Игнатьева Ольга Анатольевна. Информационные вбросы (фейки) в управлении конфликтом на Юго-Востоке Украины

Игнатьева Ольга Анатольевна

Санкт-Петербургский государственный университет

Кандидат социологических наук

Ignatjeva Olga Anatolievna

Saint-Petersburg State University

PhD in Sociology

E-mail:

olga7919@mail.ru

УДК 327

 

Информационные вбросы (фейки) в управлении конфликтом на Юго-Востоке Украины

Аннотация. Ввиду цифровизации социального пространства использование информационных вбросов (фейков) через интернет-площадки СМИ и соцмедиа в информационном противостоянии сторон становится общепринятым трендом. Анонимность источника информации, которую обеспечивает включение в информационное противоборство использование социальных сетей, позволяет безнаказанно распространять нужную новость для дискредитации противника. Начавшийся в 2014 г. с государственного переворота конфликт на Украине остается краеугольным камнем в отношениях Россия-Запад, делая нашу страну объектом информационных атак. Принимая во внимание тот факт, что смена власти на Украине произошла с участием западных государств при реализации стратегии «анаконды», правительственные СМИ Украины и соответствующие круги, поддерживающие ее официальный курс, активно принимают участие в информационной войне, распространяя дискредитирующую информацию о РФ через информационные порталы СМИ и соцмедиа. В данной статье с использованием контент-анализа рассматриваются особенности содержания фейков, используемых для эскалации напряженности в отношениях Россия-Украина, их динамика и влияние на ход вооруженного противостояния на Донбассе.

Ключевые слова:

фейки, информационные вбросы, соцмедиа, пост-правда. контент-анализ, мягкая сила, информационно-коммуникационные технологии, факт-чекинг

 

 

Information injections (fakes) in the management of the conflict in the South-East of Ukraine

 

Abstract. Due to the digitalization of social space, the use of information injections (fakes) through the Internet sites of the media and social media (social nets) in the information opposition of the parties becomes a generally accepted trend. The anonymity of the source of information, which is ensured by the use of social networks in the information confrontation, allows the dissemination of the necessary news with impunity to discredit the enemy. The conflict that began in 2014 with a coup in Ukraine remains the cornerstone of Russia-West relations, making our country an object of information attacks. Taking into account the fact that the change of power in Ukraine occurred with the participation of Western states in the implementation of the anaconda strategy, the government media of Ukraine and the relevant circles supporting its official course are actively participating in the information war, spreading discrediting information about the Russian Federation through information portals of press and social media. In this article, using content analysis, the specifics of the content of fakes used to escalate tensions in Russia-Ukraine relations, their dynamics and their impact on the course of armed confrontation in the Donbas are examined.

Key words: fakes, information injections, social media, post-truth. content analysis, soft power, information and communication technologies, fact-checking.

 

Стратегия информационных войн как способ эскалации конфликта путем создания нужного общественного мнения известна давно. Пресса всегда занималась освещением дипломатических шагов и боевых действий, доносила эту информацию до населения. Однако понятие «информационные вбросы» («фейки»/ ложные новости) вошло в словарный оборот значительно недавно, но стремительно. Считается, что своей популяризацией данный термин обязан пришедшему в 2016 г. к власти в США Д. Трампу. Сегодня фейки/фейковые новости используются СМИ и соцмедиа не только для дискредитации противника или разжигания конфликта, но и для управления последним путем поддержания его в определенных рамках. Целью данной статьи является исследование особенностей возникновения, содержания и распространения фейков применительно к конфликту на Донбассе. Данное противостояние выбрано ввиду чрезвычайной геополитической важности данного региона для глобальных геополитических игроков, которыми являются Россия, США и Европейский Союз. Для исследования СМИ и соцмедиа (социальных сетей) был использован метод контент-анализа с привлечением ресурсов мониторинговой системы «Медиалогия».

Информационное сопровождение внешнеполитической деятельности является обязательной составляющей внешней политики любого государства. В настоящее время каждое более или менее состоятельное государство стремится достигнуть уважительного отношения на международной арене путем разработки эффективных средств информационного влияния на общественное мнение за рубежом. Для этого используется как публичная дипломатия, так и новейшие разработки в сфере информационно-коммуникационных технологий. Однако, к сожалению, СМИ и социальные сети часто используются не только для создания позитивного образа государства, но и для дискредитации политических противников. Фейковая информация (или вбросы) воздействует на эмоциональную сторону реципиента, а их многообразие приводит к тому, что читателю под час трудно разобраться, что является истиной, а что ложью. Это в свою очередь приводит к созданию нужного общественного мнения для заинтересованной стороны – заказчика фейка.

При проведении внешнеполитического курса государство может выбирать средства из арсенала «жесткой» и «мягкой силы». При этом использование «жесткой силы» предполагает силовые приемы (принуждение). Например, использование санкций или непосредственное вмешательство во внутренние дела государства, чем в последнее время грешат США и его союзники по НАТО. В противовес «жесткой силе» для создания позитивного образа своей страны или дискредитации противника дипломаты и политики могут использовать инструменты «мягкой силы», основанные в том числе и на использовании новейших достижений в сфере информационно-коммуникационных технологий. Понятие «мягкая сила» было введено в научный оборот профессором Гарвардского Университета Дж. Наем, обозначая способность одного государства изменять поведение другого посредством убеждения и привлекательности (Nye, 1991б, p. 20)..

Американский политолог Дж. Най подразумевал под властью способность субъекта добиваться желаемых результатов посредством принуждения, подкупа и привлекательности (Nye, 1991а, p. 35). Два первых способа подпадают под понятие «жесткая сила», в то время как последний – это признак «мягкой силы». Проведение успешного внешнеполитического курса предполагает обоюдное использование данных средств.

К основным критериям «мягкой силы» принято относить культуру, ценности, особенности внешнеполитического курса, бизнес/инновации и образование (Institute for Government…, http://www.instituteforgovernment.org.uk/publications/newpersuadersiii). При анализе культурного веса государства во внимание принимается количество туристов, посещающих страну ежегодно, популярность национального языка, число памятников Всемирного наследия ЮНЕСКО, успех страны на международных соревнованиях, общее влияние достижений в области культуры на мировую культуру. Также учитывается направленность внешней политики государства, его членство в международных организациях, способность создания благоприятного образа страны. Несомненно, весомую роль на мировой арене играет и качество образования в стране, количество иностранных студентов, различные программы обмена студентами и количество учебной литературы. В экономической сфере учитывается привлекательность экономической модели страны: ее открытость, способность к новым инновационным идеям, уровень коррумпированности, конкурентоспособность отдельных отраслей и экономики в целом.

