Костюк Руслан Васильевич. Рущин Дмитрий Александрович. Дискуссионный семинар в СПбГУ на тему: «Страны постсоветского пространства и Россия», 23 апреля 2019 года, г. Санкт-Петербург

 

Костюк Руслан Васильевич

Санкт-Петербургский государственный университет

 Доктор исторических наук,

профессор кафедры теории и истории международных отношений

Санкт-Петербург, Россия

 Рущин Дмитрий Александрович

Санкт-Петербургский государственный университет

Кандидат исторических наук,

доцент кафедры теории и истории международных отношений

Санкт-Петербург, Россия

Kostyuk, Rouslan Vasilyevich

St. Petersburg State University

Doctor of Historical Sciences, Professor

of the Department of the Theory and History of International Relations

St. Petersburg, Russia

e-mail:  rouslan_k@mail.ru

Rushchin, Dmitrii Aleksandrovich

St. Petersburg State University

 Ph.D. in History, Associate Professor

of the Department of the Theory and History of International Relations

St. Petersburg, Russia

e-mail: ruschin@mail.ru

УДК 327

 

Дискуссионный семинар в СПбГУ на тему: «Страны постсоветского пространства и Россия», 23 апреля 2019 года, г. Санкт-Петербург

Аннотация: 23 апреля 2019 года в Смольнинском кампусе СПбГУ состоялся дискуссионный семинар на тему: «Страны постсоветского пространства и Россия». В дискуссии приняли участие преподаватели факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета Руслан Костюк, Дмитрий Рущин, Ниязи Ниязов, Игорь Грецкий, Руслан Шамгунов и другие. На семинаре отмечалось, что, в общем и целом, постсоветское пространство продолжает выступать одним из приоритетных направлений российской внешней политики.

Ключевые слова: Санкт-Петербург, Россия, дискуссионный семинар,  СПбГУ, Смольнинский кампус, международные отношения, страны постсоветского пространства, Россия.

Discussion Seminar at St. Petersburg State University on the “Post-Soviet Countries and Russia”, 23 April 2019, St. Petersburg

Summary: On 23 April 2019, a discussion seminar on “Post-Soviet countries and Russia” was held at the Smolny campus of St. Petersburg State University. The discussion was attended by educators of the School of International Relations at St. Petersburg State University Ruslan Kostyuk, Dmitrii Rushchin, Niyazi Niyazov, Igor Gretsky, Ruslan Shamgunov and others. In the Seminar it was noted that, in General, the Post-Soviet space continues to be one of the priorities of the Russian Foreign Policy.

Key words: St. Petersburg, Russia, Discussion Seminar, St. Petersburg State University, Smolny Campus, International Relations, Post-Soviet countries, Russia.

 

23 апреля 2019 года в Смольнинском кампусе СПбГУ состоялся дискуссионный семинар на тему: «Страны постсоветского пространства и Россия». В дискуссии приняли участие преподаватели факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета Руслан Костюк, Дмитрий Рущин, Ниязи Ниязов, Игорь Грецкий, Руслан Шамгунов и другие.

В своём выступлении доктор исторических наук, профессор кафедры теории и истории международных отношений СПбГУ Руслан Васильевич Костюк сказал, что, в общем и целом, постсоветское пространство продолжает выступать одним из приоритетных направлений российской внешней политики. Это связано не только с историческими аспектами, культурной общностью, многогранными экономическими связями, но и важностью постсоветских регионов для обеспечения безопасности РФ, а также фактором непрекращающейся и даже усиливающейся конкуренции России и «коллективного Запада» в лице США, ЕС и НАТО.

Профессор Р. В. Костюк отметил, что за последнее время ряд стран сделал явный выбор в пользу перспективной интеграции в евроатлантические структуры (Украина, Молдова, Грузия). Это во многом произошло как из-за неудач российской «мягкой силы» в этих странах, так и в силу объективной непривлекательности российского общественного проекта по сравнению, например, с «продуктом» от ЕС. Также профессор Р. В. Костюк высказал мнение, что сегодня в большинстве стран СНГ просто нет «пророссийских» партий (в отличие от прозападных). Те партии, которые лояльны России (в основном это партии левой традиции) за исключением ряда стран (Беларусь, Молдова), не играют серьёзной роли в политической жизни своих государств.

