Иваненков Сергей Петрович. Символы под ногами

Иваненков Сергей Петрович

Санкт-Петербургский государственный

 институт психологии и социальной работы,

Доктор философских наук

Ivanenkov Sergey Petrovich

St. Petersburg State Institute of Psychology and Social Work

Doctor of science in philosophy

E-mail : credonew@yandex.ru

          УДК101

 

Символы под ногами

 

Аннотация. Статья посвящена анализу некоторых аспектов проблемы нравственного отношения граждан нашей страны к символам государства. Проблеме соотношения  общественного бытия и общественного сознания в конкретно-исторической ситуации.

Ключевые слова: символы,  нравственное самоопределение, социальная идентичность, общественное бытие, общественное сознание.

The symbols under his feet

Abstract. The article is devoted to analysis of some aspects of moral relations of our citizens to the symbols of the state. The problem of the relationship between social existence and social consciousness in a concrete historical situation.

Keywords: characters, moral self-determination, social identity, social being, social consciousness.

1.

В нашем стремительно меняющемся мире все представляется таким зыбким и текучим, что мы очень часто не замечаем, как  рядом с   мелкими и незначимыми событиями происходят и проходят знаменательные, исторические и великие. Как  их распознать? Великий поэт недаром отметил: «Большое видится на расстоянии». А как быть, когда этого расстояния  еще нет? Куда, в какую «корзину» положить те или иные события, факты, истории?

Сегодня каждый человек интуитивно выстраивает для себя некий фильтр или барьер от разного рода информационного шума. Кто–то не смотрит  телевизор, кто-то не читает газет, кто-то принципиально не заходит в интернет и т.д. Но информационная волна все равно однажды где-то прорывает самодельную дамбу, и тогда человека  просто накрывает девятый вал информационного потока, в котором не отличить главное от неглавного, нужное от ненужного.

Но «хитрость разума» и жизни в том и состоит, что они никогда не стоят на месте: мгновения стремительно летят или движутся медленно-медленно, но жизнь проходит, и что остается в сухом остатке – для каждого вопрос особый. Те, что «сердцем опростели под веселой ношею труда» и живут одним днем, однако рожают детей, и, воспитывая их, сами чему-то учатся. А там и внуки – все опять повторится сначала.

Для других, людей «умом пытливых и любознательных», есть иной путь, иные решения. Как это ни покажется парадоксальным, но актуальность той или иной проблемы зачастую оказывается производной от философии. Именно философия определяет, что актуально или неактуально сегодня. Позволяет ей это сделать постоянная нацеленность на осмысление фундаментальных свойств и проблем бытия. Трудно не согласиться с Карлом Ясперсом, который следующим образом определил философа: «Философ – нечто большее, чем просто познающий. Его характеризует и материал, который он познает, и происхождение этого материала. В личности философа присутствует время, его движение, его проблематика, в ней силы времени необычайно жизненны и ясны. Философ представляет собой то, что есть время, и представляет субстанциально, тогда как другие отражают лишь части, уклонения, опустошения, искажения сил времени. Философ – сердце в жизни времени, но не только это, – он способен выразить время, поставить перед ним зеркало и, выражая время, духовно определить его. Поэтому философ – человек, который всегда готов отвечать всей своей личностью, вводить всю ее в действие, если он вообще где-либо действует.» (1)

Легко или трудно так бытийствовать – вопрос  сложный, но каждый сам выбирает ношу по себе, свой путь и свой крест. Тот,  кто однажды  вступил на  философскую тропинку и ищет свою дорогу в жизни, кто  в поиске смысла  или причин того или иного события познал радость исследования, открытий и даже заблуждений своих, тот уже никогда не сможет от этого отказаться и будет использовать любую возможность, чтобы вновь и вновь  погрузиться в суть проблем бытия мира и человека.

Иногда случай играет в этом процессе решающую роль. То, что ты носил в себе  и осмысливал, может быть, не год и не два, а десятилетие, но не было повода или времени донести свое мнение  до людей, вдруг, благодаря случаю, выплескивается на страницы публичных изданий и становится на какое-то время тем, что определяет твое существование в этот период, длительность которого зависит опять-таки от случайных факторов.

Так получилось  и со мной, когда меня – довольно неожиданно  –осенью 2013 года попросили прокомментировать проблему мигрантов в связи с убийством в Москве русского парня. По-всему, мой комментарий  понравился  редакции газеты «Вечерний Петербург», и мне предложили раз в неделю в рубрике  «Авторское право»  писать о том, что волнует меня, город, страну, мир. Выбор тем – почти свободный, но режим – каждую неделю пусть небольшая, но статья.