Необходимо отметить, что если в первоначальном смысле термин «мягкая сила» употреблялся для создания позитивного образа страны на международной арене путем представления лучших достижения страны в области культуры, науки, спорта и экономики, то в последнее время (особенно после присоединения Крыма к России и последовавших за ним событий на Украине) использование инструментов «мягкой силы» направлено на оказание давления на государство, вмешательство в его внутренние дела, расшатывание общественного сознания и манипулирование мнением без применения вооружения. Глобальное информационное противоборство ведет к обострению ситуации на международной арене, к использованию информационно-коммуникативные технологии для манипуляции общественным мнением и переписывания истории.

Использование «мягкой силы», основанной на широком применении информационно-коммуникационных технологий, становится одним из основных трендов в области внешней политики. Интернет-сообщества, форумы, социальные сети являются базовыми источниками и средствами распространения информации, авторство которой зачастую невозможно установить. Эта особенность информационно-коммуникационных технологий используется при ведении информационных войн и проведении цветных революций, когда сеть в считанные часы позволяет мобилизовать силы на проведение протестов и митингов в реальной обстановке.

Таким образом, информационно-коммуникационные технологии обостряют информационное противоборство, которое означает «борьбу в информационной сфере посредством комплексного деструктивного воздействия на информацию, информационные системы и информационную инфраструктуру противоборствующей стороны при одновременной защите своей информации и информационной инфраструктуры от подобного воздействия» (Смирнов, 2017, с. 114). При этом основной целью информационного противоборства является завоевание и удержание информационного превосходства над противоборствующей стороной. Действия сторон в ходе данного противостояния могут носить как наступательный, так и оборонительный характер. Объектом информационного противоборства может стать освещение любой проблемной ситуации как на внутригосударственном, так и на международном уровне. Субъектами внешнеполитического информационного противоборства становятся государства, международные организации, экстремистские организации, транснациональные корпорации, виртуальные социальные сообщества и медиа-группы. Например, в отношении ведения информационных войн против Россия задействованы ведущие западные СМИ и экспертные сообщества. Для противодействия информационным вбросам со стороны западных средств массовой информации на сайте МИД РФ создан специальный раздел, направленный на развенчание мифов.

Необходимо отметить, что социальные сети играют особую роль в информационном противоборстве. Так в виртуальном сообществе размещается мнение авторитета в своей сфере. Механизм распространения данного мнения посредством социальных сетей сопоставим с механизмом, описанным в теории слуха. Российский политолог, специалист в области информационной безопасности Смирнов А.И. выделяет такие средства информационного противоборства как троллинг, интернет-мемы, SEME, микротаргетирование, фейковые новости в социальных сетях, интернет-сообществах и на сайтах информационных агентств (Смирнов, 2017, с.116).

Под троллингом подразумевается размещение в социальных сетях провокационных сообщений для нагнетания конфликтной ситуации или эскалации конфликта посредством нарушения этических правил взаимодействия. В результате таких действий возникают волны постмодераций новостей, тем, сообщений (флеймов) или холивары – действия, направленные на бесцельную конфронтацию.

Еще одним средством манипуляции общественным мнением и индивидуальным сознанием становятся интернет-мемы. Интернет-мем – это медиаобъект, создаваемый электронными средствами коммуникации в иронической форме и быстро приобретающий популярность в сети. Он может быть представлен в виде фразы, картинки или видео и распространятся посредством социальных сетей, форумов, блогов и мессенджеров.

Следующим средством манипуляции массовым сознанием является технология SEME (search engine manipulation effect). Это механизм изменения в потребительских предпочтениях посредством смещения результатов поиска к началу. При этом результаты ответов на заданный вопрос могут не соответствовать реальности, а скрывать результаты заинтересованной стороны. Данная технология может значительно влиять на результаты выборов, поскольку пристрастное ранжирование ведет к смещению до 20 % преференций неопределившихся избирателей (Роговский, 2017, с. 109). При этом пристрастное ранжирование может быть замаскировано так, чтобы избиратели не осознавали наличие такой манипуляции. Следует отметить, что с увеличением пользователей социальной сети значение SEME будет возрастать, поскольку большинство людей доверяют результата запросов он-лайн.

Следующий механизм, позволяющий должным образом настраивать общественное мнение, – это микротаргетирование. Он представляет собой точечную настройку социальных медиа под интересы целевой группы. Этот механизм используется в частности в избирательных кампаниях, когда необходимо создать портрет избирателя, который будет заинтересован в выборах данного кандидата. Для создания такого портрета используются интимные знания об индивиде посредством информации, доступной администраторам социальных сетей. Например, в ходе предвыборной компании Д. Трампа через социальные сети было отправлено 175 тыс. вариантов постов по 32 психотипам людей с позитивными качествами Трампа и негативными качествами Х. Клинтон (Смирнов, 2017, с. 120). Данные услуги были оказаны Трампу компанией Cambridge Analytica путем использования данных о пользователях, содержащихся в сети Facebook.

Но самым действенным способом манипулирования общественным мнением является использование фейковых новостей для нагнетания обстановки вокруг выбранного объекта. При этом фейки могут распространятся как через интернет, так и посредством традиционных средств массовой информации (телерадиовещания и газет). Однако в силу охвата аудитории именно использование информационно-коммуникационных технологий является основным способом влияния на индивидуальное и массовое сознание в настоящее время (Крутских, 2017, с. 20-21). В 2017 году в масштабных социальных сетях насчитывалось свыше шести миллиардов аккаунтов, наиболее динамично развивались мессенджеры. Так годовой прирост мессенджеров WhatsApp и Facebook Messenger, составил 400 миллиона пользователей (Sostav…, http://www.sostav.ru/publication/messendzheryvssotssetiktovblizhajsheevremyapobeditvreklamnojskhvatke-26339.html).