Во многом такое положение вещей связано с тем, что «генеральная» линия российской внешней политики в постсоветских странах исходит, прежде всего, из интересов высшего слоя чиновничества и крупного капитала, что делает конкуренцию между РФ и ЕС в основном соперничеством российской и европейской буржуазии. Но на таком фоне при более явной привлекательности (для молодёжи, предпринимателей, «креативных» кругов) европейской модели капитализма стратегический результат противостояния представляется вполне очевидным. И он не в пользу России.

Также профессор Р. В. Костюк сказал, что далеко не всегда в отношении таких стран как Грузия, Украина и Молдова Российская Федерация проводила политику равноправия.  Действия Москвы зачастую исходят из видения стран постсоветского пространства через призму «ограниченного суверенитета», чем активно в своих интересах пользуются западные страны и верные им в этих странах силы.

Кандидат исторических наук, доцент кафедры теории и истории международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета Дмитрий Александрович Рущин высказал мнение, что за период после распада СССР Россия так и не выработала свой проект развития, который был бы привлекателен как для ее населения, так и для стран постсоветского пространства. Хотя, например, такой проект развития имеется у Китайской Народной Республики. Китайская инициатива «Пояс и Путь» является путем в страны Азии, Европы и Африки, она успешно действует республиках бывшего Советского Союза. Весьма активны и страны Запада, у которых также есть свои привлекательные для населения рассматриваемых государств модели развития. При этом Россия пыталась продвигать проект Евразийского Экономического Союза, хотя без Украины данный проект не воспринимается успешным. Россия традиционно работает не с населением стран постсоветского пространства, а с их руководителями и правящими элитами. Им предоставлялись (и многим предоставляются до сих пор) различные финансовые преференции. Хотя в последнее время стали активнее использоваться и механизмы экономического давления. Например, на Белоруссию. С оппозицией работа почти не ведется. «Мягкая сила» задействована довольно слабо. Такая ситуация приводит к тому, что в случае смены режимов оказывается сложно продолжать конструктивное сотрудничество с новыми режимами. По мнению доцента Д. А. Рущина, в сфере внешнего влияния имеются большие амбиции при скромных возможностях. Сохраняется военно–политическое влияние, в то время как экономическое и культурное соответственно слабое и минимальное. В самой России происходит стагнация экономики, уменьшение населения и уменьшение иммиграции. Трудовым мигрантам из стран Центральной Азии с 2014 года стало не очень выгодно  приезжать на заработки в Россию. Южная Корея для них куда перспективнее. Поэтому в Россию едут самые необразованные и малоквалифицированные гастарбайтеры.

На семинаре большое внимание было уделено итогам президентских выборов 2019 года на Украине. Указывалось, что российские федеральные СМИ уделили им большее внимание, чем состоявшимся годом ранее президентским выборам в самой России. Подчеркивалось, что избрание президентом Владимира Зеленского отражает мировой тренд на усиление популизма в политике и запрос на команду и лица, которые никогда не были во власти. Это выглядит как поражение старых элит, которые не смогли справиться с разгулом коррупции и лицемерием. Одновременно поражение Петра Порошенко – это показатель живого и работоспособного общества и государства на Украине. До этого, в 2018 году, поражение старых элит и смена власти демократическим путем произошли и в Армении.

Отмечалось значение победы Владимира Зеленского для России и других стран постсоветского пространства. Она означает переход к новому политическому стилю, для которого характерны антиистеблишмент, новая искренность, новые каналы коммуникации и мобилизации. Не случайно, что сразу после выборов появился пост Зеленского «Всё  возможно», адресованный постсоветским странам, а использовавшийся во внутриполитической жизни России, Белоруссии и Казахстана лозунг «Хотите как на Украине» перестал работать. Всё это означает существенное изменение внутриполитической и внешнеполитической ситуаций в указанных странах.