Эти условия поставили передо мной во весь рост самые что ни на есть философские проблемы. В первую очередь, – проблему формы и содержания, ибо, как писал один известный человек своему другу: «Извини, что пишу длинно – написать коротко нет времени». Парадокс? В определенной мере. Я (как научный сотрудник и философ), привыкший к тому, что для развития своей мысли надо выстроить достаточную цепочку аргументации, подобрать примеры, привести другие точки зрения и т.д., оказался  в тисках проблемы – как сделать так,  чтобы словам было тесно, а мыслям просторно. Информативно представить событие, выдать именно свою точку зрения  на него и при этом вложиться в 6000 знаков – скажу честно, это был для меня изнуряющий труд. На небольшой объем собственного текста приходилось перелопачивать десятки чужих работ; получившийся, как правило, длинный текст далее надо было сократить до минимума  и при этом сохранить главное – собственную позицию, с которой могли согласиться, а могли и не согласиться читатели газеты, имеющей солидный тираж в бумажной версии и размещение в Интернете.

Тем не менее, как сможет убедиться любой, статьи появлялись и находили свой отклик, а некоторые мнения были оставлены читателями на сайте газеты. Эти отзывы вполне можно рассматривать как демонстрацию мнения петербуржцев. Конечно, это не репрезентативная выборка, а просто свод высказываний тех людей, которым эти проблемы оказались  небезразличны. Поэтому их голоса можно  рассматривать именно как мнения субъективного характера, но, которые, так или иначе, показательны. Люди не просто прочли статью в газете, но и посчитали нужным отреагировать на нее. Не смотря на противоречивость и несовпадение позиций их авторов, вместе с текстами моих статей они образуют единое целое, поэтому  все они  включены в данную статью. (В данном  случае  мы  следуем принципам свободы слова и толерантности, при этом имея свое понимание толерантности, его можно посмотреть – ( 2)).

Но по моему ощущению, сегодня задача интеллектуала как раз и состоит скорее в анализе  именно   таких «мелочей», поскольку подчас маленькие изменения в нашем обществе приводят к большим переменам.

Предвижу возможную иронию, что–де  анализировать такие сюжеты, как дизайн мебели в присутственных местах или  технический уровень работы сайта Мариинского театра, – значит  «забивать гвозди микроскопом». Стоит ли петербургскому профессору с ученой степенью доктора философских наук тратить свое время и силы на такого рода сюжеты?  – Не барское–мол это дело. С этим совершенно нельзя согласиться.  Наступила новая эпоха: эпоха скепсиса и критики в отношении высокопарных абстракций и непомерных обобщений. И не только.

Иногда с сожалением приходится признать, что меняется самовосприятие интеллектуалов. Они все больше относятся к своей  деятельности не только (и не столько) как к призванию, сколько как к профессии, им необходимо профессионально относится к тому, что они делают. Поэтому  современные интеллектуалы рассматривают свою карьеру в том же ключе, что и предприниматели: теперь они разрабатывают маркетинговые  планы повышения продаж своих книг, ищут рыночные ниши, конкурируют за внимание. Еще 50-60 лет назад интеллектуалы и у нас, и за рубежом воспринимали свои  идеи как оружие, теперь все чаще рассматривают их как собственность.

Современные интеллектуалы во многом иначе понимают и свою роль. Это не столько интеллектуальный  бунтарь, сколько внимательный наблюдатель. Очевидно, что накал интеллектуальных споров в нашем обществе поугас. Пожалуй,  книги и идеи полвека назад значили больше, чем сегодня…

Но можно ли сказать, что современная интеллектуальная жизнь в России и в мире стала беднее? – Вряд ли. Сменились приоритеты в выборе тем и сюжетов. В  чести уже не радикальные критические идеи и утопии, а знание непосредственного опыта той жизни, которой живет большинство наших соотечественников. Немногие теперь живут идеями и идеализируют революционеров типа Че Гевары. Возможно, сейчас большинство интеллектуалов говорит более простым языком, но, чтобы овладеть им, надо  обеими ногами стоять в мире пенсионных накопительных планов и социальной мобильности.

И нередко, сожалея  об утрате былого романтизма, в конкретных жизненных и профессиональных ситуациях я  оказываюсь перед выводом, что  вменяемый и практичный интеллектуал, пожалуй, лучше и сегодня востребованнее глубокомысленного, но вдохновленного пустыми или деструктивными идеями.

Уходят в прошлое интеллектуалы-визионеры, пришло время внимательных наблюдателей. В сообществе социологов часто можно услышать высказывание: что не наблюдаемо, то не изучаемо. С этим высказыванием можно согласиться, но с одним уточнением: что понимать под наблюдением? Можно ли весь спектр практик наблюдения свести к опыту непосредственного визуального восприятия? Очевидно, что нет. Наблюдать городскую жизнь, фиксировать ее социальные проблемы – значит брать во внимание  все поле городской жизни.  У этого поля есть две составляющие: конкретно наблюдаемые городские феномены и способ разговора о них.  Этот  способ разговора в социологии принято  обозначать словом «дискурс».  И мне представляется, что анализ дискурса – разговоров о вещах – сегодня не менее важен, чем анализ самих вещей.

