Кабанов Андрей Александрович. Цветной текст как объект авторского права и продукт современных информационных технологий

Кабанов Андрей Александрович

Санкт-Петербургский университет ГПС МЧС России

кандидат юридических наук, доцент

Kabanov Andrei Aleksandrovich

St. Petersburg University of the State Fire Service

Of EMERCOM of Russia

PhD, Assistant Professor

E-mail:akabanov@inbox.ru

УДК 347.78 + 004.512 + 651.9

 

Цветной текст как объект авторского права и продукт современных информационных технологий

Аннотация. В статье рассматриваются актуальность и технологическая возможность реализации цветного текста как объекта авторского права. Привычный черно-белый вариант литературных произведений станет частным случаем нового варианта – цветного текста, который в дополнение к вербальному способу передачи информации добавляет эмоциональное подсознательное содержание.

Ключевые слова: цифровые технологии, цветной текст, авторское право, сайт.

 

Colored text as the object of copyright and the product of modern information technology

Abstract: This article discusses the relevance and technological possibility of realization of colored text as the object of copyright. The familiar black and white version of literary works will be a special case of new variant-colored text, which, in addition to verbal information transmission method adds emotional subconscious content.

Keywords: digital technology, colored text, copyright, website.

 

В Доктрине информационной безопасности Российской Федерации, утверждённой Указом Президента Российской Федерации от 5 декабря 2016 г. № 646, в IV разделе, в статье 20 пункт д) среди основных направлений обеспечения информационной безопасности названа «нейтрализация информационно-психологического воздействия, в том числе направленного на подрыв исторических основ и патриотических традиций, связанных с защитой Отечества» [1]. Одним из таких воздействий является вымывание традиционных ценностей, присущих русской культуре.

«Ржаной хлебушко – калачу дедушка». Эта известная поговорка довольно часто применяется из уважения к исконно русскому продукту питания – хлебу. Казалось бы, живи, да радуйся. Однако спросите у любого прохожего в России, что такое калач? Далеко не каждый сумеет ответить. Более того, в кулинарном отделе любого продуктового магазина в России можно найти свежевыпеченный хлеб, но автору данной статьи ни в одном магазине Санкт-Петербурга не удалось пока купить калач. Большинство продавцов кулинарных изделий даже понятия не имеют, что это за продукт питания.

В Интернете найти описание калача совсем не сложно. Так, например, «В центральной и северной России калач — род высококачественного белого хлеба из муки высшего сорта, выпекаемый в специфической форме — наподобие гири (с массивной нижней частью и «ручкой» над ней). Южнорусский калач имеет, как и бублик, торообразную форму» [2].

В то же время среди кулинарных продуктов имеются: круассан, пицца, бурек, хачапури, самса, хотдог, сэндвич, лаваш, дениш, брецель, багет, гипфель, плундер, талер, каравай и другие. Они, конечно, вкусны. Вряд ли кто-нибудь станет возражать против их наличия в продаже. Однако отсутствие калача настораживает именно с точки зрения «информационно-психо­логического воздействия». Что же делать?

В послании Президента Федеральному Собранию 01.12.2016 г. [3] по этому вопросу имеется предложение: «Для выхода на новый уровень развития экономики, социальных отраслей нам нужны собственные передовые разработки и научные решения. Необходимо сосредоточиться на направлениях, где накапливается мощный технологический потенциал будущего, а это цифровые, другие, так называемые сквозные технологии, которые сегодня определяют облик всех сфер жизни. Страны, которые смогут их генерировать, будут иметь долгосрочное преимущество, возможность получать громадную технологическую ренту».

Одной из таких разработок является цветной текст. Его можно рассматривать как новый объект авторского права и как продукт современных информационных технологий. За цветным текстом – будущее. В качестве объекта авторского права он пока не выделен, однако возможность его создания и использования обеспечена современными информационными технологиями.

Среди объектов авторского права в п. 1 статьи 1259 Гражданского кодекса Российской Федерации названы: 1) литературные произведения; 2) дра­матические и музыкально-драматические произведения, сценарные произведения; 3) хореографические произведения и пантомимы; 4) музыкальные произведения с текстом или без текста; 5) аудиовизуальные произведения; 6) про­изведения живописи, скульптуры, графики, дизайна, графические рассказы, комиксы и другие произведения изобразительного искусства; 7) произведения декоративно-прикладного и сценографического искусства; 8) произведения архитектуры, градостроительства и садово-паркового искусства, в том числе в виде проектов, чертежей, изображений и макетов; 9) фотографические произведения и произведения, полученные способами, аналогичными фотографии; 10) географические и другие карты, планы, эскизы и пластические произведения, относящиеся к географии и к другим наукам; 11) другие произведения [4, ст. 1259, п. 1].

