Тимченко Николай Михайлович. Военные знания  в античную эпоху

 Тимченко Николай Михайлович

Санкт-Петербургский Университет

Государственной противопожарной

службы МЧС России, доктор философских наук,

профессор кафедры философии и социальных наук

Timchenko Nikolay Mikhailovich

Saint Petersburg State University

State Fire Service of Emercom of Russia

Doctor philosophical science,

Professor of department of philosophy and social science

Email: nik.timchenko.41@mail.ru

УДК 355.014.1

 

 

Военные знания  в античную эпоху

В течение многовекового существования военное искусство Древней Греции  испытало значительные изменения. В начале первого тысячелетия войны постоянно велись отдельными племенами и союзами племен с целью захвата различной добычи.

Эти войны для своего ведения требовали практической и интеллектуальной подготовки и, соответственно,  материальных и духовных сил.  Экономическая, социально-политическая и интеллектуальная жизнь в этих  древних государствах была более развитой по сравнению с Китаем и другими  странами Востока. Здесь получили развитие основные философские направления, развивающиеся и поныне, зародилась история (прежде всего военная) как наука, появились первые ростки  военной науки. С возникновением письменности появилась возможность накопления военных знаний в форме специальных описаний и обобщений.

Однако первоначально военные знания в целом зарождались и существовали в основном в форме простейшего повествования о конкретных войнах, сражениях, деятельности полководцев и военачальников, носили характер  простой регистрации фактов, причем зачастую не проверенных и хронологически не всегда верных. Военные события и факты, равно как и всякая деятельность людей, чаще всего объяснялись «волей богов».  Примером такого характера описания  военных действий в ранний античный период является поэма Гомера «Илиада», в которой описывается  один из эпизодов Троянской войны, происходившей между ахейцами (греками) и троянцами в XII в. до н. э. Поэму Гомера изучали и знали наизусть многие полководцы, военачальники и историки Греции, Македонии и Рима (например, Александр Македонский).

Историки той поры описывали войны и отдельные сражения, философы пытались понять сущность этих событий, отдельные мыслители стремились обобщить опыт ведения войн и дать полководцам рекомендации по руководству войсками на полях сражений. Над проблемами военной истории и теории плодотворно работали известные древнегреческие  мыслители Платон, Аристотель, Геродот, Ксенофонт, Фукидид, Полибий и другие. Они пытались  определить  роль  и место войны в жизни общества, государства, найти наиболее эффективные формы  и способы стратегических и тактических  действий, выработать оптимальные основы  комплектования, вооружения и организации  армии, обучения и воспитания войск

Наибольшее значение имели  военно-теоретические труды, созданные в Древней Греции. Именно в Древней Греции  основы военной  теории выделились  из философии в относительно самостоятельную отрасль знаний, появились первые книги  по военной истории и теории. Как идеологи господствующего класса рабовладельцев, философы и военные деятели Древней Греции пропагандировали теорию о вечности, естественности, неизбежности и даже необходимости войн, поскольку последние являлись главным источником получения рабов.

Уже в период развития раннегреческой философии многие мыслители рассматривали вопросы  природы, сущности и характера войн:  война есть фатальная необходимость, истоки которой коренятся в бытии вселенной (Фалес); война изначально имеет божественную природу и общекосмический характер (Гераклит, пифагорейцы, Эмпедокл); по своей природе война есть естественное природное явление как отражение общекосмических процессов – напряженной извечной борьбы противоположностей, антагонистических начал (любви и вражды), противоборства стихийных сил (Гераклит, Эмпедокл, Парменид); война всеобща, имеет характер всеобщего закона, меры вещей, подчинена логосу как надприродной, божественной закономерности (Гераклит); глубокое убеждение во всеобщей космической справедливости и справедливом же возмездии за отклонение от нее приводило к выводу о справедливости войны: война – это нормальное состояние, обычный общепринятый порядок вещей; она должна вестись в рамках  законности, дозволенных человеческих норм, а не по произволу (Гераклит, пифагорейцы).  В качестве конкретных причин  войн называются: стремление к богатству и власти, отсутствие законности и порядка в государстве, природа самого человека (его порочность, спесивость, своеволие, нарушение норм справедливости и права).