Фейки – это новости, основанные на распространении заведомо ложной информации о выбранном объекте, посредством апелляции к чувствам, а не разуму, создания волны эмоционального негодования как у отдельных реципиентов, так и у широкой общественности. Политика, основанная на использовании фейков, обозначается термином «политика пост-правды» («post-truth»). Проведение политики пост-правды создает особый тип политической культуры, в которой дискурс формируется посредством обращения к эмоциям и личным убеждениям аудитории. Данная политика основана на повторении одной и той же аргументации и на упорном игнорировании объективных фактов, если они противоречат выбранной позиции. При этом, когда со временем раскрывается истина, она становится уже не интересна широкой общественности. Термин «политика пост-правды» получил распространение в 2016 году в ходе референдума о Brexit и предвыборной кампании в США.

«В 2017 году составители словаря английского языка Collins Dictionary признали словом года словосочетание fake news» (Стецко, https://eadaily.com/ru/news/2017/11/20/fakenewsifenomenpostpravdyinformacionnopoliticheskietrendygoda). Фейковые новости оказывают значительное влияние на формирование общественного мнения не только благодаря охвату аудитории, но и авторитету ведущих новостных СМИ, откуда они часто поступают. Это ситуация возникает, когда информация из частного эккаунта попадает без должной проверки в официальные СМИ и начинает ими тиражироваться. Это может происходить как непреднамеренно, так и умышленно. Кроме того, и сам интернет является пространством свободного волеизъявления, что создает атмосферу доверия вокруг него.

Конечно же государство старается предпринимать меры по борьбе с новостным потоком, порочащим его имидж на международной арене: предъявляются требования к интернет-компаниям таким, как Facebook, Google, Twitter, на сайте МИД России создается специальный подраздел «Примеры публикаций, тиражирующих недостоверную информацию о России» в разделе «Пресс-служба/Опровержения», используются технологии факт-чекинга (Стецко, https://eadaily.com/ru/news/2017/11/20/fakenewsifenomenpostpravdyinformacionnopoliticheskietrendygoda). Однако фейковые новости продолжают господствовать в массовом сознании, поскольку люди неохотно отказываются от информации, которая совпадает с их точкой зрения.

В теории международных отношений выделяют два способа урегулирования конфликтов – это либо их разрешение, либо управления ими. В первом случае, стороны стремятся полностью разрешить конфликт, в то время как во втором случае его «вводят» в определенное русло, в котором постоянно поддерживают, не давая перейти на стадию катастрофы. Большинство региональных конфликтов сегодня являются управляемыми, так как за ними стоят интересы глобальных игроков. Также необходимо отметить, что «межцивилизационные конфликты в международной практике повсеместно вытесняют традиционные формы конфликтов, построенные на столкновении наций-государств (так называемые институциональные конфликты). Это ведет к тому, что на смену институциональным методам урегулирования конфликтов приходят культурно-цивилизационные модели внешнего управления, основанные технологиях информационно-психологического воздействия на систему ценностей и мировоззрение конфликтующих сторон» (Манойло, https://cyberleninka.ru/article/v/upravlenie-mezhdunarodnymi-konfliktami-sootnoshenie-interesov-i-tsennostey). В результате информационные вбросы/фейки через социальные медиа и СМИ становятся эффективной технологией управления конфликтом, изощренно воздействуя на систему ценностей реципиента и формируя общественное мнение.

На сегодняшний день принято считать, что в международных отношениях преобладают региональные международные конфликты. Но на самом деле за противостоянием наций и социальных групп могу стоять и более серьезные участники, например, США и НАТО. Так, США становится инициатором или косвенным участником конфликта там, где задеты его финансовые интересы. Под предлогом продвижения демократических ценностей или борьбы с терроризмом на земном шаре вспыхивают горячие точки в Афганистане, Ираке, на Ближнем Востоке и территории бывшего СССР с неизменным присутствием США. «События сентября 2001 г. усилили позиции «ястребов»: была объявлена война до победы, что оправдывало и облегчало осуществление глобальной силовой стратегии, предусматривавшей вторжение на территорию суверенных стран, насильственное свержение политических режимов, изменение международного режима безопасности» (Шаклеина, 2017, с. 101).

Глобальное противостояние двух систем в годы Холодной войны завершилось крупнейшей геополитической катастрофой XX века – развалом СССР. В последние годы правления М.С. Горбачева обострились вопросы, связанные с национальным определением республик. Таким образом, курс на коренизацию органов власти, системы образования, взятый в 1920-ые гг. при создании СССР, дал о себе знать в конце XX века, углубив национальные противоречия и стал одной из причин распада советского государства. В первые годы существования советского государства преподавание начали вести на национальных языках, хотя русский язык оставался также обязательным. В то время самые высокие темпы коренизации были в Азербайджане (Вартаньян, 2013, c. 273). В этот период внедрялась идея о том, что нация является этнокультурным сообществом. В результате к 1930-му году национальность стала фундаментальным признаком идентичности. В конце 1980-х обострились межнациональные отношения, появились требования пересмотра федеративного устройства СССР. «Национальные конфликты в союзных республиках, переросшие в борьбу за независимость – классические образцы межнациональных конфликтов» (Вартаньян, 2013, c. 274).

Однако после распада советского союза национальный вопрос так и не решился. Виною тому была не только межнациональная ненависть (Панищев, 2007), но и границы национальных образований, установленные советским правительством (Вартаньян, 2013, c. 272). Разделенные этносы, имевшие исторические корни в других республиках, столкнулись с необходимостью проживания в одном государстве с чуждым им народом. Этот вопрос (в частности на Кавказе) можно было бы решить путем федерализации государственного устройства Грузии и Азербайджана (Никитин, 2017, с. 192), однако руководство этих республик на данные меры не пошло. В результате по периметру границ Российской Федерации образовались горячие точки, конфликты в которых тлеют до сих пор, то обостряясь, то вновь уходя в латентное состояние. Среди этих конфликтов необходимо упомянуть конфликты в Приднестровье, Абхазии, Южной Осетии, Нагорном Карабахе и Украине.

