Равочкин Никита Николаевич. Философские основания генезиса политических партий

 

Равочкин Никита Николаевич

Кемеровский государственный сельскохозяйственный институт

кандидат философских наук, доцент кафедры гуманитарно-правовых дисциплин

Ravochkin Nikita Nikolaevich

Kemerovo state agricultural institute

Candidate of Philosophical Sciences (Ph.D. in Philosophy), associate professor of law and humanitarian disciplines

e-mail: nickravochkin@mail.ru

УДК 1(091):32:316

 

 

Философские основания генезиса политических партий

 

 

Аннотация: Статья посвящена анализу философских оснований генезиса политических партий. Цель работы сводится к прояснению сущности политических партий в условиях современности. Отмечаются электоральный и внешний пути формирования партий. Внимание автора сосредоточено на функциях, которые призваны реализовывать политические партии. В соответствии с функциями, сущностно определяющие субъект политики как «партия», в статье приводятся нетривиальные, современные, философские основания партийного генезиса. В заключение работы представлены результаты и выявленные основания, связанные с функционалом: аксиологический фундамент программ, личностная идентификация, коммуникация.

 

Ключевые слова: философские основания, политика, политическая партия, двойственность, общество, коммуникация.

 

Political parties genesis philosophical foundations

 

Abstract: The article is devoted to the analysis of the philosophical foundations of the genesis of political parties. The purpose of the work is to clarify the essence of political parties in the conditions of modernity. There are electoral and external ways of forming parties. The attention of the author is focused on the functions that political parties are called upon to implement. In accordance with the functions that essentially define the subject of politics as a “party”, the article provides non-trivial, modern, philosophical foundations of party genesis. In conclusion, the work presents the results and the foundations associated with the functional: axiological foundation of programs, personal identification, communication.

 

Keywords: philosophical foundations, politics, idea, political party, duality, society, communication.

 

Общеизвестно, что в предметное поле социальной философии входят различные вопросы. Наиболее актуальными сегодня ввиду усложняющегося мироустройства видятся такие, которые связаны с происхождением, формированием, функционированием и трансформацией социальных и политических субъектов и отношений, возникающих между ними в процессе взаимодействия. Одним из таких социально-политических субъектов является политические партии. В политико-философском дискурсе задается ряд вопросов, связанных с причинами возникновения политических партий. Ведь недаром «в настоящее время существуют и бурно развиваются факторы, способствующие» [6] потере не только смысла, но и знания о ряде базовых демократических институтов, предлагая исключительно модифицированные  и трансформирующиеся варианты феноменов, но не раскрывающие их изначальную сущность. Вопрос, таким образом, может быть выражен так: каково происхождение и природа формирования политической партии. Философия как мировоззрение формирует определенную трактовку данного вопроса, оказывая, тем самым, принципиальное влияние на формирование этого политического и социального субъекта.

Итак, сущность политической партии, по нашему мнению, определяется не только через участие в борьбе за власть, но и активное отстаивание заявленных интересов поддерживающих ее сторонников. Анализ интеллектуального наследия, посвященной данной проблематике свидетельствует о богатой истории формирования исследуемого нами объекта. Так, в своей зачаточной форме политические партии присутствуют еще в Древнем Риме, когда были партии оптиматов и популяров. Генезис политической партии, по Б.М. Кыдыралиеву, предполагает два пути – электоральный и внешний: «К первому варианту формирования партии относятся те партии, которые сформировались внутри парламентской партии сложившихся на основании общих идей» [5, с. 103]. В рамках этого пути формирования политической партии выражение партиями взглядов и настроений традиционных элит. Фактически они представляли собой определенные социальные группы, которые были электированы для представления политических интересов. При этом выбор кандидатов осуществляется из представителей уже сформированной политической элиты. Другой подход к пониманию институционализации объекта исследования непосредственно связан с их формированием, как истребованиями тех «социальных групп, которые не были представлены в парламенте своих стран» [5, с. 103]. Исходя из понимания второго варианта, определенные классы/страты не выдвигают своих представителей. Тем самым, полагаем, что политические партии образуются как представляющие интересы определенных групп, после чего выходят на выборы в целях реализации возложенных на них функций. И если первый связан путь с «парламентским» путем (партия как часть парламентской среды, сформированная в ней же), то второй предполагает возникновение и формирование партий вне парламента, но с их стремлениями войти в него. Поэтому в самом первом приближении под политической партией понимаем имеющую устойчивую связь с тем или иным государством объединенную общей целью группу единомышленников, которая ставит перед собой задачи по конструированию социальной реальности в соответствии с собственной имеющейся программой преобразований при условии достижения и обладания властью как ключевым ресурсом.

