Письмо в редакцию

Письмо в редакцию

Меньшикова Елена

Почем индекс Хирша?

«Кто на ком стоял?- крикнул Филипп Филиппович, –

 потрудитесь излагать ваши мысли яснее».

(М. Булгаков «Собачье сердце»)

Пока мы отложили в сторону работу над монографией о Мифе, а по сути, занимаясь ее продолжением и поиском аргументации, ибо концепт «троянский терроризм», над которым я тружусь вот уже второй год вполне академически: статьи в научных журналах, международные публикации и конференции, является квинтэссенцией моей концепции «Миф как натуральный обмен», обнаруживая при этом фундаментальные проблемы человеческого существования, беззакония цивилизации и наступившего варварства, – некоторые предались выпечке, причем такой – на скорую руку…

Как ловко ныне научились входить в пространство Мифа, вспарывая живот чужих статей, без затей: без кавычек, которые не нужны, поскольку чужие мысли даны в кратком пересказе – дайджестом, ссылок – просто неофитом, словно дитятко проснулось и его осенило идеей – «а дверь-то, знамо дело, – прилагательное», причем мыслями чужими – нет, конечно, бывают совпадения, но не так, чтобы в одной географической зоне (длани далеко простирать не нужно), на том же языке (перевод даже не требуется), да и с временным разбросом в полтора года? Мой научный руководитель научил одному правилу, которого придерживаюсь неукоснительно, начиная с аспирантуры, – общественность должна знать своих «героев». Поскольку факт уже свершен, предупредить о том, что акт кражи может стать достоянием гласности, мне не удалось – редакция журнала предательски не выходила на связь, словно «явка» была провалена, то, не обессудьте досточтимый автор, я объявляю вас на ринг – Стрельник О.Н.[1] Пока я выводила в свет своего «Трояна» – за 2018 год в каждом номере, полагая, что «Миф» в безопасности, ибо его публикация состоялась в 2017 году в №№ 1, 2, 3 , а редакция получила мою статью еще в ноябре 2016, но она была «фундаментальна» (по словам главного редактора С.П. Иваненкова) и я просто разбила ее на три увесистых части, а потому по всем правилам «международной торговли», охраняемым базой научного цитирования, а журнал «Credo New»  входит в РИНЦ, то я могла рассчитывать хотя бы на сноску или указание в перечне использованной литературы – но это по правилам. Итак, пока я представляла «Троянский терроризм» на международных выставках – конференциях (чуть ли не на Сотбис, но рядом), моей концепции постарались придать ускорение в ваковском журнале – «Вопросы философии» публикует статью-дайджест (три журнальных страницы) автора, что прошелся с карандашиком по моей статье «Миф как натуральный обмен», опубликованной полностью в 2017 – то есть к моменту появления статьи Стрельник на редакционном столе ВФ, и который получил задание сотворить давно забытое – политинформацию перед началом уроков. Все бы ничего, но у журнала «Вопросы философии» лежит и ждет публикации моя статья «Натуральный ландшафт философии (политическая рефлексия Гераклита и Аристотеля)», которая намечена на октябрь 2018 года, и которую я направила в редакцию в конце декабря 2017, то есть позже на месяц, чем статья Стрельник, причем моя публикация явно затягивалась и переносилась, ибо редактор был недоволен качеством примечаний: неканоническое указание издания Аристотеля, что я привлекала в качестве источника своим рассуждениям, – издание было дано на русском, а потом на английском, а надо наоборот: по факту первого перевода – я не возражала, разумеется, (отмечу: у Стрельник в качестве примечаний – один единственный Барт – с библиографическими ошибками в годе изданий, и только в русских переводах, периодическое издание и один сборник (видимо) аналитических статей о массмедиа Лумана десятилетней давности (также в русском переводе)), и в которой приводятся ссылки не только на публикацию в «Credo New» за 2017 г., но даже указана английская версия статьи, что вышла много раньше.[2]

