Хроника научной жизни. Круглый стол «Гносеологические установки и творчество современной молодежи»

ХРОНИКА НАУЧНОЙ ЖИЗНИ

Круглый стол «Гносеологические  установки и  творчество современной молодежи»

В рамках Дней философии в Санкт-Петербурге 23 ноября 2014 года в Санкт-Петербургском государственном институте психологии и социальной работы состоялся  Круглый стол «Гносеологические  установки и  творчество современной молодежи».Руководитель: Иваненков Сергей Петрович,  профессор Санкт –Петербургского государственного института психологии и социальной работы, доктор философских наук ,Ученый секретарь:  Соломеин Аркадий Юрьевич, доцент кафедры гуманитарных дисциплин Санкт-Петербургского филиала Российской таможенной академии, кандидат исторических наук. В работе круглого стола приняли участие 32  человека в том числе: Астэр И. В., к.ф.н., доцент РГПУ им.А.И. Герцена,Васецкая Е. Н.,к.ф.н.доцент каф. гуманитарных  наук СПб. им. В.Б. Бобкова филиала ГКОУ ВПО Российской таможенной академии, Вобликов В. Ю., магистр права, член РФО (Москва),Голбан Н. В., к.ф.н., доцент кафедры философии и социальных коммуникаций Санкт-Петербургского торгово-экономического университета, Дмитрикова Е. А., к.ю.н., доцент кафедры государственного и административного права СПбГУ, Добрынин А. П., зам.гендиректора ООО»Терра Вижн», руководитель проекта «Чудеса России с высоты птичьего полета»(Москва), Кострикин А. В., Почетный работник сферы молодежной политики, Санкт-Петербургский государственный институт психологии и социальной работы, старший преподаватель кафедры теории и технологии социальной работы, Кусжанова А. Ж., д. ф. н., профессор Северо-Западный институт управления – филиал РАНХиГС (Санкт-Петербург), Лаврухина Е. А., к.ф.н, докторант РАНХиГС при Президенте РФ (Москва), Малюкова О. В., д.ф.н., профессор кафедры философских и социально-экономических дисциплин МГЮУ имени О.Е.Кутафина (МГЮА,Москва), Матронина Л. Ф., к. ф.н., доцент. кафедра философии, социологии и политологии Московский государственный технический университет радиотехники, электроники и автоматики»  (МГТУ МИРЭА), Семено А. А., к. пед.н., доцент кафедры теории и технологии социальной работы, Санкт-Петербургский государственный институт психологии и социальной работы, Минина К. В., к. соц.н., доцент кафедры теории и технологии социальной работы, Санкт-Петербургский государственный институт психологии и социальной работы, Мусиенко Т. В., д. полит. н., профессор кафедры философии и социальных наук, Санкт-Петербургский университет государственной противопожарной службы МЧС России Институт безопасности жизнедеятельности, Латушкина В. М.,  ст. преп. кафедры Теории и технологии социальной работы,Санкт-Петербургский государственный институт психологии и социальной работы,Лукин В. Н., д. полит. н., ведущий научный сотрудник научно-исследовательского отдела Санкт-Петербургский имени В.Б.Бобкова филиал Российской таможенной академии, Солодкий В.В. социолог, политтехнлог Оренбург, Шкаев Д. Г., проректор Института мировой экономики и информатизации, н.с. ИНИОН РАН (Москва) и другие

Открывая заседание Круглого стола, Иваненков С.П. отметил, что проведение данного Круглого стола  по проблемам молодежи стало уже  традиционным, поблагодарил администрацию СПбГИПСР за постоянную поддержку мероприятия и выразил надежду, что и в будущем работа  в данном формате будет продолжена. Касаясь ценностей молодежи, он отметил, что сегодня мы наблюдаем у современной молодежи явный сдвиг от ценностей коллективистских, господствовавших в советское время к ценностям индивидуалистическим и прагматическим. И это объективный процесс, связанный со становлением в стране буржуазных отношений. Тем не менее,  ни в коем случае нельзя забывать и, тем более,  прекращать работу с молодежью по патриотическом воспитанию молодежи, формированию коллективистских ценностей.  Он привел данные ряда  социологических исследований , проведенных как в отдельных регионах, так и в масштабах всей страны, которые показывают, что , например,  ценность «Родина» в проранжированном списке молодежи занимает 10-12 место из двадцати перечисленных и одновременно почти каждый третий молодой россиянин высказывает желание покинуть страну при первой же возможности. Эти цифры должны послужить определенным  сигналом опасности не только для государства, но и для общества, которое  не должно устраняться от решения проблем молодежи. Ибо социальная неудовлетворенность молодежи своей ролью и местом в современном российском обществе чревата не только пассивными формами протеста, но и активными, вплоть до экстремистских. Поэтому и государственные и общественные структуры должны тщательно отслеживать  процессы, происходящие в становлении и социализации современной российской молодежи и своевременно устранять те негативные тенденции, которые угрожают не только самой молодежи, но и существованию самого нашего общества. В ряду этих ценностей важное место занимают гносеологические  ценности. Современное образование , к сожалению, плохо справляется с формированием  у молодежи ценности истинного, научного знания, поиска причинно-следственных связей и закономерностей. Массовая же культура навязывает молодежи поверхностные и искаженные представления  о мире в целом и способах эффективного и осмысленного бытия молодежи.