Охраняя свой суверенитет Россия так или иначе вовлечена в участие в данных конфликтах. И на это есть свои веские причины. Во-первых, в военной сфере после распада СССР НАТО сильно продвинулся на Восток, включив в себя страны Центральной и Восточной Европы, а также бывшие Прибалтийские республики. Во-вторых, страны Запада пытаются выстраивать социально-экономические и культурные отношения со странами, ранее входившими в СНГ, в обход Российской Федерации. Такими объединениями являются «ГУАМ» и «Восточное партнерство». Целью последнего объединения являлось создание правовой базы политических и экономических отношений между странами Евросоюза и государствами постсоветсткого пространства. «Основная задача «Восточного партнерства» – установление отношений политической ассоциации с новыми соседями и их экономическая интеграция в общеевропейский рынок без членства в ЕС» (Буторина, 2017, с. 516). На сегодняшний день в состав программы «Восточное партнерство» входят государства к востоку от ЕС: Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Молдова, Украина.

Конфликт на Юго-Востоке Украины на сегодняшний день не является на 100 % межэтническим конфликтом, в отличие от других бывших республик СССР, где имеются проблемы спорных территорий. Его существование обусловлено действием разных причин (этнических, ментальных, экономических и идеологических). Если говорить о конфликте на Донбассе как о межэтническом конфликте, то необходимо упомянуть исследование В. Ю. Даренского «Региональные типы модерна в Украине как источник ментальных конфликтов». В данной работе В. Ю. Даренский указывает на то, что украинский этнос действительно существует, но возник он совсем недавно: в годы советской власти, когда вводилось образование на малоросском (украинском) языке. Малороссы согласились называть себя «украинцами» после распада Российской империи и большевистской «украинизации» (Даренский, 2014, с. 47). «Именно победа большевиков и их национальная политика обеспечила формирование отдельной украинской национальной идентичности и закрепила раскол русской нации» (Бондаренко, 2008). Однако деление оппонентов в данном конфликте по этническому признаку не совсем корректно, так как на территории Донбасса наряду с русскими проживают и украинцы, которые также выступают за независимость региона от националистского режима, существующего сейчас на Украине (Лабаури, http://www.warandpeace.ru/ru/analysis/view/98169/). Значит, данный конфликт можно обозначить как гражданская война, в которой противостоят стороны, имеющие разное мировоззрение, разный уровень развития и руководимые разной идеологией: либеральной, националистической или патерналистской (Плетнев, https://cyberleninka.ru/article/v/prolongirovannaya-annigilyatsiya-tsennostey-kak-faktor-anomii-na-ukraine).

Начавшись в 2014 году в форме второго Евромайдана (в результате отказа президента В. Януковича от подписания договора о евроинтеграции) конфликт перерос в гражданскую войну на Юго-Востоке Украины с образованием самопровозглашенных республик ДНР и ЛНР. Дело в том, что вступление Украины в ЕС и НАТО было важным пунктом стратегии по глобальному доминированию США, так как еще З. Бжезинский в своей работе «Великая шахматная доска» писал, что «без Украины Россия перестает быть евразийской империей» (Бжезинский, 2010, с. 122). Однако появление проблемных территорий на Юго-Востоке Украины, а также присоединение Крыма к России создали проблемы для этого плана. За прошедшие пять конфликт на Донбассе эволюционировал из антитеррористической операции (АТО), проводимой СБУ, в операцию объединенных сил (ООС) под руководством военного командования. Необходимо отметить, что конфликт в реальности уже теряет свой накал и актуальность, что нельзя сказать о соцмедиа и СМИ Украины и западных стран, которые продолжают порождать фейки, дискредитируя имидж РФ на международной арене. В продолжении конфликта особенно заинтересованы сегодняшние правящие круги Украины, так как он позволяет отвлечь население от сложных социально-экономических проблем, в которые погрузилась страна за годы правления П. Порошенко.

Ведение информационных войн с помощью распространения фейков и использования интернет-инструментов становится главным трендом современного этапа конфликта на Юго-Востоке Украины. Контент-анализ, проведенный при помощи автоматизированной системы мониторинга прессы «Медилогия», позволил выявить, что за первую половину 2018 года в прессе и на интернет-порталах СМИ появилось 31010 новостей, как фейковых, так и содержащих слово «фейк», в отношении противостояния Россия – Украина. Все эти новости были посвящены 10887 событиям, которые как имели место в действительности, но были неправильно освещены, так и были выдумкой («фейком»).

Рис. 1. График информационной активности СМИ по запросу «Украина: фейковые новости» за период с 01.01.2018 по 31.07.2018. Источник: Медиалогия

 

Как видно из графика, приведенного на рис.1, пик журналистской активности приходился на 26.03.2018 (2045 сообщений) и на 28.05.2018 (2728 сообщений). Так основным событием 26 марта, вызвавшим подъем читательского интереса стало событие, связанное с пожаром в ТРЦ «Зимняя вишня» в г. Кемерово. Освещение данного события не обошлось без вмешательства украинского пранкера, который в разгар событий сообщил городским службам о трехстах погибших, что позднее оказалось фейком (реальная цифра среди погибших по данным следственного комитета РФ составила 60 человека (Жуковский, 2018, https://www.gazeta.ru/social/2018/04/20/11723065.shtml)). Несмотря на всю бесчеловечность данного действия, официальные власти Украины отказались от выдачи нарушителя. Следующий пик новостей приходится на 28 мая, когда британские власти обвинили российских фанатов в нападении на британских болельщиков во время Лиги чемпионов, проводившейся в Киеве. В ответ на это обвинение посольство России в Лондоне сообщило, что данные новости являются фейковыми, поскольку на Украине действует ограничение на въезд российских мужчин, и в Киеве почти все говорят по-русски. Следом за этим событием 29 мая в ведущих СМИ России, Украины и Запада появилось сообщение об убийстве оппозиционного российской власти журналиста Аркадия Бабченко. Чуть позже данное убийство оказалось инсценировкой, а новость признана фейковой. Необходимо отметить, что из 31010 сообщений по данной теме наибольшее их количество (27431) приходится на интернет-источники, 1571 сообщений на блоги, 1413 сообщений на информагенства, 252 сообщения из газет, 91 сообщения от радио и 24 сообщения из журналов. Согласно данным, полученным посредствам Медиалогии, примерно одинаковое количество новостей приходится на федеральные и русскоязычные зарубежные источники (см. рис.2).