Социолог может выбирать, в какой оптический инструмент ему смотреть на общество: в телескоп, обозревая общество с птичьего полета, или в микроскоп, анализируя  мелкие детали. В данной работе я выбрал  микроскоп, размышляя о «частных случаях», анализ которых адресован именно  петербургской общественности. Цель здесь – не столько указать решение проблемы, сколько привлечь внимание горожан к тому, что данные темы и сюжеты важны для серьезного и обстоятельного разговора.

В заключение хочу искренне поблагодарить всех известных и не известных мне комментаторов моих статей, которые внесли свою лепту в общее дело. (Подробнее  см.3)

2.

Есть множество примет, в которых народ выражает свое отношение  к миру в целом, к себе, к окружающим людям, и все это отражается в пословицах, поговорках, сказках, мифах. Но наиболее емко и значимо жизненно важные  для определенного общества смыслы и ценности воплощаются в символах, которые являются концентрированным выражением народного духа, его воли и устремлений, истории его побед и поражений, взлетов и падений. Именно символы являются тем энергийным началом, которое сподвигает народ на великие деяния, сопровождает и осеняет его повседневную  жизнь. У всех народов мира есть свои символы, они не хуже и лучше друг друга, они просто разные. Иногда они совпадают в каких-то чертах, а иногда  полностью противоположны по смыслу. Но не это главное, а базовым является отношение народа к своим символам, и этим одни народы отличаются от других.

Самой известной символикой в любой стране является, как правило, государственная – герб, знамя, или символы господствующей  религии  – крест у христиан, полумесяц  у мусульман и т.д. Но есть и другие знаки, которые превращаются в символы определенного типа деятельности. Таковыми, например, во всех развитых странах являются деньги – символ всеобщего эквивалента труда. Каждый человек  в  повседневной жизни за свой труд получает деньги – эквивалент его личного вклада в общее дело. Вот   почему издавна на монетах чеканили профили царей и государственный герб, а позднее эти символы были перенесены и на бумажные деньги. Чтобы народ  понимал их значимость  и всегда о них помнил.

Современная Россия тоже ввела в обращение свои денежные знаки. Как символ экономической  и политической  стабильности – копейку с изображением Георгия Победоносца – воплощение нашей государственно-исторической традиции, а металлические монеты от рубля и выше получили Двуглавого орла. Стоит подчеркнуть политико-символический характер этой акции, так как себестоимость производства  одной копейки составляла в 2006 году  шесть копеек. Некоторое время  копейка пробыла в обороте, но инфляция сделала свое дело, и государство официально отказалось от чеканки однокопеечной монеты. Однако этому предшествовала ужасная – другого слова не подберешь – картина: буквально усеянные копейками улицы и полы магазинов, а  при  расплате копейками даже в Сбербанке  кассиры  тут же выбрасывали их в  мусорную корзину.

Прошло некоторое время, и та же участь постигла уже  десятикопеечные  монеты. Они так же валяются под ногами, а в магазинах и банках их отказываются принимать, нарушая тем самым действующее законодательство о денежном обращении. Попытка поднять их вызывает скептический и осуждающий смешок окружающих. Отдаем ли мы отчет в истинном смысле происходящего, или, как малые  дети, не ведаем, что творим?

Во-первых, таким отношением мы демонстрируем полное пренебрежение к собственному труду, всеобщим выражением и эквивалентом которого являются деньги. А во-вторых, даже не задумываясь, так себе, походя, топчем высшие сакральные, исторические, государственные и религиозные символы – Георгия Победоносца и  Двуглавого орла! В ценностно-смысловом отношении это просто национальная катастрофа!

Сегодня миллионы россиян уже побывали  за границей – и в бедных странах, типа Египта и Индии, и в не очень  богатых, таких, как Турция и Таиланд, и даже в богатых, вроде Германии или Италии. И внимательные туристы подтвердят мое наблюдение, что там на тротуарах и в магазинах деньги не валяются, ни крупные, ни мелкие. Там граждане уважают свой труд и с достоинством несут это уважение к себе и к своим символам. Может, поэтому и их повсеместно уважают?

Мои попытки объяснить отдельным гражданам смысл этого отношения вызывают у них чувство  неподдельного удивления, а иногда и злости. Как бы в оправдание,  нередко слышу в ответ: «Вот доллар или евро – это деньги. А рубль что? Рубль – деревянный, какие ж это деньги?»  При этом часто за основу оценки берется валютный эквивалент доллара и евро по отношению к рублю, а заодно по случаю – и тоже мимоходом – обвиняются власть, банки и прочая, которые-де не обеспечивают должного развития экономики. Может, это и справедливо.