 

 

Смирных Сергей Владиславович

Smyrnyh Sergei Vladislavovich

E-mail: smyrnyh@gmail.com

УДК — 101.1

 

 

 

Рецензия на доклад доктора Макса фон Шпонека (Dr. Max von Sponeck, Ruprecht-Karls-Universität Heidelberg) «„Скрытое в глубинах души искусство“: Кант как „собеседник“ философии духа в дискуссии о возможности искусственного интеллекта» 16 мая 2019 года в Институте философии СПбГУ

 

16 мая 2019 года в Институте философии СПбГУ состоялось собрание Санкт-Петербургского общества классической немецкой философии, на котором был заслушан доклад доктора Макса фон Шпонека (Dr. Max von Sponeck, Ruprecht-Karls-Universität Heidelberg) «„Скрытое в глубинах души искусство“: Кант как „собеседник“ философии духа в дискуссии о возможности искусственного интеллекта».

Ключевые слова: искусственный интеллект, разум, рассудок.

 

 

S.V. Smyrnyh. Review of the report by Dr. Max von Sponeck (Ruprecht-Karls-Universität Heidelberg) “Artificial intelligence (AI)” may 16, 2019 at the Institute of philosophy of St. Petersburg state University

 

May 16, 2019 at the Institute of philosophy of St. Petersburg state University held a meeting of the society of classical German philosophy. Dr. Max von Sponeck, Ruprecht-Karls-Universität Heidelberg delivered his report “Artificial intelligence (AI)”

Keywords: artificial intelligence, mind, reason.

 

 

 

Смирных С.В. Рецензия на доклад доктора Макса фон Шпонека (Dr. Max von Sponeck, Ruprecht-Karls-Universität Heidelberg) «„Скрытое в глубинах души искусство“: Кант как „собеседник“ философии духа в дискуссии о возможности искусственного интеллекта» 16 мая 2019 года в Институте философии СПбГУ

 

16 мая 2019 года в Институте философии СПбГУ состоялось собрание Санкт-Петербургского общества классической немецкой философии, на котором был заслушан доклад доктора Макса фон Шпонека (Dr. Max von Sponeck, Ruprecht-Karls-Universität Heidelberg) «„Скрытое в глубинах души искусство“: Кант как „собеседник“ философии духа в дискуссии о возможности искусственного интеллекта».

 

Во время обсуждения доклада члены Общества увлеклись его содержательной стороной, тем не менее, доклад интересен и с формально-логической точки зрения. Главный его тезис — суждение о реальной возможности создания искусственного интеллекта. Как вывод, этот тезис немецкого коллеги имеет форму положительного суждения, предикатом которого выступает существование искусственного интеллекта, пусть пока еще в представлении (как субъективная убежденность, как тезис веры). При этом в докладе присутствовала уверенность, что такое еще идеальное бытие (в виде проекта инженера) непременно станет технологической реальностью.

 

Силлогизм Макса фон Шпонека: «(P) Всё разумное умеет считать (M). (S) Некоторые машины (искусственно созданные автоматы) умеют считать (M). Следовательно, (S) некоторые машины (искусственно созданные автоматы) имеют разум (P)».

 

 

Вывод немецкого коллеги (который выражает всеобщую мысль IT-специалистов), строится по второй фигуре простого категорического силлогизма. Правила этого силлогизма гласят: Большая посылка должна быть общим суждением. Одна из посылок должна быть отрицательным суждением. Заключение должно быть отрицательным. Нарушение этих правил ведет к неопределенности вывода — случайности: заключение может быть как случайно ложным, так и случайно истинным.

Как вы видите, в малой посылке Макс фон Шпонек нарушил формально-логическое правило ее силлогизма: использовал положительную форму суждения. Тем самым его формальное заключение не получает научной определенности и может одинаково случайно быть как ложным, так и истинным.

Содержательная философская дискуссия по докладу немецкого коллеги разгорелась как раз ради устранения этой научной неопределенности (фальшивости) его заключения. Во-первых, с целью опровержения допущенной его выводом видимости истины (бытия искусственного разума). Во-вторых, ради устранения оставшегося в выводе сомнения в ложности небытия искусственного разума, сомнения в реальной (технологической) невозможности его искусственного создания.

