Муратов Алексей Валентинович. Централизация криптовалютного рынка как угроза развитию цифровых сообществ

Муратов Алексей Валентинович

Председатель Международного общественного движения “CWT”

MuratovAlexey Valentinovich

Chairman of CWT International Movement

e-mail: amurcwt@gmail.com

УДК 336.7

ЦЕНТРАЛИЗАЦИЯ КРИПТОВАЛЮТНОГО РЫНКА КАК УГРОЗА РАЗВИТИЮ ЦИФРОВЫХ СООБЩЕСТВ

 

Ключевые слова:

централизация, децентрализация, экономика, цифровая экономика, рынок, блокчейн, криптовалюта, биткойн, общество, цифровое сообщество

 

Аннотация:

В статье раскрываются основные аспекты возникающей централизации криптовалютного рынка в условиях масштабируемости. Автор рассматривает причины трансформации технологии блокчейн в рамках объективных социально-экономических процессов на глобальном уровне и задается вопросом о сущности децентрализации как явления.

 

CRYPTOMARKET CENTRALIZATION: THREADS FOR DEVELOPMENT OF DIGITAL COMMUNITIES

Abstract: The main topics of cryptomarket centralization in the new scale are explored in the article. The author considers the reasons of blockchain technology transformation in the framework of global social and economical processes. The issue of decentralization nature as a phenomenon is also under consideration.

 

Key words: centralization, decentralization, economy, digital economy, market, blockchain, cryptocurrency, bitcoin, society, digital community

 

Пол Винья и Майкл Кейси в книге “Эпоха криптовалют. Как биткойн и блокчейн меняют мировой экономический порядок”[1] отмечают, что могущество банковской системы основано на централизованной системе доверия. Глобальная экономика, подчиненная такого рода центрам, находится под угрозой, что и продемонстрировали произошедшие за последние годы финансово-экономические кризисы.

Действительно, за последние годы финансовые рынки испытали серию потрясений, связанных с высокорискованными активами, некорректным управлением и ошибками регуляторов. Однако, вероятно, наиболее значительным изменением стало включение криптовалют в набор биржевых инструментов, повлекшее за собой переоценку стоимости цифровых активов, учет которых децентрализован. Многомиллиардная капитализация, гигантский массив транзакций и фактическое признание со стороны экономической и политической элиты достигают сегодня глобальных масштабов.

Экспоненциальный рост рыночной капитализации криптовалют за 2017 год составил 3400%, с 18 до 600 миллиардов долларов. Количество транзакций выросло в 240 раз, а их средняя стоимость в день составила от 130 миллионов до 30 миллиардов долларов. Эти операции обрабатывались на более чем 170 криптовалютных биржах, количество которых продолжает расти.

Хотя криптографические методы при проведении транзакций использовались и ранее, начало собственно криптовалютному буму положил Сатоши Накамото, под именем которого может скрываться как один человек, так и группа разработчиков. Платежная система “Биткойн” была создана в 2009 г., и, как известно, сегодня одноименная криптовалюта является наиболее востребованной и капитализированной.

Позднее стали возникать так называемые “альткойны”, альтернативные криптовалюты, которые первоначально во многом копировали и развивали технологию Сатоши Накамото, но в дальнейшем, путем усовершенствований и модификаций, стали значительно отличаться от источника. Однако общим местом для всех криптовалют является применение технологии “Блокчейн” – распределенной базы данных, в которой цепочка взаимосвязанных блоков, содержащих информацию,    выстроена по заранее установленным правилам.

Классический блокчейн представляет собой такую систему, в которой содержимое блоков может быть легко верифицировано, так как каждый последующий блок содержит в себе информацию о предыдущем. Все блоки встроены в последовательность, сохраняющую содержание и последовательность совершенных в системе операций. Именно этот принцип позволяет определить блокчейн как независимую, децентрализованную технологию передачи и обработки информации.

Дон и Алекс Тэпскотты в книге “Революция блокчейн: Как технология для биткойна меняет деньги, бизнес и мир”[2] утверждают, что технология распределенных реестров меняет не только мировую финансовую систему, но и, в целом, активизирует предпринимательство.  В случае с криптовалютами принцип децентрализованности означает отсутствие административного механизма регулирования, что позволяет исключить необходимость посредничества и любые внешние воздействия на электронные транзакции со стороны государственных или частных регуляторов. Поскольку такую транзакцию нельзя квалифицировать как потенциально обратимую, любые принудительные операции с криптовалютой невозможны без закрытого ключа, компонента криптографической пары. Отсутствие в системе регулятора означает отсутствие доверенного узла, и децентрализованным решением служит реестр операций, сохраняющийся в непрерывной цепочке блоков, блокчейне.