При той активности (на открытых научных площадках и в печати), что я провела 2016 и 2017 годы, популяризируя свою идею «Миф как натуральный обмен», которая родилась как результат подготовки к участию в конкурсе вакансии на факультете философии в Санкт-Петербургском университете, где и прозвучала «открытой лекцией» 11 апреля 2016 г., а потом была явлена спичем (ибо я была очень увлечена только возникшей идеей) на Всероссийском научном семинаре «Corpus Aristotelicum в XXI веке» на площадке Гуманитарно-педагогической Академии (Ялта) уже «поверх» моего доклада (14 апреля 2016 г.)[3]и тут же была предложена основной темой будущих Философских Чтений, но «Апрельской Ялтой» на той же площадке ГПА, имея, разумеется, аллюзии на Ялтинскую Конференцию 1943 г., а потом был доклад  в Программе XII Таврических Философских Чтений «Анахарсис» (17 сентября 2016 г.)[4], а потом возникла идея и концепция конференции «Миф и мифологии: кросс-миф в череде наук и культур», с которой я начала обхаживать, вовлекая в пространство Мифа, различные институты Москвы (включая Институт Философии РАН – с десяток его секторов), раздавая листки с концепцией просто так – делясь идеей, с октября по декабрь 2016, приглашая организовать междисциплинарную конференцию, целиком посвященную проблеме Мифа, и, наконец, благосклонно получила поддержку от Гуманитарно-педагогической Академии в Ялте, причем дата проведения была назначена на 13-14 2017 г., но фактически ее провели 19-20 апреля 2018 г., трансформировав в «Апрельская Ялта: Миф и культура Тавриды», используя представленную мной концепцию под «нужды» своих отчетов. Отмечу еще один казус (что делать, коль «Миф как натуральный обмен» обрел свои абсурдизмы за столь короткий срок –  мифотворчеству дорогу не преградишь, но сила Мифа в том, что он способен постоять за себя, как горная река, что в определенный срок достигает мощности турбины, разрастаясь в размерах, обретая собственный голос): в ноябре 2017 г. я получаю рассылку-приглашение на заочную конференцию[5], проводимую Филиалом МГУ им. Ломоносова в Севастополе, концепция которой стоит на моей как на той черепахе, несущей мир, причем получаю от человека, которого сама же в переписке снабдила ссылками на опубликованную статью, в которой сама концепция дается с первых же строк.

 

Словом, вопреки «апофеозу беспочвенности», в который я погрузилась, начиная с 2016 г., могу лишь поблагодарить судьбу – в лице главного редактора “CredoNew” – за то, что «Миф как натуральный обмен» был напечатан – прописан в скрижалях РИНЦ, ну а то, что туда не заглядывают наши соотечественники, полагаясь на Scopus, то это не избавляет их от ответственности – как пьянство не является весомым аргументом при аварии, но лишь отягчает вину правонарушителя. Взялся за гуж – не говори, что не дюж. И как там Шестову от такой круговой поруки, что совершив виток в столетие, демонстрирует неистребимость человеческой подлости и глупости? Живем по-шариковски: «пропечатал в газете – и шабаш!» – ты – апостол новой веры? Но это же свежее доказательство неграмотности и всеобуча, и элементарной научной дикости – Слоненок не знает, что воровать нехорошо, и рядом нет ни Крокодила, ни Гамадрила, чтобы его научили Правилу №1. Миф здесь не пройден: им не поили-не кормили – ни крошки в рот не попало в детстве – а значит, и «политическая рефлексия» как факт становления на ноги у г-жи Стрельник отсутствует.  Наплодили сущностей, о которых Маяковский высказался лаконично-ясно: «прозаседавшиеся». И да, в совпадения я не верю, особенно в таком узко-профильном мире, как философия, и философия в Москве. Но чукча – не читатель. Доколе?