Рис. 2. График распределения информационной активности между федеральными, региональными и зарубежными (русскоязычными) СМИ. Источник: Медиалогия

 

В ходе исследования СМИ за период с 01.07.2018 по 31.07.2018 была выявлена тенденция, что количество реальных новостей значительно уступает фейковым. При этом под «фейковыми новостями» подразумевается как неправдоподобное освещение действительных событий, так и событий, которых не было в на самом деле. Данное исследование также проводилось при помощи «Медиалогии» и позволило выявить, что по запросу «конфликт на Украине» за июль 2018 года было обнаружено 1638 сообщений, посвященных 413 событиям, в то время как по запросу «Украина: фейковые новости» зафиксировано 10940 сообщений при 2899 событий. Данная тенденция указывает на то, что интерес к реальным событиям на Донбассе постепенно ослабевает и переходит в плоскость информационного противостояния «Россия – Украина/ЕС/США».

Как показано на рис. 3 всплеск интереса к конфликту на Украине в июле проходит несколько точек, на которых мы предлагаем остановиться более подробно. При анализе причин роста интереса в эти дни мы обратимся к событиям (поводам), которые стоят за этими новостями.

Рис. 3. График информационной активности СМИ по запросу «Конфликт на Украине» за период 01.07.2018-31.07.2018. Источник: Медиалогия

 

Первый пик сообщений приходится на 01.07.2018 и связан с тем, что самопровозглашенные республики Донбасса подтвердили о начале соблюдения сторонами конфликта режима тишины в рамках выполнения Минских договоренностей. Однако данное событие не означает полное урегулирование конфликта. Необходимо отметить, что конфликт перешел в другую плоскость. Так 30.04.2018 Президент Украины Петр Порошенко подписал указ о завершении антитеррористической операции на Донбассе и переходе к операции Объединенных сил под командованием военного ведомства.

8 июля (следующий пик новостной активности) появились новости о том, что противотанковые ракетные комплексы Джэвелин, закупленные для операции объединенных сил (ООС), не соответствуют техники безопасности. Новость передана российской стороной, и позднее опровергнута украинскими СМИ как фейковая. Также в этот день появилась новость с украинской стороны о том, что силами ООС ликвидированы российские военные под Горловкой. Эту новость уже российская сторона и власти самопровозглашенных республик Донбасса идентифицировали как фейковую.

Новый всплеск интереса к конфликту на Украине приходится на 11 июля в связи с проведением саммита НАТО в Брюсселе. По информации ТАСС, в официальном заявлении по итогам встречи говорится, что Нормандский формат остается единственной подходящей формой общения участников конфликта. Кроме того, Россию обвиняют в дестабилизации ситуации в мире, в том числе и по причине аннексии Крыма. Однако альянс подтверждает свою готовность к диалогу с Россией во избежание военной эскалации конфликта (Конфликт, http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/5366190).

Российско-американский саммит в Хельсинки, прошедший 16 июля 2018, также привлек внимание журналистов и блогеров. Хотя Д. Трамп и не обсуждал досконально в ходе саммита тему конфликта на Украине, все же В. В. Путин упомянул позицию Трампа по вопросу Крыма. После встречи лидеров двух ведущих ядерных держав было решено обсудить этот вопрос и ряд других глобальных проблем уже во время осеннего визита Президента России в Вашингтон (Козлов, https://www.bbc.com/russian/features-44846596).

20 июля агентство Bloomberg, а вслед за ним и русскоязычные СМИ обеих сторон, сообщили о том, что на закрытой части российско-американского саммита в Хельсинки Президент России предложил Президенту США в качестве сделки провести референдум о статусе Донбасса. Однако Трамп попросил Путина не поднимать эту проблему в ходе пресс-конференции с журналистами, чтобы у него было время подумать. Позднее эта новость была опровергнута российскими СМИ как фейковая.

22 июля РИА Новости сообщило, что ВСУ создало снайперскую группу для борьбы с нацбатальонами. Информация была получена от начальника пресс-службы оперативного командования самопровозглашенной Донецкой народной республики Д. Безсонова. Данное действие по мнению источника связано с решением военного командования Украины о выведении национальных батальонов из Донбасса. В тот же день в официальными СМИ России появилось еще одна немаловажная информация – информация о размещении ракетных комплексов у линии соприкосновения в пункте Попасная.

25 июля (по информации РИА Новости) контактная группа в Минске обсудила обмен пленными. Также на встрече планировалось рассмотреть выполнение условий разведения сил и средств, согласование списков удерживаемых в связи с военным конфликтом, выплату пенсий инвалидов, находящихся на неподконтрольных Киеву территориях Донбасса.

Еще один, но уже незначительный всплеск интереса к проблеме конфликта на Юго-Востоке (30.07.2018), связан с проведением Всероссийского образовательного форума «Территория смыслов на Клязьме». В рамках данного мероприятия принял участие министр иностранных дел Сергей Лавров. Он ответил на актуальные вопросы молодежи касательно отношений РФ и США, а также конфликта на Украине. Один из участников форума подчеркнул, что не раз был в Донецке и Луганске и видел, что Минские договоренности не соблюдаются украинской стороной. Глава МИД РФ дал следующий комментарий по затронутой проблеме. По его мнению, нарушение законности на уровне украинского государства началось уже в ходе выборов 2004 года, когда был проведен третий тур, позволивший Виктору Ющенко стать президентом. Именно тогда Запад поставил Украине ультиматум: или она с Россией, или с Западом. Его кульминацией стал государственный переворот 2014 года. И теперь, спустя 4 года, те кто поддерживал новый режим на Украине прибывают в недоумении, так как нынешний Президент Украины Петр Порошенко не довел до конца ни одной демократической реформы, погрузив в страну в экономический кризис и пучину братоубийственной войны. Однако Запад, способствовавший проведению второго Майдана, не готов признать своего фиаско и продолжает поддерживать олигархический режим П. Порошенко.

Также в этот день СМИ поднимают вопрос о предвыборной кампании и предвыборных платформах кандидатов в Президенты Украины, выборы которого пройдут 31 марта 2019 года. Глава Национального института стратегических исследований А.В. Ермолаев в интервью украинским газетам, отвечает, что кандидаты в Президенты Украины имеют приблизительно схожие программы, поднимая вопросы автокефалии, интеграции Украины в ЕС и НАТО, готовности проведения выборов в рамках Малой Украины.

