Лукин Владимир Николаевич. Мусиенко Тамара Викторовна. КОНЦЕПЦИЯ ГЛОБАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ: НОВЫЕ ПОДХОДЫ

Лукин Владимир Николаевич,

Санкт-Петербургский университет

Государственной противопожарной службы МЧС России

(Санкт-Петербург),

ведущий научный сотрудник Центра организации научно-исследовательской и редакционной деятельности,

профессор кафедры философии и социальных наук,

доктор политических наук, кандидат исторических наук,  доцент,

ассоциированный научный сотрудник Социологического института РАН действительный член Академии геополитических проблем и

Петровской академии наук и искусств,

Lukin Vladimir Nikolaevich

St. Petersburg University of the State Fire Service of EMERCOM of Russia,

Leading Researcher of Research and Publishing Center,

Professor of the Department of Philosophy and Social Sciences,

Doctor of political sciences, candidate of historical sciences, associate professor,

Associate scientific researcher of the

Sociological Institute of the Russian Academy of Sciences

 Full member of the Academy of Geopolitical Problems,

Full member of the Petrovsky Academy of Sciences and Arts,

E-mail: lvn55555@mail.ru

 

 

 

Мусиенко Тамара Викторовна,

Санкт-Петербургский университет Государственной противопожарной службы МЧС России (Санкт-Петербург),

заместитель начальника университета по научной работе, профессор кафедры философии и социальных наук, профессор кафедры истории и философии Государственного университета аэрокосмического приборостроения,

доктор политических наук, кандидат исторических наук,  доцент,

ассоциированный научный сотрудник Социологического института РАН, действительный член Академии геополитических проблем,

действительный член Петровской академии наук и искусств,

действительный член Международной академии исследования будущего

(International Futures Studies Academy: IFRA),

 

Musienko Tamara Viktorovna,

St. Petersburg University State Fire Service EMERCOM of Russia (St. Petersburg),

Deputy Head of the University for Scientific Work,

Doctor of political sciences, candidate of historical sciences, associate professor,

Associate scientific researcher of the Sociological Institute

of the Russian Academy of Sciences

Full member of the Academy of Geopolitical Problems,

Full member of the Petrovsky Academy of Sciences and Arts,

 Acting member of the International Academy of the Future

(International Futures Studies Academy: IFRA),

E-mail: lvn55555@mail.ru

 

УДК 327.7

 

КОНЦЕПЦИЯ ГЛОБАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ: НОВЫЕ ПОДХОДЫ

 

Аннотация. В статье представлен экспресс-анализ современных подходов отечественных и зарубежных ученых к пониманию сущности, содержания и условий глобального управления, возможных инструментов управления рисками глобальной безопасности, обозначена позиция российского государства по этой проблеме.

Ключевые слова: глобальное управление, международные режимы, глобальная политика, глобальная безопасность, глобализация

 

THE CONCEPT OF GLOBAL GOVERNANCE: NEW APPROACHES

 

Abstract. The article presents a rapid analysis of modern approaches of domestic and foreign scientists to the understanding of the essence, content and conditions of global governance, possible tools of such management, the position of the Russian state on this problem.

Key words: global governance, international regimes, global policy, global security, globalization

 

Проблема исследования глобального управления актуализирована переходом с 2000-х годов, по мнению ряда ученых, к третьему этапу развития глобалистики [1, С. 30], а также современным состоянием глобального миропорядка, всего спектра глобализационных процессов.

Основное содержание процесса глоблизации в целом, вошло в противоречие с формами его глобального управления, возрастающим объемом вызовов, угроз и рисков глобального развития, характеризуемых геопространственными показателями.

На наш взгляд, в наиболее концентрированном виде это противоречие представлено в попытках решить проблемы войны и обеспечения справедливого мира, а также установления нового экономического миропорядка.

Поиски эффективной модели их решения насчитывает не одно столетие. Так, еще основоположник международного права Гуго Гроций считал возможным установление единого международного правопорядка, при условии добровольно устанавливаемого и последовательно соблюдаемого суверенными государствами на рационально-правовых принципах равенства, сотрудничества и взаимности в отношениях между всеми людьми, народами и государствами [2].