Характерно, что этот перечень является открытым, о чём в частности говорит упоминание «других произведений» в его конце.

Практика применения этой нормы показывает отсутствие прецедентов использования этих других произведений как объектов авторского права. В настоящее время при обращении к поисковику по запросу «цветной текст» в Интернете выводится более 268 тысяч ссылок. Большинство ссылок связано с созданием сайтов или использованием скриптов (исполняемых процедур) [5].

Один из вариантов такого объекта авторского права был косвенно заявлен автором данной статьи ещё в 1996 году на международной конференции в Санкт-Петербурге в докладе «Цветной текст: наука и искусство» [6, с. 197-198]. В опубликованных тезисах доклада говорится, что «мультимедиа персональные компьютеры, представляющие новое направление компьютеров, дают возможность создавать «говорящие» книги, причём, говорящие авторским голосом с видеоизображением лица говорящего автора» [7, с. 72]. Аудиокниги в настоящее время уже довольно распространены. Причём озвучивают их зачастую известные артисты. Понятно, что интонация и тембр голоса многое добавляет к содержанию, которое можно прочесть в обычной книге.

«А возможен ли прогресс в изображении текста на бумаге? Да. Это – цветной текст. Идея проста, воплощение вполне реально и не так уж дорого, чтобы нельзя было начать массовое тиражирование книг с цветным текстом уже сегодня» [7, с. 72]. Кроме того, сегодня многие люди читают книги не в бумажном, а в электронном варианте. Причём порой не чёрным цветом на белом фоне, как это выглядит на бумаге, а наоборот, буквами белого цвета на чёрном фоне экрана. Объяснение этому – простое. Экран дольше не выгорает и сохраняет первоначальную контрастность. Кроме того, расход энергии аккумуляторов электронного устройства, используемого для чтения, – меньше.

Есть возможность печатать книги с разноцветными буквами и на бумаге, однако себестоимость изготовления таких книг примерно в 10 раз дороже привычного чёрно-белого варианта. При этом применяется статический вариант окрашивания букв, в то время как чтение с экрана информационно-техни­ческого устройства позволяет менять цвет, размер и наклон букв во время чтения. Это позволит реализовать интерактивность процесса чтения динамического цветного текста, когда читатель становится соавтором воспринимаемого им произведения.

Текст литературного произведения, являющийся первым с перечне объектов авторского права, читается на технических устройствах, как правило в чёрно-белом (подобно тому, как он выглядит на бумаге) или бело-чёрном варианте (что в бумажном варианте встречается чрезвычайно редко). При этом читатель воспринимает исключительно вербальную информацию (Вербальный – словесный, устный [8, с. 70]). Этимология слова «вербальный» происходит от лат. verbalis – словесный [15, с. 208]. Порой книги сопровождаются иллюстрациями, в том числе – цветными. В этом случае вербальная информация дополняется невербальной информацией, отражающей эмоциональное отношение к литературному произведению со стороны художника. Но в большинстве случаев иллюстрации добавляются далеко не на каждой странице и иллюстрируют лишь отдельные фрагменты текста. Кроме того, автору переработки (окрашивания) текста следует соблюдать личные неимущественные права автора вербального текста даже в случае переработки общественного достояния. Речь идёт о запрете искажения смысла авторского текста [4, Ст. 1266]. По требованию заинтересованных лиц допускается защита чести и достоинства автора и после его смерти [4, ст. 1266, п. 2]. Неприкосновенность, также как и авторство, и право на имя, относится к личным неимущественным правам, поэтому охраняется «бессрочно» [4, ст. 1267, п. 1].

В 6 подпункте перечня объектов авторского права названы, в том числе, «графические рассказы, комиксы и другие произведения изобразительного искусства» [4, ст. 1259, п. 1]. В комиксах рисунки имеются на каждой странице, однако количество текста литературного произведения сравнительно невелико. Кроме того, зачастую комиксы изготовляются в чёрно-белом варианте.