Но при этом никто не отменяет внеэкономический аспект проблемы. Снимать с себя ответственность за свое наплевательское отношение к собственным символам есть крайняя форма безответственного негражданского поведения. Ведь говорящие так даже  не пытаются понять, что при этом унижают самих себя, теряя чувство собственного достоинства. Такие граждане имеют мало шансов  на уважение со стороны других стран и народов. Будут ли уважать нас, если мы сами себя не уважаем, – вопрос риторический. Будут ли уважать наши символы, если мы сами надругаемся над ними, – это уже даже не вопрос.

Что, спрашивается, можно сделать, чтобы изменить эту ситуацию? В Таиланде по закону человека, наступившего на денежную купюру с изображением короля, могут подвергнуть тюремному заключению. Может, и у нас в стране тоже принять такой  закон? Но, как известно,  в России строгость законов компенсируется необязательностью их исполнения, да и не тот это путь. Нельзя законом, принятым  парламентом, заставить уважать собственные символы.

Только через воспитание с раннего детства должного отношения к значимым символам, в том числе и к деньгам,  можно начать менять ситуацию в лучшую сторону. И кивать здесь не на кого: каждый в  ответе за свои поступки, в которых нет мелочей. Из таких мелочей и складывается успешная или неудавшаяся, счастливая или несчастная жизнь. С них начинаются обиды и попытки улизнуть «за кордон», где – в том числе –деньги не валяются под ногами, и где все прекрасно понимают их утилитарное и  символическое значение.

А ведь больших усилий от каждого и не требуются, поступок начинается с малого – нагнись (фактически поклонись) и подбери монету с нашими святыми символами, сделай это с пониманием и уважением, с чувством собственного достоинства. Тогда и окружение будет уважать твою историю и страну, а ее символы будут занимать в мире достойное место.

3

Комментарии

Александр Кострикин: Разделяю позицию автора целиком и полностью! Все абсолютно верно!

Елена: В мелочи нет мелочей:) а еще это и приличный бизнес для сбытчиков цветмета – копейки скукоживают и сдают. Дикость. Автор прав.

Виктория: Я знаю двух замечательных, умных и неординарных людей, которые никогда не проходят мимо валяющейся монетки, хотя ни один из них не испытывает материальной нужды. Первый – мой дядя, который работает директором крупного издательства детской литературы в Москве, а второй – профессор, доктор философских наук и очень талантливый журналист.

Николай: Скажу честно, мало обращал внимания на эту тему, т.е. на мелочь под ногами. Не то чтобы лень нагнуться, но как-то со стороны смотрится, вроде, что ли нищий какой-то. А тут вот такие дела оказываются. Все, решил ни на кого не оглядываться. Пора себя, свой труд и свои символы уважать и поднимать их значение. Автору респект и уважуха.

Надежда: Разделяю мнение автора. Хочу сказать: не задумывалась на эту тему: «копейка, как символ», тем не менее, меня воспитывали словами: «копейка рубль бережет», поэтому к копейкам отношусь уважительно, да и они трудом зарабатываются. А насчет уважения собственных символов хочу сказать, что у нас на флаг наступят – не подумают, после больших мероприятий, кто-нибудь не замечал, сколько флажков валяется на асфальте в мусоре и т.д.? Я уже не говорю о «великом русском языке». Тут есть над чем задуматься.

Ксения: Спасибо автору за то, что не только заставил задуматься над проблемой, но и обратить внимание на нее, потому что до прочтения этой статьи мне и в голову не приходило, что оставив упавшую монетку на земле, ты как бы надругался над символами России.

Рашид Зайнетдинов: Правильно автор поднимает этот вопрос. Так и должно нам все поступать: нагнись и подними. Но как заставить банковских работников выполнять свои функции? Или у нас нет уже работоспособного правительства?

Иван Ильич: Все правильно и по делу написано. Раньше ведь говорили: «Копейка рубль бережет»! И многие так не только думали, но и делали. Я что-то не припомню, чтобы в советские времена такое количество монет валялось на улицах и в общественных местах. Я сам всегда поднимаю то, что увижу. Так вот, могу сказать, за один поход в большой магазин Окей или Карусель штук 7-8 монет по 10 и 50 копеек поднимаю с пола. Я о символах, конечно, меньше думал, но то, что заработанную честным трудом копейку беречь и уважать надо, помнил всегда. Меня так мои родители научили. Потому и выход здесь один – родители должны воспитывать своих детей в уважении к труду и честной копейке.

Валерий Солодкий: Всё правильно, конечно. Хотя начать изменения в отношении к символам, может быть, и не обязательно начинать с монет, денег. Может здесь примешаться нечто лишнее и чуждое самому символу. Хотя, с другой стороны, отдалять друг от друга символическое и практическое – верный путь к тому, чтобы погубить и то, и другое, начать вырабатывать ханжескую спесь, ленивое и нелюбопытное отношение к жизни и непонимание жизненности высокого, его присутствия «вот здесь».

