прибыль, полученная при легализации преступных средств, укрепляет экономическую основу организованных форм преступности. В противоправной деятельности принимает участие значительный круг лиц, легализация полученных от такой деятельности средств позволяет все более расширять размах противоправных деяний и усиливать ущерб, наносимый интересам общества. Кроме того, легализация преступных средств позволяет скрыть первоначальную криминальную деятельность и способствует дальнейшему росту преступности в стране, а учитывая ее транснациональный характер – в мире.

ЛИТЕРАТУРА

1. Абаканова В.А. Легализация преступных доходов: общественная опасность и противодействие /Вестник Орловского государственного университета. Серия: Новые гуманитарные исследования. 2012. № 3 (23). С. 40-42.

2. Босхолов С.С. Основы уголовной политики: Конституционный, криминологический, уголовно-правовой и информационный аспекты. М. ЮрИнфоР. — 293 с.

3. Булаев А. А. Финансово-правовые аспекты противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма: автореф. дис. … канд. юр. наук. М. 2010.- 26 с.

4. Голованов Н.М., Перекислов В.Е., Фадеев В.А. Теневая экономика и легализация преступных доходов. СПб. Изд-во: Питер 2003.- 303 с.

5. Густов Г.А.  К определению криминалистического понятия преступления// Труды СПб ЮИ ГП РФ. №2. СПб. 2000.- С. 78-85.

6. Жубрин Р.В. Борьба с легализацией преступных доходов: теоретические и практические аспекты.  М.: Волтерс Клувер, 2011 г. – 339 с.

7. Концепции национальной безопасности Российской Федерации Указом Президента РФ от 17 декабря 1997 г. № 1300 (в редакции от 10 января 2000 г. № 24). Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. № 2. Ст. 170.

8. Мальков Н.Р., Мусиенко Т.В., Яргина Н.Ю. Социология безопасности: проблемы социальной справедливости в контексте глобализации// Credo new. 2013. №4 (76). С.142-151.

9. Основы борьбы с организованной преступностью. /Под ред. В.С. Овчинского, В. Е. Эминова., Н. П. Яблокова.  М.: Инфра-М. 1996.- 400 с.

10 Сологуб Н.М., Абаканова В.А. Методика расследования легализации (отмывания) преступных доходов//Курс криминалистики: В 3 т. Т. III. Криминалистическая методика: Методика расследования преступлений в сфере экономики, взяточничества и компьютерных преступлений/Под ред. О.Н. Коршуновой и А.А. Степанова. СПб. Изд-во: «Юридический центр Пресс». 2004. – С.230-264.

308 просмотров всего, 2 просмотров сегодня