Мы все глядим в наполеоны, а оказываемся изобретателями велосипедов, в лучшем случае,  азбуки, и, причем, без картинок, ибо рисовать многие не умеют, ибо перестали этому учить, как пению, каллиграфии, танцам, поэзии, вышиванию, ремеслу (хоть какому-нибудь). Зачем, коль впереди рассветом архи светлого завтра уж замаячил Искусственный Интеллект? Зачем знать родной язык, его лексику, грамматику, идиомы, коль Википедия, или так: коль «смешарики» под рукой/под мышкой вместо слоненка Киплинга иль гадкого утенка Андерсена? Кому сейчас нужен Ежик, да еще в тумане, которого заботит грусть Белой Лошади? Вы вообще знаете, что животные грустят – даже сытые, даже подле вас? Толстого, Куприна волновало – но все ли читали «Холстомера», «Льва и собачку», «Слона»? – разве что «Муму» смотрели, как интерпретацию резвого режиссера, что в Буонапарты метя, точно в Буанаротти  не попал: от нежности тургеневской «Муму», как и, собственно от образа собачки-утопленницы Муму, от трепета Герасима ничего не осталось – даже намека, представлен лишь комплекс барыни, страдающей деменцией, – не Иокаста, но процентщица. Так, изменив капиллярно смыслу, интерпретатор достиг славы Герострата – кому важнее провокация, чем храм. Но увы, когда цветет папоротник постмодернизма, то «храмом» может оказаться всяк полисциас за свою выносливость и неприхотливоть. Нет Канона, нет Закона, есть безграничье возможностей, беспросветность желаний – и потому Тургенева нет и в ближайшее время его никакой Пелевин не заменит, ни Хаггард, – нет и Астафьева – никто нам не подарит «Царь-рыбу», нет старика Хэма с его Рыбой, как и Писахова нет как нет – современные учителя о них не ведают – не вещают – немы. За отсутствием ясности понимания смысла произведения, его идеи, темы, метафорики, нет ясного изложения замысла, сверхзадачи, но есть калейдоскоп чужих цитат да телетайп сюжета со спутанными лодыжками логики. А разве не так сейчас пекутся статьи – горячим дайджестом?

К тому, что вы звено чьей-то пищевой цепочки: вас (ваш труд – плод многолетних, быть может, раздумий) препарируют, потрошат, перерабатывают – система Антиплагиат работает на руку воришке – и вот сама суть лежит на блюдечке с голубой каемочкой совершенным полуфабрикатом нейтральной лексики и простого синтаксиса, которую жарят без фритюра (аргументов, развернутых логических цепочек, примечаний, сквозных суждений и доказательств) в блестящей «знаком качества» ваковской сковородке, – привыкнуть невозможно. И потому, чтоб не сойти с ума от очередного пиратского набега, когда вашу концепцию – саму суть, даже не квинтэссенцию, так легким фейсбучным жанром – «срез настроений» – выставляют как свою, тобой пойманную рыбу как собственный улов, нужно сохранить определенное хладнокровие, то есть необходимо стать Цезарем, дабы сохранить его объективность и добиться эффекта «вовлечения», примерим его плащ-палатку: 3-е лицо единственного числа. Это не шелом и не кольчужная, но фигура «остранения», что отринув маску Гераклита (вечно плачущего), поможет достичь Демокритова свечения – веселого снисхождения к ворам – ведь жизнь прекрасна: она творится ежесекундно в столкновениях и распадах первоэлементов – и наша задача об этом говорить, не уповая на экологов и волонтеров, но сохраняя себя в этой неизбывной и вечной нестабильности бытия, свою постоянную света не утратить, вспыхнув сверхновой звездочкой от астероидных вихрей, и «светить до дней последних донца, светить и никаких гвоздей», несмотря на чужую зашоренность, жадность и непроходимость. Предъявляя свои статьи и доклады – вот уж не думала, что придется раскидывать оперенье собственного «Мифа», приводя ссылки и примечания, а в редакцию отправляя еще и сканы, мы переходим на «остранение» – есть некая Меньшикова Е.Р. и вот ее axe.