В конце XX века Н. Элиас обосновывал тенденцию формирования нового «всемирного этоса» [3]. К этой проблеме обращался и А.А. Гусейнов [4]. Ю. Хабермас считает, что уже идет процесс формирования «мир-гражданского общества» [5]. Не оставили  без внимания эту тему и авторы [6,7]. Очевидно, что этому процессу должна соответствовать адекватная система глобального управления.

Исследователи, среди которых были А. Сахаров, А. Энштейн. Б. Рассел и другие, предлагали разные модели глобального управления в форме мирового правительства, мирового федерального правительства, центральной направляющей системы. Отдельные функции глобального управления мировое сообщество пытается реализовать через глобальные структуры – Организацию Объединенных Наций (далее – ООН), Международный Валютный Фонд (далее –  МВФ), которому в июне 2019 года исполнилось 75 лет, Всемирную торговую организация и ряд других. Следует заметить, что эффективной с точки зрения глобализации, является деятельность немногих международных организаций. Среди них – МВФ: в 2016 году временная финансовая «поддержка», составляла 28,0 триллионов долларов США непогашенных кредитов в 74 странах мира [8], а на 01.01.2019 года составила уже 29,8 триллионов долларов США [9]. Мощным глобальным финансовым инструментом умело пользуются страны, имеющие подавляющую долю в МВФ, прежде всего США.  Ряд стран, в числе которых Украина, уже не в состоянии расплатится с долгами и теряют международную субъектность. Под давлением финансовых проблем Парламентская Ассамблея Совета Европы (далее – ПАСЕ) восстановила в правах Российскую Федерацию, плательщика значительных взносов в бюджет ПАСЕ.

ООН продолжает традицию первых неудачных попыток решить проблему войны и мира в глобальном масштабе. По инициативе Российской империи в 1899 году в Гааге (Нидерланды) состоялась первая в истории человечества международная конференция по разоружению. В ее заседаниях приняли участие 26 государств – 19 европейских, пять азиатских и две американские – США и Мексика. Было принято три декларации: о запрете метания с воздушных шаров боевых снарядов и взрывчатых веществ, о запрете использования ядовитых газов и отравляющих веществ и о запрете применения в войне разрывных пуль; три конвенции, главная из которых предполагала мирное разрешение возникающих международных конфликтов. По итогам конференции для независимого международного арбитража основан Гаагский третейский суд – старейшая из действующих на планете организаций для разрешения международных споров. (Этот суд в 2014 году обязал Российскую Федерацию выплатить 50 миллиардов долларов бывшим акционерам ЮКОСА, а его решение отменил в 2016 году Окружной суд Гааги).

Но решения первой и второй Гаагских мирных конференций (1907) с участием уже 44 государств, действия Гаагского третейского суда из-за активного противодействия большинства стран не смогли решить проблему законности войны и мира как ее понимала и предлагала Россия [10].

Деятельность ООН, как инструмента поддержания мира, в настоящее время подвергается серьезной критике за низкую эффективность [11].

Вместе с тем, позиция России в оценке ООН как глобального инструмента относительной, но все же стабилизации, в течение десятилетий не меняется.

Так, В.В. Путин на пресс-конференции по итогам «Саммита тысячелетия» в Нью-Йорке 8 сентября 2000 года подтверждал «целесообразность сохранения за ООН главенствующей роли в координации действий региональных и субрегиональных организаций, в создании дееспособной системы коллективной безопасности и управления глобальными процессами».

Российский Президент также предложил провести весной 2001 года в Москве под эгидой Организации Объединенных Наций международную конференцию по предотвращению милитаризации космического пространства,  разработать под эгидой МАГАТЭ международный проект, призванный исключить из пользования в мирной ядерной энергетике обогащенного урана и чистого плутония. (Призыв звучит и сегодня актуально в связи с ситуацией вокруг иранской ядерной программы, которая во многом спровоцирована ведущими западными державами).

Он призвал также «к совершенствованию миротворческого потенциала Организации Объединенных Наций, укреплению ее центральной роли в обеспечении мира и стабильности как на глобальном, так и на региональном уровне. Подтвердил, что «система коллективной безопасности должна создаваться при опоре на такие четкие и выполнимые принципы, как верховенство закона, общая ответственность за стабильность в мире, коллективные подходы к урегулированию споров, конфликтов, к установлению мира» [12].