Таким образом, значительная часть литературных произведений не перерабатывается посредством добавления невербальной информации в виде окрашивания разных букв в разные цвета.

В тезисах доклада в 1996 году предлагалось раскрасить разные буквы в разный цвет. В качестве примера выбрано общественное достояние – стихи А.С. Пушкина: «Я памятник себе воздвиг нерукотворный…». Любому выпускнику средней школы очевидно, что в нём слово «Я» не сильно выделено голосом. На бумаге его можно изобразить серым цветом. Наиболее выделенное ударением слово первой строки «памятник» звучит ярко, насыщено, с явно выраженным ударным слогом «пá». Так и хочется увидеть это слово ярко фиолетовым, с лиловой буквой «á». В тезисах было предложено взять фломастеры и записать то, что объясняется, на бумаге. Хотя о конкретном выборе цвета можно и поспорить. В отличие от фломастеров, количество компью­терных вариантов окраски более 1000 для каждой буквы.

Далее в первой строке идут не ярко окрашенные слова «себе воздвиг», но последнее слово звучит совсем не загробно-фиолетовым, а напротив, жёлто-розово жизненно, и хочется окрасить его в розовый цвет, ну, в крайнем случае, в оранжевый [6].

За 20 лет, прошедших после доклада на конференции в СПбГТУ, у автора данной статьи появился опыт окрашивания букв текста в разные цвета. Варианты такого раскрашивания выставлены на сайте http://otvet-akab.ru. Некоторые результаты раскрашивания букв студентами показали, что не следует ограничиваться только изменением чёрного цвета на другой из предлагаемых радугой, даже в чёрно-белом варианте есть возможность изменять градации яркости, объявлять курсив или полужирное начертание. Кроме того, каждая буква может быть другого размера, чем соседние. Word позволяет использовать размер шрифта в виде целого числа пикселей (точек на дюйм) от 1 до 1638, хотя в формате А4 целиком помещается буква размером около 800 пикселей.

Цветной текст как продукт современных информационных технологий допускает не только окрашивание и изменение размеров букв, но также динамическое их изображение. Презентации в PowerPoint допускают «выпадание» букв, строк, страниц, их повороты в самые разные стороны, повторы движения и звуковое сопровождение. Тем не менее, результат такого изменения текста не обозначен никаким названием объекта авторского права, кроме «других произведений». Предлагается в порядке дискуссии оставить название «цветной текст» также для динамического цветного окрашивания цвета и фона, который также может различаться вокруг каждой буквы. Кроме того, имеется дополнительная возможность мигания некоторых букв, тень, контур и другие эффекты. Некоторые из технических возможностей такого преобразования текста представлены в разделе WordArt наиболее распространённого способа подготовки текста – Microsoft Word.

Важным представляется тот факт, что цветной текст является результатом переработки чёрно-белого исходного текста. Статья 1260 Гражданского кодекса Российской Федерации обеспечивает правовое регулирование переводов и иных производных произведений. Окрашивание букв литературного произведения в разный (в том числе динамически изменяющийся) цвет, является вариантом создания производного произведения. Автор производного произведения согласно п. 3 указанной статьи [4, ст. 1260, п. 3] осуществляет свои авторские права при условии соблюдения прав авторов первичных литературных произведений. Его авторские права охраняются как права на самостоятельные объекты авторских прав независимо от охраны прав авторов произведений, на которых основано.

Авторские права на производное произведение не препятствуют другим лицам перерабатывать то же первичное произведение. В случае общественного достояния вовсе не требуется разрешения на переработку. В случае наличия исключительного права на литературное произведение каждый человек, предпринявший действия по переработке, должен получить разрешение у правообладателя первичного произведения, но не у других лиц, получивших аналогичное разрешение.

В некоторых случаях литературное произведение даже в чёрно-белом исполнении предполагает несколько уровней восприятия. Так, например, в стихотворении, выставленном в графической заставке на сайте http://otvet-akab.ru, посвященном наступлению нового 2016 года было:

Возле зелёной заснéженной éли

Люди шашлык из баранины éли,

А обезьяны на это глядéли,

Деньги считали и весело пéли [9].

На первом уровне восприятия бросается в глаза факт проводов старого года – года овцы и наступления года обезьяны.