Ваш свет, как ваша сила/защита, должны оставаться «своими», и потому переходите иногда на 3-е лицо – помогает как стакан воды – «остранением» по Новалису, и, тем самым увеличивая радиус воздействия, поскольку объективность взгляда достигается ясностью изложения взирающего сквозь линзы иронии. Смехом мы сохраняем реальность и себя для других, а «трудами и днями» продлевая бег бытия – аромат, цвет, вкус всех сочных капель сот его, всю тугоплавкость мистерий, которыми окружил себя человек, творя и чувствуя, при этом наполняя его ложными сущностями, как бы ища развлечения, сочиняя симулакры и мифологии как венок иллюзорных сонетов, ища оправдание своему существованию, что на самом деле довольно тяжкий крест, – и потому, для сохранения этой важной для всякого человека способности «видеть и чувствовать» – интер-субъективности вашего сознания – нужно не наступать на чужие хвосты, не рвать чужую печень. Рекомендую для начала прочитать Миф о Прометее, чтоб не угодить в ситуацию Шейлока.

Запуская в свой организм всякий/любой антибиотик, мы тут же снижаем способности собственного иммунитета (черную оспу и чуму оставим в стороне как форс-мажорные обстоятельства) вырабатывать красные тела, что всегда мобилизованы на нашу защиту, также и с «Антивирусом Касперского», впуская который в программу собственного компьютера, и тем самым мгновенно бросая его на растерзание чужой грибницей, что начинает атаковать своими спорами ваш жесткий диск, едва нажимаете enter, который тут же слабеет, хиреет на глазах: дуреет, не читает, глохнет к командам, не видит, все забывает, проявляя все виды деменции. Любой антивирус как изобретение пиратов, работающий по их принципам, – очень удобный double axe, что применяется сегодня в мире компьютерных технологий, чтоб извлекать не только свою выгоду – завышенная цена за бесполезность и вред никого не удивляет, но с тем, чтобы создавать помехи другим и заодно ту самую волну, которая девятым валом сносит многие программы, технику, платы, данные, а с ними и годы работы и деятельности, лишая, порой, будущего, как уже практически достигнутого результата, словно на соревнованиях вдруг ломается штанга или крошится бутса у атлета, как лопается трос на брусьях – полный вылет с этим залетом жар-птицы по имени Каспер.

Так и с программой «Антиплагиат», что самим названием призвана бороться с определенным вирусом – плагиатом – по сути, масштабным пиратством в области «Авторского права», механизм которого до сих пор не проработан: законодательно беззуб, и на деле оказывается той пилюлькой, что всегда «работает» на Вирус – Вия, которому сам черт не страшен, – и пропуская чужой материал через свою мясорубку, собирая потом шумовкой все, что осталось «нейтрально-несоленого», вы получаете готовый дайджест – матерой и бездоказательной статьи с готовыми выводами – «академикам» ведь некогда пускаться в рассуждения – им думать надо. (Настоящие академики вне нашей критики – и Ломоносов,  и Лихачев, и Лосев, и Ландау (случайное стечение аллитераций – читатель, не обессудь!) и другие – суждений и «длиннот» своих мыслей не бежали – наоборот, искали и находили тембр звучания своим теориям через контрапункты и коннотации родного им языка.) С краткой, как выстрел, концепцией – вишневой косточкой летящей из чужого рта – ныне обходятся весьма аккуратно, всегда предлагая антибиотик, при этом сам «антивирус» (тот самый «антиплагиат») предательски умолчит об адресате – собственно, «у кого слизано» – ведь он натаскан как бульдог на обезличенность текста, а потому в хозяйстве у воришки всегда может пригодиться. Весь «сухой остаток», что выглядит болезненно, ибо утратил авторскую своеобычность как румянец и золотой вихор, не обозначая, но намекая на «оспины» чужих инсайтов и прозрений, – ни тебе доказательной базы, подтверждений ночных бдений в блокнотах, записанных рукописных клочков на театральных программках, свидетельствующих о возникновении/прохождении хотя бы абзаца мысли и фиксирующих дату даже минутную – то есть квантами собираемой концепции – годами, вплетая жемчуг в осмысление доктрины, ни справок о научной деятельности (буквально: авиабилетов, счетов из отелей, банковских квитанций о регистрационном сборе, квитанций об оплате за публикации и пр.) – ничего не надо редакции ваковского истеблишмента – сойдет, печатаем. И через год докторская облатка готова. Хирш есть?