Малюкова О.В. в своем выступлении «Юридическая клиника» как творческая модель становления современного специалиста» высказала точку зрения, что в настоящее время во всех сферах жизнедеятельности мирового сообщества происходит изменение ценностных ориентаций, обусловленное сменой цивилизаций на рубеже XX — XXI веков, что требует нового подхода к формированию будущего профессионала. Изменения в характере образования все более явно ориентируют его на «свободное развитие человека», на творческую инициативу, самостоятельность, конкурентоспособность, мобильность будущих специалистов.

Ориентация современного процесса обучения студентов на формирование на формирование общекультурных и профессиональных компетенций нуждается в определенном философском осмыслении. Результатом подобного процесса должна стать современная модель человека-профессионала в сложном, постоянно меняющемся мире. Постановка вопросов о том, каков этот мир и каков этот человек, во многом является задачей философии.

Современные требования к образованию таковы, что оно должно ориентировать человека и общество на устойчивое развитие при всех сложных и неоднозначных условиях, что возможно лишь при принятии новой компетентностной парадигмы образования. Образование должно формировать человека не только способного видеть перспективу, но способного творить будущее, как свое собственное, так и общества в целом. Подобная инновационная цель, прежде всего, диктует необходимость существенного расширения базы знания и понимания действительности, информационную доступность, а также реализацию на практике принципа плюрализма, предполагающего и обеспечивающего свободу выбора идей. Итак, формирование целостных представлений о мире, способность выделять главное и служить ему, создание иерархии и смысла ценностей определяют задачи, стоящие перед современным образованием. К числу таких задач относятся, с одной стороны, преодоление догматизма в образовании и воспитание и переход к неоднозначности, вариативному поведению личности в различных ситуациях, с другой стороны, неоднозначность должна преодолеваться за счет выработки целостного взгляда на мир, который поможет личности адаптироваться к неустойчивости мира. Таково определение компетентности. Незавершенность, бесконечность, открытость мира требует человека, способного в этом изменчивом мире решать конкретные задачи и осознавать новые проблемы на основании имеющихся у него компетенций. Задача становления и раскрытия профессиональных компетенций будущего специалиста может быть решена с помощью «юридических клиник», которые становятся неотъемлемой частью обучения в юридических вузах и во многом определяют профессиональную модель современного юриста.

Матронина Л.Ф  остановилась на проблеме креативного этоса молодежи общества знаний. В условиях становления общества знаний, сказала она, ключевым фактором успешного экономического развития становится креативный класс («креативность – это движущая сила экономического развития…», –  Р. Флорида). Креативность все более проникает в различные сферы деятельности: на смену homo  economicus приходит homo creativus.

Творческая активность, проявляющаяся в продуцировании новых идей, форм или моделей, проектировании и создании нового, участие в творческом решении проблем, на основе комплексных знаний, самостоятельность в понимании своих задач и принятии решений и т.д. – важнейшие качества homo creativus. Будучи собственником результатов своей высокопрофессиональной творческой деятельности, он высоко ценит свободу индивидуального самовыражения, в  силу этого мобилен, способен менять существующие связи и отношения в том случае, если не может реализовать имеющиеся навыки и творческую энергию в рамках конкретной организации. Таким образом, речь идет о формирование новых норм и ценностей, определяющих жизнь человека общества знаний: «креативный этос проникает повсюду, от профессиональной культуры до общечеловеческих ценностей и сообществ» (Р. Флорида).