Однако если задуматься о рифме, видно, что все 4 строки заканчиваются тремя одинаковыми буквами «éли». При этом смысл этих трёх букв – разный. В 1 строке речь идёт о дереве, возле которого обычно встречают новый год. Во 2 строке передан смысл прóводов старого года в виде употребления в пищу субъекта, обозначающего старый год. Смысл букв «éли» в 3 строке связан со смыслом этих букв во 2 строке. Этот смысл может пониматься явно, и подчёркнуто грубо: «пожирали взглядом» в смысле «глядéли» («éли взглядом», если выражаться не очень грубо). При таком восприятии на 4 строку также наводится аналогичный смысл: «éли пéсней». Но без первых 3 смыслов «éли» этот вариант в голову, скорее всего, не придёт.

С другой стороны, как любой объект творчества, стихотворение может быть понято и иначе. Всё зависит от особенностей читателя.

Третий уровень восприятия стихотворения позволяет оценить пожелание оставить в прошлом году неприятности и оценить пожелание более благополучного в экономическом плане нового года. Ведь в случае, когда денег, как ни считай, а на жизнь практически не хватает, вряд ли кто станет весело петь. Вспоминается отношение к богатству Мороза-воеводы:

Богáт я, казны не считáю,

А всё не скудéет добрó;

Я цáрство моё убирáю

В алмáзы, жемчýг, серебрó [10, с. 92].

Но не случайно эта мысль приходит в голову далеко не сразу, поскольку она не просто не очевидна, но и сомнительна. Таким образом, есть возможность восприятия эмоционально окрашенной невербальной информации в дополнение к чёрно-белому изображению букв текста.

В заставке к сайту, посвящённой 2017 году, помимо раскрашивания букв также применены другие способы передачи дополнительной интересной информации. Например, первые буквы строк стихотворения образуют довольно популярный фразеологизм «святая святых». «Это сочетание слов употребили переводчики древнегреческих книг на славянские языки, чтобы обозначить главную часть еврейского храма — скинии, где помещались «скрижали завета», таблицы законов, согласно преданию переданные самим богом первосвященнику Моисею на высотах горы Синай. Смысл этого названия, несколько странно звучащего на наш современный слух: самое святое из всех «святых мест», «священнейшая святыня». Теперь оно и употребляется в нашем языке в значении: самое дорогое, самое заветное, что есть у человека или народа» [11, с. 244].

Фоном выбрана недавняя (предновогодняя – 10.12.2016) фотография филиала Российской национальной библиотеки в Санкт-Петербурге, на Московском проспекте, возле станции метро Парк победы, с временно выставленной новогодней éлью. Текст новогоднего поздравления в чёрно-белом варианте выглядит так:

Святая святых

1 Съéв банáн, в стáрый гóд провожý обезьян.

2 В новогóднюю нóчь ← без цыплят, без яúц.

3 Я игрáю в игру гороскóпов. Я → пьян.

4 Трéзвым ýтром сыгрáем мы в шáхматы. Блúц.

5 А потóм постоúм под янвáрским дождм

6 Ярких звзд в зúмнем небе чутóк подождм.

7 Слóвно мúр бесконéчный

8 Воúстину прóст,

9 Явный мúг быстротéчный

10 Торóпится в РÓСТ.

11 Ыдылбыг. В Петербýрге нé плáвает кúт.

12 Хрáм наýки у Пáрка Побéды стоúт.

© Otvetakab.ru 18.11.2016.

PrintScrin сайта выглядит весьма необычно. Есть в этом поздравлении несколько уровней передаваемой информации. Интерес представляет вариант передачи невербальной информации. В частности, большинство букв первой строки окрашены в разные тона жёлтого и коричневого цвета. Так автор произведения ощущает цвет бананов, обезьян, старого года и процесс его прóводов (а не электрических проводóв). Ударения в большинстве слов также вполне оправданы. «Новогóдняя» «ночь» на подсознательном уровне восприятия цвета букв вызывает ассоциации зелёной éли как символа новогоднего праздника и синеватого цвета неба в случае безоблачной ночи. И цыплята, и яйца обычно ощущаются жёлтыми.

Ещё один момент, выпадающий из вербального текста – это тире. Его необычность в том, что оно выполнено в виде стрелки влево или вправо, в зависимости от контекста. Его белый цвет и контурное изображение, так же, как и два одинаковых слова «без» справа показывают направление причинно-следственной связи: из уважения к символу наступающего года огненного петуха люди, верящие в приметы вроде гороскопа, стараются не обижать куриное племя хотя бы в новогоднюю ночь.