А ведь стигматы языка (в нашем понимании, бесцветность, выражаемая околонаучными повторами, бездоказательность при готовых формулировках, и как заноза – неубедительность сокращенной декламации) чреваты астигматизмом восприятия, но для листающих индексированное издание может быть это и не проблема, но для привыкших «читать» – это тираническая насмешка – не Бога – иезуита. Ощущая гармонию жизни, собирать счастье по квантам и низая бусинами смысла на аорту сердца – вот задача №1, а не индекс Хирша и сомнительная братва из содружества сектантской Лиги безмятежных негодяев.[6] И «каверзой» вопрос: почему Стрельник никогда не будут перечитывать как Барта, Бехтерева, Лихачева спустя 60 и более лет? Люди находят тот язык, что адекватен их восприятию мира (в совокупности), – Барт им обладал даже в переводах (многочисленных по всему миру).

Залезание в чужой карман, к которому приучило заигрывание с «демократическими ценностями», что постулируя «безграничье возможностей», приводит к «полному окороту» (А.Платонов) человека, провоцирует на воровство в доступных к чтению  научных (и не только) базах, что отнюдь не гарантирует ни цитирование, ни ссылку, стало не просто возможным, но повальным увлечением, как игра в покер или монополию, уподобляясь вирусу и распространяясь эпидемически. И если раньше о синдроме «голубого воришки» говорили открыто (в печати), то сейчас – молчат как о секрете Полишинеля – антивирус в студию! У кого за плечами (особенно выдают глаза, но я не знакома с г-жой Стрельник) нет выстраданной концепции, что разрасталась грибницей статей и докладов, даже идеи – но лишь ужимки да вытяжки чужих трудов, даже собственного языка говорения нет, не представлена аргументация (сколько же ее у меня в пяти статьях? – предлагаю проверить самостоятельно), нет развернутой цепи доказательств. Зачем? Современному знанию (и всем, кто задействован в этой «пищевой цепочке») этого не требуется – какой у вас индекс? А Хирш его знает…

PS (чтоб соответствовать избранному жанру «письма»). По сравнению с Бубликовым, у г-жи Меньшиковой Е.Р. все в порядке – не 41-й год, в конце концов. На фоне того колоссального воровства и обмана, что являет нам наша действительность ежесекундно (девальвация валют, кредитная система, офшоры, залоги и налоги, разграбление государств – сейчас!), «казус» Стрельник ничтожен – просто овечка Долли рядом с акулами банков, теневых магнатов и прочих. Бог с ними со всеми! Меньшикова уверена в одном: Миф жив и он не «сказка», но «политическая рефлексия».