Возрастание интеллектуального, творческого содержания труда выдвигает новые требования к образованию молодежи, которое должно соответствовать времени («научить учиться»). Основу моделирования современной образовательной среды составляет вариативная педагогика, ее фундаментальные принципы и методы, одним из которых является «обучение проектированием». В условиях широкого распространения информационно-коммуникативных технологий обнаруживается значительный эвристический потенциал мультимедийного и сетевого проектирования.

Солодкий В.В.  обратился к основаниям исследовательских и практико-деятельностных программ относительно молодёжи в России. Он подчеркнул, что к базовым характеристикам, отличающим – кроме психофизиологии возраста — молодёжь от других социокультурных групп, экспертами часто относятся: -недосоциализированность

-общительность и коммуникативная активность, «тусовочность»

-«андеграундность», повышенное желание противопостаить себя заведённому до (без) них порядку, норме, образцу; повышенное внимание к публичному подтверждению собственной независимости

-мобильность, подвижность, активизм в проникновении куда-либо в неотрегулированное

-любопытство – особенно по отношению к собственным возможностям в окружающем мире

-повышенное внимание к самоутверждению любыми доступными и приемлемыми для них лично средствами.

Каждая из этих характеристик в разной мере и степени имеется и проявляется у различных групп молодёжи в различных временах и обществах. Это по-разному отражается как на том, насколько устойчиво  и в какой степени молодёжь — как именно молодёжь — проявляется и вообще имеет место быть в данном обществе, имеет в нём  проблемы или вызовы – как собственные, так и между молодёжью и обществом, его частями (процессами, сферами, структурами – с властью, например).

Проявление этих характеристик как дооформляет видение молодёжи (и молодёжности) в целом, так и структурирует и даже канализирует и поляризует молодёжные группы. Отсутствие среди базовых ведущих (по отношению к какой-то модели или к реальной тенденции и процессу среди молодёжи или в обществе) характеристик может указывать даже  – в основном или в целом – на отсутствие молодёжи в данном обществе – как на присутствие просто оттеснённой, отсроченной, недопущенной группы в длящемся через эту группу всё том же обществе, что имеет свои как охранительные, так и угрожающие безопасности молодёжи и общества стороны, связанные как с поддержанием возможно ухудшающегося или улучшающегося воспроизводства общества и государства, так и  с известным антагонизмом общественным нормам, власти, государству со стороны молодёжи.

Усиление господства массовидных, не более чем «усреднённых» смысло-значений в содержаниях и формах указанных характеристик, их проявлений может приводить, с одной стороны, к понижению качества общественных процессов, их воспроизводства, а с другой – к повышенной «силовой» ресурсообеспеченности и сплочённости молодёжи как деструктивной силы в обществе в борьбе с обществом в целом, с государством и с властью. Тенденции  к этому есть. Информационно-коммуникативно и инструментально-технологически вооружённые молодёжные группировки, «стаи и стада» ищут разреживающиеся «места под солнцем». Причём по приспособлению к имеющейся топо-структуре или к проектированию новой эта «молодёжь» в массовом виде    выглядит не оснащённой ни с гносеологической, ни с идеолого-методологической стороны, не говоря уже об отсутствии соответствующей социализационной инфраструктуры для них.

Проективная топоструктуризация общества будущего и молодёжи внутри него ещё могла бы оставлять государству и обществу шансы на безопасное самосохранение и развитие. Без этого только барачно-стойловая «методология» по отношению к молодёжи как к окорачиваемым манкуртам при трубе могла бы продлить агонию власти и общества, страны.

Голбан Н.В. говоря о глобальных вызовах эпохи и мере осознания их современной молодежью, сказала, что   написано бесчисленное множество книг и статей, посвященных глобальным кризисам современного человечества, которые только усугубляются. Очевидно, что основная тяжесть их решения ляжет на плечи тех, кто сегодня находится в учебных аудиториях, возможно, и тех, кто из нее уже вышел. Общество, цивилизация в целом в момент «цивилизационного разлома» особенно нуждается в людях особого типа, безусловно творческих, способных найти эффективные  ответы на вызовы эпохи.  Мне хотелось бы эту проблему рассмотреть в следующем аспекте: Насколько наша система образования способна формировать таких людей?