На самом деле большинство современников относятся к гороскопам не так серьёзно, как во времена Фауста, в средние века. Однако соглашаются изредка поиграть в ритуалы, связанные с тотемами, якобы чередующимися в 12-летнем цикле. Кстати, согласно Лео Руикби, Фауст был доктором разных наук, например, алхимии, астрологии и магии. В частности: «Фауста должны были считать мастером, владевшим искусством демонической магии» [12, с. 64]; «Фауст был мятежным доктором теологии» [12, с. 68]; «в Эрфурте произошли, как говорят, странные события, имевшие отношение к доктору Фаусту, печально известному чернокнижнику» [12, с. 109]; «Если маг способен заключать договор с дьяволом, обеспечивающим его всем, чего только можно пожелать, ему нет нужды заявлять о способностях в некромантии, астрологии, алхимии и предсказаниях» [12, с. 155]. Большинство современников алхимию, астрологию и магию науками не считает. Так что астрология для большинства современников – не более чем игра, о чём сказано в 3 строке поздравления с новым 2017 годом. Причём спокойно зелёный «я» настораживающе красно «играю в игру». Редко кто в новогоднюю ночь не выпивает шампанского, а потому большинство взрослых находятся в состоянии лёгкого алкогольного опьянения. Сильно пьяным – уже не до стихов. А маленькие дети даже в новогоднюю ночь обычно спят и им тоже стихи могут лишь сниться.

Трезвое утро воспринимается на невербальном уровне светло голубым, как небо. Красный цвет слова «играем» объясняется его связкой с аналогичным словом в предыдущей строке. Такой вариант дополнительной эмоциональной информационной нагрузки текста усложняет вербальную декомпозицию черно-белого текста многосвязностью его восприятия. Белый цвет «гороскопов» и «шахмат» связывает эти слова с белыми словами «без». Получается: «без гороскопов мы в шахматы». Блиц, от немецкого blitz (молния), ощущается синим.

Анализируя вербальным способом невербальную передачу информации посредством окрашивания букв в 5 и 6 строках, можно, прежде всего, обратить внимание на дату сочинения – 18.11.2016. За почти 2 недели до нового года невозможно знать, будет ли капать дождь в новогоднюю ночь. Дождь из звёзд (звездопад) также обычно наблюдается в августе, а не в январе. Но слово «ярких», точнее его пёстрая раскраска, сразу на уровне подсознания подсказывает, что речь идёт о фейерверке, без которого новогодняя ночь современниками не воспринимается. Тот, кто сам не поджигает петарды, бенгальские огни или фейерверки, всё же издали смотрит на яркие звёзды любителей таких увеселительных мероприятий.

Второе шестистишие бросается в глаза краткостью начальных четырёх строк, философствованием и смысловой загруженностью. Этому способствует знак бесконечности вместо буквы «о», преобладание белого и лилового окрашивания букв. Для большинства читателей рассуждения о дополнительном передаваемом смысле интереса не представляют. Пусть каждый «понимает в меру своей испорченности». Некоторые читатели смогут обнаружить в раскрашенном тексте даже тот смысл, который не был изначально заложен автором, или не был им осмыслен. Это – одно из свойств объектов творчества. Оно состоит в стимулировании творческого процесса у потребителя.

Последние же две строки обойти вниманием не удастся. Прежде всего, слово «ыдылбыг» в русском языке не существует. Более того, согласно словарю Даля, в русском языке нет слов, начинающихся на букву «ы»: «ни одно слово не можетъ начинаться съ этой буквы» [13, с. 1518]. Цветовая гамма «красный, жёлтый, зеленый», напоминает цвета светофора. Что касается китов, то действительно, в естественной среде, в частности, в реке Неве китов пока не наблюдалось. Однако дельфины в специально оборудованном бассейне имеются. Тем не менее, цветовое восприятие этой строки интуитивно оправдано. Храм науки особенно значим для ценителей научного мировоззрения, верящих в силу и добро знания.

В заключение вербального объяснения невербальной цветовой информации, добавляемой к стихотворному новогоднему поздравлению, можно констатировать, что «на вкус и на цвет – товарищей нет». «De gustibus non est disputandum», что в переводе с латинского означает: «О вкусах не спорят».