Конечно, правы с этой стороны комментаторы, вспоминающие убедительность личных примеров как одного из важнейших вызывающих личностное отношение механизмов передачи символов и даже порой символизации. Играть в футбол чёрствой булкой хлеба на мостовой в Питере, может быть, ещё не научились, а где-то уже могут себе и другим позволить. Символы конструируются редко. Поэтому важно дорожить хотя бы постоянно обновляющей жизнь реконструкцией. Не только для общества, но и для себя лично – как вменяемого и самого себя знающего существа. За напоминание об этом автору спасибо особое.

Кроме этого, в подходе «подними копеечку» есть трезвый оптимистический подход к жизни, понимание того, что грешная и суетная пустая мечтательность и дерзкая страстность ни к чему мгновенно не ведут, а в перспективе – только в пустоту обиженности жизнью, в собственный «ад». А вот нарабатывание «по копеечке» перспективы даёт мудрое спокойствие неуклонного поступательного приближения к неизбежному будущему реализации перспективной и настоящей своей цели. Никуда она не денется! За этот жизненно-практический и философско-методологический оптимизм – тоже спасибо. Впрочем, что я тут со своим спасибо, когда «весь народ» народного оптимиста благодарит и награждает. А «он сказал – зачем мне орден, я согласен на медаль!» Тоже ведь символ, да?

Т.В.: Вопрос о символах – вопрос о культуре. Символы, как и ценности, традиции, мифы, обычаи, привычки, другие составляющие культуры, – неотъемлемая ее часть. Вывод прост: пренебрежение символами есть пренебрежение культурой, своим прошлым, будущим и настоящим. Пребывать вне своего времени и пространства – возможно, это иллюзия ухода от действительности на бессознательном уровне и воспринимается как спасение. Но это лишь иллюзия спасения и путь в никуда, побег от культуры, самого себя и реальности. А ее нужно создавать, и свои усилия прилагать к этому. И ради этого необходимо и за монетой наклониться, и склонить голову перед символами Отечества. Прав автор статьи. Мелочей в жизни нет. И затронутая в статье тема – это еще одна проблема воспитания культуры, созидания и сохранения наследия, что зависит от каждого из нас.

Алина: Действительно, сколько приходилось бывать в других странах – нигде не приходилось видеть валяющихся буквально под ногами денег. Только в нашей стране люди могут одновременно жаловаться на то, что «плохо живем», и позволять себе «сорить деньгами». Это безответственное отношение проявляется во всем. И если уж к деньгам как к материальному благу люди относятся наплевательски, то ожидать от них бережного отношения к символам и вовсе не приходится. А вообще, считаю мелкие монеты давно пора изъять из оборота и не тратить средств на них. В некоторых магазинах уже давно существует правило округлять копейки до рубля в пользу клиента. Только непонятно в таком случае, зачем устанавливать цены на товары с копейками… чтобы на кассе каждый покупатель был счастлив от того, что ему «сделали скидку» в несколько копеек (тех самых, что валяются тут же вокруг касс)?

Андропов: Наш менталитет не позволяет спокойно подобрать мелочь с тротуара. А жаль. Жаль, что мы приобрели странный рефлекс, ощущение некой низости, боязнь осуждения со стороны общественности. Деньги – это не только бумажка или кусочек металла. Это еще и время. Фактически мы продаем свое время за деньги. Не секрет, что мы работаем бóльшую часть времени. Многие, если бы могли, с радостью выкупили бы все потраченные годы. А раз так, то давайте представим, сколько можно насобирать этого валяющегося «подножного» свободного времени? В среднем за год вполне соберется от 200 до 2000 рублей. А если умножить на годы жизни? Теперь представьте, что вам предлагают взять, просто так, 10000 или 20000 рублей? Побрезгуете? Фигушки. Возьмете как миленькие. Вот вам мораль. Автору спасибо. Статья понравилась, заставляет задуматься над насущными проблемами и очередной раз показывает нашу беспечность.

Ольга Малюкова: Я тоже поднимаю монетки с земли. Но не потому, что на них изображен герб. Просто они могут пригодиться по своему прямому назначению. Сейчас во многих вполне обеспеченных семьях в прихожей стоит мешочек (баночка, чашечка) с мелочью. И эти деньги уходят, здесь автор не совсем прав. Что же касается символов, то при нашей жизни они не один раз менялись. Может быть, просто не стоит украшать государственной символикой мелкую разменную монету. На днях наша валюта уже получила очередной удар от доллара, с экрана советуют срочно избавляться от рублей, пока на них еще можно что-то купить.