Образование – это важнейшая сфера общественной деятельности, ибо  воспроизводится сам творец мира культуры. И всегда в истории в формировании концепции человека принимали участие философия, религия, искусство, выражая общественную потребность в том типе человека, его качествах,  которые были необходимы не только существующей системе отношений, но самому процессу развития общества.  На формирование какого человека направлено наше образование?  Какая концепция человека (и на каких идеях построенная) лежит в основе проводимых сейчас реформ образования в России (и не только в России)?

Если проанализировать те документы, в которых отражается деятельность Минобразования России по реформированию системы образования, а также реальную практику  реформирования, то очевидно, что в основе новой образовательной стратегии лежит понимание человека как набора компетенций.  Если раньше образовательные усилия были направлены на формирование целостного человека, ядра его личности через приобщение общезначимым ценностям,    то теперь целью образования объявляется формирование человека как обладателя определенных навыков, умений, способов поведения (компетенций), человека как набора функций.    Я не буду касаться того, насколько эта модель отдает механистичностью (и это в ХХI в.!), скажу лишь, что те черты деградации человека, о которых писали философы и ученые 19 – 20 вв. (Ортега-и-Гассет, Г.Маркузе, такие антропологи, как Геллен, К.Лоренц – да кто из думающих людей об этом не писал!), связанные с его частичностью, «стертой индивидуальностью» — низким развитием самосознания, фрагментарностью восприятия мира,  – все они не только не будут компенсироваться в процессе образования, но все более закрепляться. Создается впечатление, что  большинство загодя – через систему образования — исключается из сферы свободного обсуждения всеобщих проблем, следовательно, проблемы эти будут решаться за счет него.

Минина К.В.  раскрыла роль социально-психологического тренинга как технология формирования социальной компетентности молодежи.

На современном этапе развития, подчеркнула она, в силу различных социально-политических и экономических   причин общество почти утратило интерес к поиску новых способов организации условий, содействующих развитию самореализации, нравственности,  адаптации  молодежи в социуме.

Достижение успеха в жизни во многом связано с наличием и уровнем развития социальной компетентности у молодежи, их умений взаимодействовать с окружающими людьми, гармонизировать свои отношения с обществом, принимать адекватные решения и многое др.

Социальную компетентность необходимо рассматривать как интегральную характеристику человека, формирующуюся в ходе социализации и позволяющую принимать самостоятельные ответственные решения во всех сферах социальной жизни и, более узко, как систему знаний, навыков и умений, дающую возможность человеку эффективно участвовать во взаимодействии социальных субъектов. Именно социальная компетентность определяет успешность социальной адаптации человека, эффективность межличностной коммуникации, способность самостоятельно разрешать сложные жизненные ситуации. Уровень и полнота социальной компетентности зависит от социального опыта, возраста, объема соответствующих знаний и профессии человека.

Социальная компетентность  может рассматриваться как личностное образование, характеризующееся степенью адекватности реагирования на актуальную социальную ситуацию, готовностью принимать требования, предъявляемые социальными институтами, занимать активную позицию в отношении своего здоровья и дальнейших жизненных планов.

Социальная компетентность характеризуется осознанием и адекватностью оценки молодым человеком факторов риска, анализом обстоятельств, принятием обдуманных решений, как в типичных, так и в новых социальных ситуациях, способностью прогнозировать  последствия своих поступков, осознанием совершенных ошибок, способностью делать выводы, осмысливать свои знания и опыт в целом.

В структуру социальной компетентности так же должны входить: коммуникативная компетентность, интернальность (как одна  из важнейших социально-психологических характеристик личности, ее самостоятельность, активность, готовности брать на себя ответственность за происходящие события), социальная активность (которая выражается в высоком уровне заинтересованности,  включенности в сферу общественных отношений, позволяющая  молодому человеку открыто выражать свои устремления и влиять на происходящие в обществе социальные изменения;  отсутствие безразличия к ситуациям как частного характера, так и к ситуациям в сфере общественных отношений), социальная креативность (как способность, при  которой индивид может находить эффективный выход из разнообразных проблемных ситуаций, с которыми он сталкивается,  адекватно взаимодействовать в сложных ситуациях межличностного взаимодействия  — в том числе «решать стандартные задачи не стандартным путем») и эмоциональная компетентность (осознание своих чувств, эмоциональная осведомлённость; управление своими чувствами, эмпатия, самомотивация и распознавание эмоций и чувств других людей, которые в свою очередь образуют два фактора: внешний – «понимание эмоций» и внутренний – «эмоциональная саморегуляция»).