Возвращаясь к вопросу автокефалии, СМИ акцентируют свое внимание на желании Петра Порошенко создать поместную церковь, поддержав Киевский патриархат. Это стремление можно объяснить желанием сохранить лидерские позиции за счет эксплуатации конфликтного потенциала, когда, как уже упоминалось выше, вооруженные действия на юго-востоке Украины теряют свою актуальность. Разжигание конфликтности внутри общества является политтехнологическим приемом, который также широко используется и в Европе, и в США. Данный прием получил название «политика идентичности», позволяя раскалывать общество на враждующие группы, переводя внимание участников с социально-экономических проблем, на культурологические, религиозные, политические. Такой конфликт приносит власть тем, кто его создал и управляет им. Привлечение современных СМИ к проблеме, также дает свои результаты. Используя методики ведения информационных войн, они могут выдавать мнение меньшинства за мнение большинства, принося плоды своим благодетелям.

Выявленный в ходе контент-анализа тренд превышения фейковой информации по проблеме взаимоотношения России и Украины над освещением событий, действительно имеющих место в зоне вооруженного столкновения на Донбассе, находит свое отражение и на графике, фиксирующем динамику фейковых новостей в июле 2018 года (см. рис. 4).

Рис. 4. График информационной активности СМИ по запросу «Украина: фейковые новостие» за период 01.07.2018-31.07.2018. Источник: Медиалогия

 

Предлагаемый контент-анализ фиксирует основные события на Украине в июле 2018 года, которые вызвали всплеск фейковых новостей. Данный анализ позволил выявить тот факт, что лишь некоторые из реальных событий, рассмотренных нами при анализе предыдущего графика, стали основой для создания фейковых новостей. Как показали результаты исследования, приведенные ниже, поводов для информационных вбросов по проблеме взаимоотношений «Россия-Украина» было больше и их тематика была весьма разнообразна.

Так 2 июля 2018 г., российские пранкеры позвонили главе СБУ от имени «воскресшего» в мае военного корреспондента Аркадия Бабченко. Данная информация была опубликована в РИА Новости. «Аркадий» якобы передал, что на него напали в центре Киева, когда он смотрел игру «Испания-Россия», проводимую в рамках чемпионата мира по футболу, в баре. Глава СБУ Василий Грицак пообещал выслать на место происшествия своих ребят. Аркадий Бабченко прокомментировал данный выпад российской стороны тем, что они никак не могут успокоиться из-за его фейкового убийства, одновременно пранкеры прокомментировали свое действие желанием поставить на место СБУ и дать понять каково это делать информационные вбросы.

6 июля РИА Новости обнародовало письмо главы Оборонного конструкторского бюро «Луч» о том, что ПТРК Джэвелин, поставленные из США, вооруженным силам Украины (ВСУ) небоеспособны. Украинская сторона поспешила опровергнуть данное сообщение, как фейковое. Разоблачительные статьи были опубликованы на портале Новости Украины m-ns.org (Киев) и на портале факты и комментарии.ru (Киев).

11 июля глава министерства энергетики и угольной промышленности Украины Игорь Насалык назвал собственное письмо с предложением о сотрудничестве в адрес Росатома фейком. Дело в том, что в 2010 году Россией и Украиной было подписано соглашение о совместном строительстве завода по производству ядерного топлива в Кировоградской области. Однако в связи событиями 2014 г. работы по данному проекту были приостановлены. По результатам инцидента с обращением И. Насалыка украинская сторона будет проводить проверку.

12 июля в рамках проведения саммита НАТО в Коммерсанте появилась статья, в которой высказывались опасения членов альянса в отношении поведения Президента Трампа на предстоящей встрече в Хельсинки. Партнеры по НАТО были убеждены в том, что Трамп должен придерживаться жесткой позиции в отношении российских кибератак, аннексии Крыма, распространении фейковых новостей. В статье отмечалось, что в начале саммита НАТО Трамп проявил жесткую позицию в отношении России, но к его завершению настроение американского лидера резко изменилось и перед вылетом он сообщил, что возможно его встреча с Путиным будет самой легкой из всех намеченных европейских встреч.

17 июля украинская пресса обсуждала интервью Путина телеканалу Fox News, данного по итогам российско-американского саммита в Хельсинки.

В РИА Новости (Москва) 18.07.2018 появилось сообщении «Эксперт: Нидерланды в расследовании катастрофы MH17 играют фактами». Авиационный эксперт Владимир Попов в эфире радио Sputnik заявил, что Амстердам своими действиями нарушает требования ICAO по расследованию трагедии. Российская сторона возмущена тем фактом, что с Украины сняли ответственность за открытое воздушное пространство в районе боевых действий на юго-востоке страны. Москва также обеспокоена тем фактом, что расследование ведется в закрытом режиме с привлечением специалистов из агентства Bellingcat, известного своими информационными вбросами. В докладе международной следственной группы утверждалось, что поразившая пассажирский самолет ЗРК «Бук» была доставлена с территории России на Донбасс и потом возвращена обратно.

20 июля Russia Today (RT) опубликовала сообщение о намерении США пригласить Президента России в Вашингтон для обсуждения и решения проблем, которые были слегка затронуты в ходе саммита в Хельсинки. Это вопросы противодействия терроризму, нераспространения ядерного вооружения, кибератак, конфликта на Украине и в Сирии, положения на Ближнем Востоке и в Северной Корее. Необходимо отметить, что по результатам саммита в Хельсинки появилась фейковая информация о том, что В. Путин предложил Д. Трампу провести референдум по статусу Донбасса. Также в этот день РИА Новости опубликовало мнение вице-премьера Италии Маттео Сальвини, который назвал революцию на Украине 2014 года псевдореволюцией (или фейковой революцией), так как она была проплачена западными странами. В результате обнародования этого сообщения украинская сторона потребовала объяснений от Италии.