Благодаря блокчейну, важнейшая функция регистрации сделок переходит от централизованных учреждений к сети автономных пользователей, которые и формируют систему доверия, изначально лишенную любых зависимостей. Однако это не совсем так.

На сегодняшний день первоначально децентрализованный криптовалютный рынок, насчитывающий уже сотни вариаций цифровых активов, испытывает внутренний кризис централизации. В первую очередь, он вызван обстоятельствами технологического характера. Очевидным образом, команда разработчиков, создающая исходный код криптовалюты, фактически контролирует протокол всей системы, что создает угрозу централизации в среде, идеология которой полностью отрицает возможность любого внешнего влияния на ход операций.

Помимо этой проблемы, существует и объективное превосходство вычислительных мощностей отдельных пулов, которые, таким образом, контролируют значительный процент операций, что приводит к централизации майнинга, поскольку в данный момент наибольшие ресурсы сосредоточены в руках незначительного количества игроков, потенциально способных вступать в коллаборацию для управления рынком.

Безусловно, криптовалюты создавались как свободные системы, в которых любой участник при соблюдении установленных правил является полноправным игроком. Но сегодня возникают признаки глобальной централизации криптовалютных сетей, в которых применяется делегирование полномочий, ограничивается число доверенных узлов и снижается масштабируемость самой системы. Меры разработчиков, направленные на обеспечение быстродействия и безопасности, на деле нивелируют блокчейн как децентрализованный протокол взаимодействия.

Фактически, стремясь к созданию централизованного электронного интерфейса, разработчики принимают на себя роль регулятора системы, не столько содействуя пользователям в совершении транзакций, сколько переквалифицируя цепной характер архитектуры блокчейн в нечто менее децентрализованное и значительно более контролируемое.

По сути, почти все криптовалютные биржи являются централизованными, и более того, находятся вне экосистемы блокчейна, что позволяет описать их как организации, депонирующие средства своих клиентов без записи соответствующих транзакций в цепочке блоков. Такая деятельность подвержена ощутимым рискам в плане кибербезопасности, влияния правительственных органов и элементарных финансовых ошибок. Тем не менее, создание децентрализованных криптовалютных бирж ведется с огромным отставанием, хотя и рассматривается в качестве единственной альтернативы в будущем трейдинга.

Согласно данным “LocalEthereum”[3], свыше 99% криптовалютных операций осуществляются через централизованные биржи, и 73% из них единолично отвечают за хранение средств пользователей. Уязвимость, фрагментированность, недостаток прозрачности и ликвидности, а также отсутствие необходимой квалификации у пользователей отличают централизованные биржи от децентрализованных. Однако последние, в действительности, децентрализованы лишь наполовину. И хотя на децентрализованных площадках решены проблемы с посредничеством и конфеденциальностью, пока что большая часть из них не располагает удобным интерфейсом и возможностью платежей в традиционных валютах.

При этом стоит помнить, что немалую роль в централизации криптовалютного рынка играют специализированные сервисы, выполняющие роль электронных кошельков для пользователей цифрового актива, а также удостоверяющие корректность цепочки блоков путем обзора. Использование таких сервисов, безусловно, упрощает участие пользователей в криптовалютных операциях, однако при этом возникает соответствующая зона контроля, которая не всем участникам криптовалютного рынка представляется достаточно независимой и безопасной. Существует также потенциальная угроза подмены содержания транзакций в обозревателе блоков.

Разумеется, есть вероятность, что в перспективе централизованные биржи могут расширить набор инструментов кибербезопасности и, в связи с ростом финансовой грамотности пользователей, снизить уровень контроля. Однако эта вероятность ограничивается тем обстоятельством, что сегодня лишь централизованные площадки могут в полной мере обеспечить конвертацию классических платежных средств в электронные. По всей видимости, в будущем сохранится паритет между двумя типами криптовалютных бирж, и прогнозировать распространение децентрализованных площадок допустимо только в случае широкого признания новейших достижений блокчейна и консенсуса пользователей в отношении миграции, что само по себе трудно оценить даже в среднесрочной перспективе.