Возвращаясь к известным способам переработки текстов, можно назвать преобразование стихов в песню добавлением музыки, караоке, аннотации, дайджесты и переводы на другие языки.

Известен вариант переработки поэмы в оперу, например, Евгений Онегин А.С. Пушкина. Даже либретто этой оперы сильно отличается от оригинала. Не говоря уже о музыкальном сопровождении, которое воспринимается совсем не вербально, а эмоционально.

Понятно, что любой человек, при попытке окрасить буквы литературного произведения в разный цвет, создаст своё, уникальное и самобытное творческое произведение, которое будет передавать лично его эмоциональное отношение к каждому фрагменту текста. Причём в разные периоды жизни окраска будет различаться. Аналогию можно почерпнуть в весьма распространённом способе переработки текста – переводе.

Довольно известное произведение Гете «Фауст» было переведено на русский язык далеко не один раз. Известно 10 авторов переводов: Борис Леонидович Пастернак, Николай Александрович Холодковский, Валерий Яковлевич Брюсов, Александр Николаевич Сруговщиков, Константин Алексеевич Иванов, Анатолий Иванович Мамонтов, Афанасий Афанасьевич Фет, Ефрем Ефремович Барышёв, Александр Лукич Соколовский, и Эдуард Иванович Губер. В интернете имеется утверждение о наличии перевода И.А. Тургеньева, однако при более внимательном поиске легко уточнить, что речь идёт о публикации И.А. Тургеньевым своего мнения о переводе Е.Е. Барышева, а также о рассказе в 9 письмах.

Среди прозаических переводов обычно ищут перевод Эдуарда Губера. Наиболее распространены поэтические переводы Бориса Пастернака и Николая Холодковского. Известны вполне серьёзные аналитические сравнения переводов. В одной из наиболее интересных публикаций сравниваются: «Перевод Холодковского – работа великого ученого. Перевод Пастернака – самовыражение талантливого поэта» [14]. В этом блоге, в частности сравниваются такие варианты перевода строк:

Я предан этой мысли! Жизни годы

Прошли не даром; ясен предо мной

Конечный вывод мудрости земной:

Лишь тот достоин жизни и свободы,

Кто каждый день за них идёт на бой!

В переводе Н.А. Холодковского речь идёт о духовной свободе, о Свободе от догм и стереотипов. О Свободе, с которой Альберт Энштейн создаст Теорию Относительности, а Сальвадор Дали напишет картину «Постоянство памяти». Свободе, о борьбе за которую Антон Чехов напишет «Я каждый день стараюсь по капельке выдавить из себя раба!» [14].

Вот мысль, которой весь я предан,

Итог всего, что ум скопил.

Лишь тот, кем бой за жизнь изведан,

Жизнь и свободу заслужил.

В переводе Б.Л. Пастернака бой за жизнь изведан как праведниками, так и злодеями. И все они заслуживают свободу? [14]

Этот краткий фрагмент анализа разных переводов одного исходного текста показывает, что искажения первоначального смысла при переводе на другой язык избежать не удаётся. Тем более не удастся избежать изменения восприятия текста при окрашивании разных букв в разные цвета. Невербальная передача информации, как правило, не поддаётся вербальному смысловому объяснению, логической цензуре. Приведённые выше попытки авторского объяснения выбора цвета букв также выглядит не вполне убедительно.

Попытки объяснения цвета имеются в учебниках для начинающих художников. Пример такого объяснения приведён на рисунке 1.

Пытаются объяснить это явление и чакры (миры), один из вариантов его иллюстрации приводится на рисунке 2.

Рис. 1. Попытка объяснения значения цвета для художников

Рис. 2. Попытка объяснения значения цвета «чакры – миры».

Тем не менее, следует учитывать, что эти попытки не являются общепризнанными. Многие читатели могут иметь иное представление о восприятии цвета. Выше упоминалось о невербальном восприятии цвета. Важно, что восприятие цвета осуществляется подсознательно, а может быть даже бессознательно. Но, по мнению автора, попытки вербального (словесного) объяснения лишь запутывают такое восприятие.

Человек рассуждает вербально, т.е. «словесно», а внутренний голос скорее исходит из подсознания и даже, может быть, от бессознательного ощущения. Но они не могут говорить сознанию словами, поэтому мы часто не понимаем свой внутренний голос. А цвет передаёт ощущения, минуя сознание.