Через 15 лет на Генеральной ассамблее ООН В.В. Путин заявил: «Россия верит в громадный потенциал ООН, который должен помочь избежать новой глобальной конфронтации и перейти к стратегии кооперации. Вместе с другими странами будем последовательно работать ради укрепления центральной координирующей роли ООН» [13].

В сложных условиях продолжается научно-исследовательский поиск решения проблем глобального управления.

А.Б. Вебер, российский ученый, представил подробный анализ исследовательского процесса по этой проблеме за определенный исторический период и в качестве основной задачи определил необходимость «преодолеть отставание «политической глобализации» от экономической, институционально обеспечить необходимый уровень управляемости тем глобальным миром, в котором все мы сегодня живем. Другими словами, придать международному сотрудничеству новое качество, адекватное изменившимся условиям бытия человечества, новым условиям обеспечения международной безопасности во всех ее ипостасях, новому уровню взаимозависимости стран и народов» [14, С. 15].

А.Н. Чумаков определяет управление как более высокий тип регулирования и утверждает возможность глобального управления при следующих условиях.

В основе такого управления должно быть положено разделение властей, то есть должны быть Мировое правительство, Мировой парламент и Глобальная мировая система, основанная на глобальном праве.

Необходимо формирование общечеловеческих ценностей, обеспечение совместной безопасности, политическое сотрудничество и военное в планетарном масштабе, согласованная финансовая политика, религиозная толерантность, и отделение церкви от институтов глобального управления, научно-техническое сотрудничество и общий (мировой язык) [15, С. 546-550].

К. Бенедикт (Benedict K.) дает определение глобальному управлению как целенаправленно формируемой упорядоченности, возникающей благодаря функционированию институтов, процессов, норм, формальных соглашений и неформальных механизмов, регулирующих действия на основе принципа общего блага.

В соответствии с таким подходом, глобальное управление охватывает деятельность, выходящую за рамки национальных границ на международном, транснациональном и региональном уровнях. Оно основывается на правах и правилах, соблюдение которых обеспечивается сочетанием экономических и этических стимулов. Механизмы системы глобального управления должны состоять из элементов и методов как государственной, так и частной подсистем. Эти элементы включают согласованные стандарты, эволюционирующие нормы, основанные на общих ценностях, а также директивы, издаваемые частными властями, и, в конечном счете, применяемые государствами. Методы глобального управления включают гармонизацию законов межгосударственного взаимодействия, международных режимов, глобальных политических сетей и гибридных институтов, которые сочетают функции государственных учреждений и организаций негосударственного сектора [16, P. 155].

М. Цуэрн (Zuern M), анализируя процесс развития научно-исследовательских программ (далее – НИП) в теории международных отношений (IR) выделяет три основные парадигмы.

Первый этап развития НИП определен им как доминирование в период после Первой мировой войны вплоть до 1960-х годов «парадигмы войны и мира» (war and peace paradigm).

Второй этап, продлившийся, предполагает  исследователь, до окончания холодной войны, оценивается им как длительное доминирование «парадигмы сотрудничества» (cooperation paradigm), основанной на концепции взаимозависимости и взаимодействия.

Общей характеристикой подходов, лежащих в основе обеих НИП, по мнению Цуэрна, является идея неуправляемости, по сути, «анархии», неуправляемого хаоса.

Альтернативой анархии как некой неуправляемости, лежащей в основе глобального процесса, стала новая парадигма, характеризующая третий, современный этап эволюции НИП, а именно переход к концепции «глобального управления» (global governance) как глобальной управляемости. В рамках этой новой парадигмы научные исследования базируются на исходных основаниях, сформулированных в рамках «парадигмы сотрудничества», с одной стороны.

Вместе с тем, исследователи, придерживающиеся концепции глобального управления как глобальной управляемости стремятся выйти за пределы «парадигмы сотрудничества  в поиске новых возможностей для понимания сложной глобальной реальности с учетом идей парадигмы государственного управления (government), с другой стороны. По сути, это ориентир на создание интегративной концепции глобального управления как механизма, обеспечивающего глобальную управляемость» [17].