В период античной классики создаются первые  развернутые учения о государстве, политике как высшем искусстве управления, экономике как о правильном способе хозяйствования. В связи с этим здесь намечается понимание взаимосвязи войны с государством, политической властью, в целом с политикой  и экономикой. По мнению Сократа (469-399 до н. э.), судить о войне и мире имеют право лишь те, кто профессионально занимается политикой и обладает истинным, доступным лишь немногим  знанием об искусстве государственного управления.

Платон (427-347 до н. э.) делил войны на внутренние (междоусобные военные столкновения греческих (родственных) государств и внешние (войны греков против чужих племен). Для внешних войн он проповедовал культ беспощадного, неумолимого насилия над противником. Для победоносной войны, писал Платон, государство должно иметь сильную армию. Воинский труд – это «труд искусства», а военное искусство – часть искусства политического. При решении задач военного дела он считал необходимым  широко использовать научные, прежде всего, математические знания.  Платон приходит к выводу, что природу войны надо искать  в порче человеческой натуры, в несовершенстве человеческой природы, ухудшении нравов  людей. Вместе с тем в качестве источников войн он называет и социально-экономические факторы: собственность, власть, богатство, и подробно анализирует социально-политические причины войн – прежде всего несовершенство  существующих форм государства. Сам он создает проект идеального государства, в котором “планирует ” существование целого сословия воинов – стражей. Их главный долг – изучение воинского искусства. А воинский труд требует величайшего старания. Воинов надо специально обучать и воспитывать, причем не только  тело, но и душу.

Аристотель (384-322 до н. э.)  считал, что войны вытекают из потребности приобретения собственности: война есть  род хозяйственной деятельности, искусство приобретения (рабов, территорий, богатств). Но война и военное дело – не самоцель. Цели здесь определяются  политикой. Последнюю философ определяет как науку о государстве и его управлении. Война оказывает и определенное положительное воздействие на человека,  побуждая его быть справедливым и воздержанным. Сами воины должны иметь  возможность упражняться в добродетели, иметь досуг и быть  освобождены от забот о материальном благосостоянии. Аристотель также пытался обосновать справедливость войн, которые велись для захвата рабов, называл войну «естественным средством для  приобретения собственности». Известно, что он в течение ряда лет был воспитателем Александра Македонского, привив ему глубокие знания не только в области философии, политики, риторики, физики и медицины, но и в области военного дела.

    Полководческая деятельность самого  Александра (356 – 323 гг. до н. э.)  оказала огромное влияние  на зарождающееся военное искусство, получившее определенное отражение в военных знаниях. Развитие военных знаний – эмпирических и теоретических – неразрывно связано с полководческой деятельностью Александра. Он стал новатором военного дела того времени. Он увеличил плотность фаланги и повысил силу ее удара, развил положение Эпаминонда о неравномерном распределении сил по фронту, превратил кавалерию в решающую ударную силу армии, разработал основы кавалерийской тактики и взаимодействия  родов войск и элементов боевого порядка. «Высочайший внутренний расцвет Греции, – писал К. Маркс, – совпадает с эпохой Перикла, высочайший внешний расцвет – с эпохой Александра».[1] Внешний расцвет Греции был следствием объединения большей части греческих государств под гегемонией Македонии. Военная мощь объединенной Греции, превосходство организации ее армии, передовой характер военного искусства – таковы основные военные причины успехов македонской армии. Политическая и военная слабость персидской деспотии, находившейся накануне распада, приводила к поражениям ее армию и флот.

Походы македонской армии в Персию, Среднюю Азию и Индию оказали большое влияние на развитие военного искусства, тактики и стратегии. Эти походы тщательно готовились как в политическом, так и в военном отношении, разрабатывался план войны с определением важнейших стратегических целей (ближайшей и последующей), определялось направление главного удара для каждого периода войны с обеспечением его как необходимыми силами и средствами (армия, база), так и решительными действиями (уничтожение живой силы противника в поле и крепостях). Характерной чертой стратегии македонской армии было создание промежуточных баз и обеспечение тыла.  Для обеспечения основной базы был выделен стратегический резерв,  успешно выполнявший свою задачу.