         Социально-психологический тренинг (совокупность методик развития коммуникативных качеств и рефлексивных способностей, умения анализировать поведение членов группы и свое, анализировать социальные ситуации и себя в них, умения адекватно воспринимать себя и окружающих, с помощью тренинга корректируется личностное взаимодействие и общение), как активная форма социальной работы с молодежью,  позволяет решить ряд вопросов связанных с индивидуальным развитием личности, профессиональным ростом, а так же преодолеть скованность и напряженность в деловых, межличностных отношениях с людьми и др. Тренинг формирования социальной компетентности предполагает развитие таких качеств как коммуникабельность, ассертивность, креативность, эмпатийность  и др.

Добрынин А.П. Обратил внимание аудитории на то, что значение визуализации в восприятии информации не сводится только к наглядности представления различных явлений, процессов и результатов их анализа с помощью графиков, таблиц, диаграмм и рисунков, к которым молодежь естественным образом привыкает благодаря качественным школьным учебникам и хорошей научно-популярной литературе, доступной уже с детства.

За наглядностью естественным образом следует процесс осмысления более сложных, многофакторных, взаимодействий. И здесь на первое место выходят электронные носители информации.

То новое, что мы наблюдаем в последние 15 лет в сфере представления явлений и процессов в их взаимосвязи отражено, в первую очередь, в географических информационных системах. ГИС, состоящие из большого числа слоев информации, требуют именно электронных способов не только первичного представления, но и анализа отраженных в этих слоях явлений и их взаимодействия.

В последние годы сформировалось и такое понятие как инфраструктура пространственных данных, поскольку в осмысление включены явления, четко привязанные не только к географическим координатам, но и к более широко понимаемому пространственно-временному континууму.

В геоинформационных системах это проявляется в том, что многие слои наполняются именно трехмерными объектами, а уже к ним применяется анализ изменений во времени, также отражаемый средствами визуализации. Но это уже никак не положишь на плоскую бумагу, нужно задействовать именно трехмерные способы представления и атрибутации тех или иных объектов, их частей.

Наглядными примерами вхождения в ежедневную практику названных способов визуализации становятся такие продукты как Google Earth; Bing Maps со слоем «с высоты птичьего полета»; карты Яндекса с панорамами, снятыми как на уровне земли, так и с воздуха; различные продукты от других компаний, занимающихся геоинформационными продуктами, в том числе, навигационными. Влияние развития визуализации на мировосприятие молодого поколения требует серьезного осмысления.

Латушкина В. М. высказала свое отношение к прокрастинации как современной проблеме аспиранта.Ущерб от прокрастинации очевиден и четко обозначается в момент нарушения сроков выполнения того или иного задания.  Прокрастинация – откладывание на потом, на первый взгляд, простое проявление неорганизованности, лень. Сетования, сожаления, невыполненные обещания, опоздания, срывы договоренностей складываются в репутацию неудачника —  ненадежного, несобранного, не умеющего собраться и т.п. Но появляются новые задачи, новые проекты – и цикл невыполнения и откладывания задачи повторяется вновь – обучения на ошибках, с завидным упрямством, не происходит.  Особенно показательна эта ситуация в учебно-научной деятельности аспиранта, где ставки высоки, поставленные задачи серьезны, а ожидания и оценки со стороны научного сообщества, более чем значимы для соискателя степени.

Аспирант – ученик в мире науки – учится научной деятельности (как профессиональной), имеющей свои законы и технологии, свой арсенал средств, которые требуют овладения для продуктивной научной работы. Уместна аналогия с младшей школой – где ребенок, осваивая новый статус – ученика – обучается базовым компетенциям, лежащим в основании всего здания последующего школьного образования. Аспирант, выйдя из стен вуза, вооружен специальными знаниями и вузовским набором технологий обучения, сталкивается с границами их применения в научной практике. Мы видим, как легко аспиранты преодолевают учебный компонент своего плана подготовки – сдают необходимые экзамены и зачеты. И с каким трудом двигается собственно научная часть – проведение исследования, подготовка публикаций и текста диссертации. Почему? Видимо для этой, отличной от всех предыдущих видов деятельности требуются иные компетенции и технологии. Научное сообщество, заинтересованное в воспроизводстве научных кадров, через институт аспирантуры создает формальные структуры, ответственные за подготовку будущих ученых. Но сегодня, программы подготовки не восполняют современные потребности аспирантов и требуют включения интенсивных спецкурсов по технологиям научной работы и развитию функциональной грамотности аспиранта. Существенным фактором, который трудно игнорировать, является плотность происходящих изменений –  социального времени современного общества –  жестко перераспределяющих приоритеты и наличествующие ресурсы современного аспиранта. И личное время аспиранта, вплетенное в контекст социальной среды, не является исключением,  подразумевает использование технологий тайм-менеджмента как компонента самоорганизации, на высоком пользовательском уровне.