В своем стремлении  внести вклад в разработку парадигмы глобального управления, М. Цуэрн рассматривает концепцию глобальной системы управления и раскрывает ее как состоящую из нормативных принципов и моделей властных отношений и легитимации. Конечная цель состоит в том, чтобы сформулировать позитивную теорию, которая выходит за пределы негативных характеристик глобального управления. Основной теоретический посыл исследователя заключается в том, что особенности нынешней системы глобального управления по своей внутренней природе способствовали чрезмерной политизации и размыванию влияния международных институтов. «Внутренняя напряженность системы глобального управления», – считает ученый, «усугубляет проблему легитимации и требует изменений, которые в конечном итоге приводят – в одних случаях – к упадку механизмов глобального управления или – в других случаях – к его углублению посредством соответствующих институциональных ответных мер» [17, P.138].

Примерно тех же позиций придерживается ряд других зарубежных экспертов [см.: 18-20].

М. Юргенсмейер (Juergensmeyer M.), исследуя проблемы глобального управления, выделяет ключевые вопросы современной эры глобализации, такие как: вызовы глобальной экономики, в которую он включает глобальную финансовую систему, неравенство в доступе к финансовым ресурсам; эрозию национального государства; новые формы этнического национализма и транснациональных идеологий; теневую экономику секс-торговли и незаконную торговлю наркотиками; новые средства коммуникации; экологический кризис; нарушения прав человека; перспективы глобального гражданского общества и риски  космополитизма [21, P. 53-97, 200-202, 372-88, P.227-223, P.255-280, 284-288, 293-298, 320-351, 352-371, 389-407].

Отвечая на вопросы участников Деловой встречи АТЭС в Шанхае 19 октября 2001 года Президент Российской Федерации В.В. Путин заявил: «Я считаю, что мы не должны бояться глобализации. Это объективный процесс. Я вам говорю как гражданин страны, которая больше всего пострадала от изоляции. Ничего нет хуже изоляции. Она губительна для любой страны, для любой экономики. Но мы не должны не замечать и негативных последствий глобализации. Мы должны подходить к этому очень аккуратно, должны предвидеть опасности и вместе на них реагировать. При этом страны, которые имеют определенные преимущества – промышленно развитые страны, прежде всего высокоразвитые индустриальные страны, – должны понимать, что пользоваться этим преимуществом в конечном счете стратегически для них самих невыгодно. Потому что, если мы не создадим современную эффективную систему международных экономических отношений, то тогда мы будем порождать все новые и новые кризисы. Мы будем создавать базу для новых и новых опасностей и угроз» [22].

 

Таким образом, глобализация – объективный процесс, требующий научного осмысления и разработки моделей бесконфликтного развития глобальных процессов.

В первую очередь это относится к всестороннему исследованию проблем глобального управления. Отечественные и зарубежные ученые и эксперты разрабатывают и предлагают для апробации разные варианты глобального управленческого механизма.

Выявлена основная причина неудач в организации совместного глобального управления – отставание политической глобализации от всех остальных ее видов: экономической, социальной, научно-технической, информационной и других.

Для практической реализации глобального управленческого механизма необходим ряд условий, выявленных в ходе научного поиска. Отсутствие единства в понимании этих условий, пренебрежение рядом западных государств международным правом не позволяют в настоящее время реализовать в политической практике идею совместного управления политическими процессами на планете. Это множит вызовы, угрозы и риски безопасности глобального развития.

 

Литература

 