Как можно объяснить выбор женщиной цвета губной помады в конкретной ситуации? Только словами «нравится» или «не нравится». Также и с цветом букв. Мы лишь смутно можем объяснить, что ощущаем солнышко «красным» или «жёлтым», а небо – «голубым» или «пасмурным». Но на самом деле выбираем цвет на подсознательном уровне мышления и не можем объяснить конкретный оттенок из миллиона разных вариантов. Т.е. цвет букв передаёт информацию от творца к потребителю творчества, минуя сознание. Таких вариантов переработки текста огромное множество. Однако эта возможность современных технических устройств по передаче информации до сих пор практически никем не используется. А ведь это – золотое дно!

Есть, правда, коварство, как и у динамита. Изобретение динамита было полезно для разрушения горной породы, а оказалось применимо для убийства. Если передача информации посредством цвета букв будет применяться в целях скрытой рекламы, вроде 25 кадра, то это – зло. Примером из прошлого можно назвать также каллиграфию. Тот же вербальный текст, но красивый. Также и цвет букв – дополнительный способ автора понравиться читателю, привлечь его внимание. Так что это – не стилистический приём. Это – будущее. И оно обязательно наступит.

В заключение можно отметить, что наиболее быстрым вариантом внедрения цветного текста является детская литература. Многие дети начинают читать неохотно. Цветные буковки позволят привлечь дополнительное внимание к чтению. Однако в детской аудитории важна повторяемость. К примеру, слово «мама» желательно, чтобы было всегда примерно одинаково окрашено, причём в положительной гамме цвета.

Литература:

  1. Указ Президента Российской Федерации от 5 декабря 2016 г. № 646 «Об утверждении Доктрины информационной безопасности Российской Федерации» // http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001201612060002 (дата обращения: 08.12.2016).
  2. https://ru.wikipedia.org/wiki/калач (дата обращения: 08.12.2016).
  3. http://kremlin.ru/events/president/news/53379 (дата обращения: 01.12. 2016).
  4. «Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая)» от 18.12.2006 № 230-ФЗ (ред. от 03.07.2016, с изм. от 13.12.2016) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2017) // http://www.consultant.ru/document/cons_doc _LAW_64629/ (дата обращения: 11.02.2017).
  5. См., напр.: http://www.dejurka.ru/tutorial/colored_text_photoshop/ (дата обращения: 09.12.2016); http://ab-w.net/HTML/html_textformat.php (дата обращения: 09.12.2016); http://usefulscript.ru/multi_colored_text.php (дата обращения: 09.12.2016).
  6. Кабанов А.А. Цветной текст: наука и искусство // Высокие интеллектуальные технологии образования и науки: Тез. докл. III междунар. науч.-методич. конф. Санкт-Петербург, 1 февр. 1996 г. – СПб: СПбГТУ, 1996. – С.197-198.
  7. Кабанов А.А. Информация и правоохранительная деятельность: Сборник статей, докладов и выступлений на конференциях, семинарах, симпозиумах и совещаниях, опубликованных в период с 1986 по 2001 г. / Под общ. ред. и с предисл. В.П. Сальникова. – СПб.: СПб университет МВД России, 2002. // URL: http://otvet-akab.ru/nay4nie/sb_st_01.pdf (дата обращения: 11.02.2017).
  8. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80000 слов и фразеологических выражений / Российская АН. – 2-е изд. – М.: АЗЪ, 1995. – 928 с.
  9. http://otvet-akab.ru (дата обращения: 18.11.2016).
  10. Некрасов Н.А. Избранное. – М.: Правда, 1979. – 430 с.
  11. Вартаньян Э. А. Из жизни слов. М.: Детгиз, 1963. – 319 с.
  12. Фауст / Лео Руикби; [перевод с английского Д. Кунташова]. – М.: Вече, 2012. – 416 с.
  13. Даль Владимир. Толковый словарь живого великорусского языка: Т. 1-4. Т. 4. М.: Прогресс, Универс, 1994. – 1650 с.
  14. http://geomphis.blogspot.ru/2012/06/blog-post_28.html (дата обращения: 02.11.2016).
  15. Советский энциклопедический словарь. – М.: Сов. Энциклопедия, 1986. – 1600 с. С. 208.

 

20 просмотров всего, 1 просмотров сегодня