PPS (не запланированное, но вероломное продолжение). Статья писалась, когда автор еще надеялся, что намеченная в 10-й номер (со слов редактора) публикация в «Вопросах философии» снимет напряжение от обнаруженного (в 7-м номере) плагиата, но сказки не случилось: ни в номере не предполагалась, и из редакционного портфеля вдруг исчезает, поскольку ответственный секретарь, беря недельную паузу после моего обращения, телеграфирует: «редактор вашей статьи не заявлял», что вообще звучит по-петушиному звонко, вводя в то самое «замешательство», что и слово «terrore» у Цезаря, повергая автора в Ужас самим фактом осознания, что его обворовали и обманули. Итак, прецедент случился и имя ему – Плагиат. И помимо вольного использования моей концепции, напечатанной в трех журналах Credonew за 2017 (1-3), редакция «теряет» статью «Натуральный ландшафт философии (политическая рефлексия Гераклита и Аристотеля)», написанную Меньшиковой Е.Р., и отправленную 26.12.2017 (на месяц позже, чем Стрельник), о 53-х примечаниях, составленную по всем международным стандартам научной доказательности и аргументированности, не теряющей в своем «ландшафте» ни грамма убедительности, где за смысл каждого суждения отвечает более чем двадцатилетний опыт научных изысканий, выпуская дайджест с двумя сносками, составленный по чужой концепции (опубликованной), поскольку назначенный курировать присланный в редакцию материал редактор посчитал своей «собственностью» – хочу заявляю, хочу – нет, причем действительному автору знать о этом не обязательно. Объявляю: я никому дарственную не подписывала. Вот в такой среде «оголтелого пиратства» приходится ваять теорию «терроризма», не оправдывая его, но ища ключи и отмычки его преодоления.

 

 

 

[1] Стрельник О.Н. «Миф и мифотворчество как элементы коммуникативного пространства современной культуры» // Вопросы философии , №7, 2018. С.81-85. Причем статью эту я обнаружила среди вороха корреспонденции накануне XXVII  Шекспировских Чтений -2018 г. где вопрос плагиата стоял предельно остро, поскольку так и не разрешен научным сообществом всех континентов с момента возникновения феномена «Шекспир» за шесть столетий научных и около- боев и баталий, то есть уже после отправки четвертого «Троянского терроризма» в “Credo New”, после моих докладов на WPC2018 в Пекине (13-20 August 2018) и на 30th International Conference of Philosophy на Самосе (Греция, 20-26 July 2018), где я так и иначе говорила о Мифе, – словом, это было сомнительно-случайное открытие – так, чтобы обрести тонус мышц видимо.

[2]Menshikova E.R. The Natural Landscape of Philosophy (The Political Reflection of Heraclitus and Aristotle).// Philosophy Study, Volume 8, Number 1, January 2018. P.34-48. И я вас уверяю, там имеется указание, что в основе статьи лежит мой доклад «Натуральный ландшафт философии (политическая рефлексия Гераклита и Аристотеля)», прочитанный 10 июля 2017 г. на английском языке, поскольку таковы были условия международной конференции IAGP (International Association of Greek Philosophy) [Elena Menshikova .”The Natural Landscape of Philosophy (Political Reflection of Heraclitus and Aristotle”/ 29th International conference of Philosophy “Greek Moral and Political Philosophy”. RHODES: 7th-12th July 2017. Abstracts of the papers. – Rhodes 2017, P. 70-71.], который и начинался со ссылки на мою русскую статью «Миф как натуральный обмен», публикующуюся на тот момент журналом “CredoNew” каждый триместр 2017 г.

[3]Меньшикова Е.Р.  «Апология Смеха: сингулярность «гротескного сознания» в системе локальных войн, или умолчания Аристотеля как «срыв потока»».

[4]Меньшикова Е.Р. «Миф как натуральный обмен, или назад от черного квадрата к квадратуре круга».

[5]«Миф: история, политика, культура» – Информационное письмо от Научно-методического Центра информационной политики и международного сотрудничества и Аналитического центра «MYTHOS».

 

[6] Цитата из моего доклада на WCP2018  в Пекине “Paradoxes of Consciousness: The Emptiness of Infinity, or Antiworld of Homo Sapiens”, однако название на русском звучит иначе: «Кладовые Сознания, или бритва «без окаёмов»: pro и contra языкового бессилия», прозвучавшего 14.08.2018 на секции «Философия религии» на русском, поскольку ее участники были мои соотечественники, а казах и монгол, являя свою степенность, демонстрировали языковую осведомленность, ибо получили свое образование, когда русский язык был обязательным и в школьной и вузовской программе. Этой Лигой по факту оказался «олимпийский комитет» международной ассоциации философов.

 

 

 

52 просмотров всего, 1 просмотров сегодня