Всплеск интереса 19, 20 июля к проблемам Украины связан с попытками СМИ дать оценку результатам российско-американского саммита в Хельсинки. В статье «Рандеву между двумя шпионскими скандалами, или Разговаривать Трампу с Путиным больше не о чем», опубликованной на портале Nagg.in.ua, что попытки дискредитировать Трампа путем сообщения российских СМИ во время саммита G-7, что Крым – это русская земля не увенчались успехом. Обвиняя Россию в распространении фейковой информации по поводу принадлежности Крыма, авторы материала говорят, что сначала на платформе «Buzz Feed» появилась статья некой американской журналистки русского происхождения Юлии Йоффе, которая утверждала, что во время саммита G-7 Трамп заявил о том, что считает Крым русской территорией. Также в качестве подтверждения данной позиции приводился разговор Трампа с журналистами, в котором на вопрос о готовности признать Крым русским, Президент США многозначно ответил: «Посмотрим!» Однако данные новости однозначно являются фейком, так как во время саммита в Хельсинки Путин публично озвучил позицию Трампа о неготовности признать Крым русским.

24 июля пресса на Украине снова обсуждала предложение В. Путина о проведении референдума на Донбассе, предложенного Д. Трампу в ходе российско-американского саммита.

Не осталось без внимания обеими сторонами и празднование 1030-летия крещения Киевской Руси, которое в России прошло 27 июля, а на Украине 28 июля. Обе стороны обменялись комментариями по поводу численности прихожан, общее число которых было названо фейком. Также украинским блогером А. Шарием было уточнено, что для того, чтобы собрать в Киеве 28 июля верующих украинское Правительство платило 200 гривен каждому.

30 июля 2018 г. начальник пресс-службы оперативного командования ДНР Д. Безсонов со ссылкой на данные разведки сообщил, что артиллерия ВСУ нанесла удар по позициям движения «Правый сектор» и националистского полка «Азов» в районе села Лебединского, находящегося под контролем Киева. Также в интернет попала видеозапись штурма позиций «Правого сектора» со стороны СБУ. Чуть позже СБУ объявила видеозапись штурма фейком.

Таким образом, результаты контент-анализа СМИ, приведенные выше, позволяют сделать вывод, что несмотря на снижение конфликтного потенциала в районе боевых действий, возрастает активность в сфере ведения информационных войн при освещении взаимоотношений России и Украины с использованием фейковой информации. Фейковые новости иногда совпадают с важным событием, а иногда рождаются стихийно, но способствуют росту напряженности в межнациональных отношениях, а также служат инструментом давления на РФ со стороны Украины и Запада. Кроме того, вовремя не опровергнутый фейк может иметь далеко идущие последствия.

Также в ходе исследования также был проведен контент-анализ соцмедиа (социальных сетей) с использованием мониторинговой системы Медиалогия, позволяющий выявить отношение пользователей сети к конфликту на Украине. В качестве отчетного периода был выбран июль, как и при анализе СМИ. По результатам анализа был выделен Топ-10 сообщений с общим количеством репостов более 900 каждый. Интересно отметить, что авторами этих сообщений были представители Украины (8) и Латвии (2), а освещаемые ими темы касались ведения информационной войны против Украины Россией, участию русских подразделений в боевых действиях на Донбассе и необходимости создания автокефальной церкви на Украине. Топ-3 событий по вовлеченности за июль 2018 года – это предложения В.В. Путина провести референдум на Донбассе, приглашение Президента РФ осенью в Вашингтон, оборудование минометных позиций ВСУ на линии соприкосновения. Как видно из названия тем, социальные сети становятся анонимным источником распространения фейковых новостей, которые посредством репостов переходят из эккаунта и эккаунт, в результате чего источник информационного вброса становится трудно идентифицировать. Также интересным фактом, который удалось выявить в результате контент-анализа социмедиа, является то, что сторонники нынешнего украинского режима являются более активными пользователями социальных сетей, публикуя и распространяя нужную им информацию. Принимая во внимание количество пользователей социальных сетей, приведенное в табл. 1, очевидным становится тот факт, что соцмедиа является мощным инструментом в создании общественного мнения, поэтому российской стороне нужно более активно его использовать как при создании новостей, так и при опровержении фейков.

 

  Топ-10 площадок Аудитория Сообщения Вовлеченность
Одноклассники 155008751 64794 91320
ВКонтакте 534094237 51666 50175
Twitter 189313173 37994 27247
  Facebook 237543881 17754 59249
МирТесен 1519508 6231 4994
YouTube 87054028 6209 208822
Google+ 3104304 3739 3681
LiveJournal 532230 2606 10874
Instagram 100453664 1552 57575
  nagg.in.ua 0 1154 0

Табл. 1. Наиболее популярные площадки социальных медиа. Источник: Медиалогия

Контент-анализ соцмедиа, проведенный при помощи мониторинговой системы Медиалогия, также позволил выявить наиболее популярные блоги в интернет, список который приводится в табл. 2.

  Топ-10 блогов Площадка Аудитория Сообщения Вовлеченность
ПравдоРУБ

http://vk.com/club39127607

ВКонтакте 12868 1277 493
  Nagg.in.ua

http://nagg.in.ua

nagg.in.ua 0 1154 0
  123ru.net

http://123ru.net

123ru.net 0 956 0
  Fromua.news

http://fromua.news

fromua.news 0 883 0
НОВОСТИ РОССИИ И УКРАИНЫ

http://www.youtube.com/channel/UClaiPK0qiAuvP2PvbzaLTIw

YouTube 1004 689 160
Майдан и Антимайдан. Ваша позиция?

http://ok.ru/group/52178601377974

Одноклассники 133004 586 8
Леонид Коновалов

http://vk.com/id56266469

ВКонтакте 243 553 0
  SMIonline (so-l.ru)

http://so-l.ru

so-l.ru 0 478 0
  Cont.ws

http://cont.ws

cont.ws 0 463 584
Новости RT на русском

http://vk.com/club40316705

ВКонтакте 1204775 457 184

Табл. 2. Наиболее популярные блоги сети Интернет по проблеме «Конфликт на Украине». Источник: Медиалогия

 