Александра: Никогда не задумывалась, что деньги являются не только средством платежа, мерой стоимости и т.д., но еще и хранят в себе символы народа, и это при том, что я держу эти символы в руках каждый день. Относиться к деньгам, не только как к таковым, но и как к символам народа – это интересно и, похоже, очень важно. Впредь буду поступать именно так. А раньше, как и многие наверно, не удосуживалась поднять упавшую копеечку.

Сергей: Меткое наблюдение и правильное. Говорят, бес в мелочах. Воистину в прямом смысле. А может, изначально это неправильно –  святыни на монеты, которые по рукам ходят. Ведь сказано: Богу Богово, в кесарю кесарево. Вот когда на монете образ кесаря-цезаря, которого в руках зажимают и в кармане звенят, так это правильнее. Или там тайные символы, как у американцев, делающие монеты больше мистическими амулетами.

Алевтина Владимировна: Вот уже не первую статью этого автора читаю, не одна проблема в них поднята. Читаю с интересом и нахожу почти полное совпадение позиций и оценок с тем, что думаю я. Но под всеми озвученными проблемами, как мне кажется, явно просматривается один общий знаменатель – катастрофическое падение культуры нашего населения, одичание, опускающее наш некогда мудрый и культурный (возможно, по исторической традиции, а может и по принуждению, под государственным идеологическим контролем, но, тем не менее, действительно культурный, читавший, тянувшийся к лучшим образцам и нравственным нормам, воспитанный) народ ниже уровня обитателей джунглей, не познавших еще ни огня, ни колеса. Это действительно национальная катастрофа, культурная, в первую очередь!

Не уверена, что газетное выступление есть адекватная форма противостояния этому одичанию, но назвать вещи своими именами, обратить общее внимание на то, что сплошь и рядом гуляют по российскому пространству культуры голые короли, – возможно, в том числе и в этом состоит миссия современной интеллигенции. Но много ли профессоров философии ныне выступают с общественных трибун, глаголя о смыслах и значениях, о культурных константах, исчезнувших теперь из нашей жизни? Профессору С.Иваненкову низкий поклон за профессиональное и гражданское служение. Однако, где те люди, уполномоченные от имени общества обеспечивать поддержание, распространение и развитие культуры в стране? За что мы платим огромному отряду политиков, администраторов и исполнителей от культуры, образования, СМИ? Вот опять вопрос неизбежно перешел в плоскость роли государства, не исполняемой его представителями, и практической проблемы: доколе еще общество (в данном случае понимающее глубину падения) будет мириться с таким отношением людей, в чьи должностные обязанности входит обеспечение, по меньшей мере, сохранения культуры населения, к результатам их оплачиваемой нами «деятельности»? Какой «Бухенвальдский набат» способен пробудить понимание, что стране огромной пора вставать на смертный бой против равнодушия, непрофессионализма и попустительства, никак не противостоящих расползанию дикости и варварства у нас в стране? Кто и что здесь в принципе способно изменить ситуацию?

Как будто ответ в статье есть – воспитание. Но воспитание, чтобы его результаты проявились на социальном уровне, тоже требует воли, знания, организации и специальной деятельности. Воспитатель тоже должен быть воспитан. А система воспитания в социальном масштабе может появиться только как специально выстроенная, в первую очередь, государственно-общественная система, которой у нас уже нет и, скорее всего, уже очень долго не будет. А значит, решение этих проблем – дело весьма отдаленного будущего. Увы!

Андрей Добрынин: Замечательно, что в статье названы целых три составляющих отношения к деньгам в их материальной форме существования: социально-политическое, то есть отношение к труду, всеобщим выражением и эквивалентом которого являются деньги; политико-символическое (поскольку на монетах помещены изображения Георгия Победоносца и двуглавого орла), утилитарное (деньги как возможность приобретения тех или иных благ). Это, на мой взгляд, дает повод обращения, по крайней мере, к трем спектрам современного молодежного движения: левого (связанного, например, с КПРФ, Справедливой Россией), государственно-патриотического (те, что созданы Единой Россией) и либерального (здесь больше самоорганизующихся движений и НКО). Посыл обращения к первым двум понятен, для либерально настроенной молодежи стимулом для проведения акций по сбору «брошенных» монет могут быть любые благотворительные цели. Если у кого-то из участников обсуждения есть выход на актив хотя бы одного из этих молодежных движений, то к ним и стоит обратиться. А аргументация проведения таких кампаний и в статье автора, и в откликах участников дискуссии – очень полная и эмоциональная.

Наталья: А я считаю, что это не только вина граждан, ведь если бы государство вело другую политику, если бы государство уважало свои символы, то и отношение граждан к «мелочи» изменилось бы, пусть не сразу, но изменилось.