  1. 1. Абылгазиев И.И., Ильин И.В. Глобалистика: теоретико-методологические основы // Универсальная и глобальная история (эволюция Вселенной, Земли, людей и общества). Хрестоматия, ежегодное издание / Под редакцией Л.Е. Гринина. И.А. Ильина, А.В. Коротаева. Волгоград: Учитель, 2012. С.25-48.
  2. Гуго Гроций. О праве войны и мира: Репринт. С изд. 1956 г. М.: Ладомир, 1994. 868 с.
  3. Элиас Н. Общество индивидов / пер. с нем. М.: Прогресс, 2001. 331 с.
  4. Гусейнов А.А. Еще раз о возможности глобального этоса // Век глобализации. Выпуск № 1. 2009. С.16-27.
  5. Хабермас Ю. Религия, право и политика. Политическая справедливость в мультикультурном мир-обществе // ПОЛИС. Политические исследования,  № 2. 2010, C. 7-21.
  6. Лукин В.Н. Гражданское общество в глобальном мире: политический анализ проблем и стратегий развития. Санкт-Петербург: Наука, 2005. 648 с.
  7. Мусиенко Т.В. Современные глобальные процессы: микрополитический анализ. СПб.: Наука, 2004. 598 с.
  8. Программы, фонды и специализированные учреждения ООН // [Сайт ООН] – URL: http://www.un.org/ru/sections/about-un/funds-programmes-specialized-agencies-and-others/ (дата обращения: 06.06.2019).
  9. Витор Гаспар, Джон Ролье, Элиф Тюре. Высокий уровень долга мешает странам реагировать на быстрые изменения в мировой экономике, 10 апреля 2019 г. // [Сайт МВФ] – URL: https://www.imf.org/ru/News/Articles/2019/04/09/blog-fm-high (дата обращения: 06.06.2019).
  10. Мусиенко Т.В. Принцип законности в вопросах войны и мира в период революционных преобразований // Государство и право в эпоху революционных преобразований (к 100-летию революции в России): Материалы международной научно-практической конференции, СПб., 25–26 мая 2017 г. С. 325-339.
  11. Артамонов В.С., Лукин В.Н., Мусиенко Т.В., Артамонова Г.К., Малый И.А. Безопасность в геополитике: теоретические и методологические аспекты: Монография / Под ред. В.С. Артамонова. (Серия: «Российская Арктика». Вып.1). 2-е изд. перераб. и доп. М.; СПб.: Наука, 2019. 278 с.
  12. Пресс-конференция В.В. Путин в Нью-Йорке 8 сентября 2000 года по итогам «Саммита тысячелетия» // [Сайт Президента Российской Федерации] – URL: http://www.kremlin.ru/events/president/transcripts/21550 (дата обращения: 16.06.2019).
  13. Речь В.В. Путина на 70-я сессии Генеральной Ассамблеи ООН 28 сентября 2015 года // [Сайт Президента Российской Федерации] – URL: http://kremlin.ru/events/president/news/50385 (дата обращения: 16.06.2019).
  14. Вебер А.Б. Современный мир и проблема глобального управления // Век глобализации. Выпуск №1. 2009. С. 3-15.
  15. Чумаков А.Н. Глобальный мир: проблема управления // Глобалистика: теоретико-методологические основы // Универсальная и глобальная история (эволюция Вселенной, Земли, людей и общества). Хрестоматия, ежегодное издание / Под редакцией Л.Е. Гринина. И.А. Ильина, А.В. Коротаева. Волгоград: Учитель, 2012. С. 543-554.
  16. Benedict K. Global Governance. International Encyclopedia of the Social & Behavioral Sciences (Second Edition). 2015, P. 155-161.
  17. Zuern M., Contested Global Governance // Global Policy (2018) Vol 9 Issue1, P.138-145.
  18. Deitelhoff N., Zuern M. (2016) Lehrbuch der Internationalen Beziehungen: Per Anhalter durch die IB-Galaxis. Mu€nchen: C.H. Beck.
  19. Barnett M.N., Sikkink K. (2008) «From International Relations to International Society», in C. Reus-Smit and D. Snidal (eds) The Oxford Handbook of International Relations. Oxford: Oxford University Press, P. 62-83.
  20. Coen D., Pegram, T. (2015) «Wanted: A Third Generation of Global Governance Research», Governance, 28 (4), P. 417-420.
  21. Juergensmeyer M. Thinking Globally: A Global Studies Reader. Wiley. 2013. 456 p.
  22. Ответы на вопросы участников Деловой встречи АТЭС в Шанхае 19 октября 2001 года  // [Сайт Президента Российской Федерации] – URL: http://kremlin.ru/events/president/transcripts/21371 (дата обращения: 16.06.2019).

 

175 просмотров всего, 1 просмотров сегодня