Резюмируя результаты исследования, необходимо отметить наиболее значимые его моменты. Во-первых, ведение информационных войн остается одним из обязательных моментов в противоборстве сторон, даже если оно не подкреплено силовой составляющей. При этом используется широкий набор интернет-инструментов: троллинг, интернет-мемы, SEME, микротаргетирование. Однако использование фейков в силу простоты их создания и механизмов распространения получило наибольшее распространение, циркулируя как в социальных сетях, так и в средствах массовой информации. Во-вторых, контент-анализ соцмедиа и прессы на тему противостояния Украины и России позволил выявить тот факт, что активность сторонников и противников переместилась в сферу информационных войн с использованием фейков в то время, как интерес к реальному противостоянию на Юго-Востоке Украины, как и накал вооруженного противостояния, постепенно угасает. Подтверждением выявленного тренда является и попытка нынешнего Президента Украины создать новый уже религиозный конфликт, утвердив права автокефалии. В-третьих, немало важен и тот факт, что в соцмедиа более активную позицию занимают сторонники нынешнего украинского режима, активно создавая посты и делая репосты, дискредитируя таким образом РФ в глазах мирового сообщества. В-четвертых, в результате контент-анализа СМИ было выявлено, что не только значимые события во взаимоотношениях Украины и России становятся поводами для фейков, иногда они создаются с нуля или касаются событий, напрямую несвязанных с конфликтом и взаимоотношениями этих двух стран. Но в целом они направлены на оказание давления на российскую сторону и общественное мнение других стран. Следовательно, для противодействия фейковой информации России наряду тиражированием привлекательного образа страны через Russia Today (RT) и Sputnik, разоблачением фейков на сайте МИД РФ, нужно более активно использовать потенциал соцмедиа, ведя популярные группы в социальных сетях и блоги, своевременно пресекая распространение ложных новостей с эккаунтов противоположной стороны.

Литература:

Бжезинский З. Великая шахматная доска: главенство Америки и ее геостратегические императивы. М.: Международные отношения, 2010. 256 с.

Бондаренко Д. Я. Украинский национальный проект: история становления. Материалы Международной научной конференции: Социогуманитарная ситуация в России в свете глобализационных процессов. М.: Изд-во МГУ, 2008. C. 69–74.

Буторина О. В. Европейская интеграция / Под ред. О.В. Буториной (отв.ред.), Н.Ю. Кавешниковой. – 2 изд., испр. и доп. М.: Аспект Пресс, 2017. 736 с.

Вартаньян Э. Г. Российская империя, СССР и национальный вопрос в Закавказье: проблемы и дискуссии // Теория и практика общественного развития. 2013. № 11. С. 270-276.

Даренский В. Ю. Региональные типы модернов в Украине как источник ментальных конфликтов // Историческая психология и социология истории. 2014. № 1. Том 7. С.38-55.  Жуковский И. Число жертв пожара в Кемерово уменьшилось // Газета.Ru. 2018. 20 апреля. URL: https://www.gazeta.ru/social/2018/04/20/11723065.shtml (дата обращения: 30.07.2018).

Козлов П. «Четыре часа назад все изменилось». Как прошла встреча Трампа и Путина // Русская служба Би-би-си. 2018, 16 июля. URL: https://www.bbc.com/russian/features-44846596 (дата обращения: 01.08.2018).

Конфликт на Украине останется главной темой диалога России и НАТО // ТАСС. 2018. 11 июля. URL: http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/5366190 (дата обращения: 02.08.2018).

Крутских А. В. Кто владеет Интернетом, тот владеет миром // Международная жизнь. 2016. № 11. С. 18-27.

Лабаури Д. Донбасский разлом: причины, суть, итоги конфликта на Юго-Востоке Украины // Война и мир. URL: http://www.warandpeace.ru/ru/analysis/view/98169/ (дата обращения: 02.08.2018).

Манойло А.В. Управление международными конфликтами: соотношение интересов и ценностей // Известия Саратовского университета. Нов. серия. 2012. Т. 12. Сер. Социология. Политология. Вып. 4. URL: https://cyberleninka.ru/article/v/upravlenie-mezhdunarodnymi-konfliktami-sootnoshenie-interesov-i-tsennostey. (дата обращения: 29.07.2018).

Мессенджеры Vs Соцсети: кто в ближайшее время победит в рекламной схватке // Sostav. URL: http://www.sostav.ru/publication/messendzhery-vs-sotsseti-kto-v-blizhajshee-vremya-pobedit-v-reklamnoj-skhvatke-26339.html (дата обращения: 17.07.2018).

Никитин А.И. Международные конфликты: вмешательство, миротворчество, урегулирование: / А.И. Никитин. М.: Аспект Пресс, 2017. С. 384

Панищев А. Л. Проблема межэтнического конфликта в Руанде и Бурунди и возможные пути её решения // Вісник Луганського національного педагогічного університетуімені Тараса Шевченка. – 2007. – № 20 (136). – С. 190-195.

Плетнев А. В. Пролонгированная аннигиляция ценностей как фактор аномии на Украине // Современные исследования социальных проблем (электронный научный журнал). 2015. № 6 (50). С. 44-53. URL: https://cyberleninka.ru/article/v/prolongirovannaya-annigilyatsiya-tsennostey-kak-faktor-anomii-na-ukraine (дата обращения: 17.07.2018)

Роговский Е. А. Выборы в США: успех технологических инноваций// Международная жизнь. 2017. № 3. С. 107-122.

Смирнов А. И. Современные информационные технологии в международных отношениях: монография. М.: МГИМО-Университет, 2017. 334 с.

Стецко Е. В. Fake news и феномен пост-правды: информационно-политические тренды года // EurAsiaDaily. URL: https://eadaily.com/ru/news/2017/11/20/fake-news-i-fenomen-post-pravdy-informacionno-politicheskie-trendy-goda (дата обращения: 16.07.18)

Шаклеина Т. А. Россия и США в мировой политике: Научное издание/ Т.А. Шаклеина. – 2-е изд., испр. и доп. М.: Аспект Пресс, 2017. 336 c.

Nye J. Bound to Lead: The Changing Nature of American Power. New York: Basic Books. 1991а. 307 p.

Nye J. Soft Power: The means to success in world politics. New York: Basic Books, 1991б. 336 p.

The New Persuaders III: a 2012 Global Ranking of Soft Power. Institute for Government. URL: http://www.instituteforgovernment.org.uk/publications/new-persuaders-iii

342 просмотров всего, 1 просмотров сегодня