Очевидным, но одновременно крайне важным для нас сейчас является отмеченный факт наличия партийных программ. Без этого попытки обретения партиями власти будут выглядеть ничтожными ввиду невозможности их идентификации. Структурированное множество идей и положений, значимые для электората, являются мировоззренческими основаниями бытия государства, и которые могут быть реализованы с помощью воли государства и партий как участников политического процесса. В данном случае речь ведем о существовании определенных социальных запросов на форму воплощения указанных оснований обществе.

В результате, философия как историческая форма мировоззрения может оказывать, и в итоге оказывает существенное влияние на формирование партийных программ, определяя методы ее борьбы в избирательном процессе. Кроме этого, сюда относим понимание руководителями места конкретной партии в политической структуре государства (например, по отношению к властным структурам). Оказывая свое влияние на политические, философия в значительной степени может рассматриваться как основание их появления. Формирование философского основания происхождения политической партии реализуется в нескольких направлениях. Одним из таковых является демаркация функционала, который реализуются партиями в политической практике. Так, выделяется множество групп функций, к которым относятся:

– функции партии, характеризующие ее связь с классом (функции артикуляции интересов определенного класса и делегирования представительств данных интересов);

– функции, связанные с отношением к политической системе и ее институтам (функции социальной интеграции и мобилизации);

– функции политической социализации («внутреннего порядка»);

– идеологическая функция;

– функция выработки и осуществления политического курса и составляющей его системе, включающей отдельные мероприятия [4, с. 104].

Мы видим, что на уровне функций отчетливо проступает философская детерминация генезиса и последующего развития политических партий как субъектов в соответствующих сферах общественной жизни. Прикладной уровень (обращение к функциям) созвучен реалиям жизни, которые вполне «обосновывают переход к прикладному анализу философских проблем» [9], но в то же время от исследователя-философа априори затребовано проведение тщательного анализа и на теоретическом уровне.

Исходя из выделенных функций политической партии, можно выделить и другое философское основание их генезиса. К таковым относим один из наиболее актуальных и частично затронутых нами философских вопросов – об идентичности в целом (имеется в виду изучаемая в рамках философского исследования проблема личностной идентичности и идентификации) и партийной идентичности как тождественности персоны, индивида с идеалами, идеологией политической партии. С.В. Кулаков полагает, что обладание человеком идентичности с партийными и политическими интересами как таковой не приводит большинство граждан к участию в реализуемом в государстве политическом процессе. Отсюда мы определяем возникновение достаточно явной потребности в ее объединении и формализации. Выполнение ключевых функций в данных процессах мы отводим политическим партиям. При этом «партийная жизнь детерминируется, во-первых, работой актива организации, во-вторых, его взаимодействием с электоратом как действительными и потенциальными сторонниками. Первые в большей степени связаны идеологически, а вторые видят в партии представителя их общих интересов на уровне власти. Таким образом, возникает политическая идентичность с определенной партийной привязкой» [3, с. 40]. Таким образом, политическая идентичность как социально-философский конструкт реализуется на практическом уровне в виде, с одной стороны, идеологических оснований поведения человека как интеллектуальной «синтетической», теоретико-практической, конструкции, с другой – на уровне практики в части реализации действий, связанных с властными отношениями. Здесь мы встречаемся с решением вопроса «об идентичности» при помощи практических средств, а именно через формирование политических партий. Таким образом, справедливо полагать данный вопрос как своеобразное основание генезиса партий как политической института, средства политической социализации и способа решения проблемы представления интересов в политической сфере общества.