Синхронный перевод осуществлял член Санкт-Петербургского общества классической немецкой философии А.А.Иваненко. Первой выступила И.А.Батракова, которая обратила внимание на неопределенность представления «интеллект», который возвращает нас назад в докантовскую эпоху. Только Кант первым вывел определенность чистого разума (как априорного, автономного единства мышления) в противоположность рассудку (апостериорного, эмпирического мышления). Именно эта демаркационная линия навсегда разграничила автономию разума от автомата механики.

С.В.Смирных отметил, что само словосочетание «искусственная всеобщая субстанция, искусственный разум» звучит парадоксально. На его вопрос: «Могут ли инженеры создать искусственную всеобщую субстанцию, т.е. разум?», — Макс фон Шпонек ответил: «Со временем». На что последовала саркастическая реплика А.Л.Пестова: «Инженеры, они и не то могут!».

В свою очередь В.В.Макаров высказал мысль о всеобщем развитии разумной субстанции-субъекта, проходящей необходимые предварительные ступени до самосознания себя как разума. Без такого всеобщего развития прийти к разуму непосредственно, как мечтают инженеры IT-технологий, невозможно.

Все коллеги отметили, что использование глаголов «мыслить», «думать», «сочинять», «творить» по отношению к машине недопустимо.

К этому следует прибавить, что корректное определение механической работы автомата — это «автоматическое вычисление», «операция счета», поскольку такое движение не выходит из пределов математических операций и есть лишь многократно ускоренное вычисление сложнейших функциональных зависимостей величин в системе координат X=Y. Любую кривую как движение точки в системе координат можно описать ее функциональной зависимостью от других точек и экстраполировать вероятное поведение такой кривой (распределение случайной величины и случайного вектора). Любой рельеф (например, лица) можно триангулировать по реперным точкам (метод стереометрии) и составить их сеть — математическую копию рельефа (виртуальную реальность). На этом вычислении построена и система распознавания неугодных лиц. Очень полезная вещь для сказочного персонажа, пожелавшего «стать властелином мира» через развитие искусственного интеллекта. Впрочем, игрушечный алгоритм такого распознавания лиц обнуляется, если надеть бликующую маску. Тот же факт, что машина компании Google AlphaGo обыграла одного из мировых чемпионов по игре в го корейца Ли Седоля со счетом 5:0 говорит не об «уме» машины, а о том, что сам чемпион выступал здесь как счетная машина, причем более медленная.

 

Еще несколько слов о «железе» информационно-коммуникационных технологий. Поскольку уменьшение чипа на кристаллической решетке имеет атомарный предел, то IT-специалисты увлеклись квантовыми технологиями. Однако и здесь их ждет непреодолимый физический предел — скорость света. Она уже неприемлема даже для связи с Марсом, поскольку ее пинг может достигать 44 минуты, не говоря уже о космосе за пределами Солнечной системы. Кто захочет ждать 8 лет, чтобы получить ответную смс-ку от Альфа Центавра? Эффект квантовой телепортации (квантовой запутанности) тоже беспомощен. Хотя квантовое состояние и передается «мгновенно», однако прочитать его можно только после передачи дополнительной информации по классическим каналам связи, в которых скорость передачи не превышает скорость света. Этот ржавый велосипед современной физики практически изолирует нас от коммуникации в масштабах космоса. На нем далеко не уедешь.

Гегель в «Феноменологии духа» рассматривает манеру опытного знания (и внутреннего опыта рефлексии, и внешнего опыта эмпирии) в разделе «Восприятие или вещь и иллюзия». Содержание опыта всё время остается неопределенным, а форма — конечной. Неопределенным — потому что оно одинаково случайно может быть как истинным, так и ложным. Пример тому — антиномии Канта. В силу конечной формы содержание опыта всегда относительно: оно имеет лишь относительную истину, а значит, и относительное заблуждение, т.е. является бездоказательным заверением, гипотезой, предпосылкой. То, что опыт утверждает как истину «теперь», он может опровергнуть «завтра», как ложное и т.д. до бесконечности. Индукция не достигает всеобщности и необходимости, но есть лишь возможность и вероятность. Эмпирическая всеобщность, «всехность» опыта не завершена, а потому абсолютного обоснования для конечного способа знания не существует, такое обоснование есть для него лишь долженствование, уходящее в дурную бесконечность.

 

 

304 просмотров всего, 1 просмотров сегодня