Аркадий Соломеин: Восприятие монет, валяющихся то тут, то там, на наших мостовых, с точки зрения небрежения символики – взгляд, действительно, нетривиальный. О причинах комментаторы сказали и порассуждали достаточно. А вот что с этим делать? Символы (тут совершенно согласен с Валерием Солодким) и вправду сложно конструировать, а то, что денежные знаки в нашей культуре имеют невысокую сакрально-символическую наполненность, это видно даже по комментариям – автора благодарят за саму постановку вопроса, большинству комментаторов под таким углом ситуацию и в голову не приходило рассматривать. Наверное, не стоит драматизировать саму проблему, но задуматься, увидеть еще одно поле, нуждающееся в окультуривании, – совершенно необходимо. Тем более что и экономически прибыльно.

Вадим Семенков: Очень понравилось высказывание Андрея Добрынина. Действительно, три составляющих отношения к деньгам дают повод обращения к трем спектрам современного молодежного движения:

  • левого (связанного, например, с КПРФ, Справедливой Россией),
  • государственно-патриотического (те, что созданы Единой Россией),
  • либерального (здесь больше самоорганизующихся движений и НКО).

И очень показательно, что из этих трех спектров только у либерального спектра ясная перспектива: «стимулом для проведения акций по сбору «брошенных» монет могут быть любые благотворительные цели».

Если позиция Сергея Петровича провоцирует к психоаналитическим спекуляциям, то высказывание Андрея Добрынина – к сарказму в адрес левых и государственников. Пока на вопрос «что делать?» ответ есть только у либералов.

Андрей Добрынин: Вадиму Семенкову. Вообще-то сарказма я в свои слова не вкладывал. Просто, посыл обращения к молодежи левых и государственно-патриотических взглядов понятен из статьи. Первые могли бы проводить акции по сбору «брошенных» денег под лозунгом борьбы с пренебрежительным отношением к результатам труда, а вторые – исходя из недопущения «втаптывания в грязь» историческо-государственных символов. И те, и другие могут потратить собранные деньги на вполне благородные цели, например, на отдых для детей из малообеспеченных семей или на экскурсии тех же детей в музеи, рассказывающие об истории страны, региона, где они живут и т.д. Да мало ли, что хорошего придет в голову молодежи, если исходный посыл акции достойный. Главное – донести эти важные мысли автора статьи хотя бы до какой-то части молодежи.

Наталья: Символический слой культуры – это очень высокий уровень. Понимать и чувствовать его – это требование «от культур» (hautе culture). Если люди не нагибаются за деньгами в их утилитарном значении, то ждать от них отношения через символическое – это, по меньшей мере, наивно: «Не может чумазый играть на фортепьяно!» Убрать сакральную символику с денег, что «по рукам нередко ходят всуе», – это нарушение традиции и игнорирование исторически закрепленной во всем мире денежной символики. С культурной точки зрения (оказаться «вдалеке от столбовой дороги цивилизации») – тоже некорректно. Три аспекта отношения к деньгам как повод обращения к трем спектрам молодежного движения (по А.Добрынину) – хорошая классификация для учебников, но акции по сбору брошенных монет – это какая-то фантазия из области интеллигентских инициатив прошлого (бойкот салонного французского языка в знак протеста против нападения Наполеона на Россию, отказ от ношения драгоценностей в знак солидарности с нищими и голодающими после революции и т.п.) Подростково-задорный оптимизм (В.Семенков) по поводу ясной перспективы либерального спектра – той же природы.

Что же в сухом остатке? Думаю, что Сергей Петрович очень удивился, узнав, что его позиция «провоцирует некоторых читателей к психоаналитическим спекуляциям», равно как и Андрей Добрынин вряд ли имел в виду «сарказм в адрес левых и государственников». Но работая с широкой аудиторией читателей, следует предполагать и такие реакции. Единственным реальным итогом здесь видится попытка назвать проблему, обратить на нее внимание и раскрыть ее смысл, изначально приписанный культурой, но утерянный обществом. Это, как тут уже упоминали, роль интеллигенции, которая призвана знать, думать, понимать, объяснять («глаголом жечь сердца людей», ибо в любом деле так, что «вначале было слово»). А вывести проблему в плоскость практического действия («что делать?») – это дело воспитателей, революционеров и политиков.

Владимир: Не убеждён, что обыватель задумывается над деньгами как символом государства. Отсюда и отношение – закономерное, по моему мнению. Мне вспоминается относительно недавний выпуск «Поединка с В.Соловьёвым» Сванидзе и Крашенинникова. Я солидарен с Николаем Карловичем в том, что государство и страна – вещи разные. И любовь к стране далеко не всегда подразумевает любовь к государству и его символам.

Валерия: Серебряный дождь мелкой монеты под ногами как отражение безразличия государства к своему народу. Сергей Петрович употребляет слово «народ», а есть ли народ сегодня? С теми смыслами, о которых пишет автор? Мы повсюду встречаем «население», а это весьма пестрая компания, имеющая весьма разнообразные цели и картины мира… Если территория/экономика рассматривается только как ресурс, то о каком не/уважении может идти речь?