Далее считаем необходимым указать на две последние приведенные функции. Здесь мы сталкиваемся со следующим философским основанием партийного генезиса, заключающемся в том, формирование объекта исследования данной статьи происходит и по причине выражения интересов определенных групп. Заметим, что это будет возможным только при наличии программных положений. Последние являются воплощением определенных значимых идей и устремлений электората, суть его мировоззрения, кристаллизующегося, в том числе, и из философских вопросов. Существенным мировоззренческим основанием современности, которое может быть реализовано, является вопрос о гендерном равенстве, прежде всего – статусе женщин. Так, одним из острых вопросов феминизма является вопрос, касающийся разделения публичного и личного. Эта дихотомия заключается в следующем. Сфера политического является нам преимущественно в общественном варианте, при котором политика имеет прямое отношение к системе государственных институтов, но, в то же время, максимизация медийной составляющей не может не обратить внимания на семейную, приватную, жизнь и личные отношения. Представители феминизма стремятся добиться синкретического понимания политики, при котором сфера личного уже не будет уступать общественному прочтению. Логика в таких рассуждениях проста – сфера политики имеет такую природу, где изначально существуют противоречия, то есть конфликт интересов противоборствующих сторон. Отсюда справедливо такое определение категории «политика» как «построенные на власти взаимоотношения, посредством которых одна группа людей управляет другой» [2, с. 314]. По сути, утверждается разделение функций мужчины и женщины на основании естественного, но не «политического» отношения к полу. Сексизм проявляется в том, что почти все общественные сферы (политика, искусство, наука и многие другие) «захвачены» мужчинами, в то время как женщинам остается довольствоваться себя-реализацией в качестве матери и жены. Отсюда, нам представляется, прорисованы корни несколько примитивного утверждения: мужской удел – быть общественным существом, в то время как женский – быть частным существом без права на общественное свое бытие.

Следствием здесь может являться мнение Н.А. Шведовой: «историческое значение деятельности женских организаций лежит в плоскости формирования самосознания женщин, повышения их самооценки, чувства собственного достоинства, основанного на признании права выбора роли в обществе. Женское движение оказывает влияние на модификацию политических партий. В результате развивается сотрудничество с ними» [8, c. 22]. Мы видим, что вопрос о статусе женщины в современном обществе, ее самосознании и самопрезентировании в системе социальных статусов и ролей уже значительное время находится на переднем плане. Философские основания феминизма, хоть и не являются четко организованной и систематизированной философской концепцией, тем не менее оказывают затрагивают сущностную суть партий, а именно – формирование программных директив, а в последующем – сам процесс их генезиса как участников борьбы за власть. В результате можно отметить, что женщины, прошедшие с помощью партии политическую социализацию «способны представлять свои интересы не хуже мужчин, а иногда и лучше, и неоднократно доказали способность влиять на политическую систему, занимая руководящие должности» [8, c. 23]. Более того, женщины в скандинавских странах прошли эффективно и сравнительно быстро политическую эмансипацию. Большое значение здесь имеет также позиция Н.М. Степановой, указывающей, что «важнейшую роль в процессе политической мобилизации женщин в Скандинавских странах сыграли политические партии, которые в целом находятся в центре общественно-политической жизни этих стран. Хотя существуют определенные различия в отношениях партий с женщинами между странами и между партиями в пределах каждой отдельной страны, тенденция остается общей. Именно политические партии под давлением активизировавшихся членов-женщин включили сформулированные ими программы требований в свои манифесты и сделали их официальной партийной политикой. Они же приняли определенные системы гарантий проведения в жизнь принципа гендерного равенства» [7]. Философия в целом и феминизм как социально-философская концепция и идеологический вектор современности являются фундаментальными элементами, влияющими на программные вопросы как теоретического ядра будущих партийных действий.