Македоняне систематизировали и довели до совершенства способы ведения войны древней Греции. Энгельс называл Александра Македонского одним из лучших кавалерийских начальников, который показал хорошее понимание общих главных принципов кавалерийской тактики (нападать на пехоту противника на марше или во время  ее перестроения; атаковать кавалерию противника преимущественно во фланг; пользоваться разрывом боевого порядка  противника для того, чтобы заходить ему во фланг и тыл; быстро и беспощадно преследовать сломленного противника).

Особенно много внимания вопросам войны и военного дела уделяли древнегреческие историки Геродот,  Фукидид, Ксенофонт и другие, которые в своих произведениях описывали ход войн, старались дать их анализ. Так, Геродот (V в. до н. э.), позднее названный Цицероном «отцом истории», написал девятитомную историю греко-персидских войн, в которой дал свой анализ причин этих войн, характеристику деятельности различных полководцев, описание крупнейших сражений, изложил организацию противоборствующих армий, вопросы их комплектования, обучения войск, их оснащения, военное искусство противников.

Другой историк – Фукидид (ок. 460-400 до н. э.) в своей восьмитомной  «Истории Пелопонесской войны» в отличие от Геродота, устранил из своего повествования  все мифическое и божественное в объяснении военных событий, пытался найти их естественные причины и свойственные природе человека мотивы и цели действий и поступков.  Сам активный участник Пелопонесской войны, в описаниях военных действий он отличается большой точностью. Он пытался извлечь уроки и делал выводы из опыта истории, считал, что к войне нужно готовиться тщательно в расчете не на слабого, а на сильного противника. Фукидид считал, что сила и мощь армии держится не на палочной дисциплине, а прежде всего, на патриотических чувствах воинов, которых надо всесторонне обучать, скрупулезно  готовить с юношеского возраста. Он рекомендовал  умело использовать  внезапность в бою, организовывать тесное взаимодействие сухопутной армии и флота, гибко применять боевые порядки на поле сражения. Много внимания он уделял анализу политической деятельности полководцев и царей древности. Со времен  Фукидида история приобретает ярко выраженный политический характер.

Крупным представителем древнегреческой военной мысли является Ксенофонт (430-354 до н. э.). Он одним из первых сделал попытку теоретически изложить основные проблемы военного дела своего времени. Ему принадлежат такие военно-исторические работы, как «Отступление десяти тысяч», «История Греции», «Киропедия», «О всадническом искусстве», «Об обязанностях гиппарха» и другие. Труды Ксенофонта были обощением боевой практики IV в. до н. э. и сыграли важную роль в развитии военной мысли древних греков.

На основе исторического материала он впервые пытался установить различие между стратегией и тактикой: тактика – лишь часть стратегии. Под стратегией он понимал искусство ведения войны (полководца, стратега), а тактику сводил к умению построения боевого порядка. Но по сути, Ксенофонт говорил не о стратегии и тактике, как таковых, а о функциях стратега и тактика. Стратег должен обладать  способностью приготовлять все, что нужно для войны, должен быть изобретательным, энергичным, заботливым, выносливым, находчивым, осторожным и отважным в нападении, обладать как природными качествами, так и приобретенными учением. Хорошо быть и тактиком. Ксенофонт высказывал идеи о зависимости боевого построения войск от объективных условий (время года и суток, рельеф местности, состояние дорог, соотношение сил).

Большое место  в его работах занимают вопросы обучения и воспитания  воина: «Ученьем поддерживается крепость телесная, строгим соблюдением военного порядка умножается сила душевная». Он различал военное дело и военное искусство, которое рассматривал как обобщенный опыт всех войн.. Он первым в истории дал характеристику роли фиванского полководца Эпаминонда (ок. 418-362 до н. э.) в развитии военного искусства, создавшего основы новой тактики.  Да и сам Ксенофонт разработал целую программу курса античной тактики, где на основе исторических примеров  рассматривались вопросы построения боевого порядка, соотношения протяжения фронта и глубины фаланги, о выборе момента для удара по противнику, искусстве обмана, роли пехоты и кавалерии и т. п.