Прокрастинация, как индикатор, показывает объем затрат и то количество времени, которое необходимо аспиранту для интеграции новых знаний, преодоления издержек самоорганизации, наращивая необходимых ресурсов, то есть на выработку своей модели научного поведения. Можно сказать, что это и своего рода показатель доступности/ открытости научной среды, питающей потребности начинающих ученых. В этот период преодоления стереотипов и деструктивных установок, происходит формирование новых форм поведения, которые требуют упорной внутренней психологической работы для своего становления, а, следовательно, и времени. На поверхности видно, что человек тратит время впустую – ничего не делает, так как нет видимых продуктов деятельности, но в психологическом поле личности идет большая работа – формирование новых самоорганизационных форм поведения, совершенствование самостоятельности и волевых качеств личности, ожидаемых в научной среде.  В целом, происходит  особая социализация  как освоение норм и правил научного сообщества.

Как показывают исследования (Костромина, Латушкина, 2013) – волевые качества, самоорганизация и самостоятельность – это те личностные образования, которые необходимо развить аспиранту на качественно более высоком уровне для успешной деятельности в мире науки. Таким образом, прокрастинация как проблема аспиранта – является индикатором незрелости структур личности аспиранта, отвечающих за самостоятельное движение к цели, включающее, в том числе самоорганизационные проблемы и отсутствие компетенций функциональной грамотности аспиранта. Это показатель дозревания личности для самостоятельной научной работы (то есть способности давать нормальные научные результаты в намеченные сроки) – время преодоления, необходимое для становления и развития личностных качеств, обеспечивающих результативность научной работы.

Васецкая Е.Н. подчеркнула, что гносеологические установки при исследовании выделяются с большим трудом, это объясняется их вплетенностью в систему деятельности и вторичностью, инструментальностью как по отношению к другим элементам во внутренней структуре деятельности (как способов по отношению к объектам и целям) так и по отношению к системе базовых ценностей.  На взгляд Васецкой, именно последний вопрос  следует попробовать поставить и, в какой-то степени, раскрыть.

Традиционное общество, опирающееся на идеологию Просвещения, ценность Истины, знания  ставило чрезвычайно высоко. Общество советское, во многом решая задачи по сути просветительские, включало культ знания в систему идеологических канонов; идеальный образ советского человека – прекрасный лицом и телом молодой человек с символом мирного атома (либо космическим спутником) на ладони.  Какое же место в системе ценностей современной молодежи  занимает истина? И такое ли большое место на самом деле занимало познание в системе ценностей молодежи 70-х – 80-х годов? Вероятно, придется дать отрицательные ответы на оба вопроса. Более того, по мнению Васецкой, следует признать, что людей, для которых истина – важнейшая ценность, всегда меньшинство. В качестве аргумента приведем интегральную психологическую типологию, разработанную американским психологом Д. Кэйрси в 70-е годы и примененную, с адаптированным опросником, Б.В. Овчинниковым в Санкт-Петербурге в 90-е г.г. Д. Кэйрси описывает четыре основных социальных темперамента, присваивая каждому некое кредо. По мнению Кэйрси, тип «Прометей» (его кредо – «Истина превыше всего») – самый редко встречающийся тип. И это доказано результатами репрезентативного тестирования. Овчинников подтверждает выводы Кэйрси, уточняя, однако, что в российской выборке представителей этого типа несколько больше.

Стало ли таких молодых людей меньше в 10-е годы? Думаю, если и стало, то не радикально меньше (однако, аналогичные исследования мне не известны). Тем не менее, уверена, что формулировки ответов, определяющих принадлежность человека к данному типу, выбирались бы реже (сужу на основании тестирования студентов в рамках одного вуза). Если же предложить студентам анкету с открытыми вопросами – значительная часть из них (от ¼ до 1/3) выбирают ценности самореализации, профессионализма, компетентности, свойственные, по Овчинникову, «Прометеям».   Связка самореализация-высокие доходы – достаточно распространена, что, на наш взгляд, такой же результат внедряемой идеологии (только в данном случае идеологии потребления), как и во все времена.