По мнению известного криптоаналитика Натана Cексера[4], главными препятствиями децентрализации по-прежнему выступают эффективность и масштабируемость криптовалютных решений, а на текущий момент можно говорить о перспективах внедрения гибридных платформ, сочетающих в себе элементы централизации и децентрализации. Хотя, при этом, вопрос о децентрализации механизмов криптовалютных операций остается главным в отношении всей экосистемы блокчейна.

Децентрализованная биржа в идеале должна выполнять только информационную функцию, предоставляя пользователям возможность держать средства на независимых аккаунтах. В противном случае мы можем говорить о рисках теневого оборота капиталов, когда финансовые манипуляции мало отличаются от классических схем “черного” брокериджа. Такой функционал может быть реализован путем многофакторной аутентификации, что само по себе, впрочем, не гарантирует полную автономность операционного поля, поскольку в данном случае мы возвращаемся к вопросу контроля исходного кода.

С точки зрения социально-экономических процессов, ситуация на криптовалютном рынке только маркирует общую тенденцию к возрастающей централизации во всех сферах, где задействован финансовый капитал. Такая тенденция обусловлена, прежде всего, экспоненциальным развитием цифровых сообществ, и динамика этого развития проистекает из технологической и информационной эволюции общества. Электронная среда во многом дублирует процессы объективной реальности, что, с одной стороны, требует подчинения действующим законам социума, а, с другой, вызывает отторжение тех ограничений, которые мешают самому развитию среды.

Блокчейн, впервые подвергнувший сомнению состоятельность зарегулированной системы, при всей своей востребованности неизменно испытывает влияние негативных факторов в лице не-цифрового сообщества, стремящего сохранить статус-кво в противовес сообществу цифровому.

Одним из наиболее ярких примеров этого имманентного противостояния служит ситуация с использованием классических платежных средств теми же людьми, которые активно участвуют в криптовалютных проектах. В этой вынужденной ситуации нет ничего двусмысленного, а, напротив, наблюдается неготовность общества к полноценному переходу на блокчейн в осуществлении финансовых операций. Иными словами, действующие регуляторы стремятся сохранять контроль над оборотом средств и, следуя этой стратегии, поощряют конвертацию классических валют в электронные и наоборот.

Но в этом, казалось бы, прозрачном механизме таится угроза развитию цифровых сообществ, которые нуждаются в самостоятельных полностью децентрализованных инструментах, позволяющих говорить о выходе из-под контроля регуляторов. Деньги по-прежнему остаются основным инструментом социального и экономического развития человечества и их полноценный переход в электронную среду теоретически может вызвать кризис в тех отраслей экономики, которые жестко зарегулированы и контролируются государственными или частными структурами.

Именно по этой причине децентрализация криптовалютного сектора является ключевым фактором развития существующих цифровых сообществ, в особенности – участников транзакций, которые прежде остальных заинтересованы в отсутствии механизмов внешнего контроля. Разумеется, постепенное проникновение криптовалют во все сферы цифровой активности человечества – неизбежное и закономерное явление, обусловленное объективными тенденциями технологической эволюции.

Сегодня мы все чаще наблюдаем ситуацию, когда превосходство технологии блокчейн над другими способами обработки информации признается не столько очевидным, сколь необходимым. В данной статье мы осветили лишь криптовалютный аспект этой технологии как наиболее выраженный и динамично развивающийся. На самом деле таких примеров значительно больше, однако каждый из них так или иначе взаимосвязан с механизмами функционирования электронных платежных средств: институционально, структурно, технологически и стратегически. В этом и состоит сущностная характеристика развития цифровых сообществ: децентрализация имманентно проявляется не только в инструментах, но и в самом содержании цифровой экономики.

[1] Casey  M.J., Vigna P. The age of cryptocurrency:  How bitcoin and the blockchain are challenging the global economic order. – L.: The Bodley Head, 2015  – 357 p.

[2]  Tapscott A., Tapscott D. Blockchain revolution: How the technology behind bitcoin is changing money, business, and the world. – NY.: Penguin Books, 2016. – 366 p.

[3] https://localethereum.com/

[4] Sexer N. State of Decentralized Exchanges, 2018. – Mode of access: https://bravenewcoin.com/news/state-of-decentralized-exchanges-2018/

203 просмотров всего, 4 просмотров сегодня