Ну и наконец, выделим феномен коммуникации, совокупность вопросов о ее сущности и способах осуществления, как пример очередного философского основания. В структуре сферы политического как области борьбы за власть можно обнаружить множество способов и траекторий коммуникации субъектов, кто обладает властными полномочиями, и тех, кто испытывает на себе реализацию таковых. Даже поверхностный анализ иностранных источников указывает, что генезис политических партий связывается с реализацией «вовне» всего богатства процессов политической коммуникации как передачи информации от электората власть имущим и наоборот. О.А. Гончарова пишет, что одной из задач современной политической системы РФ становится необходимость «формировать горизонтальные связи между людьми и их общественно-политическими объединениями, поддерживать и развивать договорные отношения как инструменты укрепления институтов, уравновешивающих государство и одновременно поддерживающих индивида» [1, с. 90]. Мы же здесь видим двойственную природу политических партий. С одной стороны, лежащую в области исполнения так называемой горизонтальной мобильности как способности и возможности политических партий стимулировать движений людей на одном уровне; с другой – появление у граждан возможностей для сообщения властным структурам определенной информации о положении дел в обществе.

Проведенное исследование подтверждает наличие множественных философских оснований, приобретающих свое значение в современном партийном дискурсе. Это реализуется в нескольких моментах. Мы указали, что одним из философских оснований генезиса политических партий становится исполнение ими определенных функций, заложенных в их сущности. Вопрос о сущности и соответствующим ей функциям – это философский вопрос, реализуемый на практике в соответствующих формах и их модификациях. Другими философскими основанием генезиса объекта исследования становятся реализация проблемы личностной идентичности в политической среде в форме самотождественности человека с партией, представляющей его интересы. Кроме этого, философская детерминация наблюдается через аксиологию, фундирующую программы партий, становящейся квинтэссенцией умонастроений электората. И наконец, коммуникативная практика в политических процессах отвечает духу обращения исследователей к языковым процессам, также составляющих предметное поле современных философских изысканий.

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Гончарова О.А. Взаимодействие политических партий с институтами гражданского общества // Вестник Московского государственного гуманитарного университета им. М.А. Шолохова. История и политология. – 2011. – № 1. – С. 89-97.
  2. Королева Т.А. Феминизм как идейно-политический феномен // Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена. – – № 126. – С. 311-319.
  3. Кулаков С.В. Партии и партийная идентичность в условиях мировой трансформации социальной структур // Вестник Тамбовского университета. Серия Политические науки и право. – – Т. 2. – № 4 (8). – С. 40-44.
  4. Курочкин А.В. Функции политической партии: политико-правовая природа // Вестник Академии экономической безопасности МВД России. – 2009. – № 3. – С. 104-106.
  5. Кыдыралиев Б.М. Сущность и понятие политической партии // Международный журнал гуманитарных и естественных наук. – 2018. – № 3. – С. 103-106.
  6. Мезенцев Г.Н. Общество незнания // Credo new. 2017. № 2. С. 11
  7. Степанова Н.М. Политика гендерного равенства в скандинавских странах [Электронный ресурс] Режим доступа: www.owl.ru/win/books/genderpolicy/stepanova2.htm (Дата обращения: 12.01.2019)
  8. Шведова Н.А. Политические партии и гендерное равенство // Женщина в российском обществе. – 2016. – № 4 (81). – С. 21-30.
  9. Шушкина А.Г. Критическая теория общества сегодня / А.Г. Шушкина // Гуманитарные исследования в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. – 2014. – № 2 (28). – С. 98-103.

76 просмотров всего, 4 просмотров сегодня