Первой специальной работой в Древней Греции, в которой теоретически ставились и решались проблемы военного дела, была «Тактика» Энея, написанная около 357 г. до н. э. в. Кроме нее до нас дошли лишь некоторые работы Энея об искусстве обороны крепостей,  несколько фрагментов работы философа Демокрита «О воинском строе». Сохранились и более поздние, но зато полные теоретические трактаты по тактике, написанные другими авторами в I в. до н. э.: «Тактика» Асклепиода и «Теория тактики» Элиана.

В целом зародившаяся  военно-теоретическая мысль  Древней Греции решала те задачи, которые выдвигались практикой военного дела того времени, и развивались в тесной взаимосвязи с военной историей. Древнегреческие мыслители хорошо представляли себе внешнюю, формальную сторону военного дела, но не смогли проникнуть во внутреннюю его сущность, хотя у них встречается немало гениальных догадок. Основной формой познания военных событий  здесь, как правило, были исторические описания, где преобладало преувеличение роли личности полководцев. Вопросы стратегии и тактики в собственном их смысле  как таковые не разрабатывались, а сводились к организации, обучению войск и построению боевого порядка.

Важным этапом  в развитии военных знаний явилось обобщение военного опыта Древнего Рима. Так в эллинистическо-римский период развития античной философии ее представители значительное внимание уделяли исследованию причин и источников войн, называя таковыми роскошь и расточительность в государствах, безрассудную политику правителей, людскую зависть, жадность и неумеренность в запросах  (киники: Антисфен, Диоген, Кратет, Бион).  Особое внимание уделялось здесь морально-этической тематике при исследовании войн. Так стоики: Зенон Катионский, Клеанф, Посидоний, Сенека, Эпиктет, Марк Аврелий и другие считали, что войну породили падение нравов и неразумное использование власти, нечестивая алчность, пылкая похоть и страсть к наслаждению, что войны и насилие вообще – несправедливы как отклонения от велений естественного разума). В этот период  заметен и интерес к проблемам военной морали и права. Так Цицерон впервые вводит в прямой постановке понятие “характер войны”. По его мнению справедливой и законной война может быть только в силу достаточной причины: если она формально объявлена, ведется с достойным противником и после постановления Сената и повеления народа.

Многочисленные, отличавшиеся большим размахом и продолжительностью войны, которые вел Древний Рим в период с II в. до н. э. по IV в н. э., нашли свое отражение, прежде всего, в трудах таких историков,  как Полибий, Аппиан, Арриан, Фронтин,Вегеций, а также полководцев и государственных деятелей – Юлий Цезарь и другие.

Полибий (ок. 210-128 до н. э.) родился в Греции, но долгое время жил в Риме, был участником  третьей Пунической войны и советником  крупного полководца Сципиона Эмилиана, разрушившего в 146 г. до н. э. Карфаген. Перу Полибия принадлежит  «Всеобщая история» в 40 книгах (из них полностью сохранились лишь первые 5), охватывающая период от второй Пунической войны (218 г. до н. э.) до завоевания римлянами Греции (146 г. до н. э.). Главное внимание в ней уделено войнам, которые вели римляне, что дало основание  назвать этот труд «Военной историей». Это была первая попытка изложить во взаимной связи  историю Греции, Македонии, Малой Азии, Сирии, Египта, Карфагена и Рима. Считая историю наставницей жизни, Полибий полагал, что описывать военные события вправе лишь тот, кто имеет личный военный опыт  и обладает знанием военных и государственных дел и географии. Он исследовал причины побед и поражений в войнах и сражениях, преимущества и недостатки тех или иных боевых порядков, тактические приемы, способы различных армий, прежде всего римских.