         Мусиенко Т. В. раскрыла перспективные направления исследования проблем развития человека в рамках психологического, экономического, политико-культурологического подходов. Она дала характеристику отдельных практик применения соответствующих теорий в выборе оптимальных путей творческого развития человека в зарубежных социальных практиках. Так, Томас Р. Мюррей (Thomas R. Murray), фиксируя определенный упадок влияния традиционных «гранд теорий», в качестве перспективных выделяет теории, отличающиеся   особым акцентом на проблематике социального контекста, учитывающие при этом необходимость осмысления индивидуальных различий. Его труды выполнены  на основе интегративной методологии с использованием концептуального аппарата социологической теории обмена и соответствующего интерпретивного метода в рамках методологии качественного анализа.  Это один из примеров экзогенной интеграции концептуальных подходов на основе включения в психологические исследования проблем развития личности элементов социологического подхода. В классификации Дейла Голдхабера  (Dale E. Goldhaber) выявлены три направления. Первое – механистическое, группирующее теории, отражающие роль когнитивных процессов и механизмы их воздействия на процесс развития личности. К ним отнесены: теория обучения,  социальная теория познания,  теории современных информационных процессов, теоретическая бихевиоральная перспектива осмысления поведения и развития человека с генетической точки зрения. Второе – организмическое. Это – группа современных теорий, разрабатываемых на основе идей классических психологических теорий развития личности, акцентирующих эндогенные факторы развития человека: психобиологическое направление исследования проблем развития человека, конструктивистская теория Пиаже, неоконструктивистские теории, психодинамические модели Зигмунда Фрейда и Эрика Эриксона. Третье – контекстуалистское. Это группа теорий, ориентированных на изучение контекста и экзогенных факторов развития человека: когортные исследования продолжительности жизни, социокультурная теоретическая перспектива и теория Выготского, постмодернизм.

         Лукин В. Н. акцентировал  внимание участников конференции на месте творчества и интеллектуальности в профессиональной ценностно-мировоззренческой парадигме студенческой молодежи. В своем выступлении он использовал результаты проведенного в вузе социологического опроса 1269 студентов с целью изучения их жизненных ценностей и направленности интересов. В результате ранжирования студентами инструментальных ценностей выяснилось, что в целом по выборке, как у юношей, так и девушек ценность «интеллектуальность» прочно занимает третью позицию.  Однако у студентов четвертого и пятого курса она выходит на второе место. Эта тенденция имеет место в подвыборке девушек, в то время как в подвыборке юношей обратная тенденция – на третьем и пятом курсах эта ценность опускается на пятое место. Что касается ценности «творческое воображение»  (смелость мысли, созидательность), то из семнадцати позиций она по общей выборке занимает пятнадцатое место. Факторная матрица структуры терминальных и инструментальных ценностей (из 35 позиций), полученная методом главных компонент, после вращения (varimaxraw) показала что обе ценности «интеллектуальность» и «творческое воображение»  находятся практически рядом и замыкают первую десятку. Первое место прочно занимает ценность «ответственность».  Она стоит на первом месте как в подвыборках студентов с первого по пятый курс, так и в подвыборках юношей и девушек, за исключением подвыборки девушек пятого курса, где она занимает третье место. Чтобы выявить системообразующие ценности профессиональной ценностно-мировоззренческой парадигмы, был проведен опрос  тридцати трех экспертов – лиц, хорошо знающих специфику работы должностных лиц таможенных органов. Его итоги подтвердили достоверность полученных результатов: 31 эксперт поставил ценность «ответственность» на первое место, 22 – «интеллектуальность» – на четвертую позицию, и 7 – «творческое воображение»  – на четырнадцатое место.

         После докладов и выступлений состоялось общее заинтересованное обсуждение всех поднятых проблем и вопросов. Участники Круглого стола были единодушны  в том, что необходимо наращивать усилия и государства и общества в работе с  молодежью, ибо от успеха в этой работе зависит будущее страны в целом.

Кусжанова А.Ж.,д.ф.н., профессор

216 просмотров всего, 4 просмотров сегодня