Необходимы так называемые государственники – люди с внятной позицией видения миссии и целей, технологий развития страны, могущие конвертировать эти идеи в личные программы развития молодежи, предложения для людей среднего и старшего возраста в русле единой, разделяемой гражданами концепции движения вперед. А пока – «безответственное негражданское поведение», как обратная связь с безответственной социальной и экономической политикой…

И еще пример-иллюстрация: посмотрите, как сегодня выдают = получают основной документ: в небольшой непроветриваемой комнате с решетками люди стоят в очереди в окошко, где суетятся сотрудники миграционной службы. Все вопросы паспортной службы сразу! Иногда посторонние люди становятся свидетелями некоторых частных подробностей, которые необходимо озвучить в качестве ответа на вопрос сотрудника… И наши 14-летние там же, в этой очереди(!), впервые получая едва ли не главный государственный символ! «Торжественность» события и обстановка обретения статуса завораживают! Родители подростков испытывают некоторую неловкость – ибо большинство из них получали свой первый (советский) государственный документ в несколько иной обстановке. Государство более тщательно подходило к формированию отношения гражданина к своей стране.

Конечно, автор прав – государственная символика не должна валяться под ногами… Но видимо, Георгий Победоносец, как и копейка, носитель его изображения, – не герои нашего времени.

4.

Прошло  3 года. И как-то само собой, можно  сказать,  случайно, – но если вдуматься, то наоборот, закономерно, – я  вновь обращаюсь к этой теме под воздействием  новых собственных наблюдений над быстро меняющейся реальностью.

Сегодня картина, можно  сказать, – разительно иная. Теперь уже достаточно редко встретишь  на тротуаре или на полу и 10 копеек, и 50. В разы сократилось их количество, они не бросаются в  глаза,  как прежде. Заметив это, я подумал: а что, собственно,  за эти три года произошло? Мне, конечно, лестно было бы  считать, что  прочитав мою статью, люди стали чаще поднимать трудовые копеечки (замечу, что некоторые знакомые действительно теперь так и поступают), но это, на мой взгляд, было бы не совсем  адекватное объяснение данного феномена.

Конечно, кто-то обратил внимание на отмеченную проблему, услышал призывы, мои и других авторов комментариев, но все же главное  здесь не в этом.  И кто бы там ни говорил,  что нет уже в нашей жизни  ни материализма, ни идеализма, ни первичности (общественного) бытия и сознания, тем не менее, я вынужден увидеть в этом факте кардинальные изменения, произошедшие в нашем обществе.

Во-первых, это события на  Украине и воссоединение Крыма с Россией. Вот, казалось бы, при чем здесь это?  Но известно, что они привели к санкциям и,  как  следствие, – к росту инфляции и обесцениванию рубля. Это  практически вымыло из обращения копейки как таковые, как платежное  средство. В больших магазинах их просто стали округлять до рубля, а потому граждане в большинстве своем перестали носить в кошельках мелочь.

Во-вторых, за это время предприятия и учреждения, магазины и банки массово стали переходить к платежам посредством банковских карт.  Теперь и многим покупателям нет надобности носить с  собой в кошельке  не только мелочь, но и просто наличность. Все эти факторы в совокупности привели к физическому исчезновению мелочи в обороте, не полностью, но в значительной  мере. «Сорить» стало нечем.

Вместе с тем, вопрос,  поставленный во второй  части статьи, все-таки остается открытым: как же наше отношение к собственным символам, в том  числе  к деньгам, изменилось или нет? Конечно, строго говоря, он требует специального исследования. Пока же можно только определенно утверждать,  что изменения в нашем социальном бытии приводят к  изменению в нашем сознании, хотя не  всегда прямолинейно и не  всегда в том направлении, в котором нам хотелось бы.

В данном конкретном случае, отмечая по различным источникам и исследованиям рост в стране патриотических настроений в  целом, позволю себе предположить, что возможно,  и этот  фактор сыграл свою роль, и мы хоть немного продвинулись в  уважении к собственным символам. Однако если это так – во что хочется верить – то и тогда следует помнить, что жизнь не стоит на  месте, и проблема вовсе не исчерпана и не закрыта, а потому всем нам не стоит останавливаться на достигнутом.

 

Литература:

  1. Карл Ясперс Речь памяти Макса Вебера //Вебер М. Избранное. Образ общества. М., 1994. С.556.
  2. Иваненков С.П., Кусжанова А.Ж. Проблемы формирования толерантной среды в современном российском обществе// Ценности и смыслы. 2011. № 3. С. 81-93.

3.Иваненков С. П. Социальные проблемы мегаполиса: мнение петербуржцев. — СПб: Архей, 2015 — 179с.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

33 просмотров всего, 2 просмотров сегодня