   Аппиан (IIв до н. э.)создал «Римскую историю» в 24 книгах (полностью сохранились 9, в частности книги, описывающие войны – «Ганнибалову», «Митридатову», «Гражданские»). Как и Полибий, Аппиан прославлял могущество рабовладельческого Рима, стремился обосновать целесообразность подчинения  Риму народов Европы, Азии и Африки, оправдать идею завоевания им мирового господства. Он стремился также четко показать, из-за чего велись войны, старался, по выражению К. Маркса, «докапаться до материальной подкладки» гражданских войн.

   Арриан одно время был римским полководцем. Его основной труд  «Анабазис Александра» («Походы Александра») в 7 книгах, написанных по первоисточникам и дающих, поэтому, достаточно достоверный материал о войне Македонии с Персией, а также о походе Александра  в Индию. Описание полководческой деятельности  Александра, его боевого опыта стало важным вкладом в развитие военной мысли рабовладельческого опыта, поскольку пропагандировало лучшие достижения военного искусства того времени.

   Секст Юлий Фронтин (конец I –начало II в. н. э.) сочетал военную и государственную деятельность с теоретической работой. Из многочисленных  его трудов до нас дошел лишь один – «Стратегемы», в которых в лаконичной форме изложены 587 поучительных примеров из деятельности известных полководцев прошлого, по которым, как считал автор,  их потомки  должны учиться различным «военным хитростям». Их Фронтин систематизировал, исходя из последовательности развертывания военных действий: подготовка боя (сражения) и создание благоприятных для себя обстановки; ведение боя (сражении) и обеспечение победы; осада  и оборона крепостей; поддержание в армии порядка и дисциплины.

Необходимыми условиями подготовки боя и обеспечения успеха Фронтин считал сохранение в тайне свих планов и раскрытие планов противника; четкую организацию военного похода; действия сообразно с обстановкой; непрерывное пополнение армии снаряжением; сосредоточение своих сил и распыление  сил противника; оказание морального воздействия на свои войска. Успех в бою, по его словам, обеспечивается  правильным выбором времени и месса для боя, целесообразным построением боевого порядка и дезорганизацией рядов противника, организацией засад, сокрытием своих неудач  и решительным восстановлением  нарушенного боевого порядка. Удачный бой необходимо завершить разгром противника преследованием.

В период разложения рабовладельческого общества и упадка военного могущества Древнего Рима взоры военных теоретиков стали обращаться к прошлому. Одним из таких теоретиков в IV в. н. э. был Флавий Вегеций Ренат. Тщательно изучив боевой опыт и военно-исторические работы прошлого, он написал труд «Краткое изложение основ военного дела» явившийся теоретическим выражением достигнутого римлянами  уровня развития военного искусства. По форме труд Вегеция – это своеобразный устав древнеримской  армии.

Вегеций был первым и единственным  из военных писателей древности, предпринявшим  попытку систематизировать  накопленные знания по всем практически отраслям военного дела. В четырех небольших книгах (главах) названного труда освещаются вопросы комплектования, организации и обучения армии, ведения войны и боя, а также вопросы военной истории, администрации и военной педагогики.  Большое внимание Вегеций уделял вопросу прохождения военной службы командным составом высших должностей командир  должен достигать путем последовательного прохождения  службы, чтобы старшие начальники имели большой опыт и выделялись своим знанием военного дела. Вегеций много внимания уделял вопросам управления  войсками в бою и требовал заниматься ими и в повседневной  жизни.

Важным требованием военного искусства Вегеций считал быстроту действий. Все воины подразделения или части должны были следовать за своим знаменем. Самой главной мерой предосторожности является сохранение в тане направления движения войск. Большое значение  имеет организация снабжения армии. Победа не приходит сама, ее надо подготовить  упорным трудом. Вегеций не ограничивался описанием методов сухопутной войны, он разбирал и способы морской войны.

Социальных причин упадка империи и ее военного искусства Вегеций не видел, а все причины этого сводил к отдельным факторам: неправильному комплектованию войск, организации, обучению, боевым порядкам. Но, оглядываясь назад, он обобщал боевой опыт и, как бы,  суммировал   развитие военной мысли рабовладельческого общества, отмечал все положительное в нем, чем оказывал влияние на произведения более поздних военных теоретиков и историков.

Значительный вклад в развитие военного дела, практики и теории военного искусства внес Гай Юлий Цезарь (102 или 100 – 44 до н. э.) – государственный и политический деятель и полководец. Юлий Цезарь в «Записках о галльской войне» и «Записках о гражданской войне» изложил взгляды на ведение войны и боя. Он высказал ряд ценных теоретических положений о взаимосвязи политической, экономической и военной обстановки, политики и стратегии; развил понимание и практическое осуществление принципа неравномерного распределения сил, их сосредоточения на избранном направлении; обосновал необходимость создания резерва, что было тогда новым явлением в военном искусстве, важность внезапности и инициативы в ведении военных действий.

Ряд талантливых военачальников и военных теоретиков выдвинула и армия Восточной Римской империи. Среди них: Велисарий – уроженец Фракии, в 23 года  он был начальником гарнизона пограничной крепости, а в 25 лет уже занимал высшую военную должность – магистра армии; успешно командовали войсками – Нарзец, Мунд и другие военачальники.

Военные теоретики и военные историки Восточной  Римской империи обобщали современный им опыт войн, опираясь на военно-теоретические и исторические работы древних авторов, особенно на труды Полибия и Вегеция.  Из военных историков  этого периода особенно выделяется Прокопий Кесарийский, оставивший описание походов Велизария.[2] Это был высокообразованный  для своего времени человек. Он хорошо изучил исторические работы Геродота, Фукидида и Полибия, которым старался подражать. Прокопий Кесарийский  – профессиональный историк времени императора Юстиниана, создавший  цикл исторических произведений «История войн», посвященный войнам Византийской империи при этом императоре. В этот цикл вошли  сочинения: «Война с готами», «Война с персами», «Война с вандалами». Характерной особенностью этих произведений является глубокое знание  Прокопием описываемого предмета, – он долгое время  был личным  секретарем Велисария – крупнейшего полководца императора Юстиниана и сопровождал его в походах, а потому имел непосредственную возможность наблюдать ходвоенных действий.   Личные наблюдения Прокопия делают его труд очень ценным.   Работу Прокопия продолжил Агафий. Прокопий и Агафий фактически являются, прежде всего, военными историками.

Таким образом, рабовладельческое общество было первым классовым обществом, в котором появились войны, зародились и оформились армии, сложились простейшие формы и способы ведения войны и боя, т. е. военное искусство, появились первые формы военных знаний. Основными  факторами, определившими  это развитие, были экономика рабовладельческих государств, характер войн, состав и боевые качества армий, способности полководцев. В целом в рабовладельческую эпоху  был сделан  ряд важных теоретических обобщений и выводов, выработаны определенные требования к решению проблем подготовки и ведения войн и организации армии. В трудах мыслителей и историков, государственных деятелей и полководцев  древней эпохи было высказано  много важных мыслей, оригинальных догадок о связи войны с жизнью и внутренними порядками государства, экономикой; об исключительном значении для достижения целей войны морального фактора и искусной политики государственных деятелей. Основным же методом и формой  познания были, как правило, военно-исторические описания, хроники, а в дальнейшем своды наставлений и руководящих правил.

Древние мыслители не только делили военное искусство на стратегию и тактику, хотя понимали то и другое слишком узко, но пытались разграничить их предмет и задачи, видели и указывали на взаимозависимость  между ними. Они, в принципе, верно формулировали основы  и способы (правила, принципы) стратегических и тактических действий армий, разумно подходили к решению вопросов наступления и обороны, маневрирования, подчеркивая при этом необходимость всестороннего учета условий обстановки (соотношение сил, уровень подготовки войск, сильные и слабые стороны противника, характер местности, климат и т. п.), рекомендовали тщательно изучать противника, использовать внезапность для нанесения удара, предостерегали от шаблона, ставили и решали вопросы комплектования, организации и снабжения армий, обучения и воспитания войск, управления, подготовки командных кадров.

Литература

  1. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.1. С180
  2. Прокопий Кесарийский. Война с готами: В 2 т./ Пер. С. П. Кондратьевна.- М., 1996

 

21 просмотров всего, 1 просмотров сегодня